Бюллетень nnsipra сеть Норвежских Организаций в Поддержку



страница3/5
Дата30.04.2016
Размер0.69 Mb.
ТипБюллетень
1   2   3   4   5

Павел В. Суляндзига 


Вице-Президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

Уважаемые участники семинара!

Дорогие братья и сестры!


В первую очередь я хотел бы выразить свою признательность Европейской Комиссии, Со­­юзу саамов и Циркумполярной Конфе­рен­ции инуит­ов, поблагодарить госпожу Бир­гит Фейринг, госпожу Франческу Мос­ку, нашу сестру Анн-Кристин Хоканссон и всех других за ту работу, что была прове­дена при подго­товке данного мероприятия и за приглашение принять в нем участие.

В своем выступлении я остановлюсь на сле­дую­щих вопросах:



  1. об Ассоциации коренных малочислен­ных народов Севера, Сибири и Дальнего Восто­ка Российской Федерации

  2. Об общей ситуации по коренным наро­дам Се­ве­ра, Сибири и Дальнего Востока Рос­сии

  3. Конкретные примеры из жизни наших на­­ро­­дов

  4. Деятельность коренных народов и их орга­низаций по защите своих прав и ин­те­ресов

  5. Ключевые моменты деятельности и во­про­­сы внедрения

  6. Комментарии к проекту документа

Все эти вопросы я постараюсь осветить в раз­резе заявленной темы: “Коренные наро­ды и устой­чивое развитие: стратегия, ориен­ти­ро­­­ван­ная на общины”.

Меня зовут Павел Суляндзига, сам я из народа удэге, однако, на данном семинаре предста­вляю 29 коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, объединенных в единую Ассо­циацию. И хотя численность корен­ных наро­дов Севера, Сибири и Дальнего Востока всего 200 тысяч человек (самый много­числен­ный среди нас народ -ненцы, их око­ло 35 тысяч человек, и са­мые мало­числен­ные - это энцы (209 человек), ороки (190 человек), неги­дальцы (642 человека), кереки (100 человек), тазы (300 человек), алеуты (702 человека), тофа­лары (731 человек), территория нашего тради­ционного прожи­ва­ния и хозяйственной деятель­ности - это 64% территории Россий­ской Феде­рации. Наша Ассо­циация (ее полное название – Ассо­циа­ция коренных малочислен­ных народов Се­ве­ра, Сиби­ри и Дальнего Востока Российс­кой Федерации, междуна­родное назва­ние – RAIPON (Russian As­so­cia­tion of Indi­ge­nous Peoples of the North) соз­да­на в 1990 году на 1 съезде коренных народов Се­вера тогда еще Советского Союза. В прошлом году у нас состоялся 3 съезд коренных наро­дов, на ко­то­ром было избрано новое руко­водство Ассоциации во главе с новым прези­дентом - Хар­ючи Сергеем. У нас 29 ре­гио­наль­ных и этнических организаций, которые в свою очередь объединяют местные общины и ор­га­низации коренных народов. Наша Ассо­циа­ция - единственная организация, образо­ванная непо­средст­венно самими коренными народами и которая признана всеми корен­ными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока, признана Правительством Россий­ской Феде­рации, призна­на международным арк­тическим сообществом (мы являемся По­-сто­ян­ными членами Арктичес­кого Совета).

В рамках Ассоциации у нас развивается жен­­ское движение, есть вице-президенты ку­ри­ру­ющие вопросы образования, здраво­ох­ра­нения, куль­туры, экологии, тради­цион­ные отрасли хозяйст­вования.

Я не зря подробно остановился на структуре Российской Ассоциации, так как из между­народных документов, в том числе и в пред­ста­вленном Европейской комиссией, видно, что очень трудно международным органи­за­циям ориентироваться, какие организации пред­ставляют коренные народы.

Коренные народы и устойчивое развитие. Эти две взаимосвязанные проблемы имеют в России долгую историю, в которой харак­тер отношений государства к аборигенам и на­се­­ляемым ими территориям часто менял­ся. За последние 300 лет государственная политика в отношении коренных народов, пе­режила несколько коле­баний идеоло­ги­ческого маятн­ика - от политики невме­ша­тель­ства и консер­вации традиционного об­раза жизни абори­генов до попыток полной интеграции и мо­дер­низации их жизненного уклада. Самый значительный удар тради­цион­ному образу жизни и системе тради­цион­ного природополь­зования был нанесен в шести­десятые годы, когда государством проводилась политика переселения жителей из мелких поселений в крупные. Эти на­силь­ственные пере­селения начали раз­ру­шать веками складывав­шуюся исторически и экологически сбалансиро­ван­ную струк­туру расселения и сиñтему при­родо­поль­зо­ва­ния коренных народов. Пересе­ления, жизнь в больших поселках в качестве на­цио­­нального меньшинства, массовое от­лу­чение детей от родителей для воспитания в интерна­тах, сокращение хозяйственных уго­дий и возмо­жностей заниматься тради­цион­ными видами деятельности привели к духо­вному и эконо­мическому кризису коренных на­ро­дов. Начиная с семидесятых годов рас­про­стра­няются скрытая безработица, алко­го­лизм, на­чи­нают разрушаться семья и тра­ди­ционная культура. Эти явления повлекли за собой вначале уменьшение естест­венного прироста, а затем и сокращение числен­ности абори­генного населения.

За последние 30 лет наблюдается снижение рождаемости и не уменьшение, как ожида­лось, а изменение характера смертности. Ос­но­вной группой риска стали не дети, как это было раньше, а люди репродуктивного воз­раста. Причем основной причиной смерт­ности стали не болезни, а смерти от травм, несчаст­ных случаев и самоубийств. Пока­затели смерт­ности от этих причин достигли 50%-го уровня, при обще­российском уровне показа­теля смертности от этих же причин около 10%. Средняя продол­жительность жизни умень­ши­лась до 44 лет. Низкая рож­да­емость и высокая преждевременная смерт­ность, к сожалению, пока наталкивают нас только на пессимистические прогнозы.

Коренные народы в поисках выхода из созда­вшегося положения обращаются к своему прошлому опыту. В обстановке об­нищания и заброшенности в аборигенных поселках и общинах возрождаются элемен­ты традиционной системы жизне­обеспече­ния, создаются нацио­нальные и родовые про­мысловые объединения по заготовке и добыче продуктов, восстана­вливаются ста­рин­ные фор­мы организации совместной де­ятельности, распределения про­дукции, взаи­мо­по­мощи. Возрождаются тради­ционные виды транс­порта, вновь появляются собачьи упряжки, верховые олени. Большое зна­че­ние при­обретают медицина, народные эко­логические знания, расширяется сфера ис­поль­зования родного языка. Возрождается семейная и групповая система обучения тра­ди­ционным видам хозяйственной де­ятель­ности, передачи традиционных знаний. Но этот процесс не встречает финансовой под­держки ни со стороны государства, ни со стороны других инвесторов.

Более того, в силу начала проведения Россией политики открытости, демократии, рыночных отношений, проблемы коренных народов стали переходить из одной пло­ско­сти в другую. Если раньше Советская власть во главе с комму­нистической партией при­зы­вала нас вместе со всеми гражданами к светлому будущему, уничто­жая нашу куль­туру, обычаи, традиции, то сейчас, так назы­ва­емые демо­краты прибегая к помощи транснациональных корпо­раций, вся­кого рода бизнесменов, скупа­ют наши земли, вы­ка­чивают ресурсы, зани­маясь практически тем же самым, то есть уни­чтожением корен­ных народов. И получается, что по боль­шо­му счету коренным народам нет места даже на своей земле, и не важно, кто эту землю уничтожает: коммунисты ли, капита­листы ли. Я хорошо помню один свой разго­вор с одним из чиновников в Правительстве Рос­сии, когда мы говорили с ним о проблемах коренных народов и их решении, а он весь наш разговор сводил к одному: выгодно ли это с точки зрения экономики, как согла­су­ет­ся все это с бюджетами, экономическими зако­нами и прочее. И одного он не мог по­нять, что коренные народы, как и все, что имеет отношение к человеческим ценностям и окру­жа­ющему нас миру, частью которой мы все являемся, - это не экономическая ка­те­гория, что коренные народы не могут подпадать под категорию: выгодно или не выгодно. Хотя, наверное, с точки зрения экономики мы и в самом деле не имеем права на жизнь, права на свое собственное развитие, определенное нам природой. Я не зря говорю об этом примере, потому что, к сожалению, в мире, так называемой, белой цивилизации вопросы экономики, вопросы извлечения прибыли явля­ются домини­ру­ю­щи­ми. Но мне, кажется, что государства, международное сообщество начи­нают пони­мать, что есть ценности, кото­рые не должны подавляться вопросами эконо­мической вы­го­ды, что, в конечном итоге, коренные наро­ды и их многолетний опыт общения с при­родой могут подсказать другим со­об­щест­вам выход из экологической и куль­турной опасности, которые возникают в результате поспешного и хищни­ческого ос­во­ения при­род­ных ресурсов, приво­дящие к гибели природных территорий и кото­рые при глобальной экономике могут привести к катастрофе. Это отражено во многих между­народных документах, о которых часто упо­ми­нается, во многом это отражено и в нынешнем проекте документа Европейской Комиссии.

Я говорил, что я из народа удэге. Нас в Рос­сии всего около 2000. Я хочу показать вам как пример жизнь моего народа: только при­веду небольшую хронологию последних 5 лет. Нас до недавнего времени было 8 этни­ческих групп. В настоящее время осталось толь­ко 4. Нет, никто не уничтожал нас физи­чески, не было прямого геноцида, однако, это про­изошло из-за того, что у этих 4 групп забрали их землю, уничтожили их природу, поставили в условия, при которых стало невозможным заниматься традиционной де­я­тель­ностью. Душа удэгейца - это душа охотника, рыбака, она живет, пока жива вокруг природа. Учитывая горький опыт наших братьев, бикинская группа удэгейцев (к которой я сам принадлежу) в 1993 году, когда нашим землям стали угрожать ле­со­про­мышленники России и Южной Кореи, вы­ставила пикеты на лесных дорогах и у Дома региональных властей во Влади­вос­токе чтобы не допустить рубок леса. Я и еще один наш представитель выезжали в Мос­кву, где встречались в Кремле с со­вет­ни­ком Президента Ельцина по эколо­ги­чес­кой безо­пасности. На помощь пришли “зеле­ные” со всего мира, нас поддержали жители Приморского края. В конечном итоге нам удалось отстоять нашу землю. В этом же году Самаргинская группа удэ­гейцев, узнав о планах вырубки их лесов, заявила о защите своих прав вплоть до применения оружия. Власти не пошли на конфликт.

1994 год - военные строители строят дорогу Ха­ба­ровск - Находка, которая является стра­те­гической, и которая имеет статус фе­де­раль­­ной. Эта дорога наносила вред нашим охот­­ничьим угодьям. Мы потребовали ком­пен­са­ции за причиняемый ущерб. Однако, ни подрядчики, ни строители не хотели даже садиться с нами за стол переговоров, объясняя тем, что юридически эта тер­ри­то­рия нам не принадлежит. Только после того, как наши охотники поговорили с рабочими-строи­телями дороги, и те отказались от даль­нейших работ до тех пор пока не будут ре­шены все вопросы с аборигенами, руко­вод­ство строи­тель­ством дороги вынуждено было при­знать наши права и согласилось подписать документ по компенсации. При­чем рабочие-строители отказались работать не потому что признали наши права, а потому что испугались, что мы начнем применять оружие, хотя наши охотники им даже не угрожали. Однако, начиная с конца прошлого года, строители начали на­рушать подписанные договорен­ности, объясняя это трудностями собствен­ного финансирования. Так что вновь нам предстоит борьба за свои права в этом вопросе. До нас дошли сведе­ния, что Прави­тельство России обратилось во Все­мирный Банк с просьбой финанси­ро­ва­ния этой дороги, и мы, зная, что су­щест­вует инструк­ция

Всемирного Банка по ко­рен­ным народам, будем пытаться ис­поль­зовать и этот рычаг.

1995 год - золотопромышленники решили до­бы­вать золото на Бикине, и только наша твердая позиция и позиция Губернатора края Наздра­тенко Е.И. “сначала получите раз­ре­шение у аборигенов” прервала их пла­ны.

1996 год - на земли самаргинских удэгейцев претендует российско-американская кампа­ния, обещая дать безвозмездную помощь в размере аж 60 тысяч долларов; местные чи­нов­ники даже подделали подпись руководи­теля Общины, но попались на этом, и про­цесс был приостановлен.

1997 год - землю хорских удэгейцев взяла в аренду на 50 лет одна лесопромышленная компа­ния из Гонконга, выплатив абори­ге­нам 100 тысяч долларов в виде 10 машин для нужд местной Общины ( и даже эта, так называемая помощь, была использована мест­ны­ми властями не по назначению - община получила только 2 машины, осталь­ными 8-ю машинами местная власть распор­яди­лась по своему усмотрению).

И это только хронология борьбы моего наро­да за свои права за последние 5 лет, а что творится у других народов, на чьих террито­риях обна­ружены нефть, газ и про­чие полез­ные ископа­е­мые, можно только догадываться. И эти догадки будут не в поль­зу стран Европейского Сооб­щества, так как именно компании развитых стран, в том числе и из Европы, прикладывают руку к тому, что творится на нашей земле. И, самое для нас сейчас страшное, что общест­венное мнение России, в силу других, по их мне­нию более глобальных причин переходного периода, не хочет даже и слышать о наших проблемах и бедах; если еще 4-5 лет назад мы были уверены, что нас поддержат другие люди, то сейчас они считают, что защищая свои территории, мы лишаем их рабочих мест, что наши проблемы подождут. Но дело как раз в том, что мы не можем ждать, мы не можем ждать, когда у нас уничтожат землю наших предков, когда погибнет наша культура, базой которой является природа, живая природа, в конце концов мы не можем ждать в силу своей мало­числен­ности. Одна моя знакомая, которая очень далека от проблем коренных народов и которая является как она сама говорит “про­тивником разделения людей по нацио­наль­ностям”, привела арифметику, ког­да покончил жизнь самоубийством один наш очень близкий друг (он был из народа кор­яки, их численность одна из самых много­числен­ных среди коренных народов - около 11 тысяч человек). Приведенная ею ариф­метика очень кощунственна, но я хотел бы ее привести; знакомая сказала: “ Он погиб, но никто даже SOS не затрубил. А ведь смерть одного коряка - это в ариф­ме­ти­чес­кой пропор­ции то же самое, что если бы в России был стерт с лица земли поселок численностью 15 тысяч человек. Если бы это произошло - забили бы тревогу?”

Что касается деятельности наших народов и организаций в проектах и программах. Поль­зуясь случаем, я хотел бы по­бла­го­да­рить наших братьев и сестер из Циркум­по­ляр­ной Кон­ференции Инуитов и через них Датс­кое Прави­тельство за ту помощь, кото­рую они оказали нам в очень тяжелое для нас время. С их помощью, с помощью Со­юза саами, Секре­тариата коренных народов мы делаем первые шаги в между­народном движении коренных народов мира. В на­стоя­щее время мы участвуем в двух между­на­род­ных проектах: датско-гренландском и рос­сийско-канадском. Благодаря датско-грен­ландс­кому проекту мы надеемся соста­вить небольшую базу данных по коренным народам России с последующим попо­лне­нием. В прошлом году на финанси­рование американского фонда Евразия нам удалось со­брать за одним столом предста­вителей ре­гиональных властей и коренных народов Даль­него Востока, где был разра­ботан про­ект документа, в котором регио­наль­ные вла­сти брали на себя ряд обяза­тельств по соблюдению прав коренных наро­дов в об­ласти самоуправления, развития тра­ди­цион­ных промы­слов, юридического оформ­ления территорий тради­ционного природо­поль­зо­вания коренных народов и других. К сожа­лению, данный доку­мент до сих пор не под­писан в силу того, что не решен вопрос фи­нан­сиро­вания организационных вопросов согласования. В настоящее время в России не принято практически ни одного закона по ко­рен­ным малочисленным народам, а приня­­тые законы, затрагивающие наши интересы (например о пользовании недрами, об охра­няемых территориях и другие), не имеют ни механизмов реализации, не учи­ты­вают международных общепринятых до­ку­ментов в области прав коренных народов, поэ­тому в конце марта этого совместно с Комис­сией по правам человека при Прези­денте России мы проводим конференцию “Пра­ва человека и коренные народы в на­цио­нальной политике Российского госу­дарст­ва”, целью которой является раз­ра­бот­ка и поддержка проекта по анализу и гармо­низации российского законо­дательства меж­ду­народным стандартам в области прав че­ло­века и коренных народов.

В настоящее время у нас в Москве работает Информационный Центр коренных народов, где каждые 4 месяца проходят стажировку предста­вители коренных народов из мест­ных общин, 12 человек в настоящее время нахо­дятся на месячной стажировке в Кана­де, ряд наших ре­гио­нальных подразделений выполняли и выпол­няют работы на местном уровне. В частности, я хотел бы представить краткую версию отчета на английском языке по проекту, который выпол­нялся под руко­водством Ассо­циации коренных малочис­ленных народов Приморского края Науч­ным Центром Ассо­циации. Проект назы­вался “План сохранения биологического раз­но­образия и устойчивого развития в бассейне реки Бикин, традиционно насе­ляемого корен­ными народами”. Сейчас мы под­го­товили ряд проектов по эколо­ги­ческому мониторингу на территориях тради­ционного природополь­зования, по раз­ра­ботке и внедрению регио­наль­ного è мест­ного законодательства, по поддержке и обу­че­нию лидерства среди ко­рен­ных народов, по возрож­дению некоторых стад лососевых рыб, по разработке информа­ционной систе­мы в качестве инструмента обеспечения у­пра­вления террито­риями корен­ных народов России.


Норвежские деятельности в отношении коренных народов, прожива­ющих на Русском Севере (включая финские деятельности)
Составлено Винфридом К. Далльманном

(Норвежский Полярный Институт / координатор ННСИПРА).

Начиная с конца 80-х годов нарастающая тревога по поводу угрожающей ситуации, нависшей над коренными народностями, проживающими на Севере России, привела к заключению различных форм международных обязательств. Политические изменения не только позволили физически включить народности Саамов и Юпик (Сибирский Инуит) в респективные меж­государственные организации коренных народов (совет Саамов, Всеполярная Конфе­ренция Инуитов (ICC)), но так же между­народные арктические программы по мониторингу и развитию окружающей среды такие как AMAP (Программа Арктического Мониторинга и Оценки), AEPS (Стратегия Арктики по Защите Окружающей Среды) и делающий успехи Совет Арктики дали возможность народностям, проживающим в Арктике, рассказать о своем опыте, потребностях и культурных перспективах собственного развития.

Секретариат Коренных Народов (IPS) Совета Арктики преследует цели интеграции знаний и культурных параметров коренных народностей в международные программы развития, чтобы соединить вместе аспекты трех проводимых межгосударственные организации коренных народов (совет Саамов, ВКИ, АКМНС), а главное помочь коренным народностям, прожи­вающим в Российской Федерации, в обмене информацией и интеграции в между­народные процессы, а также обеспечить представление интересов народностей, проживающих в Арктике, на различных заседаниях ООН.

В различных странах начали свою работу программы международной поддержки. Канадское Агентство Международных Развитий (CIDA) начала 3-х летнюю программу сотрудни­чества, проводимую в рамках Государственного Комитета Российской Федерации по Вопросам Развития Севера (Госком­север) и Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (АКМНС), путем проведения семинаров, курсов и круглых столов. Датско-Гренландская Инициатива Помощи Народностям Проживающим в России (ДГИ) является государственной программой, направленной на создание ряда мер по поддержке развития в соответствии с интересами коренных народностей, которые зависят от окружающей среды Арктики и ее ресурсов. ДГИ способствовала созданию коммуникационных инфра­структур с АКМНС (информационние технологии, помощь перевода), а так же предложила исполь­зовать их Норвежской Инициативе. Однако Норвежские исполнители должны понимать существующие международные инициативы и координировать свои действия.

Далее кратко представлены некоторые подобные Норвежские проекты, а также проекты, выполняемые в сотрудничестве с международными программами, имеющими свои секрета­риаты в Норвегии. ННСИПРА так же пригласила ограниченное число финских исполнителей для представления их деятельности и присоединения к сети работ.

Фридтоф Нансен Институт (FNI)

Контактное лицо: Дуглас Брубейкер (Douglas Brubaker)



Международная Проект по Северному Морскому Пути (INSROP)

FNI осуществляет Секретариат INSROP и координирует подпрограмму IV “Политические, Юриди­ческие, и Стратегические Факторы” (см. ниже).

INSROP является совместной Руско-Норвежско-Японской программой исследования напра­вленной на то, что бы заполнить пробелы в знаниях о северных морских путях (СМП)- обобщающий термин для ряда морских путей вдоль побережья Российской Арктики от Новой Земли до Берингова Пролива. Этот путь еще не используется в коммерческих целях нероссийским судами, но он бы сократил 40% расстояния от Европы до северной части Тихого Океана в сравнении с южными путями и обеспечил бы более простой доступ к Российской Арктике.

Исследовательской политикой INSROP является изучение масштаба ряда человеческих, культурных и политических параметров, а так же параметров окружающей среды прежде чем активно их использовать. Пользователи должны иметь полное представление о ситуации для контроля над ней и оптимизации преимуществ СМП. Признавая за российским правительством право принимать решения в пользу или против расширения СМП, задачей INSROP является создание научно-обоснованной базы знаний, что бы дать возможность правительствам и частным лицам принять рациональные решения.

Исследование организованно в виде четырех подпрограмм:


  1. Природные Условия и Ледовая Навигация

  2. Факторы Окружающей Среды

  3. Аспекты Торгового и Коммерческого Судоходства

  4. Политические, Юридические и Стратегические Факторы

Аспекты коренных народностей в основном освещены в подпрограмме IV в рамках проекта “Социальное и Культурное Влияние на Коренные Народности” (под руководством Гейла Ошеренко, колледж Дартмута, США). Аспекты коренных народностей так же обсуждаются в подпрограмме II, которая координируется Норвежским Институтом Заполярья (см. ниже). Публикации INSROP на тему коренных народностей перечислены в разделе “Примечания” в конце этого бюллетеня.

Предложение Проекта: Международные права Ненцев и Коми как коренных народов морской прибрежной зоны Печоры.

Это предложение проекта представлено на рассмотрение Норвежскому Исследовательскому Совету. Проект направлен на взаимодействие c IASC (МАНК - Мждународный Арктический Научный Комитет), поддерживаемой исследовательской программой LOIRA (Связи Океана и Материка в Российской Арктики) и планируется быть выполненным в сотрудничестве с Ивором Бъёрклундом (Трумсё) и российскими специалистами (Елена Андреева, Москва; В. Крюков, Новосибирск и т.д.), а так же при участии многих консультантов, владеющих опытом коренных народностей в развитии нефтяного бизнеса в Северной Америке.

Основной целью проекта является прояснить юридический статус коренных народностей, поживающих в прибрежных районах Печорского бассейна - Ненцы и Ижма-Коми, в отношении международных юридических норм для коренных народностей. Очень важно обеспечить гармоничное развитие в регионе, претерпевающем экономический рост с привлечением различных российских и международных компаний нефти и газа, включающих Норвежские компании Норшк Гидро и Статойл. Будет ускоренно выявление мер по усилению прав коренных народностей в нефтегазовых районах Ненецкого Автономного Округа, а так же будут выдвинуты альтернативы политике администрации округа и нефтегазовых компаний. Будет использован опыт коренных народностей по развитию нефтегазовой промышленности Северо-Американской Арктики, а так же опыт по правам коренных народностей Сканди­навских Саамов.

Гайса (Саамский Центр Природных Ресурсов)

Контактное лицо: Ёрун Эйкёк (Jorunn Eikjok)




1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал