И. А. Умнова, С. Н. Мордасов Политико-правовые механизмы урегулирования споров в Южно-Китайском море и роль России как ключевого медиатора в политике мира



Скачать 132.99 Kb.
Дата27.04.2016
Размер132.99 Kb.
ТипСтатья
И.А.Умнова, С.Н. Мордасов

Политико-правовые механизмы урегулирования споров в Южно-Китайском море и роль России как ключевого медиатора в политике мира
Political and legal mechanisms for the settlement of disputes in the South China Sea and Russia's role as a key mediator in the policy for peace
Статья посвящена механизму мирного урегулирования споров в Южно-Китайском море, предлагаются возможные институциональные и правовые пути решения возникших проблем, определяется миротворческая роль России как ключевого медиатора
The article is devoted to the mechanism of peaceful settlement of disputes in the South China Sea, offers possible institutional and legal solutions to problems, determines the peacekeeping role of Russia as a key mediator

Ключевые слова: Южно-Китайское море, механизм мирного урегулирования споров, миротворческая роль России, ключевой медиатор

Key words: the South China Sea, the mechanism of peaceful settlement of disputes, the peacekeeping role of Russia, key mediator
Сегодня Россия предпринимает немало усилий для укрепления ее авторитета как ключевого медиатора в политике мирного урегулирования споров. Вектора ее миротворчества обозначены в Концепции внешней политики, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от12 февраля 2013 года. В ней, в частности, отмечено, что в условиях глобальной турбулентности и растущей взаимозависимости государств и народов уже не имеют перспектив попытки строить отдельные «оазисы спокойствия и безопасности», а единственно надежной страховкой от возможных потрясений является соблюдение универсальных принципов равной и неделимой безопасности применительно к евроатлантическому, евразийскому и азиатско-тихоокеанскому пространствам.

Концепция 2013 года четко определила имидж России на мировой арене. В данном документе сказано, что внешняя политика России является открытой, предсказуемой и прагматичной. Она характеризуется последовательностью, преемственностью и отражает уникальную, сформировавшуюся за века роль нашей страны как уравновешивающего фактора в международных делах и в развитии мировой цивилизации. При этом Россия всецело осознает свою особую ответственность за поддержание безопасности в мире как на глобальном, так и на региональном уровне и нацелена на совместные действия со всеми заинтересованными государствами в целях решения общих задач.

2014 год оказался непростым для Российской Федерации. Внешнеполитическая деятельность значительно осложнилась из-за драматических событий на Украине, многочисленные попытки нашей страны доказать свою миролюбивую политику упорно отвергаются на евроатлантическом пространстве, а России настойчиво приписывается клише агрессора. Между тем на евразийском и азиатско-тихоокеанском пространстве авторитет России более устойчив и потенциал подтверждения ее миротворческой миссии весьма высок. Осознавая это, Россия укрепляет СНГ, ОДКБ, Евразийский экономический Союз (ЕАЭС), наращивает взаимодействие в таких форматах, как «Группа двадцати», БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), «Группа восьми», ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), РИК (Россия, Индия и Китай), а также усиливает свое влияние в других международных организациях, структурах и диалоговых площадок.

Важную роль в политике миротворчества играет усиление взаимодействия России с традиционными партнерами в целях оказания помощи в урегулировании международных региональных конфликтов. Среди таких конфликтов в Азиатско-Тихоокеанском регионе наиболее болезненным и затяжным является сегодня спор по статусу и границам территориальных владений в Южно-Китайском море.

Особый резонанс получил территориальный конфликт вокруг островов Южно-Китайского моря, который является потенциальным источником дестабилизации геополитической обстановки в регионе. Конфликт, который насчитывает не одно десятилетие и в который вовлечены страны АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии) и Китай, получил новый импульс развития после размещения 2 мая 2014 года Китаем буровой платформы «Хайян-Шию-981» в районе спорных Парасельских островов. Это привело к ответной негативной реакции населения Вьетнама, выразившейся в антикитайских протестах, апофеозом которых стал разгром металлургического комбината, приведший к жертвам как среди китайцев, так и среди вьетнамцев.

События, складывающиеся вокруг Южно-Китайского моря, находятся в сфере внимания политиков и экспертов, обсуждаются на различных площадках. В частности,17-18 ноября 2014 года в городе Дананг, Вьетнам состоялась уже Шестая по счету международная конференция на тему: «Южно-китайское море: сотрудничество для региональной безопасности и развития»1. Конференция была организована Дипломатической академией Вьетнама (DAV), Фондом исследований Южно-Китайского моря (FESS) и вьетнамской Ассоциацией юристов (VLA). Россия была представлена на этой конференции в лице отдельных экспертов.



Одной из причин незатухания конфликта в Южно-Китайском море является, на наш взгляд, отсутствие эффективной политической диалоговой площадки, в рамках которой роль ключевых медиаторов мирного урегулирования спора могли бы играть наиболее влиятельные страны и международные организации, призванные сохранять нейтралитет и беспристрастность. Несмотря на политическое противостояние между Россией и США, возникшее в связи с разными взглядами на пути решения, так называемого, украинского вопроса, обе страны на других площадках, имеющих важное для мира геополитическое значение, должны симметрично выступить ключевыми медиаторами и не конкурировать, а сотрудничать в деле укрепления мира. В данном случае, если иметь в виду события в Южно-Китайском море - обе страны должны это делать вместе с АСЕАН, ШОС и другими евразийскими и азиатско-тихоокеанскими международными и межгосударственными структурами.

На наш взгляд, в настоящее время ситуацию по мирному урегулированию спора осложняют вооруженные силы США, присутствие которых в акватории Южно-Китайского моря на протяжении нескольких лет повышает степень напряженности. Политика американского присутствия была в свое время разъяснена бывшим Госсекретарем США Хиллари Клинтон, которая официально заявила, что американские национальные интересы состоят в разрешении спора в Южно-Китайском море, и это является вопросом региональной безопасности США. Государственный департамент США на протяжении всего конфликта планомерно наращивает собственное военное присутствие, преследующее государственные интересы США по возвращению в Азиатско-Тихоокеанский регион. Не является секретом, что стратегические планы США включают в себя следующие пункты: 1) закрепление и усиление традиционных альянсов со странами региона;2) развитие партнерских отношений с новыми стратегиями, в первую очередь ведущих стран Азиатско-Тихоокеанского региона; 3) разработка устойчивого механизма регионального сотрудничества;4) поддержка и развитие «демократии», «прав человека» с точки зрения США.

Внешне привлекательные – эти задачи могут трактоваться, по разному и, современная история знает трагические случаи навязывания «американского взгляда» на права человека и демократию, влекущие за собой, к сожалению, не мир, а затяжные гражданские войны (Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия и др.).

Исходя из общей картины, сложившейся в настоящее время в Южно-Китайском море, можно сказать, что существует множество факторов, приводящих к повышению напряженности. Тем не менее, дальнейшая эскалация конфликта может привести и вероятнее всего приведет к новым жертвам среди мирного населения, поэтому так важно в нынешней ситуации использовать все имеющиеся механизмы мирного урегулирования международных споров.

Для решения задач налаживания мирного сосуществования и сотрудничества в зоне Южно-Китайского море нам видится важным проведение двух генеральных линий.

Первая – юридическое решение принципиального вопроса о гарантиях мира и безопасности в Южно-Китайском море.

Как известно в 2002 г. Китай и АСЕАН подписали Декларацию поведения сторон в Южно-Китайском море. Этот документ регулирует политику стран, претендующих на спорные территории. Одно из его положений предусматривает выработку Регионального Кодекса поведения сторон в Южно-Китайском море, который определит окончательные параметры урегулирования конфликта. В настоящее время АСЕАН стремится ускорить принятие Регионального Кодекса. Анализ содержания уже разработанного проекта Кодекса свидетельствует о том, что его принятие будет играть важнейшую стабилизирующую роль в достижения мира и мирного сотрудничества государств в зоне ЮКМ. Вместе с тем принятие Кодекса не решит принципиального вопроса о статусе, не допускающего милитаризацию моря и вооруженных конфликтов в его зоне. Представляется, что для целей мира и безопасности целесообразно пойти дальше принятия Кодекса поведения и заключить Договор о нейтралитете Южно-Китайского моря. Такой договор должен быть подписан всеми государствами, территории которых прилегают к Южно-Китайскому морю, а АСЕАН, Россия и США могли бы выступить посредниками в процессе подготовки и подписания такого договора.

Вторая генеральная линия – систематизация, то есть формирование политико-правового кластера текущих мер по урегулированию конфликта путем принятия «Дорожной карты урегулирования споров в ЮКМ». Ключевыми медиаторами формирования дорожной карты вместе со спорящими и заинтересованными сторонами должны стать АСЕАН, Россия и США.

Допустимым инструментом мирного урегулирования спора можно рассматривать, прежде всего, обращение в Международный суд ООН по вопросам оценки территориального спора. Для этого, как известно, необходимо заключить специальное соглашение между Вьетнамом и Китаем о передаче спора в Международный суд ООН, потому как Международный суд ООН вправе рассматривать дело лишь в том случае, если соответствующие государства дали согласие на то, чтобы стать стороной разбирательства в Суде (принцип согласия сторон). Устав ООН обязывает государства выполнять решения Суда по тем делам, в которых они являются сторонами. В тех случаях, когда какая-либо сторона в деле не выполнит решение Суда, другая сторона может обратиться в Совет Безопасности, который в свою очередь вправе вынести рекомендации или принять меры для приведения решения в исполнение. Решение Международного суда ООН могло бы положить конец многолетнему спору между Китаем и Вьетнамом, а также между Китаем и другими странами2.

Вторым возможным вариантом разрешения сложившейся ситуации в рамках международного правосудия может стать учреждение на базе АСЕАН Регионального Суда справедливости, решения которого по территориальным спорам будут иметь не только политический, но и правовой характер, несмотря на то, что Китай не входит в данную организацию. Суд справедливости АСЕАН мог бы положить конец территориальным спорам, разделив прибрежный шельф между государствами и остальную часть акватории, распространить режим кондоминиума, что обеспечило бы совместную разработку спорных месторождений и свободное судоходство.

В случае недостижимости задачи создания Суда справедливости в рамках АСЕАН в качестве другого варианта международного судебного разрешения спора, предлагается создание аналогичного Суда справедливости на базе ШОС. Как известно, Хартия ШОС от 7 июня 2002 года провозглашает основными целями и задачами ШОС: укрепление между государствами-членами взаимного доверия, дружбы и добрососедства; развитие многопрофильного сотрудничества в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе, содействия построению нового демократического, справедливого и рационального политического и экономического международного порядка; поощрение эффективного регионального сотрудничества в политической, торгово-экономической, оборонной, правоохранительной, природоохранной, культурной, научно-технической, образовательной, энергетической, транспортной, кредитно-финансовой и других областях, представляющих общий интерес; содействие всестороннему и сбалансированному экономическому росту, социальному и культурному развитию в регионе посредством совместных действий на основе равноправного партнерства в целях неуклонного повышения уровня и улучшения условий жизни народов государств-членов; взаимодействие в предотвращении международных конфликтов и их мирном урегулировании; совместный поиск решений проблем, которые возникнут в ХХI веке.

В случае вхождения помимо Китая в состав ШОС Вьетнама и других стран зоны ЮКМ, использование юрисдикции предлагаемого Суда позволит выйти на прямой диалог по существующим конфликтам в рамках данной международной организации при посредничестве дружественной к спорящим государствам Российской Федерации.

Решение задачи создания институтов регионального международного правосудия требует длительного времени, и оживленные дискуссии по этому вопросу неизбежны. Поэтому эта задача может ставиться лишь на перспективу. В ближайшее время более реальная политико-правовая мера достижения мирного публичного правопорядка в зоне ЮКМ нам видится в формировании заинтересованными странами (при возможном посредничестве АСЕАН, России и США, если это потребуется) международной межправительственной организации - Комиссии по Южно-Китайскому морю.

Эффективность предложенной меры можно оценить исходя из опыта сотрудничества и международного мониторинга, приобретенного во время урегулирования конфликтов вокруг пользования ресурсами реки Дунай. Конвенцией о режиме судоходства на Дунае, подписанной в Белграде в 1948 году, была учреждена Дунайская комиссия – международная межправительственная организация. Основными ее целями и задачами является обеспечение свободного судоходства на Дунае, а также развитие и укрепление культурных и экономических связей придунайских стран между собой и с другими государствами. Дунайская комиссия – яркий пример эффективного управления международным судоходством. В список вопросов решаемых Дунайской комиссией входит: 1) установление единых правил для речного надзора; 2) установление унифицированной системы навигационной обстановке на всем судоходном пути Дуная, с учетом особых условий на отдельных участках;3) составление и публикация лоций, справочников, атласов и навигационных карт для нужд навигации; 4) определение основных положений плавания по Дунаю, в том числе основных положений для лоцманских служб; 5) предоставление консультаций и рекомендаций речным администрациям и обмен информацией с ними; 6) выполнение работ с целью обеспечения безопасности судоходства по Дунаю; 7) координирование гидрометеорологических служб на Дунае, издание унифицированных гидрологических прогнозов и гидрологического бюллетеня для реки Дунай; 8) предоставление консультаций и рекомендаций государствам придунайского сектора, касающихся выполнению работ в сфере судоходства; 9) анализ проектов и предложений придунайских государств; 10) составление общих планов работ в интересах судоходства; 11)производство специальных работ;12) ведение статистики судоходства по Дунаю для решения вопросов, входящих в компетенцию дунайской комиссии и др. Комиссии, регулирующие свободное судоходство на Дунае, существуют с 1921 года. Отсутствие неразрешенных конфликтов доказывает эффективность этого метода, а также потенциал в контексте Южно-Китайского моря.

Опыт взаимодействия в рамках пока не разделенного Каспийского моря также говорит в пользу мирного урегулирования территориального спора об островах в Южно-Китайском море. После распада СССР перед новыми независимыми государствами прикаспийского региона встала необходимость разработки Конвенции по Каспийскому морю, которая должна решить вопросы, связанные не только с разграничением морских пространств на Каспии и разработке спорных месторождений, но и определить международно-правовой режим судоходства, величины рыболовной зоны, воспроизводства осетровых и борьба с браконьерством, экологической защиты Каспийского моря, проработать вопросы военного присутствия, и другие. В настоящее время существует три варианта потенциального статуса Каспийского моря. Во первых, это определение международно-правового статуса Каспийского моря в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года. Эта концепция предполагает делимитацию не только дна, но и акватории, что сделает невозможным свободное судоходство и приведет к новым территориальным спорам. Вторая концепция подразумевает определение статуса Каспийского моря как приграничного озера, что будет означать раздел на равные 20% национальные сектора, что нанесет ущерб экологии, а также повлечет за собой территориальные конфликты и споры за месторождения. Третья точка зрения на статус Каспийского моря подразумевает режим кондоминиума на акваторию и разграничение дна моря на основе прагматической линии (модифицированной срединной линии). Данный принцип позволяет разрешить территориальные споры и споры за месторождения. Базируется он на основе равного удаления от береговых линий и включает участки, которые не являются равноотстоящими от береговых линий и определяются с учетом геологических структур островов и других обстоятельств.

Принцип кондоминиума, то есть совместной разработки месторождений соответствует международной практике разрешения морских территориальных споров. Каспийское море является уникальным закрытым водоемом, который должен иметь свой особый международно-правовой статус и не может полностью определяться Конвенцией ООН по морскому праву, что не исключает возможности заимствования отдельных положений международного морского права.

Таким образом, совместное присутствие сторон конфликта в организации сотрудничества, где они будут являться равноправными членами, а все вопросы решаются консенсусом, является наиболее эффективным механизмом взаимодействия. У Российской Федерации как ключевого медиатора в этих процессах уже наработан позитивный опыт мирного урегулирования конфликтных ситуаций на международной арене.

Благодаря посредничеству России и присутствию российских миротворцев в Приднестровской Молдавской республике на этой спорной земле до сих пор царит мир, и именно Российская Федерация служит сегодня гарантом безопасности и устойчивого развития в данном регионе.

При посредничестве Российской Федерации был подписан Минский протокол о перемирии на юго-востоке Украины. При этом следует учесть, что конфликт между самопровозглашенными республиками (ЛНР и ДНР) и Киевом находился на стадии вооруженных столкновений, и стороны не могли найти выход из сложившейся ситуации самостоятельно. Посредничество Российской Федерации позволило избежать многих жертв среди мирного населения и найти точки соприкосновения противоборствующих сторон с соблюдением их интересов.

Стратегическое партнерство между Россией, с одной стороны, и с Китаем, Вьетнамом и другими странами зоны ЮКМ в различных областях, в том числе в вопросах формирования права мира Южно-Китайского моря, имеет немалый потенциал. Формирование многосторонней группы при участии Российской Федерации, как независимой и беспристрастной третьей стороны, для решения проблем и выработке механизмов обеспечения мирного сотрудничества и урегулирования споров в ЮКМ, позволит укрепить добрососедские отношения и выйти на новый уровень партнерских отношений.


Сведения об авторах:

Ирина Анатольевна Умнова – зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия, доктор юрид. наук, профессор, Президент Центра «Право Мира»; ведущий эксперт Вьетнамской Ассоциации юристов с 2012 года; участник международной конференции «Правовые институты судебной власти и прокуратуры – конституционный опыт России, США и Китая (представлены 4 презентации - доклады).– 15-16/5/2012 Холонг, Вьетнам;

iaumnova@mail.ru

Сергей Николаевич Мордасов - юрист в Автономной некоммерческой организации «Центр профессионального образования», зам. Президента Центра «Право Мира» по международным проектам, связям с органами государственной власти и общественными организациями,

s_mordasov@inbox.ru




Литература:

Локшин Г.М. Южно-Китайское море: трудный поиск согласия.- ИДВ РАН.- М.,2013.

Международное право. Особенная часть: Учебник для вузов, отв. ред. Р.М. Валеев, Г.И. Курдюков. М.: «Статут», 2010.

Умнова И.А.Право мира. М.: Эксмо, 2010.

Мосяков Д.В. На грани фола: политика Китая в Южно-Китайском море:
Индекс безопасности, 2013, №4 (107) - http://www.perspektivy.info/oykumena/azia/na_grani
_fola_politika_kitaja_v_juzhno-kitajskom_more_2014-01-16.htm

Carlyle A. Thayer Major Powers Future Intentions and Policies in the Region.- Paper presented to the expert meeting of Vietnam and Australia/Hanoi, May 3, 2013.- http://www scribd.com./carlthayer

China Sea in the Future of Conflict - http://www foreignpolicy.com/articles/2011/08/15/

Exposing China’s Artificial Islands Plan in the Spratly’s // http://southchinaseastudies.org/en/publications/vietnamese-publications/1078-exposing-hinas-artificial-islands-plan-in-the-spratlys



New tensions in the South China Sea // http://southchinaseastudies.org/en/publications/vietnamese-publications/1077-new-tensions-in-the-south-china-sea


1 The 6th International Conference «THE SOUTH CHINA SEA: COOPERATION FOR REGIONAL SECURITY AND DEVELOPMENT November 17-18, 2014, Da Nang City, Viet Nam


2 По заявлению премьер-министр Вьетнама Нгуен Тан Зунга, сделанному в мае 2014 года, Вьетнам не исключает возможности рассмотрения территориального спора с Китаем в путем обращения в постоянного палату третейского суда в Гааге. Вьетнам решил последовать примеру Филиппин, которые несколько ранее, в марте 2014 года заявили о намерении рассмотреть в Гааге вопрос о разграничении территорий с Китаем. Манила обвиняет Пекин в нарушении Конвенции ООН по морскому праву// http://vnsea.net/tabid/132/ArticleID/2566/language/enUS/Default.aspx?returnUrl=http://vnsea.net/tabid/133/language/en-US/Default.aspx




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал