Формы политической самоорганизации «креативного класса» на примере протестных движений в России 2011-2012 гг



страница4/5
Дата26.04.2016
Размер0.95 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5

Глава III. Развитие политической самоорганизации условного креативного класса на примере протестных движений 2011-12 гг. в России.

Практическая часть настоящей исследовательской работы представляет собой аналитический раздел, основанный на эмпирических данных различного типа: результаты социологических опросов, базы данных, СМИ, статьи печатных изданий и другие источники информации по заявленной тематике, находящиеся в открытом доступе. Вышеназванные эмпирические данные я буду исследовать с помощью методов event-анализа и качественного content-анализа. Преимущество качественного content-анализа заключается в возможности изучения структуры информационных посланий, отражающей содержательное значение исследуемых явлений. В свою очередь, event-анализ позволяет описать и оценить максимально объективно главных действующих акторов изучаемого политического процесса, а также выяснить значимость изучаемого процесса и взаимосвязь с другими общественно-политическими явлениями. Выбранные методы анализа я сочла наиболее адекватными для ответа на исследовательский вопрос, поставленный в данной работе, и для глубинного изучения форм политической самоорганизации креативного класса в России на примере протестных движений 2011-2012 гг.



Основные знаковые протесты в России, свидетельствующие о начале формирования общества сознательных граждан, начались с прошедших 4 декабря 2011 года выборов в Государственную Думу. Нечестность данных выборов была настолько публична, что это походило уже не на типичную манипуляцию власти, а на нескрываемое хамство и пренебрежение, в особенности по отношению к социальной активному слою населения, который к этому моменту успел так или иначе оформиться, как это было показано мной в предыдущей главе. Возможно, представители российского так называемого креативного класса к декабрю 2011 г. и не были окончательно сложившимся классом с четкими представлениями относительно своих целей и интересов – этого становления до сих пор не произошло, надо отметить. Тем не менее, к декабрю 2011 г. представители так называемого креативного класса уже являлись членами сетевого общества, и что самое главное – уже существовал открытый общественный диалог, порожденный коммуникационными технологиями, способствующими развитию кооперации. Такие оппозиционные движения, как «Оборона», «Солидарность» и т.д. организовали к тому времени немало протестных акций, имели своих союзников, выработали пусть не полноценную политическую программу, но линию поведения, основанную на проявлении гражданской позиции и групповых интересов. Фальсификация на выборах в Государственную думу стала последней каплей, разозлившей горожан47, задолго до этого накапливавших недовольство действиями властных структур. Следовательно, в условиях функционирующего сетевого общества всеобщий эмоциональный порыв легко трансформировался в скоординированные протестные действия. Тем не менее, это всё еще не гражданское общество с правовым самосознанием и высокой культурой участия. Я скорее соглашусь с возникшим впоследствии определением протестующих как сообщества рассерженных горожан с опорой на представителей условного креативного класса. Возвращаясь к качественному анализу эмпирических данных, я считаю нужным выделить тот факт, что возмущение значительной части населения было настолько масштабным, что вызвало массовые акции протеста не только в Москве, но и других городах России против фальсификации результатов голосования в пользу Единой России. Количество участников митингов достигало десятков тысяч человек. Общее число участников превысило к концу декабря 2011 г. отметку в сто тысяч человек. Первоначально митингующие выдвигали требование пересчёта голосов и отставки главы ЦИК Чурова. В дальнейшем митингующие стали требовать перевыборов и отставки Президента Путина. События развивались таким образом, что массовые митинги протеста продолжались до весны 2012 года. К примеру, 12 июня 2012 года прошло шествие по проспекту Сахарова – акция, собравшая не меньшее количество участников, чем митинги в декабре 2011 года. С исследовательской точки зрения интересно то, что практически одновременно с протестами сторонники В.Путина искусственным образом попытались сформировать то сетевое сообщество, которое возникало естественным путем в течение долгого периода в оппозиционной среде за счет модернизации общества. Сторонники выдвижения в президенты РФ премьер-министра В.Путина проводили свои массовые акции: "Антиоранжевый" митинг патриотических сил на Поклонной горе, митинг и праздничный концерт в поддержку кандидата в «Лужниках».

В данном разделе настоящей исследовательской работы я попытаюсь ответить на следующие вопросы:



  • Во-первых, почему выборы в Государственную Думу 4 декабря 2011 года вызвало такую волну массовых протестов, которых раньше не возникало. Чтобы найти ответ на этот вопрос, нужно понять, в чём отличие последней избирательной компании от предыдущих выборов Президента РФ и Государственной Думы.

  • Во-вторых, почему акции протеста прошли мирно, без нарушения действующих законов и Конституции РФ, хотя политологи считали маловероятным такое выражение протеста. Для ответа на этот вопрос я проведу сравнение акций протеста, прошедших после последних выборов с другими аналогичными акциями, состоявшимися в течение предшествующих 5-7 лет.

  • В-третьих, почему акции протеста продолжались в течение такого длительного периода времени. Для этого нам понадобится рассмотреть и проанализировать логику развития событий, главных участников и предлагаемые ими способы достижения целей. В своём исследовании мы будем опираться на данные опросов проведённых социологическим центром Юрия Левады, а также материалы исследований, проведённых этим центром в 2010-2012 годах.

Можно выделить следующие этапы выражения общественного протеста:

  1. Протестное голосование на выборах в Государственную Думу, на которое избиратели решились за несколько дней до голосования.

  2. Присутствие наблюдателей на избирательных участках, к которому подталкивали публикации фактов нарушений при голосовании.

  3. Организация массовых акций протеста.

Анализируя деятельность и поведение избирателей, необходимо, прежде всего, отметить, что факты наличия нарушений на выборах заранее ожидались избирателями. Однако и ранее на выборах отмечались значительные злоупотребления, которые однако не вызывали такой волны протестов. Данные опросов, проведённых социологическими центрами показывали, что нарушений было не намного больше, чем на предыдущих выборах.48 Отличительной чертой стала реакция на эту проблему и последующие действия активного меньшинства общества. Скандалы перед началом голосования обеспечили поддержку избирателями организаций наблюдателей, одной из таких организаций была ассоциация «Голос», которую поддержали другие организации и независимые средства массовой информации. Ролик YouTube в интернете со словами в адрес НТВ «Вы— сурковская пропаганда» просмотрело несколько сотен тысяч человек. Данная организация существовала уже 11 лет, взаимодействуя со своими партнёрами во многих регионах России. К выборам в Государственную Думу была запущена интерактивная «Карта нарушений», с помощью которой собиралась и отображалась информация о нарушениях, допущенных в ходе проведения выборов от рядовых избирателей всей страны. Благодаря этому в декабре были обнародованы порядка 8-ми тысяч сообщений о допущенных нарушениях49.

В Москве также была образована инициативная группа «Гражданин наблюдатель». Группа появилась при содействии оппозиционного политического движения «Солидарность». В состав группы входило несколько десятков активистов и социологов, которые собирались участвовать в наблюдении за ходом проведения голосования. Вначале их основная задача заключалась в выявлении нарушений на достаточно малом количестве избирательных участков (около 5%), в основном, Москвы. Для большего у них было недостаточно сил. В дальнейшем, при правильном построении выборки, результаты можно было бы перенести на все избирательные участки Москвы и оценить объём нарушений. Впоследствии произошедшие события сказались на увеличении численности участников проекта, что изменило возможности и цели объединения. Вместе с наблюдателями участие в работе принимали такие независимые средства массовой информации как «Коммерсант», «Новая Газета», а также другие издания, журналисты которых сами становились наблюдателями на избирательных участках и сразу же публиковали сообщения избирателей о нарушениях на сайтах своих страниц. Несколько сотен фактов нарушений можно было увидеть своими глазами: скандалы с членами избирательных комиссий, которые болезненно реагировали на присутствие наблюдателей. Всё это в совокупности оказало на участников исследуемых событий сильное влияние. У них появился азарт, увлекающий их дальше и не позволяющий выйти из игры. Фото- и видео- описания нарушений на избирательных участках выкладывались наблюдателями в социальные сети и на сайты независимых средств массовой информации. Благодаря этому росла аудитория избирателей, недовольных происходящим в стране. В протестное движение вливались новые члены. Активисты оппозиционеров гораздо чаще сторонников партии Единая Россия отстаивали свою точку зрения с друзьями и знакомыми, на улице, в транспорте и интернете. В результате создалось неверное впечатление, что мнение недовольных избирателей преобладает.

Сторонников Единой России и отдельно желающих видеть именно В.Путина в качестве Президента РФ было больше, но они не заявляли о своём выборе открыто и демонстративно и тем более не агитировали за свой выбор других.

Митинг на Чистых Прудах был организован «Солидарностью» и официально согласован с представителями закона. На фоне недовольства результатами выборов митинг оказался очень к месту. 5 декабря 2011 года в нём приняло участие несколько тысяч человек. На тот момент это было рекордное число участников подобных акций за последние годы. Аудитория митинга впервые для крупной политической акции собиралась через социальные сети. Это предопределило, что среди участников митинга преобладали активисты интеллектуальная публика и молодёжь — то есть аудитория Facebook, раздражённая произошедшими в последнее время событиями. Кроме официальных организаторов, которые подавали заявку, согласовали с властями место проведения митинга и дали рекламу на радио, люди на митинг приглашались обычными гражданами, благодаря социальным сетям. Один из респондентов проведённого исследования сообщил, что он в ночь с 4 на 5 декабря разослал несколько десятков писем известным людям: поэтам, гражданским активистам и другим, которые имели страницы в Facebook с большим числом подписчиков. В своих письмах он доказывал важность предстоящей акции и просил публично приглашать на этот митинг своих друзей и подписчиков. В результате он смог многих убедить принять участие в акции протеста. Возможно, их не нужно было уговаривать, благодаря тому, что они уже были возбуждены произошедшими событиями. Так, частная кампания, подхваченная знаменитыми людьми и обычными гражданами, помогла за сутки собрать на митинг непривычное по составу и количеству число участников: для многих постоянных участников оппозиционных митингов было непривычно много молодых и незнакомых лиц, многие участники говорили, что пришли на политическую акцию первый раз в жизни.

По окончании митинга на Чистых Прудах в Facebook было зарегистрировано сообщество по подготовке акции 10 декабря. Его создателями и администраторами стали журналисты независимых средств массовой информации. Очень скоро эта страница стала одним из главных источников информации о месте проведения акции: будет ли она проходить на площади Революции или на Болотной площади, согласовано ли новое количество участников и прочее. Теперь социальные сети начинают играть важную роль в информировании граждан о предстоящих массовых акциях — на приглашение принять участие в митинге на Болотной площади откликнулось около 36 тысяч пользователей Facebook, а в митинге на проспекте Сахарова 54 тысячи человек. Обращаясь вновь к теории сетевого общества, а также отдельно к некоторым, исследовавшимся учеными, свойствам социальных сетей в интернете, следует указать на способность сетей очень быстро передавать настроения и информацию, которая распространяется подобно лихорадке, истерике, вируса.50 Однако не стоит переоценивать роль социальных сетей в общественной мобилизации. Настоящие, «жизненные» связи между участниками социальных сетей слабы, и их недостаточно, чтобы управлять побуждением людей к действию. По мере снижения градуса общественного возбуждения значение социальных по привлечению участников на акции протеста, скорее всего, будет уменьшаться. Неожиданно большое число протестующих, большое количество новых молодых лиц на Чистых Прудах создали атмосферу воодушевления. Это побуждало создавать новые общественные объединения, а также менять формат уже существующих, таких как Оргкомитет митингов, «Мастерская протестных действий», Лига избирателей, прочих инициативных групп.

В результате привычная акция оппозиции 5 декабря оказалась частично «оккупирована» неполитиками, а рядом с политическими организационными структурами начали образовываться различные неформальные группы соорганизаторов будущих акций протеста.

Большое значение представителей средств массовой информации можно объяснить тем, что они остро реагировали на происходящие перемены, располагали обширными связями, знали и оказывали поддержку друг другу. Возможно, журналисты смогли легко «навязать» оппозиции свою помощь, так как они влияют на самый главный для любого политика ресурс – связь с его электоратом. Публичность в настоящий момент является фактически единственным инструментом, который даёт возможность как-то влиять на государственную власть в России и обеспечивает статус среди своих коллег. Один из респондентов сказал, что «сегодня лидер – это тот, у кого есть медиа-ресурс».

Таким образом, несистемные политики были вынуждены считаться с предложениями журналистов, этими предложениями были приглашение «знаменитых людей» выступить со сцены массовых митингов. Писатели, музыканты, известные телеведущие и др. пришли в протестное движение неслучайно: их пригласили рассчитывая на то, что благодаря их появлению протестные акции обретут лицо, которое «не вызывало бы отторжение» у рядового участника, и на это лицо должен появиться спрос.

В общем, это удалось. Состав выступающих с трибуны митингов выглядел довольно пёстрым. Выступавших можно подразделить на:


  • оппозиционных политиков (Б.Немцов, В.Рыжков, Г.Каспаров, Г.Явлинский, С.Удальцов, Г.Гудков и Д.Гудков, И.Яшин и прочие);

  • гражданских активистов (А.Навальный, Е.Глинка, Т.Лазарева, К.Собчак и прочие);

  • представителей СМИ (С.Пархоменко, О.Романова, Л.Парфенов и прочие);

  • творческую интеллигенцию (Ю.Шевчук, Л.Улицкая, Б.Акунин, Д.Быков, А.Троицкий и прочие).

Приглашали выступить тех, кого знали благодаря его публичной политической позиции. Оказался полезен большой опыт, полученный при проведении совместных мероприятий между политиками, гражданскими активистами и журналистами в предыдущих акциях коллективного гражданского действия. Например, можно отметить много появивших за последние десять лет благотворительных организаций в помощь больным детям, детдомов. Также объединенными гражданскими усилиями были потушены пожары в 2010 г., была урегулирована ситуация с ДТП на Ленинском проспекте за счет интернет-кампании, поддержанной независимыми СМИ51. Обязательно стоит упомянуть акции в защиту Химкинского леса, даже ставшие источником вдохновения для некоторых музыкальных коллективов, затем участвовавших в выступлениях на оппозиционных митингах. Много шума наделали в свое время проекты А.Навального, обличающие коррупцию госструктур и мошенничество крупных нефтяных корпорации и призывающие к борьбе с ней. Необходимо сказать о ежегодных регулярных акциях протеста - «Марш несогласных», «День гнева» и прочие. Также надо выделить организацию и проведение различных творческих публичных акций: проекта «Гражданин поэт», проекта «Антиселигер», проекта «Комитет-2008». Не стоит забывать о сформировавшихся к декабрю 2011 г. оппозиционных движениях, на деятельности которых я подробно останавливалась ранее, таких как «Солидарность», «Оборона», «Другая Россия». Не обошлось и без многочисленных отдельных гражданских инициатив знаменитых личностей.

Можно заметить, что модель зимних протестов просматривалась в митинге-концерте в поддержку Химкинского леса в августе 2010 года на Пушкинской площади: тысячи людей, которые пришли на площадь, «были настроены крайне миролюбиво», а «милиция и омоновцы вели себя корректно», однако в результате сделали все, чтобы концерт не смог состояться. В организации акции совместно участвовали гражданские активисты, политики и музыканты. В тот момент благодаря экологам официально прозвучал вопрос касательно достижения общественного блага, «Солидарность», в свою очередь, занималась обеспечением «административной и технической поддержки, так как ни Шевчук, ни активисты-экологи не знают, как получаются разрешения на митинги, подписываются соглашения, в какие кабинеты надо ходить, с кем разговаривать». Медийные личности, представляющиеся собой российский бомонд, публично высказывались об отказе от государственной «кормушки», обвиняя власть в превышении полномочий и произволе.52 Атмосфера Экомитинга-концерта #5 вдохновила А.Троицкого, который объявил этот день, 22 августа 2010 года, в своей речи «О срыве концерта», запечатленной на видео в открытых электронных ресурсах (например, на портале YouTube), «радостным днем, когда закончились нулевые годы. Закончились годы с нулевой активностью… реально началось новое десятилетие».

Выяснилось, что различные политические, гражданские и культурные мероприятия не настолько закрыты, изолированы, как одно время можно было считать. Хотя массовые митинги появились вследствие системных противоречий, которые были накоплены, и проходили стихийно, возникшие в процессе их организации и проведения связи и опыт оказались достаточными, чтобы обеспечить мирный характер акций протеста. Те черты политизирующегося условного российского креативного класса53, которые в течение долгого времени были проигнорированы, как раз и позволили предотвратить бунтарский хаос и общественные беспорядки.54

Таким образом, образовались не менее трёх направлений протестных действий, которые развивались параллельно и проистекали один из другого:



  • классическая форма политического протеста (митинги, пикеты и т.д.);

  • развитие новых форм протестной деятельности («Белое кольцо», прогулки с писателями, «бродячие лагеря», тот же «Оккупай Абай»);

  • в самостоятельную форму гражданского контроля превратилось участие в наблюдении за честностью проведения процедуры выборов (около 30 тысяч участников по всей стране).

К мероприятиям организованным оппозиционными политиками, как правило, привлекалось много гражданских лиц, среди которых были различные активисты, журналисты, писатели и другие, и это послужило переопределением и расширением привычной оппозиционной повестки дня. Образованные локальные сетевые структуры содействовали передаче информации, привлекали в организацию, выполнение и участие новых членов. Сформированный после 5 декабря 2011г., оргкомитет митингов взял на себя задачу регулирования протестной активности и, принимая во внимание опыт «Комитета-2008», объединил людей, способных внести весомую лепту своими финансовыми, организационными ресурсами, а также связями и имеющимся признанием у публики.

Собрания комитета, как правило, передавались в прямом эфире с обсуждением различных вопросов зрителями и реагированием на них. И на этом взаимодействие Оргкомитета митингов и простыми участниками заканчивалось. «Мастерская протестных действий» в отличие от Оргкомитета митингов была доступна и открыта для тех участников, которые хотели принимать участие в организации и выполнении мероприятий, и это не смотря на то, что сведения о мастерской передавались благодаря социальным сетям и между знакомыми, что уменьшало доступность к информации о собраниях. Каждую неделю были организованы встречи, на которые приходили все желающие с предложениями идей и планов проведения какого-либо мероприятия и находили понимание и поддержку. Главным для обсуждения проекта было достаточно креативное желание и стремление человека, представившего идею, работать самому над её реализацией при помощи других людей. К примеру, Маша Гессен, одна из организаторов «Мастерской» перенесла собственный опыт участия в Act Up55 (Нью-йоркское движение, которое появилось в конце 80-х гг. XX века) в российский протест. Тогда же родился и нашел свое применение план вынести информацию о проведении митингов далеко за границы интернета. Печатались и распространялись десятки тысяч листовок и прокламаций, и они сыграли свою роль в массовости участников первого митинга на Болотной площади и следующего митинга за ним. В это же время нашла применение идея гуляния по площадям и бульварам в день инаугурации Президента, спланирована мирная акция гражданского протеста «Белое кольцо». «Мастерская протестных действий» как и Оргкомитет, образовалась на волне общего воодушевления и нашла свое место в ходе развития мирного протеста, появления новых лиц и лидеров. Тем не менее, к июню 2012 года «Мастерская» по сравнению с Оргкомитетом использовала почти весь свой потенциал. Участники «Мастерской» высказывались об организации акций «прямого действия» без своего обязательного присутствия и привлечения внимания полиции (ссылаясь на опыт Act Up).

Все последующие события: намеченные гуляния в день инаугурации Президента, стычка участников «Марш миллионов» и ОМОНом, состоявшаяся 6 мая 2011 года, решение властей разгонять любые несогласованные акции протеста на период шествия президентского кортежа по улицам Москвы и дальнейших официальных мероприятий (и это превратилось в случаи преследования активистов полицией, разгромы полицией тех кафе и ресторанов, которые обычно посещали участники акций и использовали для обсуждения плана действий), отслеживание передвижения участников по городу при помощи мобильных телефонов, посредством Twitter-ов и Facebook-активности в поддержание протестующих, а также содержащих призыв присоединяться к ним известными политическими фигурами – это все послужило к возникновению лагеря «Окупай Абай» на Чистых прудах. По ходу действия лагеря его участники применили на практике опыт американского движения Occupy Wall Street «живой микрофон», «ассамблея» и другие. Известные политики, активисты левых движений, националисты проявили свой интерес к движению лагеря «Окупай Абай». Вскоре власти разогнали лагерь, и на смену ему был создан «Комитет 6 мая», который занимался оказанием помощи участникам, задержанным по делу о беспорядках на Болотной площади. Прошли акции протеста «Окупай Суд», «Окупай Следственный комитет» и другие. Чтобы направить акции протеста в мирное русло и прекратить обострение радикальных настроений после столкновения полиции с протестующими на Болотной площади 6 мая прошли «писательская» или «контрольная» прогулка с участием Бориса Акунина, Дмитрия Быкова и других писателей и поэтов, и прогулка художников 19 мая.56

О ходе наблюдений при голосовании на выборах можно сказать, что исходная цель получить показательные данные о фальсификациях в день голосования по Москве в обстановке повсеместного подъема скоро трансформировалась. Нежелание заниматься простым беспристрастным мониторингом выборов (как ожидали организаторы, и как делает «Голос»!) у наблюдателей переросло в необходимость пресечения фальсификаций с дальнейшим разглашением имен, публикаций фотографий нарушителей в избирательных комиссиях. Большое количество волонтеров занималось распространением листовок на различных митингах, многие известные люди присоединились к проекту, инициатива и активность А.Навального, включилась в работу социально активная группа «Лига избирателей», все это послужило преобразованием небольшой программы в целое движение. Участники движения протеста вступали с заявлениями о том, что массовая мобилизация и её стремительность застали врасплох лидеров движения. Сторонники протестного движения требовали определенной программы действий, её не было, поэтому наблюдение увидело неплохую возможность занятия людей в направлении их энергии в благоприятное русло.

Оглядываясь на события, кажется, что все хорошо было срежиссировано, имел место заговор. Но при этом неясно, кто мог быть автором подобного сценария – версии российского правительства или американского «Госдепа» большинство исследователей признают маловероятными или основанными на хорошей фантазии. Вызывает вопрос работа «Голоса», «Гражданина России», призыв А. Навального к протестному голосованию, а также согласование заранее митинга «Солидарностью» 5-го числа. И всё же наиболее вероятным кажется другой вариант происходящего. Накопившаяся общественная напряженность вырвалась наружу и перешла во всеобщее возбуждение, и с этого момента волна протеста не дает возможности его участникам остановиться. Волна протеста может навязать собственную логику участникам, вынужденным на ходу менять исходные планы. В то же время протестная волна дает дополнительную энергию политическому процессу, увеличивая число своих сторонников. Задействовав для своего начала одни причины, протестная волна затем распространилась в неожиданное русло, использовав те существующие лица и общественные структуры, которые оказались в определенное время в определенном месте. Основные участники пытались выстроить свои действия внутри общего потока, пытались управлять волной, чтобы развить её движение в выгодном для себя направлении. Но при всей находчивости и прикладывании огромных усилиях, использовании также новейших технологий, это больше процесс адаптации лидеров к стихийным развивающимся обстоятельствам, а не достижение своих целей. Тем более что в различных аналитических интервью не раз отмечалось, что лидеры движения протеста нередко оказывались ведомыми и с трудом поспевали за развивающимися событиями.

Все рассмотренные направления протеста оказались схожи между собой логикой развития событий. Первоначально следует существование различных проектов, идей и образов, которые представляют собой своего рода протопланирование, так как подготовка зачастую происходила иного мероприятия, нежели получалось в результате. Затем, когда общество находится в состоянии активности и мобилизации, то многие идеи и проекты начинают «срабатывать», внезапно. В конечном итоге, протесты могут приобрести широкую популярность благодаря новым взаимоотношениям и обязательствам среди участников, а могут, выполнив свои какие-то текущие задачи перейти в инертное состояние и находиться в нем до следующего требования или исчезнуть совсем.

Также можно отметить «просчеты властей», действия которых усиливали недовольство общества, умножая тем самым число протестующих. Невзирая на значительное количество фальсификаций, о результатах успешно проведенных выборов было объявлено 5-го декабря, перед митингом, состоявшимся на Чистых прудах.57 Митингу на Болотной площади предшествовали многочисленные задержания участников митинга на Чистых прудах, а также несогласованной акции протеста на Триумфальной пощади 7 декабря.58 Большой резонанс получили оскорбительные замечания В.Путина, в которых он приравнивал участников протестов к обезьянам из «Маугли», а основную протестную символику – ленты белого цвета – сравнивал с «контрацептивами». Это оскорбление и унижение подхлестнуло тех людей, которые собирались выйти на митинг на проспекте Сахарова.

Следовательно, такие факторы, как задолго до декабря 2011 г. сформировавшиеся социально-политические предпосылки, сам характер проведения избирательной кампании, определенные действия политиков и используемые ими рычаги и инструменты, определили ход и течение мобилизации митингующих.

На каком-то этапе интересы различных социальных и политических объединений, имеющих разную мотивацию, совпали в одном – отвержение нынешнего курса российской власти. Произошло следующее: стихийный протест наложился на достаточно структурированное политическое действие.59

Стоит отдельно остановиться на анализе портрета участников протестных движений. Участниками митингов на Чистых прудах, Болотной площади большей частью являлись представители молодежи. На последующих акциях протеста: на проспекте Сахарова 24-го декабря, шествии по улице Якиманка 4-го февраля и втором митинге на Болотной площади, ссылаясь на опросы «Левада-Центра», большинство людей было среднего возраста. Молодые люди в возрасте 18-24 лет составили одну пятую митингующих, столько же составила возрастная группа 55 лет и более, что подробно описано на Графике 3, изображенном ниже.

График 3.

Возрастной состав участников митинга 24 декабря 2011 г. и шествия 4 февраля 2012 г. в сравнении с возрастным составом населения Москвы и России.60



возраст.jpg

Среди собравшихся людей с высшим образованием насчитывали около 80% (по стране в целом – меньше одной трети), среди которых мужчин составили до 65%, притом, что женщины составляют большинство населения страны.

Рассмотрим материальный статус участников вышеуказанных митингов, который подробно изображен на Графике 4, расположенном ниже.

График 4.

Материальное положение участников митингов в сравнении с материальным положением населения Москвы и России.61

матстатус.jpg

На обеих акциях преобладала группа людей считающих, что могут допустить покупку дорогих вещей, кроме покупки автомобиля (в декабре – 40%, в феврале – 41%). Почти четверть протестующих могла позволить себе покупку автомобиля (в декабре – 28%, в феврале – 24%). Те, кто позволит купить себе все, «ни в чем себе не отказывая» составили в декабре - 5%, в феврале – 3%. В итоге эти группы в сумме составили 78% участвующих в митинге на проспекте Сахарова, 68% участвующих в шествии на улице Якиманка. Соотношение участников этих протестных митингов к населению Москвы составило 50-51%, к населению России – около 22-23%. Протестующих менее обеспеченных: «не хватает денег на продукты», «хватает денег на продукты, но покупка одежды вызывает затруднение», «и на продукты и на одежду денег хватает» суммарно составило в декабре – 28%, в феврале – 32% митинговавших. В Москве около половины населения – люди с низким достатком, по всей России они составляют большинство. Протестное движение изнутри представляло собой собрание очень разных по своему статусу людей62, но для взгляда со стороны, по телевизору, казалось сборищем исключительно бомонда и элитарного слоя населения.

Источниками информации о митингах для протестующих являлись: интернет (70%), он являлся главным источником информации; через друзей и знакомых (одна третья часть), по радио (одна четвертая часть), по телевидению (17-18%), через газеты (15-18%). Основным источником информации о митингах для большинства населения является телевидение (81%), интернет (13%). Среди интернет-пользователей сторонниками протестных акций не является большинство, хотя существует мнение, что российский интернет считается оппозиционным.

Основные причины участия в митингах описаны Графиком 5, изображенным ниже: общее «недовольство положением дел в стране» (73%), «возмущение фальсификацией выборов» (73%), несогласие с тем, что «решения в стране принимаются без их участия» (52%), неудовлетворенность результатами модернизации Д.Медведева (42%).

График 5.

Причины, по которым люди пришли на проспект Сахарова 24 декабря 2011 г.63



рисунок5.jpg

К участию в акциях протеста граждан подтолкнули не призывы организаторов, а недовольство общей экономической, общественно-политической обстановкой в стране. Среди исследователей существует мнение, что политические представления многих участников изучаемых протестов и митингов были аморфны и незрелы, что не отличает их в лучшую сторону от участников массовых акций в поддержку В.Путина, партии власти и вообще существующего властного режима. Я согласна с утверждением о том, что в числе участников митингов большую часть составляли люди, которые ранее не задумывались о политике. Тем не менее, нельзя не отметить, что они, в противовес «путинцам» и прочим, впервые попробовали самостоятельно разобраться в том, что происходит в стране.

По данным опроса, который был проведён «Левада-Центром» в ноябре 2011 года за «Единую Россию» готовы были голосовать 34% опрошенных и 34% интернет-пользователей, за КПРФ— 4% и 9% соответственно, за ЛДПР— 10% и 11%, за «Справедливую Россию»— 7% и 8%, «Яблоко»— 1% и 2%, «Правое дело»— по 1%, партию «Патриоты России»— 1% и 0%.

В митинге на проспекте Сахарова и шествии на улице Якиманка приняли участие демократы (в декабре – 38%, в феврале – 30%), либералы (в декабре – 31%, в феврале – 27%), коммунисты (в декабре – 13%, в феврале – 18%), националисты (в декабре – 6%, в феврале – 14%), социал-демократы (в декабре – 10%, в феврале – 10%).

Наибольшее доверие участников вызывали вовсе не профессиональные политики, а журналист Л.Парфенов, писатель Б.Акунин, гражданский активист А.Навальный, музыкант Ю.Шевчук. Интересное наблюдение сделал Х.Сокол утверждая, что немногие протестующие могли объяснить цели своего участия в акциях. Возвращаясь к доверию, выказываемому неполитическим лидерам, стоит отметить, что социологический опрос участников митинга проведенный «Левада-Центром» на проспекте Сахарова показал, что Л.Парфенову доверяет 41% опрошенных, А.Навальному доверяют 36%, Б.Акунину доверяют 35%, Ю.Шевчуку доверяют 33%. Подобные результаты показало голосование Facebook, посредством которого организаторы хотели определить состав выступающих знаменитостей на митинге. Но есть и другое объяснение, заключающееся в том, что за последние полгода в событиях приняло участие много «новичков». Так на митинге на проспекте Сахарова почти третья часть протестующих не принимала участия в предыдущих акциях протеста в декабре и поэтому доверие у них вызывали известные и популярные фигуранты, хорошо знакомые обычному москвичу, не всегда хорошо разбирающемуся в политике. Опросы, проведенные на митингах, интервью с участниками протестных акций, общероссийские опросы показали, что народ не доверяет политикам и политическим партиям. По мнению избирателей, либеральные партии, лидеры которых вошли в оргкомитеты митингов, не выражают интересы большей части населения.

Центром исследования общественного мнения были получены данные относительно выражения различными партиями в своих программных целях и реальных действиях классовых интересов существующего российского общества. Полученные данные сопоставляются с основными обвинениями, адресованными несистемной оппозиции, которые можно лаконично выразить следующим образом – много слов, мало реальных действий. Подобные упреки свидетельствуют об отсутствии представительства интересов населения существующими партиями. Такие же обвинения в отсутствии результатов, сосредоточенности на своих проблемах, огромном стремлении, во что бы то ни стало пролезть во власть, даже точнее будет сказать к «кормушке», нашли свое место на транспарантах и растяжках состоявшихся акций протеста.

Поскольку журналисты, писатели и прочая творческая интеллигенция всевозможно прокламировала, что их задача заключается лишь в том, чтобы только поддержать движение, помочь ему «разгореться», тогда как первоначальному недоверию к оппозиционным политикам можно найти объяснение тем, что они внезапно, в том числе и для самих себя оказались в эпицентре движения и даже на передовых, имея за плечами негативный запас нерешенных проблем, которые на время общественной активности и общего воодушевления лишь немного отошли с первого плана, но никуда не были действительно устранены. Таким образом, проблема политического представительства была свойственна всей российской политической системе, включая как нынешнюю структуру власти, так и оппозицию со всеми ее составными частями. В 2011 г. всего 3% россиян ожидали от политических партий отстаивания своих интересов. По сей день мнения большей части населения и активистов сходятся – к примеру, относительно оценки присутствия фальсификации на парламентских выборах.64 Но социологический опрос касаемо представительства различными партиями интересов российского населения показал, что большинство населения России настроены скептически по отношению к существующей конструктивной оппозиции, в то время как протестующие граждане являются скорее оптимистами, чем реалистами, всё же. Также наблюдается серьезное расхождение во взглядах между политическими активистами и большинством населения в вопросе существующего политического режима – митингующее меньшинство считает, что сохранение нынешнего властного режима будет препятствовать всеобщему развитию, в то время как большинство населения предпочитает избегать потрясений и государственных переворотов, сохраняя коррумпированную систему бюрократов, но тем самым защищая собственное состоявшееся благополучие (идея status quo). Таким образом, первостепенные требования протестующих не отдавать ни голоса В.Путину и назначить новые выборы не поддерживались большинством российского населения.

Представленные данные свидетельствуют о разнице между протестующими гражданами и большинством населения России. Можно выделить следующие различия:



  • Гражданская активность;

  • Уровень образования;

  • Степень включённости в коммуникационную сетевую структуру;

  • Благосостояние;

  • Политические предпочтения, являющиеся отражением самого понимания характера распределения власти.

По сравнению с молчаливым согласием большинства российского населения сам факт выход на Болотную площадь, проспект Сахарова и др. и способность в публичной организованной форме заявлять требование смены режима авторитарной власти в России являются значимой формой политической самоорганизации пусть даже условного креативного класса. Впоследствии были пробуждены другие социально активные группы общества, что во многом обуславливалось сетевой формой организации общества. Сложно говорить о становлении настоящей гражданской ответственности и солидарности в российском обществе, но эти понятия начали им активно осознаваться. Проведённые качественные исследования показали, что мнение протестующего меньшинства, желающего отставки В.Путина и назначения принципиально иных выборов не были поддержаны большинством российского населения. Тем не менее, показательным является тот факт, что государственная пропаганда американского заговора и подкупа оппозиции не была принята на веру тем же самым большинством российского населения. Политически неактивное большинство зачастую одобрительно или как минимум с любопытством наблюдало за происходящими протестными движениями.

В заключение, я бы хотела добавить, что именно социальная структура сетевого общества, проникшая во все сферы жизни определенной части российского населения, создала возможность успешной политической самоорганизации этой прослойки населения, условно названной креативным классом. Несомненно, те формы политической самоорганизации креативного класса, которые были реализованы в протестных движениях 2011-2012 гг., являются абсолютно неокрепшими и незрелыми, но сам факт их возникновения и функционирования свидетельствует о некоторой степени зрелости общества, в котором пока что еще только намечается становление гражданственности – гражданской солидарности, гражданской активности и культуры участия.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал