Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Специальность: 17. 00. 04 Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура



страница6/17
Дата23.04.2016
Размер3.4 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

2.2. Арзамасская школа живописи А.В. Ступина:

условия возникновения, педагогическая система,

этапы деятельности
Школа живописи, основанная в 1802 г. в Арзамасе Нижегородской губернии Александром Васильевичем Ступиным (1776-1861), стала первым в российской провинции частным художественным учебным заведением и представляла собой уникальный пример реализации академической модели художественного образования в не во всем благоприятных условиях уездного города. По продолжительности и интенсивности деятельности, строгой последовательности и эффективности системы преподавания, полученным высоким педагогическим результатам ее значение далеко выходит за пределы Нижегородского региона. Инициатива А.В. Ступина способствовала дальнейшему распространению профессионального художественного образования в провинции, творчество ряда выпускников Арзамасской школы является весомым вкладом в развитие отечественного искусства первой половины – середины XIX в.

На рубеже XVIII – XIX вв. Арзамас, с 1719 г. входивший в состав Нижегородской губернии сначала как центр Арзамасской провинции, а после учреждения в 1779 г. Нижегородского наместничества как уездный город, переживал наибольший в своей истории экономический подъем. Находясь на пересечении многочисленных путей, важнейшими из которых были Московский, Нижегородский, Симбирский и Саратовский тракты, Арзамас играл видную роль в торговле центральных и поволжских районов страны. В городе и уезде действовали кожевенные (наиболее многочисленные), поташные, меховые, текстильные, кузнечные, шорные, чугунолитейные заводы и мастерские318. Население Арзамаса в 1825 г. достигло цифры 7217 человек319. Сформировался архитектурный центр города, велось чрезвычайно активное храмовое строительство320. Несомненно, экономический расцвет Арзамаса был существенным фактором, способствовавшим успешной организации А.В. Ступиным художественной школы. С другой стороны, рост торговли и промышленного производства лишь незначительно повлиял на развитие в городе светской культуры. Медленными темпами развивались образование (первое малое народное училище открыто в 1787 г.) и здравоохранение, глубоко патриархальным оставался уклад жизни. Местный краевед начала XX в. Н.М. Щегольков характеризовал арзамасцев как людей, «воспитанных в истинной вере… нетронутой тлетворным влиянием запада»321. Общественные условия не были благоприятными для осуществления какой-либо инициативы в сфере культуры, о чем впоследствии вспоминал А.В. Ступин: художнику пришлось фактически «скрывать свой замысел о создании школы, т.к. «по тогдашнему времени все почли бы меня ветреным и предприятие мое пустою затейливостью»322.

Художественную деятельность А.В. Ступин начал как иконописец во второй половине 1790-х гг. после начального обучения у арзамасских иконописцев и службы подканцеляристом в Нижегородском губернском правлении в 1794-1796 гг.323 В связи с упоминавшимся выше масштабным церковным строительством профессия иконописца была чрезвычайно востребована в Арзамасе, и Ступин быстро зарекомендовал себя незаурядным мастером и добился признания. В 1797 г. он работает уже вместе с двумя учениками-помощниками Львом Ивановым и Гавриилом Фроловым. В целом в первые годы творчества Ступин выполнил для церквей Арзамаса и трех окрестных сел 5 иконостасов с общим количеством икон 115 штук 324. Очевидно, он остался бы преуспевающим провинциальным иконописцем, если бы не смелое и дальновидное решение получить образование в Академии художеств, после чего открыть собственную школу живописи.

А.В. Ступин уже в 1790-х гг. отчетливо представлял свое будущее именно как художника-педагога, который создаст в родном городе художественную школу. Говоря в своих воспоминаниях об отъезде в Академию, он отмечает, что «цель моя была не столько заняться для себя, сколько для пользы учеников моих, узнать правила рисования и порядок учения»325. Среди внешних импульсов в выборе Ступиным жизненного пути укажем следующие: знакомство во время службы в Нижнем Новгороде с нижегородскими художниками-педагогами Я.Д. Никлаусом и П.А. Веденецким, посещение лекций в Нижегородской духовной семинарии, программа которой кроме богословских дисциплин включала большой круг гуманитарных и естественных наук; наконец, в Академии художеств по классу исторической живописи в 1797-1801 гг. учился В.С. Турин, родственник жены Ступина, преподававший впоследствии в Казани326.

Решающую роль в становлении А.В. Ступина как художника и педагога сыграла Императорская Академия художеств, куда тот поступил в марте 1800 г. «посторонним» учеником327. В течение нескольких месяцев пройдя обучение в гипсоголовном и гипсофигурном классах (учитывая, что ранее имел отнюдь не академическую подготовку), он в дальнейшем занимался под руководством профессора И.А. Акимова.

Идея А.В. Ступина о создании в Арзамасе частной школы живописи получила поддержку администрации Академии художеств, лично ее президента А.С. Строганова, конференц-секретаря А.Ф. Лабзина, профессоров И.А. Акимова, А.Е. Егорова, В.К. Шебуева. В частности от Академии и ее преподавателей Ступин получил для будущей школы гипсовые отливки античных скульптур, коллекцию эстампов, ряд подлинных рисунков и картин, книги, что положило начало серьезной методической базы учебного заведения 328.

Окончив Академию с аттестатом I степени, А.В. Ступин возвратился в 1802 г. в Арзамас и в том же году открыл свою школу.

«Собственноручные записки…» А.В. Ступина, его регулярные отчеты в Императорскую Академию художеств о деятельности школы и достижениях учеников 329, учебные графические и живописные произведения воспитанников школы330 позволяют с максимальной полнотой реконструировать процесс обучения и выявить те методические и эстетические принципы, которыми руководствовался Ступин.

Педагогическая система Арзамасской школы изначально была всецело ориентирована на петербургскую художественную традицию, а через нее – на опыт европейских художественных Академий. Эстетика классицизма становилась залогом последовательного успешного овладения мастерством и, основываясь на категориях возвышенного, прекрасного и нравственного, формировала глубоко серьезное отношение ученика к будущей профессии, понимание высокой общественной миссии искусства. Учебный процесс в целом повторял те ступени профессиональной подготовки, которые в XVIII – первой половине XIX в. проходил студент Академии художеств: от копирования оригиналов до рисования с натуры и работы над композицией. «Итак, основавши свою школу по примеру, хотя в миниатюре, академическому, по крайней мере стал давать классы методическим образом с вывезенных (из Санкт-Петербурга – С.А.) мастерских оригиналов, антических голов и фигур, во всем давая собою пример»331.

Стремясь к подлинно академическому уровню образования в своей школе, А.В. Ступин тем не менее испытывал довольно значительное влияние местных условиях, в ряде случаев вносившее существенные коррективы в учебный процесс. В учебном заведении, где преподает один педагог, являющийся также его владельцем и лично ведущий все финансовые и хозяйственные дела, не могла осуществляться специализация учеников по жанрам, что было обязательным в Академии. Существенно отличался от Академии заключительный этап подготовки: в качестве задания, завершающего весь курс, воспитанники Ступина писали картину, в технике масляной живописи повторявшую эстамп-оригинал. Т.е. вместо самостоятельной разработки композиции исторического или религиозного содержания, ученик в виде станкового полотна копировал гравюру, в свою очередь репродуцирующую произведение европейского или русского мастера. Индивидуальность ученика в этом случае проявлялась лишь в возможных отдельных изменениях, внесенных в исходную композицию, и в самостоятельной разработке колорита, т.к. оригинал был тоновым. Примером могут служить две работы неизвестных учеников школы из собрания Нижегородского художественного музея, для которых удалось установить произведения-источники: картина «Лот с дочерьми» повторяет через гравюру И.А. Берсенева (1785) известное полотно Л.Ж.Ф. Лагрене (рубеж 1750-1760-х гг)332, «Святой Иероним в пустыне» написан по гравюре аугсбургского мастера первой половины XVIII в. М. Энгельбрехта с оригинала Якопо Пальма Младшего 333.

А.В. Ступин был знаком с педагогическими идеями архитектора В.И. Баженова, в 1798 г. занявшего пост вице-президента Академии художеств и подавшего Павлу I проект реорганизации Академии334. Предложения В.И. Баженова остались нереализованными из-за его смерти в 1799 г., но оказали заметное влияние на дальнейшую эволюцию теории художественного образования в России. Взгляды Баженова, провозглашавшего концепцию развития сильной национальной школы на идейных и стилевых началах классицизма, идеи демократизации и гуманизации педагогики, были близки Ступину335. Кардинально они расходятся лишь в одном: вице-президент Академии считал недопустимым совмещение в художественном учебном заведении профессиональной и общеобразовательной подготовки. А.В. Ступин понимал, что в условиях провинции его школа приобретает цель более широкую, чем только обучение художников, и давал своим воспитанникам наряду с профессиональным общее образование, приглашая преподавателей из городского училища. Качественной общеобразовательной подготовке способствовала обширная библиотека школы, кроме изданий по архитектуре и изобразительному искусству включавшая богословские, философские, юридические труды, беллетристику, поэзию, периодические издания общим объемом 1500 томов 336.

Одной из важнейших особенностей педагогической системы Арзамасской школы живописи с первых лет ее существования стало

соединение академических методов с элементами традиционного, ремесленно-цехового обучения будущего художника. Из последнего была заимствована практика коллективного выполнения учениками заказов под руководством наставника. Оставаясь единственным крупным центром искусства в обширном регионе, куда кроме южной части Нижегородской губернии входили соседние уезды Пензенской (в т.ч. современная Мордовия), Тамбовской, Симбирской губерний, Ступинская школа не испытывала недостатка в заказах на религиозную и светскую живопись. К 1848-1851 гг. Ступиным с учениками было расписано 10 церквей, создано 137 иконостасов с общим количеством икон 2454 и 510 икон «домовой работы и по церквам в разноту»337. Такая практика одновременно обеспечивала стабильное финансовое положение учебного заведения и давала будущим художникам возможность совершенствовать свои навыки в работе над монументальными и станковыми произведениями разного рода и уровня сложности. Данная сторона деятельности Арзамасской школы будет рассмотрена подробно в следующем параграфе.

Педагогическая система школы не оставалась неизменной, хотя ее основополагающие методические принципы сохранялись на протяжении всех 60 лет существования учебного заведения. Так, отдельные этапы в развитии школы связаны с именами сына ее основателя Р.А. Ступина, бывшего ведущим педагогом в 1820-х гг., и Н.М. Алексеева-Сыромянского, выпускника школы, преподававшего в ней во второй половине 1830-х гг.

Как видно из вышесказанного, А.В. Ступин не искал целенаправленно новых форм и методик в преподавании рисунка и живописи. С другой стороны, его опыт реализации академической модели художественного образования в не всегда благоприятных условиях уездного города и

успешного дополнения этой модели элементами традиционной ремесленной подготовки художника уникален и может быть назван новаторским. Новизной обладал и сам принцип организации школы, в которой строгий режим закрытого учебного заведения, каким была Академия художеств, органично сочетался со спецификой большой частной мастерской живописи и едва ли не по-домашнему теплой атмосферой, умением наставника сделать своих воспитанников друзьями и единомышленниками. «В школе Ступина большая часть учащихся живописи была из крепостных и вольноотпущенных, потом были из мещанского звания и дворянские побочные дети, но в школе все были равны, никому никакого преимущества не было, жили все в одних комнатах и обедали все вместе»338. Общий быт, совместные занятия и досуг оказывались важными факторами воспитания. Практиковалось также привлечение старших и наиболее одаренных учеников к обучению и воспитанию вновь поступивших («Помню, что к Ступину я приехал в воскресенье утром. Александр Васильевич принял меня ласково, призвал к себе перваго и лучаго своего ученика Григория Мясникова и поручил меня ему, чтобы он преподавал мне искусство рисования и имел обо мне попечение и о всем, что мне нужно»339).

В цитировавшихся выше воспоминаниях В.Е. Раев точно указал социальный состав учеников школы, куда учащиеся принимались независимо от сословий и где почти всегда преобладали крепостные. (Первые 9 учеников все были крепостными340). Особо отметим, что Ступин старался добиться для своих воспитанников освобождения от крепостной

зависимости, что в ряде случаев удавалось. Нередко усилия художника оставались безрезультатными, а его неоднократные, но безуспешные

ходатайства перед помещиком Гладковым о вольной для Г. Мясникова превратились в трагический конфликт и закончились самоубийством последнего 341.

Обучение у А.В. Ступина было платным; его стоимость изменялась, однако на протяжении всех лет существования школы оставалась сравнительно незначительной. Точные данные, относящиеся, правда, лишь к последнему периоду деятельности учебного заведения, приводит первый биограф Ступина А. Терещенко (1850): «малолетние принимаются на 6 лет с платою по 57 р. 14,5 к. серебром в год с содержанием кроме платья; взрослые по 85 р. 72 к. серебром в год с содержанием кроме платья; обучавшиеся прежде и показавшие успехи принимаются на 3 или на 2 года по 100 рублей»342. Поскольку большая часть этих средств расходовалась на художественные материалы и принадлежности и питание учеников, то основной доход школе приносили выполняемые Ступиным и его воспитанниками церковные и светские заказы, общая сумма которых составила к рубежу 1840-1850-х гг. 157322 рубля 343.

В 1808 г. А.В. Ступин приобрел для школы новое здание, которое в 1814 г. было перестроено аразамасским архитектором М.П. Коринфским, в чьем творческом становлении Ступин также сыграл важную роль. В ноябре 1842 г. дом и надворные хозяйственные постройки полностью были уничтожены пожаром, однако вскоре «возобновлены в лучшем виде щедротами Государя Императора, который … соизволил выдать Александру Васильевичу Ступину 5000 руб. сереб.»344. По свидетельству того же корреспондента «Нижегородских губернских новостей», «дом училища расположен на 3 улицах и занимает под собой земли с садом и огородом по

Прогонной улице 47, по Троицкой 45, по стрелецкой 10 саж… В доме, мезонине и антресолях находится 17 весьма хороших комнат, из коих 4 занимаются спальнями учеников, три библиотекою и краскотернею, а одна – определена для учения»345. В одной из двух примыкавших к дому боковых галерей разместились коллекции произведений искусства и учебных пособий. Основательную учебно-методическую базу школы составили отливки античных скульптур, наглядные пособия по перспективе, основам архитектуры, построению форм орнамента, пластической анатомии. Собрание живописных полотен, подаренных Ступину Академией и ее сотрудниками, купленных у наследников архитектора В.И. Баженова, гравюр, рисунков, а также произведений самого Ступина, Рафаила Ступина и лучших работ учеников, явилось по сути первым в Нижегородской губернии прототипом художественного музея.

Летом 1809 г. А.В. Ступин представил в Императорскую Академию художеств в качестве итогов своей преподавательской деятельности рисунки и 3 картины (2 копии с эстампов и 1 портрет с натуры) учеников346. Работы были рассмотрены Советом Академии, результат принес арзамасской школе официальное признание: Ступину, «яко первому заводителю дела необыкновенного», было присвоено звание академика, Академия объявила учебному заведению свое покровительство и разрешила прислать работы учеников на годовые экзаменационные выставки347. Контакты с Петербургом с этого момента становятся постоянными.

Отдельный – и чрезвычайно важный – этап в истории Арзамасской школы живописи связан с педагогической деятельностью Рафаила Александровича Ступина (1797-после 1861 г.)348.

К преподаванию в школе отца Р.А. Ступин приступил, имея качественную профессиональную подготовку: в 1809-1819 гг. он учился в Академии художеств по классу исторической живописи, посещая также мастерскую пейзажиста М.Н. Воробьева349. Однако прослушав полный курс Академии, Р. Ступин из-за нарушений дисциплины официально не завершил обучение. Аттестат I степени и звание художника исторической живописи XIV класса он получил лишь в 1829 г. по ходатайству отца перед Советом Академии «в возмездие… неусыпных трудов его»350 в Арзамасской школе.

Отчеты А.В. Ступина в Академию, относящиеся к 1820-м годам, работы учеников, выполненные в этот период 351, теоретическое сочинение

Рафаила Ступина «Наука рисования и живописи…»352 позволяют с большой полнотой представить художественно-педагогические взгляды Ступина-младшего и изменения в системе преподавания Арзамасской школы, произошедшие благодаря ему.

Можно говорить, что взгляды Р.А. Ступина на задачи и методику обучения искусству оформляются еще в годы его пребывания в Академии под влиянием педагогических идей профессоров А.И. Иванова и

А.Е. Егорова 353. В основе их художественно-педагогических взглядов лежит принцип, который мы можем назвать принципом «натурного видения». Согласно ему уже первые шаги в обучении рисунку – рисование с оригиналов и гипсов – должны быть не просто направлены на усвоение технических приемов, но прежде всего служить подготовкой к изучению и изображению реальной натуры. Таким образом, в своей практической работе преподавателя Р.А. Ступин придерживался передовых художественно-педагогических взглядов.

Методические нововведения Р.А. Ступина затронули все этапы обучения. На первой стадии подготовки копирование эстампов сочеталось теперь с отсутствовавшими ранее занятиями по линейной перспективе. Освоение законов передачи пространства в теории и изображение несложных по структуре интерьеров изначально создавало ученикам базу, необходимую для перехода в натурный класс. Для учеников «младшего возраста» были обязательными такие задания, как копирование эстампов пером набело, без предварительного карандашного наброска, рисование архитектурных деталей сначала по гравированному пособию, затем с натуры в тех же ракурсах. В отчете о деятельности школы за 1825 г. А.В. Ступин подробно описывает методические нововведения своего сына и отмечает их важную роль в повышении качества подготовки будущих художников: «…приняв рисовальный класс в особенный свой надзор, ввел в школе моей уменьшение и увеличение рисунков против оригиналов; и черчение с эстампов прямо пером без абриса карандашом, что до того времени не было в употреблении, и сим способом рисования возбудил в учениках сугубое рвение»354. Таким образом, на начальной стадии обучения органично сочетались задания,

направленные на совершенствование технического владения рисунком, и задания, подготавливавшие ученика к успешному освоению приемов работы с натуры.

А.В. Ступин в отчете за 1828 г. указывает, что основные достижения школы во второй половине 1820-х гг. связаны с «заведением (Рафаилом Ступиным – С.А.) натурного класса, преподаванием перспективы, черчения прямо пером…»355. Создание натурного класса стало наиболее важным нововведением Р.А. Ступина и в значительной мере подняло качество подготовки в школе на подлинно академический уровень. Обучение живописи начиналось с этюдов предметов и несложных интерьеров и завершалось работой с человеческой моделью. Ученики, как правило, писали портреты и этюды одетой фигуры, т.к. в городе крайне затруднительно было найти обнаженную модель356. Это обстоятельство сказалось впоследствии на самостоятельном творчестве выпускников Арзамасской школы: несмотря на то, что портрет как самостоятельный жанр здесь не преподавался (в соответствии с классицистической эстетикой ориентировались на историческую картину), именно в области портрета лежат почти все вершинные достижения «ступинцев».

Благодаря Р.А. Ступину в 1820-х гг. в Арзамасской школе сложилась последовательная и стройная система подготовки художников, включающая в себя следующие стадии:

1. Обучение рисунку:

- копирование оригиналов для первоначального освоения приемов рисования и изучение перспективы в теории и через выполнение зарисовок интерьеров;

- изображение архитектурных ордеров с эстампов и в натуре;

- рисование с гипсов – от анатомических пособий до отливок с античных скульптур;

- работа с живой натуры.

2. Обучение живописи:

- знакомство с материалами живописи, этюды предметов и простых интерьеров;

- создание живописных произведений по эстампам, рассматривавшееся Рафаилом Ступиным, в отличие от его отца, прежде всего как средство развития воображения;

- работа над портретом и этюдом фигуры в натурном классе.

Принципиальным новшеством стало введение Р.А. Ступиным в качестве итогового задания, завершающего обучение, разработки самостоятельной исторической композиции. Впервые картины «собственного сочинения» (а не с гравюр, как ранее) отмечены в отчете перед Академией за 1828 г.357 Введение задания на самостоятельную сюжетную композицию означало достижение школой подлинно академического качества образования. В то же время оно ярко показывает различие художественно-педагогических взглядов отца и сына Ступина: методика Ступина-старшего направлена на крепкую ремесленную выучку, в то время как Рафаил Ступин стремился развивать творческую самостоятельность и индивидуальность будущих художников.

Менее последовательно, чем на практике, педагогические взгляды Р.А. Ступина выражены в его теоретическом сочинении «Наука рисования и живописи…», работу над которым он начал в конце 1820-х гг. и завершил

после отъезда из Арзамаса 358. Этот труд тесно связан с традицией трактатов
и учебников по искусству XVIII – начала XIX в.359 и представляет собой подробное практическое руководство для освоения изобразительного творчества. Наряду с технико-технологическими рекомендациями и объяснением приемов графики и живописи, Р.А. Ступин затрагивает проблему художественной терминологии, комментируя 275 русских терминов и их французские аналоги, касается вопроса о происхождении искусства «от самых первобытных людей», дает сжатый обзор европейского и отечественного (с момента учреждения Академии) искусства. В своем сочинении Р.А. Ступин остается в первую очередь педагогом-практиком, и наибольший интерес вызывает именно его практический опыт, а не общие теоретические суждения об искусстве, в основном высказанные в форме

кратких сентенций 360.

Залогом успешного образования художник считал развитие таланта ученика и его профессиональной культуры через знакомство с другими видами искусства. Таким средством комплексного художественно-эстетического воспитания стал школьный театр, которому Р. Ступин уделял много внимания, подбирая репертуар, выступая как режиссер, участвуя в изготовлении декораций.

В 1830-1831 гг. произошел резкий конфликт и окончательный разрыв между А.В. и Р.А. Ступиными, имевший множество причин: начиная с глубоких мировоззренческих и профессиональных разногласий и заканчивая пристрастием Р.А. Ступина к алкоголю. Итогом стал отъезд Ступина-младшего из Арзамаса, в результате чего в педагогической системе школы произошли некоторые изменения.

А.В. Ступин отказался от одной из важнейших методических инноваций сына – задания на создание учеником собственной тематической композиции, т.е. заключительным этапом обучения вновь стало написание картины по гравированному оригиналу 361. Вновь акцент был сделан на «ремесленную» сторону искусства, что отчасти возвратило педагогическую систему учебного заведения к уровню начального периода его существования. Однако продолжал действовать натурный класс, сохранились занятия по перспективе.

В 1834 г. к преподаванию в школе приступил ее выпускник, окончивший Академию художеств (1834), Николай Михайлович Алексеев-Сыромянский (1813-1880), в чье ведение перешел натурный класс. Он не был сторонником каких-либо методических экспериментов, но нет сомнений в том, что он оказал значительное влияние на учеников школы как высокопрофессиональный и талантливый живописец-портретист, успешно

сочетающий педагогическую практику и творчество362. Н.М. Алексеев-Сыромянский оставался в Арзамасе до 1843 г., затем уехал в Санкт-Петербург, будучи приглашен к участию в выполнении монументальной живописи в интерьере Исаакиевского собора.

Анализ живописных работ учеников Арзамасской школы и сопоставление их с произведениями Р.А. Ступина и Н.М. Алексеева-Сыромянского приводит к выводу, что именно деятельность этих двух педагогов была главным фактором, давшим сложное и интересное переплетение стилистических черт в творчестве «ступинцев», когда на академическую основу наслаивались романтические и реалистические элементы. Взаимодействие ведущих культурно-художественных тенденций эпохи позволяет говорить об Арзамасской школе не только как об учебном заведении, но и как о стилистическом явлении. Доступное для ознакомления ученикам школы разнообразие направлений и манер также во многом определяло характер самостоятельного творчества выпускников в дальнейшем.

Последний период деятельности школы не отмечен значительными событиями и крупными творческими достижениями. Академия художеств по прежнему оказывала покровительство А.В. Ступину, его педагогическая работа дважды удостаивалась официальных наград (ордена Св. Анны III ст., 1834, и Св. Владимира IV ст., 1846). Предварительные итоги деятельности учебного заведения А.В. Ступин подвел в отчете за 1854 г.: «…с 1802 года по настоящее время, в 52 года находилось в ней 150 человек, из коих выбыло

144 человека, из них поступили на службу Отечеству по разным отраслям художества: два академика – Алексеев и Раев, четверо с аттестатами 1-й степени, четверо неклассными художниками, 12-ть человек удостоены серебряными медалями 1-го и 2-го достоинства…»363. В поздние годы снижалась востребованность школы, постепенно снижалось количество учеников: если в 1845 г. их было 10 человек364, что соответствовало среднему показателю за 1810-1830-е гг., то в 1854 г. – только 6 365. Почти прекратились заказы на произведения искусства, ранее бывшие неотъемлемой частью подготовки будущих художников и обеспечивавшие прочное финансовое положение школы.

Арзамасская школа живописи закончила свое существование со смертью основателя в 1861 г. Учебное заведение перешло по завещанию к
Н.М. Алексееву-Сыромянскому366 как зятю А.В. Ступина. Художник обратился за поддержкой к Совету Академии художеств, однако его ходатайство, перенаправленное министру императорского двора367, осталось без рассмотрения. Нерентабельность содержания школы в Арзамасе, невозможность из-за отсутствия официального разрешения Академии перевести ее в Нижний Новгород, где еще не было общедоступной художественной школы, привели к ее закрытию.

Специфика Ступинской школы как явления истории русского искусства и ее роль в развитии отечественного художественного образования наиболее полно раскрываются в ее сравнении с деятельностью других

художественных учебных заведений XVIII – начала XIX в. Школа А.В. Ступина была первым в провинции специализированным учебным заведением по искусству, однако к моменту ее возникновения уже был накоплен некоторый опыт распространения художественного образования вне стен Санкт-Петербургской Академии.

XVIII столетие дало ряд примеров успешной реализации частной и общественной инициативы в сфере художественного образования: архитектурная школа Д.В. Ухтомского в Москве, школа живописи А.П. Антропова в Санкт-Петербурге, Харьковская художественная школа. Все названные выше учебные заведения сыграли важную роль в развитии искусства и художественной педагогики. По масштабам и результатам можно прямо сопоставить «необыкновенное дело» А.В. Ступина и Харьковскую художественную школу: значение последней столь же велико для культуры восточной части Украины, как значение школы Ступина для Поволжья. Оба учебных заведения продолжительное время оставались первыми и единственными художественными центрами в своих регионах.

Арзамасская школа живописи послужила своего рода импульсом и отправной точкой для дальнейшего распространения художественного образования в российской провинции. Непосредственными последователями А.В. Ступина стали его ученики К.А. Макаров и А.Д. Надеждин. Кузьма Александрович Макаров (1790-1862), учившийся в Арзамасе в середине 1820-х гг. в период расцвета школы и работавший затем преподавателем рисования в Саранском уездном училище, открыл в 1828 г. в Саранске

собственную школу живописи 368. Она действовала до 1852 г. и после пожара была переведена в Пензу (1854), где продолжала функционировать после смерти своего основателя и стала предшественницей созданного в последнем десятилетии XIX в. художественного училища, одного из старейших в стране и входящих в настоящее время в число ведущих учебных заведений изобразительного искусства. В 1832 г. частную школу рисования и живописи открыл в городе Козлове Тамбовской губернии369 Афанасий Дмитриевич Надеждин (Надежин)370. Это учебное заведение, с 1836 г. находившееся под патронатом Академии художеств на аналогичных Ступинской школе условиях, в 1862 г. было переведено в Тамбов.

Безусловно, А.В. Ступину удалось достичь поставленной им при создании школы высокой цели «распространения искусства к благу общему и воспитания юношества»371. В деятельности Арзамасской школы живописи успешно осуществлены три взаимосвязанных направления: образовательное, творчески-практическое (выполнение учениками конкретных заказов на произведения искусства под руководством учителя) и воспитательное. Специфика Ступинской школы как самостоятельного явления в истории отечественного искусства и художественной педагогики определяется совокупностью организационных, методических и творческих аспектов:

1. социально-экономическая и культурная среда Арзамаса и Нижегородского Поволжья начала XIX в., обусловившая, с одной стороны, востребованность школы как учебного заведения и художественного центра, но, с другой, накладывающая определенные границы на диапазон творческих исканий провинциальных мастеров;

2. творческие принципы, художественно-педагогические взгляды, черты личности и мировоззрение основателя школы и ее ведущих преподавателей – А.В. Ступина, Р.А. Ступина, Н.М. Алексеева-Сыромянского;

3. особенность статуса школы – частного заведения, находящегося под покровительством Императорской Академии художеств, что позволяло сочетать значительную самостоятельность с получением официальной поддержки;

4. педагогическая система школы, построенная на взаимодействии академической модели художественного образования с лучшими чертами традиционной «ремесленной» подготовки художника;

5. нравственно-психологическая атмосфера школы, приближенная к жизни семьи, когда ученики, принадлежащие к разным сословиям «жили … душа в душу, один за другого готовы были умереть»372;

6. наличие и взаимопроникновение различных стилистических тенденций (классицизм, романтизм, реализм) в творчестве учеников школы, что позволяет рассматривать ее не только как учебное заведение, но и как творческое единство, школу, сформировавшуюся вокруг мастера.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал