Гиричева Я. В., Золотарева А. В. (г. Саратов) Советская и немецкая пресса в годы Великой Отечественной Войны



Скачать 134.3 Kb.
Дата02.05.2016
Размер134.3 Kb.
Гиричева Я.В., Золотарева А.В. (г.Саратов)

Советская и немецкая пресса в годы Великой Отечественной Войны

Адрес для обсуждения доклада: http://vk.com/topic-78986453_30922416

Великая Отечественная война явилась самым трудным испытанием для Советского государства. С первых дней она стала всенародной борьбой за свободу и независимость нашего народа, который и внес решающий вклад в разгром фашистских агрессоров. Длившаяся почти четыре года война увенчалась величайшей в истории человечества победой, в достижении которой невозможно приуменьшить роль советской журналистики.

В.И. Ленин точно подчеркнул значение морального обеспечения войск: «Во всякой войне победа в конечном итоге обуславливается состоянием духа тех масс, которые на поле брани проливают свою кровь». В этой связи интересно и актуально изучение роли советской журналистики в годы Великой Отечественной войны. Очевидно, что она сыграла немаловажную роль в интеграции советского общества перед лицом врага, и, вместе с тем, сама испытала значительное воздействие войны.

Рассмотрим особенности функционирования системы СМИ СССР в военный период. Война сразу же изменила весь облик советской печати: более чем в два раза сократилось число даже центральных газет - до войны их было 39, а осталось всего 18. Перестали выходить многие центральные отраслевые газеты, такие, как «Лесная промышленность», «Текстильная промышленность» и др. Некоторые специализированные центральные газеты были объединены1. 24 июня 1941 года было создано Советское информационное бюро, одной из задач которого было краткое изложение военно-оперативных сводок. За время ВОВ было подготовлено около двух тысяч ежедневных сводок, 122 сообщения «В последний час», всего 2373 различных материала2.



Гитлеровцы борьбу за порабощение советского народа вели не только силой, но также и оружием слова.  На временно оккупированной территории фашисты издавали десятки газет, со страниц которых утверждалось, что в развязывании небывалой в истории человечества войны повинна не гитлеровская Германия, а Советское государство. Эта ложь распространялась и в газетах, и в радиопередачах гитлеровцев. Уже в августе 1941 г. на оккупированных фашистами территориях гитлеровцы издавали газеты «Орловские известия» (позднее «Речь»), «Смоленский вестник», «Новый путь» (Клинцы), «Новая жизнь» (Рославль), «Новое время» (Вязьма), «Белорусская газета» на белорусском языке (Минск). В 1942 г. в Смоленске появилась газета «Колокол», предназначенная для крестьян оккупированных территорий. В 1943 г. начали создаваться власовские газеты: «За свободу» (Смоленск), «Заря» (Берлин), «Доброволец» на русском и украинском языках (Берлин).

Что касается военной периодики, в начале войны Главное политическое управление, определяя содержание военных газет, указало на основные задачи: разъяснение постановления ЦК ВКП(б) и Совнарокма СССР от 29 июня 1941 года о замыслах гитлеровской клики и программе мобилизации сил советского народа на борьбу с врагом; мобилизация воинов на выполнение приказов и воспитание у них уверенности в победе над врагом; воспитание героизма, боевого мастерства; пропаганда требований военной присяги, борьба за укрепление военной дисциплины. С начала ВОВ развивается сеть военных корреспондентов на фронте. В 1942 году Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) и ГУПП КА утвердили положение «О работе военных корреспондентов», согласно которому задачи военкоров несли информационно-пропагандистский характер.

Значительно была расширена сеть военных газет. Укреплена была газета «Красная звезда» - орган Народного комиссариата обороны. Состав редакции пополнился новыми силами: П. Павленко, А. Сурков, В. Гроссман, К. Симонов, И. Эренбург, 114 членов Союза писателей.

Принятые меры по перестройке печати были, конечно, вынужденными: они позволили в значительной степени преодолеть трудности в организации печатной пропаганды на фронте. К концу 1942 г. задача создания массовой прессы в Вооруженных Силах в соответствии с требованиями военной поры была решена: к этому времени выходило 4 центральных, 13 фронтовых, 60 армейских, 33 корпусных, 600 дивизионных и бригадных газет. На фронтах и в армии было немало газет на языках народов СССР: на восьми языках издавалась газета 2-го Прибалтийского фронта «Суворовец», на семи языках – газета 3-го Украинского фронта «Советский воин»3. Приводятся данные, свидетельствующие о том, что, например, в 1944 г. на фронтах издавалось почти 800 газет суммарным разовым тиражом, превышающим 3 млн экземпляров4. Существовали издания, выпускаемые бойцами: «Окопная правда», стенгазета «Минометчик».

В годы войны особенно незаменимым стало самое оперативное средство информации – радиовещание, первые военные передачи которого появились одновременно с правительственным сообщением о вероломном нападении на Советский Союз фашистской Германии. Неизменно, начиная с самых первых радиопередач о событиях на фронте, они завершались призывами: «Враг будет разбит, победа будет за нами!». О возросшей роли радиовещания в условиях войны свидетельствует оперативное создание филиалов Всесоюзного Радиовещания в Куйбышеве, Свердловске, Комсомольске-на-Амуре. В ноябре 1942 г. из Москвы началось вещание на украинском и белорусском языках. Одновременно из Саратова на украинском языке вела передачи радиостанция им. Т. Шевченко, в составе которой активно сотрудничал писатель и публицист Ярослав Галан. Неизменными стали по радио передачи «Письма на фронт» и «Письма с фронтов Отечественной войны». В них было использовано свыше двух миллионов писем, благодаря которым более 20 тысяч фронтовиков нашли своих близких, эвакуированных в восточные районы страны5.

Уже в 1941 г. немцы начали налаживать и свое радиовещание. В Смоленске оно началось в ноябре 1941 г., а к июлю 1942 г. действовало свыше 1360 радиоточек. В мае 1942 г. начал радиопередачи Орловский радиоузел. Сначала передавались две политинформации в день, в мае 1943 г. стало 6–8 передач. За год работы радиоузел передал 850 политических информаций, 50 международных обзоров, 120 политических докладов и лекций6.

ЦК ВКП(б) в постановлении от 13 августа 1942 г. указал: «Привлечение к участию в газете внередакционного актива является прямой обязанностью каждого военного корреспондента»7. Особое место в системе военной пропаганды в годы войны занимала работа с солдатскими письмами, обеспечивающими интерактивность процесса. Так, в редакцию газеты «Красный Балтийский флот» в августе 1943 г. поступило 575 писем, 89 из которых было использовано в газетных материалах, в декабре газета получила около 700 писем, 150 из которых было использовано. Создавалась так называемая обратная связь: пропагандисты, публикуя письма бойцов, втягивали их в дискуссию, вызывая ещё больший интерес к своему СМИ. При этом нельзя забывать об особенностях боевой обстановки, которая диктовала журналистам и пропагандистам свои условия: по Правилам по сохранению военной тайны в печати не подлежали разглашению данные, «из которых даже косвенным путем могут быть сделаны выводы, раскрывающие военную и государственную тайну»8.

Отдельной аудиторией воздействия, не менее значимой, чем все остальные, являлось гражданское население СССР. Только единство фронта и тыла, общая борьба с врагом и вера в победу могли спасти государство в жесточайшей схватке с Германией и ее сателлитами. Это объясняет важность роли, отводимой пропаганде в тылу: люди должны были знать, ЧТО, КАК и ВО ИМЯ ЧЕГО должны делать. Разъяснением всех этих вопросов занимались пропагандисты на местах, в этих целях работали деятели культуры, искусства, науки, система СМИ и т.д. Жители тыла в свою очередь также являлись действенными агитаторами, т.к. с помощью своих писем, обращений, подарков придавали сил Красной Армии, действовали адресно, обращаясь к отдельным бойцам и командирам. Не случайно много позднее теоретик Н.Д. Фомичева отмечала, что «широкие массы, выступающие в системе массовой информации и пропаганды, прежде всего как аудитория – потребитель информации, действуют и как ее создатель (что проявляется в форме писем в редакцию, материалов, подготовленных по собственной инициативе)»9.



«В дни войны газета - воздух», - писал в самый разгар Великой Отечественной Илья Эренбург. «Люди раскрывают газету, прежде чем раскрыть письмо от близкого друга. Газета теперь письмо, адресованное лично тебе. От того, что стоит в газете, зависит и твоя судьба». Эти слова емко характеризуют, какой силы заряд оптимизма, уверенности в нашей победе несли со страниц газет и журналов журналисты и писатели, какую роль играли их выступления в воспитании патриотизма, священной ненависти к фашистским поработителям. Статьи и очерки А. Толстого, М. Шолохова, И. Эренбурга, стихи Симонова и Суркова, пишет в своей книге «Россия в войне 1941-1945» А. Верт, «читал буквально каждый. Особенно большую роль в битве за поднятие морального духа советских людей сыграл Эренбург… Известно, что партизаны в тылу врага охотно обменивали пистолет-пулемет на пачку вырезок его статей. Он проявил гениальную способность перелагать жгучую ненависть всей России к немцам на язык едкой, вдохновляющей прозы, интуитивно уловил чувства, какие испытывали простые советские люди».

Пресса была призвана «…воспитывать в трудящихся ненависть к немецко-фашистским мерзавцам.. вдохновлять наш народ на Великую Отечественную освободительную войну, мобилизовать трудящихся на выполнение конкретных задач в деле активной поддержки фронта»10. «Все для фронта! Все для победы!» – под таким призывом печатались материалы о трудовых достижениях в тылу. Печать немедленно поддерживала все патриотические почины по увеличению выпуска военной продукции, по созданию трудовых бригад, боровшихся за досрочное выполнение производственных заданий. Со страниц центральных, местных и военных газет о патриотизме советских людей, о повседневной помощи, которую они оказывают фронту, рассказывали нарком вооружения Герой Социалистического Труда Д. Устинов, академик А. Богомолец, Алексей Стаханов, Герой Социалистического Труда Ф. Токарев и др.

Автор диссертационного исследования по проблематике функционирования прессы Южного Урала в годы войны А.Н. Лымарев делает вывод, что основными задачами газет в годы войны было: 1. проведение мобилизационных компаний (отчеты с митингов, письма добровольцев); 2. сплочение и мобилизация сил для достижения победы (включая тыл); 3. пропаганда идей советского патриотизма; 4.нейтрализация конкурентной идеологии; 5. повышение бдительности.

Были и специальные газеты, направленные на пропаганду среди партизан и гражданского населения, например, «Партизанская Правда»11, сохранился один из ее номеров, выполненный на березовой коре. Но наиболее известным СМИ такого рода является листовка-бюллетень «Вести с Советской Родины», регулярный выпуск которого ГлавПУ РККА начало с августа 1941 года на русском, украинском и белорусском языках.

Кроме того, журналистика была использована и как орудие антифашистской пропаганды. Так, важно отметить, что пропаганда плена велась в рамках целостной кампании, она отличалась систематичностью и единством целей и задач. НКСГ начал выпускать газету «Deutschland» («Свободная Германия»), имел свою радиостанцию такого же названия, а позднее стал издавать иллюстрированную газету «Freies Deutschland im bild» («Свободная Германия в иллюстрациях»).

Итак, пропагандистское воздействие шло в нескольких направлениях, определяемых целевыми аудиториями пропаганды: Вооруженные силы и население СССР (включая партизан и жителей временно оккупированных территорий); войска и население противника; общественность зарубежных государств. При работе в каждой из этих групп определялись свои цели и задачи, формы и средства влияния. Советско-партийная журналистика была направлена на те или иные группы в зависимости от демографических (половых, возрастных), этнических, социальных (принадлежность к социальным группам, сфера занятости) характеристик, т.е. осуществлялся дифференцированный подход к аудитории.

Таким образом, видим, что при поддержке государства, верном векторе развития, отечественная военная журналистика справилась с задачей поддержания духа бойцов и тыловиков на «отлично».

Чего нельзя сказать о немецкой прессе. На протяжении достаточного периода времени военная журналистика лишь восхваляла достижения и героизм гитлеровцев. Однако к 1942 г. настроения немецких армии и тыла меняются.

Так, весной 1942 г. в «Дас рейх» была опубликована статья Геббельса под заглавием «Разговор по душам». В ней Геббельс пытается успокоить немецкий народ в связи с новым снижением продовольственных норм в гитлеровской Германии, призывая немцев безропотно «перенести все трудности и лишения». Того же, кто выражает сомнение и недовольство, «ждет суровая кара, вплоть до смертной казни»12. Очередная «ободряющая» статья Геббельса 1942 года весьма характерна и для положения в Германии, для настроений в народе и в армии.

Обнаруживая тревожные признаки быстрого ухудшения морального и политического состояния населения и армии в связи с военными неудачами, внутриполитическими неурядицами и международными осложнениями, гитлеровцы угрозами и террором пытаются задержать начавшееся морально-политическое разложение немецкой армии, судорожно стремятся предотвратить надвигающуюся политическую и военную катастрофу гитлеровской Германии.


В связи с увеличивающимися трудностями гитлеровская пресса и командование германской армии объявили о создании так называемого «фронта духа».

Главное командование германской армии опубликовало в своей газете «Вахт им Остен» в №739 от 9 января 1942 года официальную директивную статью, адресованную ко всем частям действующей армии, в которой гитлеровцы говорят о наступивших ныне тяжелых временах и значении поддержания боевого духа солдат и офицеров. В этой статье говорится: «Мы сегодня говорим о фронте духа потому, что в истории немецкого народа ему иногда не уделяли достаточного внимания и за это упущение каждый раз горько расплачивались. Наступление против фронта оружия своевременно распознается. Совсем не так обстоит дело с фронтом духа. Угроза духу возникает незаметным образом, борьба разыгрывается не всегда открыто и не всегда приводит к окончательной победе... Кризис должен быть преодолен, прежде чем будет праздноваться победа»13.

История войн не дала примеров подобного изобретательства правительства и военного командования в области поддержания дисциплины и морального состояния народа и своей армии. Гитлеровская клика не от хорошей жизни пошла на создание так называемого «фронта духа» наряду с военным и внутриполитическим фронтами и на угрозы смертной казнью всем немецким скептикам. Гитлеровский «фронт духа», по замыслу его организаторов, призван преодолеть тот кризис в народе и в армии, наличие которого вынуждено было признать даже командование гитлеровской армии.

Успешное контрнаступление Красной Армии повлияло на «фронт духа» гитлеровской армии в не меньшей мере, чем на состояние вооруженных сил гитлеровской Германии. С тех пор гитлеровец навсегда принужден отказаться называть свою армию непобедимой: он испытал на себе всю горечь и ужасы военных поражений гитлеровской армии; в зиму 1941-1942 года он десятки раз проклинал фашистское правительство, пославшее его на фронт. Средний немец, немецкий солдат постепенно перестает верить Гитлеру и его банде. Он, по выражению швейцарской газеты «Weltwoche», не проявляет более таких патриотических чувств, как прежде, от него не услышишь более прогитлеровских тирад, в его словаре нет более ни «большевистской чумы», ни «красных чудовищ», а просто лишь «русские», «большевики». «Ход военных действий, - заявляет далее газета, - разбудил у немцев чувство сознания беспочвенности военных событий, и каждый желает вновь почувствовать под собой почву и знать, где ты, собственно, находишься и чем все это кончится»14.

Гитлеровский генерал фон Рейхенау в приказе за №01348/41 от 25 декабря 1941 года сам засвидетельствовал моральное состояние германской армии: «Во время размещения подразделений в квартирах, ранее занимавшихся другими подразделениями, установлены следующие надписи на стенах: «С нас этого хватит!»; «Мы хотим домой в Германию!»; «Мы грязны, завшивлены и хотим домой!»; «Мы не хотим этой войны!»». Не случайно гитлеровский генерал был встревожен, обнаружив подобные записи в местах расквартирования, в блиндажах и окопах германской армии. Если немец заявляет, что с него хватит мучений, пережитых им на советско-германском фронте, если его потянуло домой и он снимает с себя ответственность за происходящие ныне события, возлагая эту ответственность на Гитлера и его клику, - значит в германской армии плохи дела с пресловутым «фронтом духа». Гитлеровский солдат стал не тем, чем он был в начале советско-германской войны.

Все более пессимистические настроения широко распространяются в самой Германии. Причем дело зашло настолько далеко, что немецкая газета «Данцигер форпостен» в номере от 10 февраля 1942 г. вынуждена была признать, что «в Германии много пессимистов, вешающих нос... О таких ворчунах не стоило бы говорить, если бы их мрачные настроения не были опасны... Пессимистов следует считать саботажниками и дезертирами»15. Подобные настроения в немецкой армии и в народе становились тем более опасными для гитлеровской клики, что она бессильна перед их ростом. Этим объясняется, почему гитлеровцы открыли в своей прессе целую кампанию за укрепление «фронта духа». Так, они предприняли ряд мер, надеясь пресечь рост недовольства солдат немецкой армии. Прежде всего они спешно издали ряд приказов по армии и разработали «десять заповедей», предназначенных для германских рабочих, служащих и солдат. Характерно, что в этих заповедях отразилось действительное состояние германской армии и ее тыла. Заповеди гласят: «Не поддавайся вредным настроениям. Не падай духом. Не жалуйся на лишения и жертвы. Не ожидай от победы большего, чем ты готов пожертвовать ради нее»16, и т.п.

В газетах «Фелькишер беобахтер» и «Дас рейх» опубликовано больше десятка «ободряющих» бесед и статей, призванных внести нужную долю бодрости и оптимизма в германскую армию в народ17. Но «ободряющие беседы» мало помогли делу, ибо настроение в германской армии продолжало падать изо дня в день. Да и какое влияние могли иметь подобные «беседы», в то время как каждая семья в Германии потеряла близкого человека на советско-германском фронте. Таким образом, сберечь боевой дух солдатам и тыловикам своей страны для немецкой журналистики оказалось не по силам, что косвенно внесло свою лепту в поражение гитлеровцев.

В завершении делаем вывод о бесспорной значимости журналистики и ее огромной роли в формировании массового настроения.



Список использованной литературы


  1. Айнутдинов А.К. Летопись подвига. (Исторический очерк по страницам татарских фронтовых газет) / Айнутдинов А.К.-Казань: Татарское книжное изд-во.1989 – С.42-43.

  2. Волковский Н.Л. История информационных войн. Ч.2 – Спб: ООО «Издательство «Полигон» 2003.-С.375-376.

  3. Газета «Речь» (Орел). 1943, 18 мая.

  4. Иванова Р., Кузнецов И. Советская журналистика в годы Великой Отечественной войны // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. 1985. № 1. С. 14.

  5. Кузнецов И.В. История отечественной журналистики (1917-2000). М., 2003.

  6. Кузнецов И., Попов Н. Советская печать в годы Великой Отечественной войны // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. 1975. № 2. С. 4.

  7. НА РТ ф. Р-3610, оп.1, д.292, л.25

  8. РГАСПИ. Ф.17, оп 125, д 186. лл. 140-157.

  9. Санников Н.А. Партийное руководство печатью Советского Военно-морского флота (1941-1945 г.г.) /Санников Н.А. – Иркутск: Изд-во Иркут. Ун-та, 1991 – С.14, 69

  10. Старые газеты: Правда 29 марта 1942г. С.4// http://oldgazette.ru/pravda/29031942/text4.html (по состоянию на 8.10.2014).

  11. Хайрутдинова С.К Печать Татарии в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг./ .К. Хайрутдинова – Казань 1989 – С.40

1 Кузнецов И.В. История отечественной журналистики (1917-2000). М., 2003.

2 Волковский Н.Л. История информационных войн. Ч.2 – Спб: ООО «Издательство «Полигон» 2003.-С.375-376.

3 Кузнецов И., Попов Н. Советская печать в годы Великой Отечественной войны // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. 1975. № 2. С. 4.

4 Санников Н.А. Партийное руководство печатью Советского Военно-морского флота (1941-1945 г.г.) /Санников Н.А. – Иркутск: Изд-во Иркут. Ун-та, 1991 – С.14

5 Иванова Р., Кузнецов И. Советская журналистика в годы Великой Отечественной войны // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. 1985. № 1. С. 14.

6 Газета «Речь» (Орел). 1943, 18 мая.

7 Айнутдинов А.К. Летопись подвига. (Исторический очерк по страницам татарских фронтовых газет) / Айнутдинов А.К.-Казань: Татарское книжное изд-во.1989 – С.42-43.

8 Санников Н.А. Партийное руководство печатью Советского Военно-морского флота (1941-1945 г.г.) /Санников Н.А. – Иркутск: Изд-во Иркут. Ун-та, 1991 – С.69.

9 РГАСПИ. Ф.17, оп 125, д 186. лл. 140-157.

10 НА РТ ф. Р-3610, оп.1, д.292, л.25

11 Хайрутдинова С.К Печать Татарии в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг./ .К. Хайрутдинова – Казань 1989 – С.40

12 Старые газеты: Правда 29 марта 1942г. С.4// http://oldgazette.ru/pravda/29031942/text4.html (по состоянию на 8.10.2014).

13 Старые газеты: Правда 29 марта 1942г. С.4// http://oldgazette.ru/pravda/29031942/text4.html (по состоянию на 8.10.2014).

14 Старые газеты: Правда 29 марта 1942г. С.4// http://oldgazette.ru/pravda/29031942/text4.html (по состоянию на 8.10.2014).

15 Старые газеты: Правда 29 марта 1942г. С.4// http://oldgazette.ru/pravda/29031942/text4.html (по состоянию на 8.10.2014).

16 Там же.

17 Там же.




База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал