[enwl-inf] философы дикой природы и природоохраны



страница1/4
Дата01.05.2016
Размер0.67 Mb.
  1   2   3   4
=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=

От: borey

Написано: 13 марта 2004 г., 21:17:35

Тема: [ENWL-inf] ФИЛОСОФЫ ДИКОЙ ПРИРОДЫ И ПРИРОДООХРАНЫ

--====----====----====----====----====----====----====----====----====----===--
Рассылается Киевским эколого-культурным центром в рамках проекта Любовь к природе.

Полные тексты книг, изданных нашем центром, можно найти на сайте

www.ecoethics.ru
Главы из книги

ФИЛОСОФЫ ДИКОЙ ПРИРОДЫ И ПРИРОДООХРАНЫ

издание второе, дополненное
БОРЕЙКО Владимир Евгеньевич

Сери: Охрана дикой природы.

Вып. 39. 2004, 160 стр.

ISBN 966-581-461-3

ББК 74.200.51
ПРЕДИСЛОВИЕ 5

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ 6

АНДРЕЕВ ДАНИИЛ ЛЕОНИДОВИЧ 7

БЕРНБАУМ ЭДВИН 9

БОРОДИН ИВАН ПАРФЕНЬЕВИЧ 13

БРОУЭР ДЭВИД 14

БУДДА 16

ВОРДСВОРТ ВИЛЬЯМ 18

ГРИЩЕНКО ВИТАЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ 20

ГРЭБЕР ЛИНДА 21

ДЕРЯБО СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВИЧ 24

ЗАБЕЛИН СВЯТОСЛАВ ИГОРЕВИЧ 26

КАЛЛИКОТТ БЭЯРД 27

КАРАМЗИН НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ 31

КАРЛСОН АЛЛЕН 32

КЕЛЛЕРТ СТИВЕН 34

КОЖЕВНИКОВ ГРИГОРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ 36

КОЛБЫЧЕВСКИЙ ЯЦЕК 38

КОНВЕНЦ ГУГО 40

ЛА ШАПЕЛЬ ДОЛОРЕС 42

ЛЕОПОЛЬД ОЛДО 44

ЛИНЗИ ЭНДРУ 49

МАРШАЛЛ РОБЕРТ 51

МУХАММЕД 53

МЮИР ДЖОН 55

НЕЙС АРНЕ 63

НИКОЛЬСКИЙ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ 65

НЭШ РОДЕРИК 67

ОЕЛШЛЕГЕР МАКС 70

ПАВЛИКОВСКИЙ ЯН 73

РЕСКИН ДЖОН 77

РИГАН ТОМ 80

РОЛСТОН ХОЛМС III 86

СВАН ДЖЕЙМС 92

СЕМЕНОВ ТЯН-ШАНСКИЙ АНДРЕЙ ПЕТРОВИЧ 94

СЕПАНМАА ИРЙО 96

СИД ДЖОН 99

СИНГЕР ПИТЕР 100

СНАЙДЕР ГАРРИ 107

CТЕГНЕР УОЛЛЕС 112

СТОУН КРИСТОФЕР 113

ТЕЙЛОР ПОЛ 115

ТЕРНЕР ДЖЕК 119

ТОРО ГЕНРИ 121

ФОРМЭН ДЕЙВ 127

СВЯТОЙ ФРАНЦИСК АССИЗСКИЙ 130

ХАРГРОУВ ЮДЖИН 133

ШВЕЙЦЕР АЛЬБЕРТ 138

ШТИЛЬМАРК ФЕЛИКС РОБЕРТОВИЧ 141

ЩЕРБИНА НИКОЛАЙ ФЕДОРОВИЧ 143

ЭББИ ЭДВАРД 147

ЭМЕРСОН РАЛФ 151


ПРЕДИСЛОВИЕ

Огромным недостатком отечественной природоохраны является ее торванность от мирового, прежде всего западного, природоохранного движения. И это длится уже более 70 лет. Нам не известна (или почти неизвестна) его история, концепции, герои, идеология, философия. Даже в центральных библиотеках нельзя отыскать природоохранные философские книги и журналы, изданные на Западе.


Все это обедняет нас, ослабляет наши усилия по защите родной природы. Мы лишены огромного пласта мировой культуры, интереснейшей экофилософской мысли. Наша отечественная защита природы становится все менее духовной и все более прагматичной, торгашеской. Ведь независимая природоохрана часто угрожает карьере. А когда в природоохранной идеологии нет четких этических ориентиров, под вывеской "охрана природы" некоторым удается заниматься всем подряд, угождая и "вашим и нашим". Над отечественной природоохраной довлеет меркантилизм, марксизм, антропоцентризм и комплекс двойных стандартов. Из святого дела охрана природы превратилась в средство наживы. Отечественная идеология охраны природы заблудилась и никак не может выбраться из чащи сомнительных лозунгов и мифов эпохи развитого социализма типа "рационального использования природных ресурсов на благо советского народа". Нам неизвестны идеи мировой экофилософской мысли, а также отечественных пионеров охраны природы о моральных прав! ах дикой природы, о внутренней ценности животных и растений, не зависящей от ее пользы для человека. Редко кто осознал необходимость охранять природу не для человека, а ради ее самой.
Мы по-прежнему слепо верим в полицейские и экономические меры защиты природы и не задумываемся о ее нематериальных, духовных ценностях. А защищая природу, все так же навязываем ей свою волю (даже в заповедниках), не понимая, что охрана дикой природы - это прежде всего защита ее свободы и автономии.
В этой книге представлены философы дикой природы и природоохраны из США, Канады, Норвегии, Австралии, Индии, Финляндии, Италии, Польши, Германии, Великобритании, России и Украины. Начиная с VI века до н.э. и по начало XXI века н.э. Больше всего из Соединенных Штатов Америки - движение в защиту дикой природы получило там наибольший размах в мире. Это выражается в принятии в 1964 году Закона о дикой природе, значительным процентным отношением охраняемых природных территорий, многочисленными и влиятельными природоохранными (защищающими дикую природу, а не окружающую среду) общественными организациями.
На постсоветском пространстве охране дикой природы властными структурами и общественностью уделяется недостаточно внимания. И одна из причин этого - отсталая природоохранная философия.
Я надеюсь, что эта книга будет способствовать исправлению этого досадного положения.

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

Во втором издании были добавлены четыре новые главы, рассказывающие об экофилософских взглядах двух экопсихологов - американца Джеймса Свана и россиянина Сергея Дерябо, а также об английском экотеологе Эндру Линзи, польском культурологе Яцеке Колбычевском и российском писателе Данииле Андрееве.
Практически пролностью переработан раздел, посвященный Полу Тейлору, дополены главы, посвященные Джеку Тернеру, Яну Павликовскому, Вильяму Вордсворту, Эдварду Эбби, Дейву Формэну, Питеру Сингеру, Альберту Швейцеру, Генри Торо, Джону Мюиру, а также по ряду персоналий доработана библиография.
Владимир БОРЕЙКО.

АНДРЕЕВ ДАНИИЛ ЛЕОНИДОВИЧ



Даниил Андреев (1906-1959) - сын знаменитого русского писателя Леонида Андреева. Человек очень тяжелой жизненной судьбы, переломанной ГУЛАГом. Он автор широко известной ныне философской книги "Роза мира", написанной в тюрьме в 1940-1950-х годах, спасенной в рукописях его вдовой А. Андреевой и изданной лишь после его смерти.
Даниила Андреева можно назвать единственным российским (советским) экофилософом, чудом уцелевшим в СССР в середине ХХ века. Многие его идеи обогнали время. Несмотря на популярность "Розы мира", экофилософские взгляды автора, к сожалению, до сих пор неизвестны даже большинству экологов стран СНГ.
Д. Андреев - ярый противник антропоцентризма: "Легенда о "венце творения", это наследие средневековой ограниченности и варварского эгоизма, должна будет вместе с господством покровительствующей ей материалистической философии развеяться как дым" (Андреев, 2002). Автор впервые в Советском Союзе говорит о том, что каждое из живых существ имеет "автономную ценность безотносительно к его полезности для человека", таким образом, лет на 30 обогнав западных экофилософов, разрабатывавших теорию внутренней ценности природы.
Отстаивая гуманное, этичное отношение к природе, автор категрически настроен против опытов над животными в школе и вузе, а также против любительской охоты и любительской рыбалки, считая их морально неоправданными: нет права, у нас нет абсолютно никакого права покупать наши удовольствия ценою страданий и смерти живых существ (...). Лучше оставаться совсем "вне природы", "чем быть среди нее извергом", - пишет Андреев (Андреев, 2002).
Любопытно мнение писателя о любви к природе: "Но напрасно толкуют о любви к природе естествоиспытателей. Интеллектуальную любовь можно испытывать только к продукции интеллекта: можно умом любить идею, мысль, теорию, научную дисциплину. Так можно любить физиологию, микробиологию, даже паразитологию, но не лимфу, не бактерии и не блох. Любовь к природе может быть явлением физиологического порядка, может быть явлением порядка эстетического, наконец - порядка экологического и религиозного. Явлением только одного порядка она не может быть: интеллектуального. Если отдельные специалисты-естественники и любят природу, то это чувство не имеет никакой связи с их специальностью, ни вообще с научной методикой познания природы: это чувство или физиологического или эстетического порядка" (Андреев, 2002).
По мнению философа, любовь к природе приходит внезапно; в "Розе мира" он описывает произошедший с ним случай в летний день вблизи городка Триполье в Украине. Он поднялся на гребень днепровского холма и был буквально ослеплен: "...передо мной, не шевелясь под низвергающимся водопадом солнечного света, простиралось необозримое море подсолнечников. В ту же секунду я ощутил, что над этим великолепием как бы трепещет невидимое море какого-то ликующего, живого счастья. Я ступил на самую кромку поля и с колотящимся сердцем прижал два шершавых подсолнечника к обеим щекам. Я смотрел перед собой на эти тысячи земных солнц, почти задыхаясь от любви к ним..." (Андреев, 2002). Писатель называет это "первым прозреньем": "...рано или поздно наступит первый день: внезапно ощутишь всю Природу так, как если бы это был первый день творенья и земля блаженствовала в райской красе" (Андреев, 2002).
Подход к дикой природе у Д. Андреева не только этический,

эстетический, но и религиозный. По его мнению, вся дикая природа

заселена особыми трансцедентальными сущностями - стихиалями -

струящимися, трепещущими, ласкающими, состоящими из прохлады и света,

беззаботного смеха и нежности, из радости и любви.
(...) То стихиали баюкали космос

Телесного слоя -

Над порожьями, реками,

Над речными излуками,

Над таежными звуками... (Андреев, 2002).
В заключение следует заметить, что некоторые предложения экофилософа,

высказанные в "Розе мира", не могут быть принятыми, в частности, его

идея о "перевоспитании" хищников.
ЛИТЕРАТУРА

1. Андреев Д., 2002. Роза мира. - М. - 302 с.

БЕРНБАУМ ЭДВИН

Эдвин Бернбаум - современный американский природоохранник и

культуролог, альпинист, знаток религий и мифологий. Преподает в Горном

институте США, университете Калифорнии, является членом совета

директоров Американской Ассоциации Гималаев, член Комиссии по

охраняемым территориям Международного Союза Охраны Природы, автор

известной книги "Священные горы мира" (1997). На постсоветском

пространстве работы Э. Бернбаума не известны.


Религиозная ценность, религиозная мотивация являются одними из

основных и вместе с тем наиболее малоизученными в идеологии

природоохраны. Эдвин Бернбаум, вслед за Линдой Грэбер (о которой мы

расскажем ниже) внес значимый вклад в исследование религиозных мотивов

охраны дикой природы.
Современное природоохранное движение в защиту дикой природы во многих

странах началось с уважения к горам, этой суперформе дикой природы,

наиболее дикой, наиболее красивой, наиболее загадочной и наименее

поддающейся человеческому контролю. Поэтому автор разбирает чувство

священного на примере гор. "Когда мы думаем о горном пике, - пишет

Эдвин Бернбаум, - мы обычно представляем себе его, как парадигму дикой

природы в ее самой дикой и самой чистой форме - духовно возвышающуюся

область лесов, потоков, скал и

снегов, неиспорченных трудами человека (...). В отличие от джунглей и

пустынь, двух других характеристик природного ландшафта, которые

воплощают мощные образы дикой природы, высоты гор нельзя вырубить или

заставить цвести, преобразовать в города или земли ферм (...). Силы

неприрученной природы - ветер, облака, шторм и холод - находят свое

наиболее сильное выражение на вершинах гор, наделяя высоты аурой дикой

природы в ее наиболее экстремальном и ненарушаемом состоянии.
Хотя, возможно, мы не сохранили концепцию божественности

девятнадцатого столетия, многие из нас унаследовали взгляд Рескина на

горы как дикие стены Рая, величественные в смысле внушаемого ими

благоговения.


Рассматривается ли она как сад Эдема или как более суровая, более

аскетическая область, дикая природа функционирует для многих как

священное место, отделенное от мирской территории повседневной жизни.

Там, вдали от цивилизованного мира, лежит таинственная область

Совершенно Иного, управляемая природными силами, недостижимыми для

человеческого контроля. Раскрывая себя для этих сил, энтузиасты дикой

природы стремятся пробудить чувство священного, которое дает им

возможность выйти за пределы их обычных занятий и познать на короткое

время вкус более постоянной реальности. Подобно саду Эдема, дикие

места сохраняют для них первозданную чистоту творения, священное

пространство, которое остается неоскверненным человеком" (Bernbaum,

1998).
В книге "Священные горы мира" автор анализирует чувство священного,

которое вызывает дикая природа: "Притягательность и магия дикой

природы - сущность того, что делает ее такой особенно привлекательной,

происходит от чувства священного, которое она вызывает. Есть нечто

фундаментальное в самом священном, том, как оно избегает всех наших

попыток контролировать и одомашнивать его. Подобно недоступной вершине

отдаленного пика, оно лежит за пределами нашей досягаемости, свободным

от ограничений любого искусственного порядка, который мы пытались бы

навязать ему. Его закон - это его собственный закон, а не наш (...).

Нас привлекает именно аура тайны, чего-то за пределами нашего

кругозора. Мы тянемся к именно священному, потому что оно является

непознаваемым, чем-то, что остается таинственным, даже если мы

находимся в его присутствии (...). Есть глубокая привлекательность в

самом факте того, что пик является неисследованным или непокоренным.

Подобным образом священное по самой своей! природе избегает всех наших

попыток определить и понять его. Без какого-то внутреннего содержания

непостижимой тайны оно прекращает быть священным. Священное - это не

просто неизвестное, это неизвестное, которое мы считаем конечной

реальностью. Мирча Элиаде сказал, что священное эквивалентно силе и в

конечном счете реальности.
Священное есть глубокая тайна, которая притягивает тем, что ее нельзя

познать. Так, извержение вулкана есть пример проявления священного,

ощущение опыта священности в обычном "программном", светском мире. Это

классический пример проявления иерофании (проявление святой силы).

Особенности горного природного ландшафта трансформируются в

супернатуральную силу и ореол, что означает намерения Бога вступить в

контакт с человеком. Горы являются местом встречи человека с Богом,

местом встречи священного и профанного, местом священной власти и

вдохновения. Власть священного может принять форму как всеохватывающей

любви, так и всепоглощающего гнева. Оно не просто показывает себя, оно

может схватить нас обжигающим захватом.
Могущественные убеждения и доминирующие ценности священных гор

побеждают даже современную цивилизацию, потому что природная красота и

культурно-религиозные ценности священных гор концентрируют на себя

внимание не только этого, но и запредельного мира" (Bernbaum, 1998).


Для понимания возникновения священного в отношении участков дикой

природы очень важно, по мнению автора, знать, как они рассматриваются

в традиционных культурах и местных религиях. Так, священные горы

традиционно считаются как места откровения, центры вселенной,

источники жизни, храмы богов и т.п. Поэтому, по мнению Бернбаума, даже

наложение этих редких образов может пробудить чувство священного само

по себе.
"Наложение образов во взгляде на гору работает подобно слиянию нот в

музыкальном аккорде, - пишет Эдвин Бернбаум. - Звук различных тонов,

резонирующих вместе, создает гармонию, звук особого качества, который

не может породить сама по себе ни одна отдельная нота, как было бы

ошибочно утверждать, что одна нота заменяет другую, точно так же было

бы ошибкой говорить, что гора просто представляет или символизирует

храм или центр Вселенной. Скорее для религиозного человека два образа

работают вместе, чтобы пробудить осознание священной реальности,

которую каждый из них воплощает, но обычно раскрывает только тогда,

когда они резонируют друг с другом!" (Bernbaum, 1998).


С течением времени, как справедливо полагает культуролог, взгляды на

священную гору могут развиваться и изменяться. Первоначальная причина,

согласно которой гору рассматривали как священную, забывается или

вытесняется другим взглядом. Новая религия или культура может овладеть

регионом и навязать свои собственные взгляды на гору.
Эдвин Бернбаум на многочисленных примерах показывает необходимость и

важность привлечения к борьбе за сохранение участков дикой природы

местных религиозных традиций. Более того, почитание священных гор,

длящееся веками, подтверждает правильность природоохранной стратегии

объявления всех оставшихся участков дикой природы священными.

Пробуждение у людей чувства священного в природе является важнейшей

задачей современных природоохранников.
С Эдвином Бернбаумом нельзя не согласиться: в разработке

природоохранной идеологии нужно обязательно учитывать фактор

священного. Религиозная мотивация может значительно укрепить

экологические усилия общественности. Вместе с тем, как справедливо

замечает автор, чувство священного само по себе не гарантирует

сохранениe окружающей среды. Хотя японцы почитают гору Фуджи как

религиозный символ своей нации, они загрязнили ее снега и засыпали ее

склоны мусором. Определенные концепции священного даже могут вредить

природе.
И здесь Эдвин Бернбаум делает очень важное заявление: "Мы должны

полностью осознавать последствие пробуждения чувства священного.

Потому что оно связано с вопросами конечной заботы - ценностями, ради

которых мы готовы пожертвовать всем остальным - оно обладает

способностью двигать нас к добру или злу. Оно может вдохновлять нас

сохранять окружающую среду как что-то, что мы любим и лелеем, или

вести нас к разрушению ее как чего-то, чего мы боимся, или испытываем

отвращение. Оно может также вести нас к рассмотрению частей природы -

например, деревьев в лесу - как достойных объектов пожертвования,

данных провидением как источники, чтобы улучшить жизнь человека.


Только если оно поощряет нас почитать вещи, как ценные сами по себе,

(то есть природу, как ценную саму по себе - В.Б.), а не как средства

достижения других целей, какими бы благородными или возвышенными они

не были, пробуждение чувства священного обеспечит нам прочное

основание для усилий по сохранению редких животных и растений, других

объектов природы" (Bernbaum, 1998).


Другими словами, религиозное чувство, ощущение священного должно

сочетаться с экологической этикой. В этом случае святое наполняется

новым содержанием и становится "хорошим". Идея священного превращается

в этическую природоохранную идею.


ЛИТЕРАТУРА
1. Бернбаум Э., 2000. Горы и святая власть // Гуманитарный

экологический журнал. - Т. 2, в. 1. - С. 57-73.

2. Борейко В.Е., 1999. Священные горы. - К.: Киевский

эколого-культурный центр. - 56 с.

3. Борейко В.Е., 2000. Эссе о дикой природе. - К.: Киевский

эколого-культурный центр. - 148 с.

4. Bernbaum E., 1980. The way to Shambhala. - Garden City, N.Y.,

Anchor Press-Doubleday.

5. Bernbaum E., 1996. Sacred mountains: implications for

protected areа management // Parсs, ¤ 6. - P. 41-48.

6. Bernbaum E., 1998. Sacred mountains of the world. -

Berkeley-Los Angeles-London: University of California Press. - 291 p.

7. Bernbaum E., 1999. Mountains: the heights of biodiversity //

Cultural and spiritual values of biodiversity. - UNEP, Intermediate

Technology Publications. - P. 325-345.

8. Bernbaum E., 2000. The cultural and spiritual significance of

mountains as a basiс for development of interpretive and educational

materials at national parks // Parcs, ¤ 2. - P. 30-34.

БОРОДИН ИВАН ПАРФЕНЬЕВИЧ

Иван Парфеньевич Бородин (1847-1930) -

известный российский ботаник, академик, пионер охраны природы, один из

основателей этико-эстетического подхода в заповедном деле и охране

дикой природы. Развил идеи Г. Конвенца о культурной и моральной

составляющей природоохраны.


В одной из первых в России книг по охране природы, изданной в 1914

году (И.П. Бородин "Охрана памятников природы"), ученый заявил: "А

между тем мы не можем не примкнуть к широкому движению (по охране

природы - В.Б.), охватившему Западную Европу: это наш нравственный

долг перед родиною, человечеством и наукою... Сколько бы защитных

участков не устроили у себя наши соседи, они не в состоянии заменить

наших будущих заповедников. Раскинувшись на огромном пространстве в

двух частях света, мы являемся обладателями в своем роде единственных

сокровищ природы. Это такие же уники, как картины, например, Рафаэля -

уничтожить их легко, но воссоздать нет возможности... Создание

защитных участков чрезвычайно важно и в целях педагогических"

(Бородин, 1914).


ЛИТЕРАТУРА
1. Борейко В.Е., 2001. Словарь деятелей охраны природы, издание

второе, дополненное. - К.: Киевский эколого-культурный центр. - С.

42-45.

2. Бородин И.П., 1914. Охрана памятников природы. - Спб.



3. Бородин И.П., 1914. Охрана памятников природы //

Этико-эстетический подход в охране дикой природы и заповедном деле,

издание второе, дополненное, 1999. Сост. В.Е. Борейко. - К.: Киевский

эколого-культурный центр. - С. 42-51.

БРОУЭР ДЭВИД

Дэвид Броуэр (1912-2000) - один из выдающихся американских деятелей

охраны дикой природы, публицист, руководитель Сьерра-Клуба в 1952-1969

годах. При нём эта влиятельная природоохранная организация пережила

второе рождение, увеличив численность с 2 до 77 тысяч членов. Дэвид

Броуэр - автор и составитель многих книг по охране дикой природы,

организатор первых (с 1949 года) американских конференций по охране

дикой природы, сыгравших немаловажную роль в развитии идеологии охраны

дикой природы. Во многом благодаря его усилиям в 1964 году был принят

Закон о дикой природе. Принимал участие в создании десятка

национальных парков США, добился отмены строительства дамб в

национальном парке Гранд Каньон и Национальном памятнике Динозавр. За

чересчур активную природоохрану Броуэр был снят с поста руководителя

Сьерра-Клуба. Основатель (1969) крупнейшей международной экологической

организации "Друзья Земли", автор лозунга "Думать глобально,

действовать локально!" Три раза выдвигался на Нобелевскую премию мира.


В СССР и на постсоветском пространстве неизвестен.
Дэвид Броуэр полагал, что охрана дикой природы - это своего рода

религия, этика в отношении земли, "и эта религия является, я полагаю,

наиболее близкой к буддийской" (цит. по: Борейко, 2000).
Велика его заслуга в том, что он вслед за Генри Торо и Джоном Мюиром

развил понятие "дикой природы", наполнив его этическими, религиозными,

эстетическими и романтическими переживаниями: "Дикая природа - это

место, где вы можете насладиться красотой, где вы можете отправиться в

путь пешком, и где ваш девятилетний сын Боб спросит: "Живут ли люди за

теми горами?" и вы ответите "нет" и разделите его удовлетворение -

"это хорошо!" (Brower, 1969). Броуэр один из первых указал на

принципиальное различие между "охраной дикой природы" и "рациональным

использованием природных ресурсов", что некоторыми теоретиками, в том

числе и в СССР, понималось как одно и тоже.


По Броуэру "рациональное использование природных ресурсов" или, как

говорят в США, "управление материальными ресурсами" или "мудрое



  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал