Департамент государственной политики и регулирования в области охоты и сохранения



страница3/20
Дата04.05.2016
Размер2.73 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Численность, лимит добычи и добыча пятнистого оленя в России


* – в 2009-2010 гг. приведены данные добычи не в полном объеме

** « - » – лимит не устанавливался, добыча не производилась



8. ТУРЫ, СЕРНА, СНЕЖНЫЙ БАРАН,

СИБИРСКИЙ КОЗЕРОГ
К охотничьим ресурсам на территории Российской Федерации из горных копытных животных относятся туры, снежный баран, сибирский горный козёл и серна. Анализ состояния их численности и освоения подготовлен на основе сведений, поступавших из органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов (табл. 8).

В качестве охотничьего ресурса, горные копытные животные интересны, как объект увлекательной спортивной охоты, цель которой - добыча достойного трофейного экземпляра. Труднодоступность среды обитания, а также сложность организации и проведения охот, определяют их высокую стоимость и низкий процент опромышляемости ресурсов.

По причине труднодоступности осложняется и проведение мониторинга горных копытных животных. Фрагментарные сведения об их численности получают, как правило, во время организации и проведения охот. Специализированные учётные работы, в том числе с применением авиации, проводятся редко, объём полученных данных не всегда даёт возможность оценить реальное состояние популяций. Но, сопоставление и анализ даже неполных данных за ряд лет, поступающих из всех регионов, на территории которых располагается ареал вида, даёт возможность проведения оценки динамики его численности и распространения.

Основной причиной сокращения численности горных копытных, является, как правило, нарушение среды их обитания под влиянием деятельности человека. Немаловажно и то, что все охоты, в том числе и нелегальные, проводятся, в основном, в более легкодоступных угодьях (обычно по периферии очагов обитания), что приводит к сокращению площадей распространения видов. Уровень добычи горных копытных животных (легальной и нелегальной), в настоящее время, невысок и не оказывает, в целом, существенного влияния на их численность и демографическую структуру. Трудоёмкость охоты в горах, необходимость детального знания местности и мест обитания животных, сужают круг охотников и потенциальных браконьеров. Жертвами нелегальной добычи становятся, как правило, молодые животные или самки, «попавшиеся случайно» на пути охотников и добытые ими «на шашлык», в то время как объекты легальной организованной спортивной охоты – взрослые, или даже старые, самцы с хорошими трофейными рогами.

Для сохранения и расширения ареалов горных копытных животных, популяризации охоты на них, необходим комплексный подход. Полноценный регулярный мониторинг, позволяющий контролировать состояние популяций, повышение заинтересованности местного населения в увеличении численности и охране горных копытных животных и среды их обитания, биотехнические работы, направленные на улучшение репродуктивных и трофейных качеств, а также ряд сопутствующих организационных работ по улучшению сервиса обслуживания охотников и повышению доступности этой охоты, увеличат опромышляемость ресурсов и заинтересованность в них охотпользователей.
Туры1 (кавказские горные козлы)

(Кавказский тур (Capra caucasica Guld. et Pall., 1783),

Дагестанский тур (C.culindricornis Bluth, 1841)
Кавказское высокогорье с альпийскими лугами, ледниками, осыпями и крутыми скалами – типичная среда обитания туров. Эндемик Кавказа, тур в России встречается на территории республик Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской, Чеченской и Северной Осетии - Алании. Небольшая стабильная группа, около 250 особей, обитает на территории Краснодарского края. Численность тура в охотничьих угодьях России в 2010 году составила 24,9 тысяч особей.

Ряд экономических и политических проблем в Северо-Кавказском федеральном округе обуславливают отсутствие проведения полноценного мониторинга охотничьих ресурсов.

В Республике Дагестан, основном месте обитания тура, по оценкам региональных специалистов, его численность** в 2010 году составляет 11,7 тыс. особей. По сравнению с 2007 годом (18,2 тыс. особей), оценка снизилась в 1,6 раз. Причиной такой значительной разницы может быть как реальное снижение численности вида в силу экологических или биологических факторов, так и уточнение численности по результатам проведённого в 2009 году специализированного авиаучёта тура.

В охотугодьях Кабардино-Балкарской Республики в 2010 году сохраняется численность на уровне 6,7 тысяч особей. Отсутствие сведений из ООПТ федерального значения не позволяет провести комплексную оценку состояния, в целом, по Республике. По мнению региональных специалистов охотуправления, популяция туров в опромышляемых группировках стабильна, плотность их населения (31,7 особь/1000 га) соответствует ёмкости угодий.

В Карачаево-Черкесской Республике численность тура достаточно стабильна и составляет в 2010 г. в охотничьих угодьях 4,3 тыс. особей. Между тем, органами охотуправления Республики регистрируется общее снижение численности копытных, обусловленное миграцией животных в заповедники и на соседние территории в связи с увеличившимся антропогенным беспокойством (строительство в Архызском заказнике туристического комплекса, нахождение погранзастав и бригады быстрого реагирования в горной местности с техникой в 50-километровой зоне от Главного Кавказского хребта, а также повсеместная рубка леса и выпас скота на летних отгонных горных выпасах, в основном на территориях заказников).

В Республике Северная Осетия-Алания оценки численности колеблются. В 2010 году, согласно экспертной оценке специалистов, в Республике обитает 2,06 тысячи особей тура, что соответствует оценке прошлого, 2009 года, но выше, чем уровень 2008 года (1,7 тыс. особей). Так как это результаты только наземных визуальных учётов, не подтверждённые авиаучётами или другими методами, возможно, что скачки оценки численности вызваны методическими погрешностями. Так как в течение ряда последних лет тенденции как увеличения, так и снижения численности не наблюдается, состояние популяции в Республике опасений не вызывает.

На сегодняшний день важную роль в естественной регуляции численности и демографической структуры опромышляемых группировок тура, играют особо охраняемые природные территории Северо-Кавказского федерального округа, граничащие с охотничьими угодьями. Постоянная миграция животных с территорий заповедников и заказников в охотничьи угодья и обратно, естественным образом поддерживает демографическую структуру. В охотугодьях, за счёт притока из заповедников, компенсируется избирательная добыча взрослых самцов, а самки с козлятами находят лучшие защитные условия на территории ООПТ.
Серна (Rupicapra rupicapra L, 1758)
Ареал серны в Российской Федерации охватывает те же регионы, что и ареал туров. Её типичные места обитания – высокогорные леса со скальными выходами и нагромождениями камней, субальпийские и альпийские луга с крутыми и обрывистыми склонами. Охота на серну открыта в Карачаево-Черкесской Республике и в Республике Северная Осетия-Алания, в остальных регионах, в силу своей малочисленности и продолжающейся тенденции к исчезновению, этот вид занесён в региональные Красные книги. Серна не является популярным охотничьим объектом. Охота на неё организуется, как правило, попутно с охотой на туров. Скрытное обитание в высокогорных лесах, среди скал и обрывов, обуславливает сложность обнаружения и почти полное отсутствие мониторинга этого вида. Регистрируемое по всему ареалу в России снижение численности серны связано, скорее всего, с растущим фактором беспокойства. Активное освоение Кавказских гор, в качестве туристического региона, постоянные массовые перемещения войск с техникой в приграничных районах, вызывают сокращение площадей, пригодных для обитания серны. Общая численность серны по России в 2010 г. составила 4,5 тыс. особей.
Снежный баран (Ovis nivicola Eschs.,1829)
Ареал снежного барана (чубука) в России охватывает огромные по площади территории горных систем Северной Азии. Распространение барана в пределах ареала носит очаговый характер, численность в 2010 году была оценена на уровне 59,6 тысяч особей. Причины очагового распространения чубука определяются комплексом факторов. Прежде всего, наличием убежищ (скалистых участков), доступностью зимнего корма и охотничьим прессом.

Основные очаги ареала, в которых обитает более 75 % общего поголовья, находятся на территории Республика Саха (Якутия). В ноябре-декабре 2008 и 2009 годов, в Республике Саха были проведёны авиаучёты снежного барана, охватившие значительную часть его местообитаний. Результаты полученных данных свидетельствуют о стабильной и растущей численности на обследованной площади. Для получения полной картины состояния популяции барана в Республике Саха (Якутия) необходимо проведение авиаучётов на необследованной территории обитания. В 2010 году его численность на территории Республики Саха (Якутия) составляет около 45 тыс. особей.

В Камчатском крае в 2010 году, по мнению специалистов региональных органов управления охотничьим хозяйством, численность снежного барана оценена в 7,0 тысяч особей (с учётом данных обработки анкет опросов охотпользователей, экспертной оценки специалистов, а также материалов, поступивших из Кроноцкого заповедника - на его территории обитает около 560 животных). В опромышляемых группировках барана, на территории Камчатского края, в данное время, отмечается тенденция к снижению численности и уменьшению плотности населения зверей в местах, легко доступных для человека.

В Магаданской области численность снежного барана определяется на основе опросных сведений, и, по мнению региональных специалистов, по большей части, достаточно стабильна – держится на уровне 5,0 тысяч особей. Популяция западного побережья Ольского района с 2008 года внесена в Красную книгу Магаданской области, добыча животных из неё запрещена.

Абсолютную численность этого горного животного определить достаточно сложно, так как территория его распространения малонаселена человеком, труднодоступна и огромна по площади. Только применение комплекса методов мониторинга (авиаучёт, опрос, учёт на пробных площадях) во всех регионах распространения вида, может обеспечить получение объективных данных о состояния популяции, в целом.
Сибирский козерог (горный козел) (Capra sibirica Pall., 1776)
Сибирский горный козёл распространён в горах Центральной, Средней Азии и южной Сибири. Очаги его обитания расположены на территории Республики Алтай, Республики Тыва, в Западном Саяне Красноярского края, малочисленные группы встречаются на территории Иркутской области и в Республике Бурятия. Общая численность в России в 2010 году составила 13,4 тыс. особей. Основная среда обитания козерога – пояс горных тундр с сильнорассечённым рельефом на высоте 1700-3200 м, склоны каньонов горных рек, крутые остепнённые склоны в высокогорьях.

Большая часть этого охотничьего ресурса сосредоточена в Республике Алтай. В 2010 году в Республике был проведён широкомасштабный комплексный учёт сибирского горного козла. Учёт проводился визуально на маршрутах, на пробных площадках и опросными анкетами. По результатам полученных данных, численность козерога составила 8,8 тыс. особей.

В Республике Тыва учётов в 2010 году не проводилось в связи со сложными погодными условиями. Численность козерогов, по результатам учётов прошлого, 2009 года, составляет 3,0 тысячи особей, состояние популяции достаточно стабильное.

В Красноярском крае сибирский горный козёл занесён в региональную Красную книгу. Его добыча проводится периодически, в научных целях, в буферной зоне Саяно-Шушенского заповедника.

Рога сибирского горного козла являются прекрасным охотничьим трофеем, для добычи которого необходимо умение хорошо ориентироваться и легко передвигаться в горах, искусно маскироваться и скрадывать зверя. Эта охота, проводимая в красивейших местах России, представляет большой эстетический и спортивный интерес, но, к сожалению, по ряду причин, пока не имеет достойного уровня распространения.
Таблица 8.

Численность, лимит добычи и добыча горных копытных животных

в России


Окончание таблицы 8.


* « - » - лимит не устанавливался, добыча не производилась

** - данные по добыче не полные, т.к. по Республике Алтай приведена добыча только за первую половину сезона добычи


9. САЙГАК (Saiga tatarica L., 1766)
Анализ состояния ресурсов сайгака подготовлен на основе полевого материала, собранного нами во время экспедиционных работ при обследовании популяции сайгака Северо-Западного Прикаспия. Использованы также, архивные данные охотуправлений Республики Калмыкия, Астраханской и Волгоградской областей, опросные и собственные сведения собранные в ФГУ «ГООХ «Астраханское», ГУ «Центр диких животных Республики Калмыкия», Ассоциации «Живая природа степи», информации из литературных источников и докладов стран, расположенных в границах видового ареала сайгака представленных на международных совещаниях.

В России обитает номинативный подвид сайгака (Saiga tatarica tatarica L.1766) – представленный 2-мя популяциями (группировками популяционного ранга):

- Популяция сайгака Северо-Западного Прикаспия - полностью находится на территории России.

- Волго-Уральская субпопуляция (группировка популяционного ранга). Сайгаки этой группировки в основном, в настоящее время обитают в Казахстане. Численность в 2010 г. возросла почти до 40 тыс. особей. В мае 2010 г. отмечалась массовая (до 12 тыс. особей) гибель самок и молодняка. По официально принятой версии причиной гибели было заражение пастерелезом. Кроме этой версии выдвигаются и другие причины, такие, в частности, как тимпания.

В приграничных с Казахстаном районах Российской Федерации (Волгоградская, Астраханская области) сайгаки Волго-Уральской субпопуляции встречаются в основном, во время периодических и спонтанных заходов.

Основная территория обитания сайгака в Северо-Западном Прикаспии расположена в пределах административных границ Республики Калмыкия и составляет 10000 км2.

Площадь кочевок сайгака Волго-Уральской группировки в России (приграничные районы Волгоградской, Астраханской областей) оценить в настоящее время затруднительно.



Динамика численности популяции Северо-Западного Прикаспия. По экспертной оценке ФГУ Центрохотконтроль и Минприроды Республики Калмыкия в декабре 2009 г. в популяции было ориентировочно 12 тыс. особей. Численность, заявленная заповедником Черные Земли на период массового рождения молодняка в мае 2010 г. – 9 тыс. особей - не подтверждена независимой экспертизой.

За 9-ти летний период с 2001г. по 2009 г. среднегодовая численность репродуктивной части популяции без приплода составляла 16,7 тыс. особей (рис.9.1). Максимальные отклонения средней от предельных значения численности за этот период равны ±2,5 тыс.гол. (±15%). Размах отклонений не превышает статистической ошибки рассчитанной по фактическим результатам авиаучетных работ. Относительно небольшой размах отклонений средней, который сопоставим со статистической ошибкой авиаучета, указывает на то, что значительных изменений численности в последние годы не наблюдается.

Таким образом, численность популяции сайгака Северо-Западного Прикаспия за анализируемый период относительно стабильна на низком уровне. Возможную тенденцию к снижению численности в 2010 г. можно подтвердить только после проведения тщательного учета на основе «инструментального» метода.

Рис.9.1. Динамика численности популяции сайгака Северо-Западного

Прикаспия


Численность сайгака Волго-Уральской группировки в приграничных с Казахстаном, районах Волгоградской и Астраханской областей составляет от нескольких десятков до нескольких сотен особей. Максимальное их количество (за последние 3 года) наблюдалось во время захода на территорию Российской Федерации в 2009 г. и было немногим более 1,5 тыс. особей.

Структура популяции сайгака в Северо-Западном Прикаспии постепенно нормализуется по сравнению с 2000-2002 годами, когда отмечался дисбаланс в соотношении половозрелых самцов и самок.

В декабре 2010 г. доля половозрелых самцов по данным ФГУ «Центрохотконтроль» и Минприроды Республики Калмыкия - составляла 7-8 % от общей численности. В 2000 г. и 2002 г. были зарегистрированы самые низкие значения этого показателя соответственно 0,9% и 0,4%. Дефицит взрослых самцов приводил к резкому снижению воспроизводства популяции, и был одной из основных причин прохолостания до 90% самок сайгака в Северо-Западном Прикаспии.



Рис. 9.2. Доля половозрелых самцов сайгака в период размножения (гона).


Смертность сайгачат в первые дни после рождения увеличилась в 2009 г. по сравнению с 2008 г. и составляло около 10% (рис.9.3). Однако, критических значений - до 20% и более от общего количества новорожденных (как это было в 2000 г.) в последние годы не отмечалось.

Популяционный ареал сохранился в пределах границ конца 90-х годов прошлого столетия. Численность находится на низком, но относительно стабильном уровне. Отдельные популяционные параметры восстановлены (или сохранены) до удовлетворительного состояния. Так, популяционная структура восстановлена и близка к оптимальной. Воспроизводственный потенциал популяции находится на удовлетворительном уровне. Смертность новорожденных ниже критических значений. Выживаемость молодняка (в первые дни после рождения) удовлетворительная.

Отсутствие роста численности свидетельствует о высокой общей годовой смертности сайгаков из-за: - изменяющихся природных условий, -смертности от хищников (среднегодовая численность волка в Калмыкии на весенний период до 400 голов на осенний - до 800 голов), браконьерства. Годовая смертность сопоставима по величине с количеством воспроизводимого молодняка.

Рис. 9.3. Смертность молодняка сайгака.


Общая характеристика современного состояния популяции

Северо-Западного Прикаспия
По экспертной оценке региональных специалистов численность сайгака в 2010 году оценивается на уровне 8 -10 тыс. особей.

Разведение в вольерных условиях. Низкая численность природной популяции сайгака и опасность потери ее жизнеспособности вызывают необходимость разработки других методов, гарантирующих выживание этого вида копытных. Одним из таких методов является вольерное разведение.

В настоящее время в Российской Федерации созданы и функционируют 3 специализированных питомника по разведению сайгака: - в Республике Калмыкия – Яшкульский питомник (близ п.Эрмели); - в Астраханской области – близ п. Бударино; - в Ростовской области – близ нас.пунктов Сан.-Маныч и Кундрюченский. Поголовье (на май 2010 г.) в вольерах этих питомников составляло 200 голов, в т.ч. в Астраханской области – 52 гол., в Калмыкии – 74 гол., в Ростовской области – 74 гол. По сравнению с 2006 годом общая численность содержащихся в вольерах сайгаков возросла в два раза.



В заключение необходимо отметить следующее. Для сохранения и восстановления популяции сайгака Северо-Западного Прикаспия по-прежнему актуальны такие направления работы как: - Повышение информативности оценки состояния популяции посредством расширения спектра отслеживаемых популяционных показателей до ранее существующего;

- Повышение качества применяемых методик. В первую очередь это касается работ по определению общей численности, и в частности применении методов основанных на использовании летательных средств;

- повышение эффективности мероприятий по охране сайгаков;

- разработка современных методов для повышения объективности оценки состояния популяции сайгака и эффективности охранных мероприятий. Методики, основанные на применении беспилотных летательных аппаратах, а также радиомечении;

- проведение регулирования численности волка повсеместно, особенно на основной территории обитания сайгака;

- разработка технологий промышленного разведения сайгака в вольерных условиях.


10. ОВЦЕБЫК (Ovibos moschatus Zimm., 1780)
Спортивная охота на овцебыка официально открылась в 2001 году при расчетной численности 2450 особей (Царев, 2004). Весной и осенью 2001 года на Восточном Таймыре было отловлено 45 овцебыков для расселения на Полярном Урале (Ямало−Ненецкий автономный округ) и в Якутии (30 животных в возрасте от 5 месяцев до 1,5 лет). Официальная добыча составила 8 овцебыков. В 2001 году официально было изъято в целом 2,16% Таймырской популяции овцебыков.

В 2002 году при расчетной предпромысловой численности 2800 особей официально было добыто 10 овцебыков и 19 молодых овцебыков отловлено для расселения на территории Якутии. По оценкам начальника Таймырского охотуправления Курбалова А.Н. с открытием официальной охоты резко увеличился незаконный отстрел овцебыков, который составил около 100 зверей ежегодно.

В 2003 году был проведен первый специализированный маршрутный аэровизуальный учет овцебыков на территории Таймырского автономного округа. Авиаучет овцебыков на Центральном и Восточном Таймыре проводился на самолетах АН−2 и АН−3. В пределах современного ареала овцебыка были выделены три учетных района и два района экспертной оценки численности. Суммарная длина маршрутов в трех учетных районах составила 4600 км. За время авиаучетов в этих районах визуально было зафиксировано 1067 овцебыков. По данным авиаучета, численность овцебыков в трех учетных районах составила 3120 особей при статистической ошибке 19,2%. Общая численность овцебыков на Таймыре с учетом экспертных оценок в двух отдаленных районах составила 3500 особей (Царев и др., 2005). По расчетам Г.Д.Якушкина (2003) численность овцебыка на Таймыре в 2003 году составляла 4500-4700 особей. Осенью того же года было официально добыто 15 овцебыков. Кроме того, в целях расселения на Полярный Урал и для содержания в зоопарках осенью 2003 года было отловлено 23 овцебыка. В целом изъятие составило 1,08% поголовья.

По расчетным данным при среднем многолетнем приросте популяции в 19% в год и естественном отходе по разным причинам (хищники, браконьеры), а также законном изъятии (живоотлов в целях расселения и охота) в размере 2−3% общая численность овцебыков на Таймыре летом 2004 года составила около 4000 особей. В охотничий сезон 2004−2005 гг. было добыто 18 овцебыков. Помимо этого осенью 2004 года было отловлено 22 теленка для расселения в Магаданской области (Состояние ресурсов…,2007). В 2004 году официально было изъято всего 1% овцебыков.

Исходя из наиболее вероятной оценки численности овцебыков летом 2005 года в 4500 особей, Федеральной экологической экспертизой были утверждены лимиты изъятия овцебыков в охотничий сезон 2005−2006 года в размере 100 особей. При этом на трофейную охоту было выделено только 25 лицензий, а остальные 75 разрешений − для расселения овцебыков. В результате ликвидации Охотуправлений отлов овцебыков в целях расселения в 2005 году не состоялся. Лицензионный отстрел в этот сезон не проводился.

По расчетным данным предпромысловая численность овцебыков на Таймыре летом 2006 года оценена в 5000−5300 особей. В октябре 2006 года на Восточном Таймыре отловлено 20 телят в возрасте 5−6 месяцев для разведения в вольерах в охотничьем хозяйстве Калужской области. По лицензиям добыто всего 2 овцебыка. За весь год официальное изъятие составило 0,41% от общей численности Таймырской популяции овцебыков (Состояние ресурсов…, 2007).

В 2007 и 2008 годах расчетная численность овцебыков на Таймыре при минимальных параметрах прироста популяции с учетом естественного отхода, указанных выше (16%) составила соответственно 6000 и 7100 особей, при официальном изъятии менее 10 быков в год.

Исходя из наиболее вероятной оценки численности Таймырской популяции овцебыков в 2009 году (по нижнему вероятному пределу) в 8200 особей. Возможная квота изъятия (2,5%) в охотничий сезон 2009-2010 годов составляла 200 овцебыков. В сентябре 2009 года на Восточном Таймыре отловлено 18 телят в возрасте 5−6 месяцев для расселения в Якутию. Одновременно с таймырскими телятами на территории Анабарского района Якутии было отловлено 12 телят. Эта партия овцебыков была переселена в Аллайховский район Якутии.

По расчетным данным общая численность овцебыков на Таймыре летом 2010 года составила 9000-9500 особей. Осенью 2010 года 11 телят отловлены на восточном Таймыре и отправлены для полувольного разведения в Эвенкию и 22 овцебыка переселено в Булунский район Республики Саха (Якутия).

По оценке специалистов Департамента биологических ресурсов МОП РС (Я) численность овцебыков в трех районах Якутии в 2010 году составляла 830-880 особей. По данным заповедника «Остров Врангеля» на острове обитает 800 овцебыков. В 2010 году в Приуральском и Ямальском районах Ямало-Ненецкого автономного округа численность вольной популяции овцебыков оценивалась в 50-70 особей, кроме того, 61 овцебык содержится в двух обширных вольерах на территории Горно-Хадатинского заказника.

По нашим оценкам в 2010 году в целом по России численность овцебыков составляет около 11000 особей.
11. СОБОЛЬ (Martes zibellina L., 1758)
Численность соболя в период 2008-2009 гг. оценивалась на уровне 1,4-1,5 млн. особей. Эти данные представляли собой численность, рассчитанную на предпромысловый период. В связи с изменением нормативной базы, начиная с 2010 г., в таблице 11 приведены данные по послепромысловой численности соболя. Численность в 2010 г. составила 1,2 млн. особей, а с учётом возможного прироста на предпромысловый период она может составить около 1,5 млн. особей. Таким образом, по данным учетов на протяжении последних трех лет ресурсы соболя находились на достаточно высоком уровне (рис. 11.1).

По некоторым экспертным оценкам, численность вида имеет тенденцию к снижению, что может быть обусловлено как естественными природными про­цессами, так и перепромыслом из-за недостаточного контроля со стороны специально уполномоченных региональных органов.

В таблице 11 представлены данные по численности, по легальной добыче и лимитам добычи соболя по субъектам РФ и в целом по России за три последних охотничьих сезона.

Рис. 11.1. Динамика численности и добычи соболя в России


Существует вероятность, что численность соболя в некоторых регионах завышают с целью получения лимита добычи на чрезмерно высоком уровне, т.к. уровень .добычи в этих регионах не высокий, в среднем составляет 50-60% от установленного лимита. К таким регионам можно отнести Свердловскую область, где в сезон 2009-2010 гг. освоен лимит добычи лишь на 12%; Республику Алтай – освоение лимитов добычи составило 45,7%; республики Хакасия, Бурятия, где освоение лимитов составило – 46,6 и 50,2% соответственно; Забайкальский край – 41,6%; Магаданскую область – 46,8%; Приморский край – 53,2%; Алтайский край – 57,4%; Новосибирскую область – 57,0%.

Следует отметить, что из некоторых регионов из года в год представление сведений о фактической добыче соболей носит формальный (не отражающий реального положения дел) характер, например, по информации, полученной из Республики Саха (Якутия), данные по добыче полностью соответствуют лимиту добычи. Два сезона подряд лимит и добыча составляют одну и ту же величину, равную 55000 особям. Аналогичная ситуация с данными, представленными из Республики Тыва, где два сезона подряд добыча составляет 100% от утверждённого лимита добычи.



Северо-Западный, Приволжский федеральные округа. Незначительный запас собо­лей на территории округа имеется лишь в Пермском крае (около 200 особей) и Республике Коми (не более 500 особей).

Уральский федеральный округ. Предпромысловая численность соболей на территории округа в 2008-2010 гг. была в пределах 80,0 - 100,0 тыс. особей (рис. 11.2).

За последние три охотничьих сезона наибольшее количество соболей в округе было добыто в 2009-2010 гг. и составило 8278 особей (8,3% от предпромысловой численности).


Рис. 11.2. Динамика численности соболя в Уральском федеральном округе


Сибирский федеральный округ. Предпромысловая численность на тер­ритории округа в последние 2 года (до 2010 г.) была на уровне 800 - 830 тыс. особей (рис.11.3).

В сезон 2009-2010 гг. на территории округа добыли 113914 соболя, что на 20% меньше, чем в предшествующем сезоне. Количество легально добытых соболей составило 13,8% от предпромысловой численности.



Рис. 11.3. Динамика численности соболя в Сибирском и Дальневосточном

федеральных округах


Дальневосточный федеральный округ. Численность соболей на предпромысловый период за последние два сезона на территории округа оценивалась на уровне 500-600 тыс. особей. По официальным данным в сезон охоты 2009-2010 гг. был добыт 132941 соболь, что соответствует 23,4 % от имеющихся ресурсов на предпромысловый период.

В целом по России ресурсы соболя по официальным данным использовались в охотничьи сезоны 2007-2008 гг. – 2009-2010 гг. в размере 17,1–19,7 % от предпромысловой численности.

Таблица 11.

Численность, лимит добычи и добыча соболя в России


* « - » - лимит не устанавливался, добыча не производилась

12. РЫСЬ (Felis lynx L., 1758)
Основным методом мониторинга численности рыси в России является зимний маршрутный учет. Особенности биологии рыси позволяют с удовлетворительной точностью определять численность рыси этим методом в регионах, заселенных ею достаточно плотно. В остальных регионах (таких большинство) при определении численности, из-за небольшого количества материала (числа встреч следов), велика роль случайности. Поэтому для представления о реальной численности рыси следует принимать во внимание не только показатель, полученный в данном году, но и положение тренда многолетней динамики, а также параметры размножения рыси и обилие основных жертв. Последнее в случае рыси важно, поскольку, из-за редкости рыси число суточных троплений ее наследов невелико и вычислить достаточно точно пересчетный коэффициент, вносящий поправку на активность, сложно. Вследствие этого, в дополнение к данным ЗМУ следу­ет принимать во внимание результаты опросов и, особенно, картирования всех сообщений о рыси с установлением участков обитания.

В последние 30 лет в целом по России наблюдается устойчивое сокращение численности рыси. В 2010 г. ресурсы рыси оцениваются величиной порядка 20,0-21,0 тыс. особей (табл. 12), (рис. 12.1).



Рис. 12.1. Динамика численности рыси в России
В регионах Северо-Западного и Центрального федеральных округов, где численность рыси определена методом ЗМУ, отмечается устойчивое сокращение ресурсов этого вида. В Северо-Западном федеральном округе в 2003 г. ресурсы рыси оценивались в 5,44 тыс. особей, к 2010 г. они сократились примерно на 40%, до 3,14 тыс. особей. В Республике Карелия и, особенно, в Архангельской области с 2003 по 2007 гг. численность рыси, по данным зимних учетов, сократилась практически вдвое (в Карелии с 0,66 тыс. в 2003 г. до 0,39 тыс. в 2007 г.; в Архангельской области с 2,10 тыс. особей до 0,90 тыс. особей), что совпало со значительным сокращением в этот же период численности зайца-беляка (в Карелии с 93,4 тыс. до 73,7 тыс.; в Архангельской области с 251,2 тыс. до 143,5 тыс.); однако в последующие годы численность беляка продолжала, хотя и более медленными темпами, сокращаться, достигнув минимума в 2010 г. Численность рыси, после 2007 г. в этих регионах стабилизировалась и уже «не реагировала» на сокращение численности зайцев.

В Республике Коми и Вологодской области с 2003 по 2009 гг. численность рыси по ЗМУ в целом была стабильна, при сокращении в этот период численности зайцев. Резкое сокращение рыси в 2010 году было отмечено ЗМУ в Республике Коми, в Вологодской области расчетная численность осталась стабильной. В Ленинградской, Псковской, и особенно, Новгородской областях в 2010 г. зимний учет также зафиксировал сокращение численности, особенно высокие темпы снижения отмечены в Новгородской области – с 0,50 тыс. особей в 2007 г. до 0,24 тыс. в 2010 году.

Изменения численности рыси в регионах округа, в частности, высокие темпы ее сокращения в 2003 по 2007 гг. и последующий характер динамики, могут быть обусловлены недостаточной точностью определения ЗМУ ее ресурсов в отдельные годы (рис. 12.2).

Рис. 12.2. Динамика численности рыси в федеральных округах РФ


Так, в Республике Карелия в 2007 г. численность по данным ЗМУ составляла 0,4 тыс. особей, по данным института биологии КарНЦ РАН наиболее вероятная численность в этот период составляла 0,51 тыс. Уточнение численности рыси в регионах Северо-Западного федерального округа, возможно осуществлять методом картирования, по методике, применяемой в Удмуртской Республике (см. ниже).

В регионах Центрального федерального округа, Костромской, Смоленской, Тверской, Ярославской областях, т.е. основных, по запасам рыси регионах, численность в 2010 г. сократилась почти на 30%. Сокращение ресурсов рыси, видимо, в значительной мере, связано с сокращением численности зайца-беляка до минимальных оценок в 2009 и 2010 гг. в регионах европейской части России и Урала. Известны, однако, факты адаптации рыси к невысокому обилию зайцев; так была отмечена, например, специализация рысей на добычу лисицы в зоне елово-широколиственных лесов (Матвеев В., Матвеев И., 2007), а также бобра.

В остальных регионах Центрального округа численность рыси незначительна и исчисляется в 0,01-0,04 тыс. особей, что в целом не более 15-20% суммарного запаса рыси в округе. Для оценки численности рыси в этих регионах большое значение, кроме материалов ЗМУ, имеют данные мониторинга этого вида методом картирования, в том числе на маршрутах ЗМУ, опросные сведения. В Брянской, Владимирской, Московской, Рязанской, Тамбовской областях рысь занесена в Красные книги.

В регионах Северо-Кавказского и Южного федеральных округов численность рыси, опреде­ляется экспертным путем с использованием всей совокупности поступающей из регионов информации, в том числе литературных данных. Эти оценки не столько отражают численность кон­кретного года, сколько дают оценку некоего осредненного ресурсного запаса за ряд лет. Возмож­но, по ряду регионов оценки занижены. В связи с тем, что рысь в части регионов является краснокнижным видом, а в других, охота, из-за низкой численности, не ведется, информации по состоянию ее ресурсов всегда поступало очень мало; в последние годы она еще более сократилась. В региональные Красные книги рысь занесена в Республике Ингушетия, Республике Северная Осетия-Алания, Карачаево-Черкесской Республике и Ставропольском крае, где обитание рыси отмечено учетами только в Предгорном районе.

В Приволжском федеральном округе в 2010 г. отмечено сокращение численности рыси до 2,97 тыс. особей, что примерно на 20% ниже оценок 2003 г. Основное поголовье при этом, порядка 2,0 тыс. особей, обитает в Пермском крае и Кировской области. В Республике Удмуртия численность рыси, наряду со ЗМУ, определяется методом картирования участков обитания. В 2007 г. в Удмуртской Республике был зарегистрирован 161 участок обитания рыси, точнее, пространственная группировка, насчитывающая от единиц до 20 и более зверей (самцов, самок и котят); численность по данным картирования составила 0,26 тыс. особей (по данным С.П. Украинцевой, О.В. Паниной, 2007 г.). При расчетной численности по ЗМУ в 2007 г. в 0,15 тыс. особей, вероятный недоучет составил порядка 40%.

Мониторинг рыси методом картирования ведется и в Оренбургской области, где ее современная численность определяется в 0,09 тыс.особей. Вероятность недоучета рыси методом ЗМУ весьма вероятна в Республике Башкирия, где в 2001-2003 гг. региональными специалистами ее численность экспертно оценивалась в 0,4 тыс. особей. Рысь занесена в Красные Книги Республики Мордовия, Чувашской Республики, Республике Марий-Эл. В Нижегородской области в Красную книгу с категорией «угрожаемый вид, нуждающийся в охране на части территории области» занесена рысь, обитающая в Предволжье и Волжко-Окском междуречье; на левобережье Волги рысь – охотничий вид.

В Уральском федеральном округе основное население рыси, порядка 0,8-1,0 тыс. особей, обитает в Свердловской области. В Тюменской области, в начале 1990-х годов, состояние ресурсов рыси было стабильным на низком уровне численности. Средняя численность за 1992-1994 гг. оценивалась в 0,27 тыс. особей (В.И.Азаров, Н.Г.Шубин, 2003). Современные оценки по ЗМУ, не превышающие 0,05 тыс. особей, скорее всего, занижены. По экспертной оценке, численность в Тюменской области, можно определить в 0,15-0,20 тыс. особей.

В Ханты-Мансийском а.о. рысь встречается по всей территории округа, но довольно редка. ЗМУ здесь, как правило, завышает оценки ее численности за счет экстраполяции на всю лесную площадь. В целом состояние ресурсов рыси в округе характеризуется низким и относительно стабильным уровнем; наиболее вероятная численность 0,10-0,15 тыс. особей.

В значительной части регионов Сибирского и Дальневосточного федеральных округов мониторинг численности рыси основан на материалах зимнего маршрутного учета. Оценки численности рыси в ряде регионов могут занижаться при ЗМУ, однако установить уровень недоучета, при отсутствии дополнительных материалов, практически невозможно. Видимо, по этой причине, только несколько регионов приводят по рыси оценки численности, отличные от ЗМУ; как правило, эти оценки не подтверждены материалами, на основании которых они были получены, что дает основание относиться к ним с определенной осторожностью и не всегда применять их для квотирования добычи рыси.

В Сибирском федеральном округе численность рыси в 2008-2010 гг. оценивалась в 7,5-8,5 тыс. особей. В большинстве регионов оценки по ЗМУ вполне удовлетворительно отражают состояние ресурсов этого вида. В Республике Алтай численность рыси по ЗМУ составляет порядка 0,2 тыс. особей. Такую же оценку по республике приводит Г.Г.Собанский (2005), указывая в качестве основных причин низкой численности рыси, низкое обилие копытных - кабарги и косули, и высокий уровень численности волка.

На основе многолетних учетных материалов численность рыси в Тыве оценивалась А.Н. Зыряновым («Рысь», 2003) в 0,9 тыс. особей. Зимним маршрутным учетом 2003 г. численность рыси определена в 0,8 тыс. особей с последующим постепенным снижением к 2010 гг., когда ее ресурсы были оценены в 0,6 тыс. особей.

В Красноярском крае основное население рыси приурочено к южной части региона. Общий ресурс с 2003 по 2010 гг. оценивается в 0,5-0,7 тыс. особей, с колебаниями по годам. На территории Эвенкии рысь редка и мало влияет на общую оценку вида в регионе.

В Забайкальском крае расчетная численность по ЗМУ, полученная в ФГУ «Центрохотконтроль», в 2003-2010 гг. составила 1,5-1,7 тыс. особей. За этот же период, на основании тех же материалов ЗМУ, региональными специалистами численность рыси в среднем определялась в 2,50 тыс. особей. В 2010 г. было установлено, что значительное расхождение расчетных численностей, полученных в ФГУ «Центрохотконтроль» и в регионе, произошло из-за несоблюдения региональными специалистами методики ЗМУ при обработке учетных карточек; в регионе, для расчета численности принимались наследы рыси, отмеченные учетчиками в день затирки и в день учета; таким образом, численность завышалась, вплоть до удвоения; возможно, что таким же образом обрабатывались материалы ЗМУ и в предыдущие годы.

В Дальневосточном федеральном округе численность рыси с 2003 по 2010 гг. оценивается в 3,5-4,0 тыс. особей.

В Республике Саха (Якутия) средняя численности рыси за период с 2005 по 2010 гг., по оценкам Республиканского Департамента охотничьего хозяйства, полученных по результатам обработки карточек ЗМУ, составляла порядка 1,3 тыс. особей, при максимальной оценке 2005 г. в 2,1 тыс. особей и минимальных в 2006 и 2008 гг. в 0,8 и 0,7 соответственно. Двукратные подъемы и падения оценок от года к году свидетельствуют о низкой достоверности результатов учета рыси. Динамика численности рыси за этот период не согласуется с изменениями обилия зайца-беляка, как по отдельным зональным подразделениям, так и региону в целом. Численность рыси в республике определена экспертным путем. В тоже время, рысь, оставаясь на стабильно низком уровне численности, была выведена из Республиканской Красной книги. Необходимо упомянуть, что Якутия «классический» регион, в отношении резких, многократных изменений численности зайца-беляка (Наумов, 1947).

Значительно, по мнению региональных специалистов, занижается численность рыси в Приморском крае. Численность по ЗМУ в этом регионе с 2003 г. по 2010 г. в среднем составляла 0,4 тыс. особей, что, скорее всего, действительно ниже ее реальной численности; в материалах экологической экспертизы 2010 г. средняя численность в 2008-2010 гг. оценена в 1,6 тыс. особей. Такая же ситуация в Амурской области: при численности по ЗМУ в 2010 г. в 0,37 тыс. особей, региональные специалисты, основываясь на материалах опросов охотпользователей, определяла запасы рыси в 1,2 тыс. особей. Исходя из этого, численность по ЗМУ в этих регионах откорректирована в сторону увеличения, но все же ниже чем оценки по данным опросов.

В Камчатском крае численность рыси по ЗМУ с 2003 г. оценивалась в 0,5-0,6 тыс. особей, причем более трети численности, приходилось на Корякский а.о. По данным Камчатского филиала Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН (КФ ТИГ ДВО РАН) численность рыси в крае по ЗМУ ежегодно завышается, как правило, недооцениваются ее ресурсы на полуостровной и, завышаются, за счет экстраполяции учетных данных на всю лесную площадь, в материковой части края. В структуре численности доля «материковой части» должна составлять не более четверти общего запаса рыси в регионе. 2010 г. оказался нетипичным для учетов рыси. При общей оценке численности рыси в крае по ЗМУ в 0,53 тыс. особей, на полуострове Камчатка численность составила 0,45 тыс. особей, что по оценкам КФ ТИГ ДВО РАН, представляется значительно завышенной. В тоже время в материковой части рысь не отмечена учетом в Пенжинском, Олюторском и Карагинском районах. КФ ТИГ ДВО РАН скорректировав ЗМУ, экспертно оценивает современный уровень численности рыси в Камчатском крае не выше 0,34 тыс. особей (0,26 тыс. – на полуостровной части и около 0,08 тыс. особей – в материковой части).

На крайнем Северо-Востоке, в Магаданской области и Чукотском а.о., рысь редка, однако надо отметить, что несколько лет назад на фоне высокой численности зайцев было отмечено устойчивое проникновение рыси в тундру, вплоть до собственно полуострова Чукотка (Мымрин Р., Мымрин Н., 2010).

Вопрос об обитании рыси на о.Сахалине остается открытым. В настоящее время ее присутствие на острове не подтверждается фактическими материалами и полевыми наблюдениями. Рысь занесена в областную Красную книгу, как вид на грани исчезновения.

Статус рыси, как федерального вида, в регламентирующих документах до 2009 г. был прописан недостаточно четко. Вследствие этого, лимиты добычи рыси на федеральном уровне не устанавливались и не согласовывались. В 2009 г., в соответствии с законом от 24.07.2009 №209-ФЗ «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов…» рысь внесена в перечень видов, лимиты добычи которых согласуются с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Изменение статуса рыси на федеральном уровне пока не привело к поступлению полноценной информации, особенно по добыче. В настоящее время статистика добычи рыси отсутствует, имеющиеся отрывочные сведения по количеству добытых зверей, неполны, что значительно снижает общее качество мониторинга этого вида.

При расширении списка субъектов РФ, в Красные книги которых будет включена рысь, прогнозируется дальнейшее сокращение количества данных о ее актуальном распространении, численности и добыче.

Таблица 12.


Численность, лимит добычи и добыча рыси в России


Окончание таблицы 12.



* « - » - лимит не устанавливался, добыча не производилась



13. БОБР (Castor fiber L., 1758)
Речной бобр – один из основных видов охотничьих ресурсов, который был восстановлен, после почти полного уничтожения к началу XX века. Благодаря значительным материальным затратам по искусственному расселению, государственной охране исторический ареал этого ценнейшего вида был восстановлен.

За последние 10 лет численность бобра на территории России увеличилась в 2-2,5 раза и составила на осень 2010 г. 600-650 тыс. особей. В основном интенсивный рост численности в этот период происходил из-за резкого сокращения промыслового использования бобра (табл. 13), (рис. 13.1).


Рис. 13.1. Динамика численности бобра в России
В настоящее время в ряде случаев имеет место завышение численности и преувеличение вреда от деятельности бобра. Необходимо учитывать, что помимо отрицательного воздействия вид играет полезную средообразующую роль в пойменных биоценозах. Устраивая каскады плотин, в том числе на мелиоративных канавах, в бывших местах торфоразработок бобры улучшают водный баланс, условия обитания многих видов животных.

В то же время в некоторых регионах, например, в Смоленской области, совершенно необоснованно занесли бобра вместе с выдрой в Красную книгу. По сведениям, поступившим из Смоленской области в 2003-2007 гг. численность бобра оценивалась на уровне 4-5 тыс. особей (до внесения вида в Красную книгу), а в 2008-2010 гг. она увеличилась в 5 раз, и составила 19-20 тыс. особей.

В современных условиях ресурсы бобра, как и ресурсы многих пушных зверей по ряду причин не могут рационально использоваться. Однако, это не означает, что на федеральном уровне нет необходимости в контроле за использованием такого ценнейшего охотничьего ресурса, как речной бобр. Следует иметь в виду, что временное благополучие, рост численности такого вида, как бобр, не может быть стабильным на многие десятилетия без достаточно строгих, определённых правил учёта численности, использования и охраны этого вида.

В областях Центрального федерального округа численность бобра ежегодно продолжает увеличиваться, в IV квартале 2010 г. она составила около 190 тыс. особей, что на 5,7% больше, чем в предшествующем году (рис. 13.2). В сезон 2009-2010 гг. в округе по официальным данным добыли 2438 бобров. Эти данные не полные, т.к. ряд субъектов данные по добыче за последний сезон не представили. По этой причине провести сопоставление уровней добычи сезона 2009-2010 гг. с предшествующим не представляется возможным.

В Северо-Западном федеральном округе численность бобра на осень 2010 г. определена в 147,4 тыс. особей. Учет численности в большинстве регионов этого округа по-настоящему не проводился. В сезоне 2009-2010 гг. в округе по неполным данным (отсутствуют сведения по Калининградской и Ленинградской областям) было добыто официально всего 1543 бобра.

Рис. 13.2. Динамика численности бобра в Центральном, Северо-Западном

и Приволжском федеральных округах
В Южном федеральном округе численность бобра определена, как и в прошлом году в 7,8 тыс. особей.

В Приволжском федеральном округе на осень 2010 г. численность бобров составила 150-155 тыс. особей. В сезоне 2009-2010 гг. в округе по неполным официальным данным было добыто 2390 бобров. Как и в предшествующие два сезона, уровень использования имеющихся ресурсов составил около 1,5%. Сравнительно стабильно используют ресурсы бобра лишь в Кировской области, в размере 3-4% от численности в предпромысловый период.

В Уральском федеральном округе численность бобров в 2010 г. на предпромысловый период определена в 45-48 тыс. особей. Увеличение численности за 2 года составило более 40% (рис. 13.3).
Рис. 13.3. Динамика численности бобра в Южном и Уральском

федеральных округах


В Сибирском федеральном округе численность бобра на 2010 г. по нашим оценкам и сведениям из регионов определена в 80-85 тыс. особей. Официальное использование ресурсов находится на уровне 1-1,5%.

В Дальневосточном федеральном округе в Хабаровском крае и Камчатской области для уточнения результатов акклиматизации двух видов бобров необходимо проведение качественных учетных работ.

В целом по России уровень использования бобра, по официальным данным, в сезоны 2007-2008 гг. и 2008-2009 гг. составлял 8–9 тыс. особей, что соответствует уровню добычи в сезоны 2003-2004 гг. – 2006-2007 гг. В сезоне 2009-2010 гг. по поступившим неполным официальным данным в России добыли 7696 бобров, около 1% от имеющегося ресурса. В связи с очень малой материальной заинтересованностью охотников в добывании бобров, из-за чрезмерно низких цен на его шкурки и проблем с их реализацией, официальный промысел бобра на большей части территории России практически отсутствует.

Таблица 13.



Численность и добыча бобра в России

Окончание таблицы 13.




* - в 2009-2010 гг. приведены данные добычи не в полном объеме

** « - » -лимит не устанавливался, добыча не производилась





1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал