Экологическая безопасность современной россии: политика обеспечения



страница1/3
Дата29.04.2016
Размер0.61 Mb.
ТипМонография
  1   2   3
ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПОЛИТИКА ОБЕСПЕЧЕНИЯ (монография)
ГЕРАСИМОВ А.В., д.ф.н., профессор

ГЛАВА I. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ОбеспечениЯ

экологической безопасности РОССИИ
Исследование экологической безопасности предполагает выявление целого ряда теоретико–методологических проблем. Во-первых, необходимо четко определить соотношение понятий «безопасность», «экологическая безопасность», «обеспечение экологической безопасности», выяснить их политический аспект. Во-вторых, актуальной исследовательской задачей является анализ политических факторов обеспечения экологической безопасности, места и роли политики вообще и экологической политики в частности в этом процессе. Такой анализ следует осуществить, исходя из конкретных социально-политических условий того или иного государства. Осмыслению этих проблем и посвящена настоящая глава.
1.1. Экологическая безопасность как форма взаимодействия человека, общества и природы
Необходимым условием жизнедеятельности человечества являются природные ресурсы. Сотни и десятки тысяч лет назад, когда люди еще являлись рядовыми членами сообщества живых существ, обитающих в рамках первозданных ландшафтов, потребности в использовании естественных ресурсов были минимальными и ограничивались пищей и одеждой. С образованием человеческого сообщества и по мере его развития стал усиливаться процесс изъятия из природы различных материалов, использования сил природы. Обеспечение людей необходимыми для их существования различного рода благами, полученными из окружающей среды, становилось одной из важнейших задач общества.

На протяжении ряда веков окружающая среда не представляла проблемы, несмотря на то, что хозяйственная деятельность и ранее порождала нежелательные последствия. Так, например, в эпоху раннего скотоводства и земледелия наблюдается уничтожение лесов в Средиземноморье, засоление почв в междуречье Тигра и Евфрата. Однако биосфера в целом была не затронута1. Положение меняется уже к XIX веку: проявляется реакция на развитие индустриальной цивилизации. Усиливающаяся эксплуатация природных ресурсов способствовала их истощению, разрушению экосистем, что ухудшало экологические условия жизни людей. К этому же все в большей степени приводило и создание людьми технических устройств, работа которых была сопряжена с негативными воздействиями на окружающую среду. Таким образом, естественный ход человеческой цивилизации в течение прошлых тысячелетий способствовал обострению проблем экологии, ущемлял интересы людей в данной области.

Со второй половины ХХ века загрязнение окружающей среды достигает в ряде областей порогового уровня, и экологические проблемы приобретают глобальный характер. По данным ООН, в результате нарушения экологических структур и варварского отношения к природным ресурсам утеряна 1/3 почвенного слоя, леса на 2/3 вырублены, степи как тип ландшафта почти исчезли, флора и фауна потеряли почти половину своего генетического разнообразия. Усугубляются проблемы в области обеспечения населения водными ресурсами. Уже сейчас 1/3 мирового населения проживает в странах, испытывающих «водный стресс»: объем потребления воды здесь на 10% превышает объем имеющихся запасов. Уровень грунтовых вод, обеспечивающих водой 1/3 населения планеты, падает в некоторых районах на 1–3 м. в год. При сохранении нынешних тенденция в условиях дефицита воды будут проживать каждые 2 из 3-х жителей Земли. Произошло почти повсеместное загрязнение биосферы Земли токсичными и радиоактивными отходами2.

Быстрое снижение качества окружающей среды обострило проблему генофонда человека, длительное время подвергавшегося медленной эрозии. Экологический геноцид охватывает в той или иной мере все население планеты. В нашей стране уровень рождаемости детей с генетическими повреждениями достигает 17%. Это страшная цифра, если учесть, что генные повреждения у 30% особей популяции приводит к ее полной гибели. Человек все острее чувствует свою обреченность перед катастрофически ухудшающейся экологической ситуацией. В обществе усиливается тревога по этому поводу.

Осознание близкой экологической катастрофы на фоне истощения ресурсов, ухудшения качества природной среды и увеличения численности населения заставило страны задуматься о внесении существенных корректив в стратегию развития. В выступлениях ученых, государственных и политических деятелей возрастает внимание к экологическому аспекту в сфере производства, потребления, образования, воспитания.

Идея о необходимости развития человеческого общества в гармонии с окружающим миром не нова. Обратимся к социальным идеям, верованиям, религиозным представлениям, научным концепциям, отражающим представления людей, живших в разные времена, о характере отношений человека и природы.

Еще в Древнем Египте миросозерцание человека основывалось на признании зависимости жизни людей от природы, ее ритмов. В надписях, сделанных на пирамидах и датированных почти XXI в. до н.э., говорится: «Люди погибнут от неумения пользоваться силами природы и от незнания истинного мира»3. Правящие круги этой страны в течение тысячелетий вырабатывали нормы природопользования, первоначально на своего рода естественных моделях — священных животных, урочищах и т.д. Учитывались сезонные природные ритмы, календарь в Египте появился около IV тысячелетия до н.э. Уже в то время стали возникать первые природно-заповедные объекты, прежде всего рощи, столь необходимые для сохранения естественных ландшафтов пустынной зоны при условии высокой плотности населения и интенсивной хозяйственной деятельности в долине Нила.

Ключевым учением буддизма и индуизма, предписывающим почтительное отношение к природе, является представление о сансаре (с санскрита — «странствование»), согласно которому душа каждого человека после смерти тела переселяется в другое тело. Причем это может быть тело животного или растения, а не только человека.

В эпоху существования древнегреческой цивилизации государство соизмеряло свою политику с представлениями о свойствах природного окружения. Мышление человека античного времени предполагало взгляд на природу как на нечто подвижное, изменяющееся, цельное явление. Каждый – и свободный, и находящийся в рабстве – должен был подчиняться господствующим законам природы, которые представали перед ним в качестве «рока», судьбы, определяющей всю его жизнь. Для древнегреческой культуры была свойственна поэтизация природы.

В работе «О воздухах, водах и местностях» Гиппократ рассмотрел не только чисто медицинские аспекты взаимодействия человека и природы, выделив в качестве фундаментальной связи, объединявшей людей и окружающую среду, условия их проживания, от чего зависят здоровье и жизнь каждого члена общества. Он сделал попытку наметить концепцию политического развития полиса, включая и его экологические аспекты.

Аристотель полагал, что собственно социальные структуры уходят своими корнями именно в природу. Он проводил аналогии между развитием общества, государства и сообществ живых существ и растений. В своей работе «Законы» Платон ратовал за бережное отношение ко всему живому, к земле. Он выступал против браконьерства, ночной охоты, применения капканов и сетей.

О господстве человека над природой говорится в священной книге иудаистов Торе (с еврейского — Закон). С начала возникновения христианства служители его культа включили Тору в состав Библии, назвав ее «Пятикнижием Моисеевым» и тем самым сделав повеление Бога, данное им иудеям, владеть земной природой повелением Бога христианам.

Заслугой многих древнеримских авторов (Катон, Варрон, Калумелла) является обоснование ими политико-экологических концепций развития государства. В период республики и империи широко использовался опыт предыдущих цивилизаций по охране природы, освоению ее богатств. Римские города, другие населенные пункты являлись образцами соблюдения правил санитарии, которые были достигнуты европейцами лишь в XX в. Они имели развитые системы водоснабжения чистой родниковой водой или водой из горных ледников. Поражают созданные в них системы канализации, другие элементы жилищно-коммунального хозяйства.

Труды римских ученых, хорошо известные их современникам, содержали множество рекомендаций, касающихся уменьшения воздействия вредных факторов на окружающую среду. Так, Страбон сообщал конкретные сведения о вредителях сельского хозяйства и борьбе с ними, о необходимости и способах постройки высоких труб для вредного дыма при выплавке металлов, о городских нечистотах и методах их очистки и т.д.

На стремлении человека к моральному совершенству, в том числе и в результате построения гармонических отношений с окружающим миром, в значительной мере строились идеи Возрождения. Так, Томас Мор в написанном им известном труде «Утопия» обращал внимание на необходимость бережного, благодарного отношения к природе.

О необходимости сохранения баланса экосистемы на Земле в процессе хозяйствования ученые говорили и в XVIII веке. Так, А.Р.Ж. Тюрго (фр.) обосновал закон убывающего плодородия почвы. Т.Р. Мальтус отстаивал точку зрения падения жизненного уровня вследствие того, что рост средств существования растет по арифметической прогрессии, а рост населения – по геометрической прогрессии.

Опубликованная в 1778 г. работа Ж. Бюффона «Эпоха природы» содержала соображения автора о семи периодах развития Земли. В течение последнего, по мнению автора, «к силам природы присоединилось могущество человека». Ученик Ж. Бюффона Ж.Ламарк, продолжая развивать идеи последнего о часто губительном воздействии человека на природу, в начале XX века высказывал пессимистическое убеждение, что человеку суждено истребить себя после того, как он сделает Землю непригодной для обитания.

Фундаментальные основы мировоззрения о взаимозависимости составляющих экосистемы Земли заложены в работах В.И. Вернадского – создателя учения о биосфере и ноосфере4, рассматривавшего окружающую среду и деятельность человека интегрированно, в единой системе «природа – общество». Биосфера, согласно Вернадскому, – это специфическая оболочка Земли, в которой физические, химические и энергетические параметры определяются совокупной деятельностью многих поколений живых организмов. Следующая эволюционная стадия биосферы – ноосфера (сфера разума) представляет качественно новую форму организованности биосферы, возникающую в ходе проявления человечества как «мощной геологической силы». Ноосфера ведет к усложнению системы противоречий, пронизывающих целостность жизни в биосфере: фундаментальное динамичное равновесие между «абиогенным и биогенным» дополняется соотношением между «социоприродным и социогенным». Человечество должно вписываться в это равновесие как в условие своего существования, а не нарушать его.

Человек рассматривается Вернадским как природный объект, а человечество – как природное явление, проявление большого природного процесса, длящегося в течение примерно 2 млрд. лет. В течение 20–30 тыс. лет человечество своей деятельностью, разумом содействует переходу биосферы в ноосферу. В этом, в частности по Вернадскому, реализуется необратимость научной мысли как живого вещества. Отсюда делается вывод о невозможности уничтожения цивилизации как части биосферы. Человек, являясь частью природы, представляет собой ценный вид, однако все живое имеет свою значимость. Роль человека заключается в сотрудничестве с природой, а не в ее завоевании. Все, что делается, делается правильно лишь в том случае, если направлено на поддержание систем жизнеобеспечения.

Ведомая человеческой деятельностью жизнь в биосфере выходит на качественно новый уровень самоорганизации, параметры которого в определяющей степени будут зависеть от характера совокупной активности человечества. Идеей о ноосфере Вернадский впервые в науке ХХ в. поставил вопрос о необходимости переосмысления роли и значения человеческой деятельности, направляемой развитием научной мысли, гармонизацией социального порядка в системе планеты. Учение Вернадского о взаимоотношении природы и общества имело определяющее значение для формирования современного экологического сознания, явилось теоретической базой природоохранных мероприятий.

Вернадский работал до создания и применения атомной бомбы, широкого использования в экономике атомных установок, космических запусков, грандиозной милитаризации на основе экологически опасного вооружения. Вряд ли в наши дни ученый смог бы утверждать, что человечество не может быть уничтожено, «т.к. оно является частью биосферы». Но и тогда Вернадский обращал серьезное внимание на нравственную ответственность ученых за использование научных открытий и научной работы для разрушительной, противоречащей идее ноосферы цели.

Таким образом, несмотря на то, что человечество располагало системой научных знаний об объективных законах жизни общества на Земле, оно не сумело вовремя ими воспользоваться и допустило серьезные нарушения в системах жизнеобеспечения. Не задумываясь о последствиях своей деятельности, люди оказались заложниками технократии. «Безнравственность в отношении к природе, – пишет В.И. Осипов, академик, директор Института геоэкологии РАН, – отражается на росте деструктивных настроений в обществе, приводит к разгулу национализма, наркомании, терроризму, падению морали. Политические процессы не способствуют стабилизации ситуации»5. Усиление экологического стресса, увеличение числа «экологических» беженцев может привести к возникновению конфликтов из-за перераспределения природных ресурсов.

В международном и внутристрановом масштабах стоит сложная новая задача обеспечения экологизации макроэкономических процессов. Как отмечалось на Саммите ООН в сентябре 2000 г., организационным структурам зачастую недостает профессионального кругозора, информационного потенциала, позволяющих не отставать от быстро меняющейся глобальной повестки дня. Любая деятельность должна ориентироваться не просто на достижение высокой экономической эффективности, но и на экологическую безопасность, которая стала одним из главных критериев социально-экономического развития.

Экологическая безопасность основывается на осознании того, что человечество – неотъемлемая часть природы и полностью зависит от нее; на признании необходимости выработки превентивных экологических запретов и мер ответственности за загрязнение природных объектов; на обязательности создания социально-экономического механизма при взаимодействии «природа-товар-деньги-природа»; на приемлемости только «экологосовместимых» и «безопасных» для природных объектов технологий и техники; на признании приоритета экологической безопасности при организации любых видов деятельности.

По мнению ряда ученых-экологов, «экологическая безопасность имеет стохастический (неопределенный) характер, обусловленный неполнотой знаний об устойчивости экосистем и последствиях ее нарушения. Полная гармония между обществом и природой недостижима, так как неизбежно возникают непредвиденные виды критических социально-экологических ситуаций. Необходим контроль экологической безопасности не только для предотвращения критических ситуаций, но и для управления ими»6. В значительной части проблемы обеспечения экологической безопасности оказываются проблемами управления, ибо главное отличие всего предшествующего развития от будущего устойчивого социоэкоразвития заключается в том, что им необходимо разумно и опережающе управлять.

Таким образом, сущность экологической безопасности заключается в таком снижении антропогенного пресса на биосферу, чтобы цивилизация в нее органически «вписывалась» и могла существовать неопределенно долго. Предшествующее развитие человечества, как и отдельных государств, будучи стихийным и тем самым неуправляемым, вело лишь к увеличению антропогенного давления посредством экономического и демографического роста, воздействия на природу неэкологизированной науки, технологий и производства.

Можно считать, что эпоха естественно-исторического развития исчерпала себя и должна наступить эпоха искусственно конструируемого развития общества (а не природы) с тем, чтобы сделать его деятельность адекватной естественным (прежде всего биосферным) законам, признать их примат над общественными законами. Необходимо создать такие условия, чтобы реализовались лишь те законы социального развития, которые не просто не противоречат сохранению окружающей среды, но позволяют человечеству выжить и далее устойчиво развиваться, не деградировать, как сейчас, а достичь нового качества, более высокого, чем это было до сих пор.

1.2. О понятиях «экологическая безопасность» и «обеспечение экологической безопасности»
Понятие «экологическая безопасность» появилось в лексиконе политиков в середине 80-х годов. Одним из первых это понятие использовал М.С. Горбачев, рассматривая экологическую безопасность как «...органическую часть и ключевой момент всеобъемлющей системы международной безопасности»7. Социально-политическое и право­вое значение, а также широкое применение в науке и законо­дательстве это понятие приобрело в связи с аварией на Чернобыльской АЭС и обнародованием информации о других авариях (например, на производственном объединении «Маяк»), а также о катастрофических последствиях испытаний ядерного оружия.

Со временем появились специальные научные статьи по международно-правовым аспектам экологической безопасности8; научные труды и статьи, в которых понятия «экологическая безопасность» и «обеспечение экологической безопасности» использовались в качестве инструмента или предмета исследования9; экологические словари, определяющие данные понятия10.

Впервые понятие экологической безопасности было введено в российское законодательство статьей 85 Закона РСФСР «Об охране окружающей среды» от 19.12.1991 г. при формулировании перечня объектов экологических преступлений наряду с экологическим правопорядком, окружающей средой и здоровьем человека.

В Законе РФ «О безопасности» от 05.03.1992 г. угроза экологической безопасности рассматривается в качестве угрозы национальной безопасности, а среди сил и средств обеспечения безопасности названы природоохранительные органы, органы охраны здоровья населения, службы ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.

В наши дни проблема охраны природы осознается как проблема выживания человеческой цивилизации. Именно пониманием этого детерминировано включение экологической безопасности в качестве составляющей в концепцию всеобъемлющей системы международной безопасности, разработанную в конце 90-х гг. ХХ века.

Для лучшего уяснения понятия экологической безопасности обратимся к самому понятию «безопасность», содержание которого, несмотря на частое употребление, до сих пор политиками и учеными толкуется неоднозначно, поскольку отражает сложное, широкое и многогранное явление.

Сущность безопасности в разные исторические периоды понималась по-разному. Первоначально безопасность человека сводилась в основном к обеспечению его физической защиты от различных воздействий природных явлений и животного мира. На этапе возникновения и становления земной цивилизации перед людьми прежде всего стоял вопрос о выживании, т.е., пользуясь современной научной терминологией, о физической безопасности человека от угроз преимущественно индивидуального насилия. В этой связи философы вплоть до XVIII в. не проводили различия между понятиями «безопасность» и «выживаемость». В последующем, по мере развития человеческого общества, возникла потребность в защите человека не только от естественных опасностей, но и от опасностей, создаваемых обществом и им самим. Поэтому на уровне общественного сознания понятие безопасности стало употребляться применительно к самым различным процессам, как природным, так и социальным.

Понятие «безопасность» объективно носит конкретно-исторический характер и тесно связано со всеми направлениями и формами взаимодействия в системе «природа — общество — человек». Смысловое значение оно приобретает лишь в связи с конкретными объектами или сферой человеческой деятельности. Соответственно, можно квалифицировать это социальное явление как безопасность существования человека, то есть состояние защищенности человека от негативных воздействий различного характера, способных нанести ущерб его организму; природная безопасность, то есть защищенность животного и растительного мира от вымирания и исчезновения из-за негативного воздействия различного характера; безопасность общества, то есть состояние защищенности важных интересов общества во всех сферах его жизнедеятельности от внутренних и внешних опасностей и угроз. Поэтому следует согласиться с мнением А.В. Возженикова о том, что применительно к практическим потребностям наиболее общим следует считать понятие «безопасность жизнедеятельности», то есть состояние защищенности материального мира и человеческого общества от негативных воздействий различного характера11.

Понятие «безопасность» в нашей стране по-разному трактовалось на различных этапах исторического развития. В ХIХ веке оно выражало состояние защищенности интересов личности, общества и государства в различных сферах жизнедеятельности: внешняя безопасность; безопасность промыслов; безопасность на воде; имущественная безопасность; общественная безопасность и т.д.12

После 1917 года и до середины 80-х годов ХХ века она олицетворялась с безопасностью государства (политическая безопасность) и международной безопасностью (внешняя безопасность). В период перестройки (1985-1991) проблема безопасности включала кроме традиционных аспектов и многие другие – экономические, гуманитарные, экологические, информационные и т.д.13. По своей сути все вышеперечисленные проблемы отражали принятое в американской терминологии понятие «национальная безопасность», которое в советской политической литературе по существу сводилось к понятию «государственная безопасность».

В современной научной литературе безопасность как социальное явление является сложным объектом комплексного изучения и трактуется с различных подходов. В психологической – как ощущение, восприятие и переживание потребности в защите жизненных (духовных и материальных) потребностей и интересов людей; в юридической – как система установленных законами правовых гарантий защищенности личности и общества, обеспечения их нормальной жизнедеятельности, прав и свобод; в философско-социологической – как состояние, тенденции развития и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установлений, при которых обеспечивается сохранение их качественной определенности, оптимальное соотношение свободы и необходимости.14

Несмотря на многоаспектность трактовки феномена безопасности, в каждом из приведенных выше подходов явно или неявно высвечивается общая мысль, что безопасность (как ощущение, гарантии, состояние защищенности личности, общества и государства и т.д.) генетически возникает в ответ на опасность или угрозы различного рода, как антитезиса последним. А опасность как потенциальная или реальная сила, фактор, угроза нормальному функционированию общества всегда сопровождала развитие государств и народов. Наиболее острая форма проявления опасности – природные и социальные катаклизмы, потрясения, революции, кризисы, войны, вооруженные конфликты.

Исходя из этого, многие авторы наличие безопасности связывают, прежде всего, с отсутствием опасности или с ее удержанием на определенном, приемлемом для субъекта уровне. Представляется, что такой подход к трактовке безопасности возможен только как предварительный, ибо, во-первых, опасность – это следствие более широкого и объективного явления – экспансии. Во-вторых, практически невозможно найти ситуацию, когда в отношении какого-либо субъекта абсолютно отсутствует всякая опасность. В-третьих, содержание понятия «опасность» связано, прежде всего, с функционированием субъекта, его социальной ролью, выполняемой в действительности. То есть при определении понятия «безопасность» через понятие «опасность» будут исключены из дефиниции многие признаки данного явления, которые должны быть в нем обязательно отражены.

Согласно официально принятой в России точке зрения под безопасностью понимается «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз»15. В свою очередь, жизненно важные интересы определяются как «совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства»16. Угроза безопасности рассматривается как «совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства»17. Таким образом, категориальный аппарат данного определения включает такие понятия, как «защита», «угроза», «опасность», «интересы», «существование», «развитие», «личность», «общество» и «государство». От конкретного наполнения содержанием этих понятий зависит направленность усилий по обеспечению безопасности.

Таким образом, безопасность является важнейшей потребностью человека. Она отражает политический, экономический, военный, демографический, экологический, духовный, правовой и иные аспекты; учитывает международные и внутригосударственные (национальные) особенности цивилизационного развития; имеет системный (полиструктурный) или фрагментарный (моноструктурный) характер и т.д. Это вполне научная категория, которая своей сутью и содержанием раскрывает условия жизнеобеспечения социоприродных систем. По отношению к своему объекту (личности, обществу, государству) безопасность как научная категория сегодня трактуется по-разному:

• как уровень защищенности интересов объектов безопасности;

• как определенное состояние объектов безопасности, при котором они способны противодействовать угрозам и преодолевать опасности;

• как достаточность системы мер предотвращения угроз и преодоления опасностей (обычно применяется к высокоорганизованным социальным объектам и является качественной характеристикой эффективности управления);

• как качественная характеристика стабильности и устойчивого развития социальной системы и др.

На наш взгляд, все эти определения так или иначе описывают различные объектные стороны безопасности в зависимости от направленности их применения. Поэтому их можно считать совокупными признаками безопасности вне зависимости от социального уровня организации объекта – личности, общества или государства.

Проведенный нами анализ безопасности как научной категории является основой для исследования экологической безопасности. В современной научной литературе есть разные подходы к определению экологической безопасности. Так, А. Тимошенко воспринимает экологическую безопасность «как устойчивое состояние глобального характера», которое «представляет собой сложное политико-правовое единство, систему отдельных, но взаимосвязанных элементов»8. Он считает, что «экологическая безопасность – это логический результат эволюции проблемы охраны окружающей среды»18. По мнению автора, на современном этапе охране окружающей среды присущ «целостный, биосферный подход, диктующий единообразное применение научно обоснованных ограничений любых воздействий человека на окружающую его среду». Из приведенной точки зрения ясно, что «охрана окружающей среды» и «экологическая безопасность» являются близкими понятиями, поскольку одно определяется через другое.

По мнению М. Бринчука, «экологическая безопасность – это основной принцип охраны окружающей среды, в соответствии с которым любая деятельность, связанная с вредным воздействием на окружающую среду, а также предусматриваемые в законодательстве и осуществляемые на практике правовые и иные природоохранительные меры должны оцениваться с позиций экологической безопасности»19. Согласно данной точке зрения понятие «экологическая безопасность» входит в понятие «охрана окружающей среды», является ее основным принципом и составной частью.

M. Бринчук также считает весьма важным определиться в отношении интересов, являющихся объектом экологической безопасности. Он полагает, что такой объект двойствен; во-первых, он касается «собственного интереса» человека, связанного с удовлетворением потребностей; во-вторых, человек «должен охранять не только собственные интересы, но и интересы иных видов»20.

На наш взгляд, такому подходу, ставшему общепризнанным, свойствен некоторый «романтизм». Конечно, современный цивилизованный человек не может иначе формулировать свое концептуальное отношение ко всему живому. Но при этом он без всякого сожаления будет уничтожать тараканов, комаров и т. п. и в критической ситуации, будучи поставлен перед выбором — пожертвовать собой или уничтожить напавшего на него хищника, непременно выберет второе. Словом, антропоцентризм и в данном вопросе — объективный и неизбежный признак, и «все живое» на планете лишь в той мере подлежит «уважению», в какой это отвечает интересам человека. В противном случае для сохранения всего «остального живого» достаточно уничтожить человечество.

По мнению А. Лагуновой, категории «охрана окружающей среды» и «экологическая безопасность» близко соприкасаются, в отдельных аспектах даже совпадают, но говорить об их идентичности неверно, так как в их определениях видны существенные различия. Охрана природы - это сохранение, сбережение природных ресурсов от утраты для того, чтобы не причинить вред, не нарушать эти объекты и передать их будущим поколениям людей в должном состоянии – в состоянии, способном полноценно выполнять функции конкретного природного объекта, а нарушенным объектам природы – помочь восстановиться. Экологическую безопасность А.И. Лагунова определяет как «состояние защищенности, как категорию, которая нацелена, охра­няя, оградить от посягательств, от враждебных действий, от опасности объекты природы. Она предназначена предохранять, обезопасить от определенных угроз окружающую среду; создать защиту, оборону, эффективное отражение всякого, кто незаконно посягает на природную среду»21.

По мнению О.Колбасова, «безопасность» – это «отсутствие опасности», а «экологическая безопасность – это система мер, устра­няющих угрозу массовой гибели людей в результате такого неблагопри­ятного антропогенного изменения состояния природной среды на планете, при котором человек как биологический вид лишается возможности существовать, так как не сможет удовлетворять свои естественно-физиологические и социальные потребности жизнедеятельности за счет окружающего материального мира»22.

А. Костин экологическую безопасность рассматривает как комплекс состояний, явлений и действий, обеспечивающий экологический баланс на Земле и в различных регионах, как систему предотвращения экологических аномалий, катастроф и устранения последствий их вредного воздействия, сохранения экологического благополучия населения23.

Н. Чертова подчеркивает, что в действующем законодательстве нет достаточно четкого определения понятия экологической безопасности и отсутствует определение понятия обеспечения экологической безопасности, что препятствует определению места отношений по обеспечению экологической безопасности в системе общественных отношений, возникающих по поводу окружающей среды.

Теоретическое обоснование необходимости установления соотношения таких понятий, как «экологическая безопасность» и «обеспечение экологической безопасности», определения соотношения таких видов общественной деятельности, как обеспечение экологической безопасности, охрана окружающей среды и природопользование, представляется весьма существенным. Различие подходов к понятию «экологическая безопасность» обусловлено отсутствием четко сформулированной концепции экологической безопасности, недостаточным нормативно-правовым регулированием экологической безопасности24.

В Политической энциклопедии25 экологическая безопасность определяется как одно из важнейших направлений обеспечения безопасности человека, связанное с необходимостью восстановления нарушенного баланса взаимодействия человека и природы, гармонизации их сосуществования и рационального использования природных ресурсов.

Существуют и другие трактовки экологической безопасности. Н. Реймерс определяет экологическую безопасность в двух аспектах:

1) как совокупность действий, состояний и процессов, прямо или косвенно не приводящих к жизненно важным ущербам (или угрозам таких ущербов), наносимым природной среде, отдельным людям и человечеству;

2) как комплекс состояний, явлений и действий, обеспечивающих экологический баланс на Земле и в любых ее регионах на уровне, к которому физически, социально-экономически, технически и политически готово (может без серьезных ущербов адаптироваться) человечество.

Проблема экологической безопасности, как считает Реймерс, основывается на осознании взаимозависимости человечества и природы; на признании необходимости выработки превентивных экологических запретов на загрязнение природных объектов; на понимании обязательности создания социально-экономического механизма при взаимодействии общества и природы: «природа – товар – деньги – природа»; на признании приоритета экологической безопасности при организации любых видов деятельности26.

По мнению В. Петрова, «экологическая безопасность представляет собой состояние защищенности жизненно важных экологических интересов человека, прежде всего, прав на чистую, здоровую окружающую среду»27. А. Шишко определяет экологическую безопасность как «комплекс правовых, организационных и материальных гарантий защиты окружающей среды каждого государства от вредоносного воздействия, источники которого расположены за пределами данного государства»28.

А. Кукушкина характеризует экологическую безопасность как «сложную взаимосвязанную и взаимозависимую систему международных экологических норм, направленных на обеспечение безопасности всех жизненно важных для человечества экологических компонентов планеты, а также сохранение и поддержание существующего естественного природного баланса»29. При этом отмечается близость вопросов военной и экологической безопасности, что находит свое отражение в эволюции самого понятия безопасности, которое с начала 80-х годов все в большей мере отождествляется не столько с национальной военной безопасностью, сколько с множественностью причин, угрожающих безопасности, и с взаимозависимостью государств.

С 1991 года термины «экологическая безопасность» и «обеспечение экологической безопасности» прочно вошли в нормативно-правовые акты. Термин «экологическая безопасность» применяется сегодня более чем в тысяче известных нормативных правовых актах, в том числе в Конституции Российской Федерации (статья 72), в 108 международных правовых актах, 43 федеральных законах, 315 указах Президента и постановлениях Правительства Российской Федерации, более 500 ведомственных нормативных правовых актах30.

В Федеральном законе «Об охране окружающей среды» от 10 января 2002 года №7-ФЗ в статье 1 экологическая безопасность определена как состояние защищенности природной среды и жизненно важных интересов человека от возможного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности, чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, их последствий.

В новой редакции модельного закона № 22-18 от 15 ноября 2003 г. «Об экологической безопасности», принятого постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств - участников Содружества Независимых Государств, отмечается, что «экологическая безопасность - это система политических, правовых, экономических, технологических и иных мер, направленных на обеспечение гарантий защищенности окружающей среды и жизненно важных интересов человека и гражданина от возможного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности и угроз возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в настоящем и будущем времени».

Таким образом, анализ литературы, нормативно-правовых актов свидетельствует о широком спектре мнений относительно определения понятия «экологическая безопасность»: от обеспечения экологических прав и интересов человека, защиты экологических интересов общества и государства до обеспечения рационального использования, воспроизводства и повышения качества окружающей среды. Определение понятия экологической безопасности находится в эволюционной стадии, имеющиеся формулировки неустойчивы, постоянно модифицируются в направлении детализации и конкретизации признаков, в полном объеме не определены составляющие всего комплекса экологических угроз, прослеживаются слабые межпредметные научные связи.

Что же касается понятия «обеспечение экологической безопасности», то оно рассматривается в настоящее время в четырех аспектах: как составная часть охраны окружающей среды; как деятельность, тождественная охране окружающей среды и природопользованию; как деятельность, проводимая параллельно с охраной окружающей среды и природопользованием; как принцип охраны окружающей среды и природопользования31.

В Федеральном законе «Об охране окружающей среды» прямо не названы отношения по обеспечению экологической безопасности. Из этого некоторые авторы делают вывод о том, что якобы отсутствуют основания для определения обеспечения экологической безопасности как самостоятельного направления деятельности в сфере взаимодействия общества и природы. Мы не можем согласиться с таким подходом, полагая, что концепция и понятие «экологическая безопасность» являются критерием, конечной целью, основным принципом природопользования и охраны окружающей среды вообще и в связи с проблемами обеспечения экономической безопас­ности в частности32.

Особенно показателен для последнего аспекта следующий пример. Уже ряд лет некоторые африканские государства, стремясь разрешить свои экономические трудности, соглашаются на захоронение радиоактивных материалов и токсичных отходов на своей территории по договорам с западными компаниями. Соблазн понятен. Но риск экологической катастрофы чрезвычайно велик. Руководство Гвинеи-Бисау, осознав это, оказалось достаточно мудрым, чтобы пренебречь предлагаемыми 600 млн. долл. для захоронения 15 млн. т вредных отходов на своей территории и отказаться от заманчивого предложения. Такое решение (данному примеру последовали Бенин, Гвинея, Конго и Нигерия) не имеет, однако, отношения к обеспечению экологической безопасности в рассматриваемом глобальном контексте.

Действительно, если упомянутые отходы не расщеплены (не превращены в безвредные), то что меняет их захоронение на территории иного, менее щепетильного государства? Проблемы экологической безопасности затрагивают всех независимо от их социально-экономической и политической ориентации. Ибо ни один народ не может чувствовать себя спокойно в случае экологических катастроф, происходящих за пределами его территории. Поэтому проводимые в рамках ООН взаимосвязанные работы в сфере охраны окружающей среды и развития ориентированы на формирующееся право народов на благоприятную окружающую среду.

Как отмечает Н.Чертова, опасность хозяйственной или иной деятельности для существования и прогрессивного развития личности, общества и государства является основным критерием, определяющим место обеспечения экологической безопасности в системе общественных отношений по охране окружающей среды и природопользованию. Поэтому предметом регулирования сферы обеспечения экологической безопасности являются общественные отношения по охране окружающей среды и природопользованию, которые возникают при осуществлении хозяйственной или иной деятельности, оказывающей вредное воздействие на окружающую среду и представляющей опасность для существования и прогрессивного развития личности, общества и государства. При этом такие виды деятельности, как охрана окружающей среды, природопользование и обеспечение экологической безопасности соотносятся как общее и частное33.

Очень часто понятия «экологическая безопасность» и «обеспечение экологической безопасности» смешивают либо рассматривают как тождественные. На наш взгляд, для выявления соотношения вышеназванных понятий представляется важным выделить социально-содержательную составляющую категории «экологическая безопасность». И здесь экологическую безопасность следует рассмотреть в четырех формах.

1. Экологическая безопасность – социальная цель.

В данном случае экологическая безопасность совпадает с целью устойчивого развития общества, направленного на обеспечение безопасного существования всех составляющих его социальных субъектов. Задачи устойчивого развития предполагают формирование комплекса мер по обеспечению общественного согласия, гражданского мира, социально-экономической и политической стабильности, защищенности прав и свобод человека и т.п. Для достижения устойчивого развития защита окружающей среды должна составлять неотъемлемую часть процесса развития и не может рассматриваться в отрыве от него.

2. Экологическая безопасность – социальная норма.

В этом качестве экологическая безопасность выступает как социальная ценность, интегрированная в личностное и массовое сознание, общественные и государственные институты в виде основных норм (социально-регулятивных, этических, культурных и т.п.), определяющих и организующих все виды деятельности по ее обеспечению. Субъектами этой деятельности могут выступать все субъекты социальных взаимодействий в обществе, а ее направленность предполагает выявление, предупреждение и предотвращение экологических угроз, способных нанести ущерб экосистемам.



3.Экологическая безопасность – состояние социо-техно-природной системы.

Экологическая безопасность имеет системный характер, проявляющийся во взаимосвязи природных, техногенных и социальных процессов социо-техно-природной системы. Данная форма дает возможность количественной оценки реального уровня экологической безопасности на основании уже выработанных качественных критериев, определяющих основные параметры допустимых пределов негативного воздействия природных и антропогенных факторов экологической опасности34 на окружающую среду и самого человека. Это наиболее конкретная форма анализа состояния экологической безопасности, позволяющая рассматривать ее в реальных показателях, сгруппированных в структурные группы по основным направлениям. Каждый показатель имеет свою процедуру расчета и может быть основан как на определенных социальных нормах или стандартах, так и выведен эмпирическим путем, образуя новые стандарты и нормы. Отклонение показателя от нормы может свидетельствовать как о степени трансформации потенциальной угрозы экологической безопасности в реальную опасность (отрицательная тенденция), так и об уровне преодоления опасности и предотвращения конкретной экологической угрозы (положительная тенденция).

4. Экологическая безопасность – социальный институт.

Экологическая безопасность как институциональная форма – это определенное качественное состояние общественных отношений в области природопользования и охраны окружающей природной среды, которое выражается в политико-правовой защищенности интересов личности, общества и государства от неблагоприятных воздействий, создающих реальную угрозу здоровью людей и функционированию экосистем, что предполагает качественно новую стратегию его государственно-правового регулирования35.

На основании вышеизложенного, экологическую безопасность можно определить как устойчивое состояние социо-техно-природной системы, достигаемое за счет оптимального вписывания деятельности человека в естественные процессы природной среды, позволяющее избежать опасного воздействия этих процессов на жизнедеятельность человека и выражающееся в политико-правовой защищенности интересов личности, общества и государства от неблагоприятных воздействий, создающих реальную угрозу здоровью людей и функционированию экосистем.

Таким образом, категория «экологическая безопасность» в ее социально-содержательном аспекте представляет интегративную структуру, состоящую из ряда взаимосвязанных в предметном поле одного процесса понятий, и процесс этот – обеспечение экологической безопасности, представляющий собой деятельность органов государственной власти, юридических и физических лиц, национальных и международных общественных организаций, объединений, движений, политических партий и иных некоммерческих организаций, направленная на создание условий устойчивого, экологически безопасного социально-экономического развития государства, гарантий защищенности окружающей среды, экологических прав и жизненно важных интересов человека и гражданина от возможных внешних и внутренних экологической угроз, опасностей и рисков с использованием адекватных конкретной экологической ситуации политических, экономических, научно-технических, информационных и иных мер и средств.



  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал