Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Специальность: 17. 00. 04 Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура



страница2/17
Дата23.04.2016
Размер3.4 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Глава 1

Изобразительное искусство в художественной

культуре Верхнего Поволжья

второй половины XVIII- середины XIX в.
1.1. Экономическое и культурное развитие

Верхнего Поволжья в XVIII- середине XIX в.
Художественная культура Верхнего Поволжья во второй половине XVIII- середине XIX в. характеризуется несомненной самобытностью, что, на наш взгляд, позволяет рассматривать Ярославскую, Тверскую и Костромскую губернии как единый историко-культурный регион, отличный от других очагов провинциального искусства. В настоящее время считается общепринятым определять в наиболее общем виде понятие «регион» как «территориальную целостность существенных, устойчивых и динамичных признаков жизнедеятельности людей»101. Действительно, социально-экономическое, градостроительное, культурное развитие Ярославля, Твери, Костромы в указанный период обнаруживает целый ряд сходных черт. На протяжении XVIII – первой половины XIX в. возрастает значение этих городов как центров промышленности и торговли, они становятся центрами самостоятельных губерний, претерпевают кардинальные преобразования архитектурной среды. Наряду с наличием в регионе древней художественной традиции, отмеченной многими выдающимися достижениями, названные процессы явились главными факторами сложения местных школ изобразительного искусства.

Ярославль, в декабре 1777 г. ставший центром губернии, включавшей 12 уездов102, по своему экономическому значению сохранял положение одного из ведущих городов страны, которое он достиг еще в XVII в. После основания Санкт-Петербурга город утратил свою роль во внешней торговле, чрезвычайно важную в предшествующем столетии в силу своего расположения на пути Архангельск-Москва, однако становится крупным узлом внутреннего рынка. Этому способствовало географическое положение, обеспечивавшее Ярославлю торговые связи с нижневолжскими губерниями, Макарьевской-Нижегородской ярмаркой и обеими столицами: товары с Урала и из Нижнего Поволжья доставлялись в Ярославль, оттуда по системе каналов (Мариинский, Тихвинский, Вышневолоцкий) – в Петербург, при этом основными отраслями были торговля железом, хлебом, тканями 103. В конце XVIII в. совокупный товарооборот достигал суммы 4.700.000 рублей104. О масштабах торговли свидетельствует постоянный рост численности ярославского купечества: если в 1794 г. в городе было 114 купцов, то в 1846 г. – 29 потомственных почетных граждан, 10 купцов I гильдии, 72 – II и 408 - III гильдий 105.

На протяжении XVIII- середины XIX в. довольно быстрыми темпами осуществляется превращение Ярославля из города с высокоразвитым ремесленным производством в крупный центр мануфактурной, а затем фабричной, легкой промышленности, основное место в которой занимало текстильное и бумажное производство. Главным предприятием города была основанная в 1722 г. Большая Ярославская мануфактура, выпускавшая широкий ассортимент текстильной продукции, часть которой экспортировалась в Европу. В начале XIX в. ежегодная выработка мануфактуры, где работало 3800 человек, составляла свыше 515 тысяч

рублей106. Второе место принадлежало мануфактуре Углечаниновых, выпускавшей продукции в среднем на 129 тысяч рублей в год 107.

Значительные изменения в полотняной промышленности Ярославля произошли во второй четверти XIX в. Мануфактуры отказываются от использования труда посессионных крестьян и переходят к экономически более эффективному вольнонаемному труду, основным сырьем становится более дешевый, чем лен, хлопок. Из статистических данных108 можно заключить, что в 1850-х гг. ярославские текстильщики полностью перешли на изготовление хлопчатобумажных тканей, на мануфактурах использовался только труд вольнонаемных рабочих и начался переход к фабрике.

Экономический подъем и получение городом статуса губернского центра стимулировали целый ряд положительных изменений в культурной жизни Ярославля. Наиболее значительным из них было, бесспорно, формирование системы светских учебных заведений. Если в середине XVIIIв. действовало лишь одно учебное заведение – основанная в 1747 г. Славянолатинская семинария, то во второй половине столетия и в первые годы XIX в. были открыты городская гимназия с пансионом (1778), Главное народное училище (1786), Дом для призрения, воспитания и обучения в нем сирот и неимущих детей (1786), губернская гимназия (1805) 109. В 1805 г. по инициативе и на средства дворянина П.Г. Демидова было учреждено Ярославское Демидовское высших наук училище, имевшее равные с университетами права110. Высокий уровень преподавания во-многом обеспечивался постоянным взаимодействием с Московским университетом, взявшим училище под официальное покровительство и выпускниками которого были ведущие педагоги училища. В 1814 г. при учебном заведении

возникло Общество любителей российской словесности. В 1833 г. Демидовское училище было преобразовано в лицей «камеральных наук» (юридическое учебное заведение, с 1870 г. официально именовался Демидовским юридическим лицеем), что несколько снизило его общественное значение и обеднило культурную жизнь города.

Театральные традиции Ярославля восходят к театру Ф.Г. Волкова, открывшемуся в январе 1751 г. постановкой пьесы А. Сумарокова

«Хорев» 111. В первые годы XIX в. функционировал крепостной театр князя Урусова, впоследствии превращенный владельцем в публичный и в этом качестве работавший до 1818 г. Открывшийся в 1819 г. стараниями местного архитектора П.Я. Панькова Ярославский публичный театр 112 имел разнообразный репертуар, в который наряду с многими рядовыми по своему художественному уровню пьесами Н. Полевого, П. Кукольника и т.д. входили все же подлинно высокие образцы драматургии, например, «Ревизор» Н.В. Гоголя 113.

Литературная жизнь города берет начало в конце XVIII в. С 1786 г. в Ярославле издавался единственный в России провинциальный журнал «Уединенный пошехонец», однако об активной творческой деятельности местных литераторов можно говорить лишь начиная с 1840-х гг. В это время вышли в свет два выпуска «Ярославского литературного сборника» (1849,1851). В Ярославле началась литературная биография Ю.В. Жадовской (1841-1880), автора романа «В стороне от большого света» и стихов, чьи

произведения получили положительную оценку Н.А. Добролюбова 114 и Д.И. Писарева 115.

Приведенные факты неоспоримо свидетельствуют о том, какие важные и глубокие изменения произошли в рассматриваемый период во всех сферах

жизни Ярославля. Если для первой половины – середины XVIII в. вполне справедлива оценка, данная краеведом Л.Н. Трефолевым, который считал, что «Ярославль, когда-то полный самобытной исторической жизни, спускается при Елизавете на ступень весьма заурядного провинциального города»116, то конец XVIII – первая половина XIX в. стали временем прогрессивного и динамичного развития экономики и культуры города. Общий подъем обусловил сложение в Ярославле этих десятилетий сильной и своеобразной школы изобразительного искусства.

Процессы, сходные с вышеописанными, наблюдаются в экономическом и социокультурном развитии Костромы, которая в XVIII в. становится промышленным, торговым и культурным центром обширного региона и в 1778 г. приобрела статус губернского города. В первой половине – середине XVIII в. в Костроме, уже в середине предшествующего столетия занявшей по своему экономическому значению третье место в стране (после Москвы и Ярославля)117, появился целый ряд новых льноткацких, кожевенных, мыловаренных, суконных предприятий, наиболее крупные из которых представляли собой мануфактуры с использованием наемного

труда 118. К концу XVIII в. город, где имелось 14 полотняных мануфактур119, вышел на первое место в России по производству льняных тканей. Начавшийся в первой четверти XIX в. переход к фабрике был прерван в 1830-х гг., когда многие льноткацкие предприятия прекратили существование120, не выдержав конкуренции с хлопчатобумажными тканями. Возрождение и рост костромской текстильной промышленности начался в 1850-х гг. с связи с введением на производстве паровых машин. Благодаря основанному в 1852 г. заводу Шипова, выпускавшему паровые двигатели, оборудование для текстильных предприятий, а затем также паровые суда, город стал видным центром машиностроительной отрасли.

Во второй половине XVIII – начале XIX в. Ярославль, Кострома и Тверь подверглись коренным градостроительным преобразованиям, в результате чего планировочная структура городов обрела строго регулярный характер, а застройка обогатилась рядом значительных по своим архитектурно-художественным достоинствам гражданских и церковных зданий в стиле классицизма. Поскольку наличие эстетически полноценной архитектурной среды не только свидетельствует об уровне экономического и социального развития города, но и выступает существенным стимулом дальнейшего роста местной художественной культуры, считаем необходимым подробнее охарактеризовать те изменения, которые происходили в застройке верхневолжских городов в указанный период.

Ранее других провинциальных городов кардинальные преобразования планировки и застройки претерпела Тверь, причиной чего стал пожар 1763 г., уничтоживший строения кремлевской части и Загородского посада 121.

К этому времени город еще не был губернским центром122, однако после прокладки Вышневолоцкой системы каналов и дороги на Санкт-Петербург имел значение важного транспортного узла, и его застройке правительство уделило особое внимание. Новый генеральный план Твери разрабатывался архитекторами А.В. Квасовым, П.Р. Никитиным, М.Ф. Казаковым, В. Обуховым и был утвержден в 1767 г. (для правобережной части). В 1773 г. были утверждены планы застройки Заволжской и Затверецкой частей города.

А.В. Квасов, возглавлявший архитектурную часть Комиссии о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы123, с помощниками проявили высокое мастерство в сочетании городской застройки с открытыми пространствами рек Волги, Тверцы и Тьмаки. В правобережном районе предусматривалось сохранение Кремля и прокладка трех лучеобразно расходящихся улиц, разрезающих сетку прямоугольных кварталов. Главная из улиц являлась участком шоссе Москва-Петербург, и на ней было расположено три площади. При въезде в город со стороны Москвы последовательно менялись виды застройки, со стороны Петербурга панорама Твери раскрывалась сразу. Таким образом, в проекте умело использовались природная красота местности и принципы нарастающей торжественности архитектуры по мере приближения к Кремлю. Крупным памятником раннего классицизма является Тверской путевой дворец (1763-1775), спроектированный М.Ф. Казаковым.

План А.В. Квасова был признан Комиссией о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы образцовым и рекомендован для других

городов124. В соответствии с ним застройка Твери велась до середины XIX в.,

когда были освоены все предусмотренные им площади 125.

Классицистические традиции в архитектуре Твери были продолжены К.И. Росси, руководившим в 1810-1815 гг. комитетом по благоустройству города (что было для него первым опытом работы в градостроительстве) и спроектировавшим торговые ряды – одноэтажные, с аркадой по главному фасаду, что типично для данного типа зданий126. Последним по времени памятником классицизма в Твери является построенное в 1840 г. здание Дворянского собрания. Вторая половина XIX в., когда город стал видным

центром текстильной промышленности, основанной здесь московскими купцами после открытия пароходного сообщения по Волге и сооружения железной дороги до Москвы и Санкт-Петербурга 127, отмечена лишь вполне рядовыми образцами архитектурной эклектики.

Иные варианты регулярной планировочной системы, обусловленные особенностями местности и характером сложившейся к тому времени застройки, были реализованы в ходе реконструкции Костромы и Ярославля.

Перепланировка Костромы осуществлялась после пожара, опустошившего большую часть города в 1773 г. и уничтожившего кремль, на месте которого были разбиты бульвары и возведен Богоявленский собор по проекту местного архитектора С.А. Воротилова (1741-1799)128. Генеральный план города, а также планы 15 городов Костромского наместничества, разработанный по инициативе генерал-губернатора А.П. Мельгунова, были утверждены в 1781 г.129. В итоге его осуществления город приобрел четко выраженную радиально-кольцевую структуру, каркас которой составляют 7 улиц, веерообразно расходящихся от центральной площади. Расположение

города только на одном берегу Волги и то обстоятельство, что застройка не вытянута на протяженное расстояние вдоль линии реки, обусловили ясную компактность и особенно последовательно сохраненную геометрическую основу плана.

Центр Костромы был образован двумя завершенными архитектурными ансамблями – соборным и торговым130. Первый представлял собой двухчастную композицию из разновременных, но органично согласованных между собой по масштабу, Успенского собора (XVI-XVII вв.) и

Благовещенского собора (XVIII в.). Торговый центр складывался на месте посада с конца XVIII в. до 1830-х гг. и был одним из крупнейших в России среди комплексов аналогичного назначения. Он включает различные по размерам здания, расположенные на главной площади и спуске к Волге: Большие мучные ряды (архитекторы С.А. Воротилов, К. фон Клер, 1789-1796), Красные ряды (арх. С.А. Воротилов, 1792), Церковь Спаса в Рядах (арх. С.А., П.А. и Е.С. Воротиловы), Пряничные ряды (рубеж XVIII-XIX вв.), Мелочные ряды (арх. П.И. Фурсов, 1831-1832). Построенные в разные годы, здания обладают общностью объемно-пространственной композиции и стилистики, что в первую очередь определено их функциональностью, и составляет целостный ансамбль.

Значительное явление провинциальной архитектуры представляет творчество упоминавшегося выше зодчего С.А. Воротилова131, которого по масштабу деятельности и профессиональному мастерству можно поставить в один ряд с такими архитекторами, как Я. Ананьин в Нижнем Новгороде, П. Обухов в Смоленске, И. Ясныгин в Калуге, К. Сокольников в Туле.

С.А. Воротилов, самостоятельно освоивший основы архитектуры, начал строительную практику в 1770 г. с перестройки колокольни в своем родном посаде Большие Соли Ярославской губернии и возведения храма Св. Варвары в городе Нерехта Костромской губернии132. Ко времени осуществления одного из крупнейших своих проектов – Богоявленского собора в Костроме, заложенного по инициативе архиепископа Симона (Лагова) после пожара 1773 г. – он уже зарекомендовал себя как талантливый архитектор и опытный строитель-подрядчик. Опубликованный С.А.

Демидовым фиксационный чертеж 1809 г.133 позволяет отнести Богоявленский собор, разрушенный в 1934 г., к ярким образцам отечественного барокко. Оригинальность общей объемно-пространственной композиции, богатство и тонкая прорисовка декора сочетались в этом здании с интересными инженерно-конструктивными находками134. Художественные достоинства соборной колокольни высоко оценили путешествовавшие по Волге в 1838 г. художники братья Н.Г. и Г.Г. Чернецовы135. Также Богоявленский собор был первым в Костроме зданием, в убранстве которого использованы отдельные архитектурные детали и приемы классицизма (треугольные фронтоны над боковыми входами, карниз, состоящий из широкого фриза с метопами и триглифами и выноса с модульонами), пока еще включенные в общую барочную систему.

По-видимому, как архитектор С.А. Воротилов был известен за пределами Костромского края. Так, он проектировал и начинал возводить соборную колокольню в Рязани 136.

Особенностью костромской архитектуры первой половины XIX в. обусловлены прежде всего деятельностью таких архитекторов, как П.И. Фурсов (ему принадлежит авторство Московской заставы, 1823, гауптвахты, 1824-1827, пожарной части, 1823-1827, дома соборного притча, 1824-1825) и М.М. Праве, крупнейшей постройкой которого является здание дворянского собрания (1838).

Чрезвычайной интенсивностью была отмечена строительная деятельность Н.И. Метлина (1770-1822), первого губернского архитектора

Костромы, занимавшего эту должность с 1796 г. до своей смерти 137. В некоторых его постройках зрелый классицизм сочетается с отдельными чертами барокко, что можно объяснить характером творческого становления мастера: он учился у своего отца, видного московского архитектора И.Ф. Метлина 138, бывшего в свою очередь выпускником школы Д.В. Ухтомского – центра барочной архитектуры в середине XVIII в. Благодаря названным мастерам в застройке города развитое воплощение нашел классицизм, в то время барокко принадлежит лишь несколько сохранившихся местных памятников XVIII в. (церкви Иоанна Златоуста и Спаса на Запрудне). Первую половину – середину XVIII столетия нельзя назвать ярким периодом в архитектуре города, имевшего древние и самобытные архитектурные традиции 139, однако на рубеже XVIII-XIX вв., как видно из приведенных выше фактов, наступает активизация строительства м создается ряд значительных памятников, среди которых наиболее интересны гражданские здания. Бесспорно положительное значение для местных архитекторов имели контакты со столичными мастерами, например, А.Д. Захаровым, проектировавшим для Костромы здание губернских присутственных мест (строительство завершено в 1833 г. Н.И. Мятлиным и И.Е. Ермиловым).

Градостроительные преобразования Ярославля не носили столь радикального характера и начались позднее, чем в Твери и Костроме: в 1820-

х гг. в городе был проложен главный бульвар на месте срытых остатков укреплений и сооружена набережная 140. Должность губернского архитектора до 1842 г. занимал П.Я. Паньков, ростовский мещанин, не получивший, по-видимому, профессионального образования, но в 1819г. удостоенный Императорской Академией художеств за представленные проекты звания художника-архитектора.

Значительные изменения в облике Ярославля произошли в 1850-х гг., когда был осуществлен ряд мероприятий по благоустройству города (наведены 3 моста над спусками к реке на Волжской набережной, реконструировано здание театра, перестроен Гостиный двор). Одновременно завершилось формирование сплошной каменной застройки Большой линии – центральной торговой улицы. Корреспондент «Ярославских губернских ведомостей» справедливо отмечал, что «редко бывало, чтобы наш город, степенный и осмотрительный, предпринимал почти вдруг так много затейливых и богатых построек разного рода <…> и так удачно исполнял их в короткое время, как случилось это в последние два года» 141.

Таким образом, значение масштабных градостроительных начинаний, реализованных в Твери, Костроме и отчасти Ярославле не ограничивается Верхним Поволжьем и важно для истории отечественной архитектуры в целом. По мастерству использования условий местности, сочетания новой регулярной застройки с древнерусскими памятниками, по стилистическому единству и в то же время архитектурному разнообразию конкретных зданий реконструкции названных городов можно отнести к вершинным достижениям отечественного градостроительства второй половины XVIII – начала XIX в.

С другой стороны, архитектура крупнейших верхневолжских городов обладает несомненно самобытными чертами. Своеобразие местного церковного и светского зодчества рассматриваемого периода сложилось под влиянием комплекса факторов: а) географические условия, определившие характер городской планировки, размещение высотных доминант застройки и специфику взаимодействия архитектуры с окружающим ландшафтом; б) экономический подъем и получение статуса губернских центров, что обусловило не только большой масштаб строительных работ, но и наибольшую востребованность конкретных типов общественно-административных и жилых зданий, а также композиционных и декоративных приемов классицизма; в) наличие древних местных архитектурных традиций; г) активная деятельность местных архитекторов, чье творчество сформировалось и протекало исключительно в условиях провинции (С.А. Воротилов в Костроме, П.Я. Паньков в Ярославле). Многообразными были также связи провинциальной архитектуры с центральной линией развития русского строительного искусства. Это использование образцовых проектов общественных и жилых построек, разработанных ведущими петербургскими и московскими архитекторами; деятельность в провинции архитекторов, получивших подготовку в Императорской Академии художеств либо в Москве. Наконец, с провинциальными городами связаны отдельные этапы в творчестве таких выдающихся мастеров, как Н.И. Львов, М.Ф. Казаков, К.И. Росси, в провинции был реализован ряд проектов А.Д. Захарова. В качестве яркого примера можно назвать город Торжок Тверской губернии, где находятся крупнейшие и наиболее совершенные в художественном отношении произведения Н.И. Львова (собор и колокольня Борисоглебского монастыря), а также Путевой дворец Екатерины II, построенный М.Ф. Казаковым, и Спасо-Преображенский собор, возведенный К.И. Росси. Зрелый классицизм

получил в этом городе одно из наиболее гармоничных и цельных воплощений142. Благодаря постоянным и многообразным контактам со «столичной школой» провинциальная архитектура, сохраняя свою самобытность, приобщалась к прогрессивным поискам отечественных архитекторов.

Экономический и культурный рост, переживаемый губернскими центрами Верхнего Поволжья во второй половине XVIII - начале XIX в., непосредственным образом сказался на судьбах не только архитектуры, из всех видов искусства наиболее тесно связанной с социальными потребностями, но и изобразительного искусства. Наглядный пример зависимости художественной жизни от социально-экономических процессов дает Ярославль. В Ярославской губернии, насчитывавшей в своем составе 12 городов (правда, значительная их часть получила этот статус лишь после образования Ярославского наместничества, как Рыбинск, Мышкин, Молога, Борисоглебск143), изобразительное искусство получило преимущественное развитие именно в рамках городской культуры. В подтверждение достаточно назвать имена таких живописцев, как Д.М. Коренев и Н.М. Мыльников, работавших в Ярославле соответственно во второй половине XVIII в. и первой половине XIX в., а также угличского художника И.В. Тарханова (первая половина XIX в.). Город обеспечивал широкую и стабильную базу

заказчиков, каковыми во второй половине XVIII в. являлись главным образом дворяне144, а с начала XIX в. постепенно все более активно в этой роли стало выступать купечество, своими вкусами способствуя

распространению и закреплению в провинциальном искусстве такого

специфического явления, как художественный примитив145. Кроме того, общественное положение художника в городе было прочнее, чем в усадьбе, где тот всецело зависел от прихотей конкретного человека, тем более что в провинции невозможны были равноправные, почти дружеские отношения между художником и просвещенной дворянской семьей, какие иногда возникали в столице (у Ф.С. Рокотова с Воронцовыми, Д.Г. Левицкого со Львовыми).

В отличие от ярославских, деятельность ведущих костромских и тверских художников в первую очередь связана с дворянскими усадьбами, как, например, творчество портретиста Гр. Островского, на протяжении 1770-1780-х гг. работавшего в усадьбе Нероново Солигаличского уезда Костромской губернии.

Названное различие стало одной из существенных причин различия более общего порядка: если относительно Ярославля можно с уверенностью говорить о сложении и эволюции местной школы изобразительного искусства, то в Костроме и Твери аналогичной концентрации художественной жизни не произошло.

Таким образом, общность процессов экономического, социального и культурного развития позволяет выделить Верхнее Поволжье второй половины XVIII - середины XIX в. в качестве особого историко-культурного региона. Рост производительных сил, связанный с превращением старинных ремесленных городов в крупные промышленные центры и сохранением

значения важнейших узлов внутренней торговли, повлек активизацию культурной жизни Ярославля, Костромы, Твери, где именно в этот период формируется местная интеллигенция, закладываются литературные и театральные традиции, яркий расцвет переживает архитектура. Как важнейший компонент региональной художественной культуры выступает изобразительное искусство, представленное творчеством целого ряда талантливых и самобытных мастеров, чье наследие составляет часть отечественной культуры в целом. Благоприятные социально-экономические условия и появление ярких творческих индивидуальностей определили его высокий уровень, и не будет преувеличением утверждать, что в произведениях верхневолжских художников русское провинциальное искусство воплотилось в наиболее последовательных и классических формах.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал