II. Основные законы экологии и учение о биосфере



страница15/22
Дата23.04.2016
Размер4.82 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   22

Приповерхностное захоронение твердых и отвержденных средне- и низкоактивных отходов

Удельная активность твердых и отвержденных РАО и, соответственно, тепловыделение по сравнению с высокоактивными отходами намного мень­ше. Поэтому на захоронение этих отходов тепловыделение значительного влияния не оказывает. Общее требование к приповерхностным хранили­щам с такими отходами то же, что и к глубоким могильникам высокоак­тивных отходов, - минимизация утечки радионуклидов в окружающую сре­ду. При оценке риска, связанного с катастрофическими событиями, во внимание принимаются сейсмическая опасность, угроза наводнений, опол­зней, селевых потоков и др. При сравнительном изучении выбранных для захоронения участков оценивается влияние на миграцию нуклидов гидро­геологических, гидрологических, климатических и других условий. Одним из наиболее опасных процессов, угрожающих приповерхностным хранилищам, является их периодическое подтопление при сезонных колебаниях уровня свободной поверхности подземных вод. Поэтому хранилища реко­мендуется располагать или в зоне аэрации выше зеркала грунтовых вод, или ниже его в зоне полного водонасыщения. В обоих случаях хранилища ра­диоактивных отходов должны быть перекрыты сверху водоизолирующим ма­териалом, препятствующим проникновению поверхностных вод. При за­хоронении в зоне аэрации проницаемость вмещающих пород должна быть достаточно высокой для того, чтобы дренировать атмосферные (в том чис­ле ливневые) осадки.

В таком случае даже при частичной утечке отходов из хранилища траек­тория миграции радионуклидов направлена вниз к зеркалу грунтовых вод. Для захоронения ниже зеркала грунтовых вод выбираются плохо проницае­мые породы, обычно глины. При прогнозировании миграции отходов из приповерхностных хранилищ основное внимание уделяется разработке гид­рохимических моделей.

При этом следует учитывать, что на подвижность радионуклидов зна­чительное влияние могут оказывать биологические процессы. Как специ­фическую проблему, возникающую при загрузке приповерхностных храни­лищ, можно отметить их обводнение в результате конденсации атмосферной влаги.



Глубинные захоронения жидких РАО

Образуемые большие количества жидких НАО и САО на радиохимичес­ких предприятиях, вопреки указаниям МАГАТЭ о желательности захороне­ния РАО всех видов в отвержденном виде, захораниваются в жидком виде в глубокорасположенные водоносные горизонты. Однако опасность РАО, находящихся в водоносных горизонтах, намного меньше той, которая свя­зана с отходами, находящимися на поверхности в специальных емкостях и поверхностных водоемах (см. выше данные для ПО «Маяк»). Негативный характер последствий захоронения жидких РАО будет на несколько поряд­ков меньше, чем при оставлении отходов на поверхности Земли в бассей­нах, водоемах и хранилищах, неизбежно вызывающих облучение населения и возникновение генетических дефектов, исправление или нейтрализация которых вряд ли будут долгие годы выполнимыми и потребуют значительно больших усилий и затрат от наших потомков, чем ограничение пользования недрами в местах захоронения [3].



Глубинное захоронение жидких отходов непосредственно после их образо­вания на площадях, расположенных в пределах или поблизости от радиохи­мических заводов, требует существенно меньших затрат, снимает сложнос­ти вышеупомянутых процессов переработки и отверждения РАО.

Захоронению жидких отходов должна предшествовать их подготовка, обеспечивающая совместимость захораниваемых отходов с геологической средой пласта-коллектора. На основании лабораторных и эксперимен­тальных данных и опытно-промышленных работ были разработаны основ­ные требования к жидким РАО различного типа, направляемым на захо­ронение [3]:

— регламентирование содержания взвешенных веществ в зависимости от характеристик пласта—коллектора;

-регламентирование состава отходов с целью предотвращения процес­сов осадко- и газообразования1 в прифильтровой зоне скважин установление «пороговых» концентраций компонентов отходов, агрес­ сивных по отношению к пласту-коллектору; ограничение содержаний долгоживущих и наиболее энерговыделяю-щих нуклидов с учетом возможного разогрева пласта.

Технология подготовки жидких РАО к подземному захоронению, обес­печивающая выполнение указанных требований, включает ряд таких при­емов, как отделение взвесей путем отстаивания или фильтрации, предвари­тельная химическая подготовка отходов, предварительная обработка прифильтровой зоны нагнетательных скважин [7].

Хранение отходов рассчитано на срок, определяемый временем распада нуклидов — продуктов деления до безопасных содержаний (примерно до 1 000 лет). Однако с учетом того, что РАО загрязнены солями (до 300 г/л) и неизвлекаемыми микроконцентрациями долгоживущих радионуклидов, период времени необходимой локализации оценивается до 10000 лет. Кон­цептуальные положения глубинного захоронения жидких РАО приведены I) табл. 2.2-7. Пласт-коллектор для их захоронения должен удовлетворять следующим требованиям2 [3,5, 9]:

-иметь мощность, протяженность, пористость, проницаемость, обеспечивающие возможность закачки в него проектных объемов отходов перекрываться и подстилаться водоупорами; залегать на значительной глубине в зоне застойных вод или замедлен­ного водообмена. Многолетние наблюдения на опытно-промышленном полигоне, создан­ном в соответствии с этими требованиями, свидетельствуют о быстрой им­мобилизации жидких отходов в пласте-коллекторе. Они показали, что распространение радионуклидов в пласте соответствует прогнозам. В Окрид-жской национальной лаборатории (США) практиковался комбинированный метод закачки в толщу глинистых сланцев жидких среднеактивных отходов с их последующим отверждением на глубине. Для этого через нагнетательную скважину под избыточным давлением закачивали жидкую смесь отходов с портландцементом и глиной. Закачиваемая смесь образовывала пластообразную инъекцию в полость гидроразрыва пласта, которая при схватывании цемента отверждалась. Тем не менее прямое захоронение жидких отходов очевидным образом более опас­но, чем твердых.

Поэтому отверждение жидких НАО и САО - генеральная линия их под­готовки к подземному захоронению: НАО — в цементные и битумные мат­рицы, САО - в стеклоподобные композиции ([2], с. 5).

Образование пара за счет теплового воздействия радионуклидов В пласты-коллекторы удалено около 46 млн м . радиоактивных нуклидов НАО и САО с первоначальной активностью 2,2 млрд кюри. В результате радиоактивного распада ак­тивность уменьшилась к 1995 году и составила около 800 млн кюри ([5], с. 80).

Концептуальные положения глубинного захоронения жидких РАО [5]



Высокоактивные отходы [2, 4, 9]

Твердые высокоактивные отходы представлены отработавшим топливом и конструкционными материалами, жидкие - растворами, образующимися при регенерации отработавшего топлива на радиохимических заводах. Та­кие отходы переводят в твердую форму.

Для этого раствор обезвоживается, после чего образовавшиеся твердые отходы заключают в консервирующую матрицу, в качестве которой используют различные типы стекол (боросиликатные, фосфатные, алюмосиликатные), керамические, металлокерамические и стеклокерамические материалы.

Заключенные в матрицу высокоактивные отходы помещают в герметич­ный контейнер и захоранивают в подземном могильнике.

Суть технологии, принятой на ПО «Маяк», сводится к концентрированию и связыванию ВАО в составе алюмофосфатной матрицы в процессе плавле­ния последней в специальных печах. Жидкий расплав разливается в стальные цилиндрические контейнеры диаметром 60 и высотой 80 см. По три таких контейнера загружают в пеналы из нержавеющей стали диаметром 63 см и нысотой 3,4 м.

Пеналы содержат в заводских хранилищах с принудительной вентиляцией.

После выдержки в хранилище в течение 3-7 лет, за которые происходит распад короткоживущих радиоизотопов и понижение температуры, РАО можно направлять на захоронение.

В настоящее время при подготовке к захоронению предлагается приме­нить две новые технологии ([2], с. 5, 6):



технологию фракционирования, обоснованную ПО «Маяк», позволяющую селективно выделить из общей массы жидких ВАО актинидную, цезий-строн­циевую, редкоземельную и палладиевую фракции радионуклидов, разли­чающиеся продолжительностью существования, токсичностью, удельной радиоактивностью и физическими объемами;

технологию синтезирования новых высокоустойчивых минеральных матриц из минеральных смесей, содержащих титанаты, цирконо-титанаты и алюмо­силикаты для иммобилизации радиоизотопов путем их включения в кристал­лическую структуру на основе изоморфного замещения.

Эти технологии позволяют обеспечить индивидуальный подход к безопас­ности захоронения разных фракций ВАО. Так, захоронение долгоживущих высокотоксичных актинидов и близких к ним по продолжительности суще­ствования радионуклидов, составляющих малую часть общего объема ВАО и характеризующихся периодами полураспада не менее, чем в десятки тысяч лет, требуют надежной изоляции не менее, чем на многие тысячелетия пу­тем их включения в вышеупомянутые минеральные матрицы и захоронения в блоках земной коры, характеризующихся состоянием длительного тектони­ческого покоя и сложенных породами, обладающими эффективными защит­ными свойствами.

Жидкие ВАО цезий-стронциевой фракции требуют надежной изоляции от экосферы на меньшие сроки (около 1000 лет). Поэтому радионуклиды этой фракции можно закреплять в стеклоподобных матрицах и захорани­вать в могильниках на глубинах в первые сотни метров в вулканитах основ­ного состава, глинах, солях и других породах, обеспечивающих должную изоляцию.

Учитывая тектоническое строение геоблоков, скважинные могильники ВАО с диаметром скважин не менее 0,6 м более перспективны, чем шахт­ные варианты.

Региональные могильники предполагается создать в районах расположе­ния радиохимических заводов ([2], с. 6-10).

Глубокое захоронение твердых и отвержденных высокоактивных отходов в геологических формациях

Захоронение высокоактивных отходов представляет наиболее трудную проблему заключительного этапа ядерно-топливного цикла (ЯТЦ), так как даже незначительная по объему утечка из подземного могильника вследствие высокой удельной активности может представлять экологическую опасность. Поэтому при проектировании могильника в соответствии с рекомендациями Международной комиссии по радиационной защите возможность проникно­вения радионуклидов в биосферу должна быть сведена к разумному миниму­му, то есть должна быть настолько низкой, насколько это достижимо с уче­том социальных и экономических факторов.

Разработаны различные конструкции могильников. В качестве типово­го обычно рассматривается шахтное поле с регулярной системой горизонталь­ных выработок. В полу или стенках выработок проходятся вертикальные или горизонтальные скважины большого диаметра, в которые помещаются кани­стры с отходами. Пространство между канистрами и стенками скважины заполняется изолирующим материалом. После заполнения могильника сис­тема подземных горных выработок закладывается и бетонируется.

Концепция разумного риска при обеспечении радиационной безопасно­сти подземных могильников находит практическое воплощение в мультиба-рьерной стратегии, согласно которой изоляцию должны обеспечивать не­сколько барьеров. Первым является консервирующая матрица, в которую заключаются отходы. Степень надежности этого барьера оценивается по скорости выщелачивания радионуклидов в экспериментах, имитирующих взаимодействие матрицы с подземными водами. В настоящее время про-мышленно освоено изготовление консервирующих матриц из боросиликат-ного стекла1. Продолжаются лабораторные и опытно-промышленные ис­следования по разработке других типов матриц, в том числе более устойчивых керамических и стеклокерамических с кристаллическими фазами, представ­ленными синтетическими аналогами природных минералов — носителей ра­диоактивных элементов.

Второй барьер - металлический контейнер, в который помещаются от­ходы. К контейнерам предъявляются требования химической совместимос­ти с заключенными в них отходами, прочности, коррозионной стойкости. Основная характеристика контейнера — время, в течение которого он со­храняет целостность и подземные воды не контактируют с заключенными в нем отходами. Поскольку удельная активность высокоактивных отходов со временем быстро уменьшается, срок службы контейнера является важным фактором безопасности могильника.

Роль третьего барьера играет материал, заполняющий пространство между контейнером и стенками подземной выработки (скважины), куда помещают контейнер. Таким материалом может быть, например, бентонит или специ­ально приготовленные минеральные смеси. Назначение заполняющего материала многоцелевое: уменьшить тепловое воздействие контейнера на вме­щающие породы, затруднить к нему доступ подземных вод, буферировать химический состав поровых растворов и способствовать перераспределению «округ контейнера механических напряжений, сорбировать выщелачиваемые радионуклиды.

Сорбционная емкость среды может быть повышена путем закладки сорб-ционно-емким материалом призабойной части скважины и значительного объема пространства, находящегося над контейнером с отходами.

При захоронении в шахтах таким материалом может заполняться все сво­бодное пространство горных выработок. Насыщаясь впоследствии водой, лот материал будет служить барьером, локализующим радионуклиды.

Изучение методами f-радиографии форм нахождения урана в природных условиях показало, что высокую сорбционную емкость по отношению к нему имеют углистое вещество, оксиды и гидроксиды железа, марганца и осо­бенно титана.

В качестве возможного материала-заполнителя могут быть использова­ны коры выветривания, развитые по породам повышенной основности, из той их зоны, которая обогащена лейкоксеном, гидроксидами железа, монт­мориллонитом, разнообразными гидрослюдами. Детальное изучение сорб-ционных свойств различных минералов позволит окончательно выбрать эф­фективные заполнители.

Консервирующую матрицу, контейнер и материал, заполняющий про­странство вокруг контейнера, принято объединять под названием инженер­ных барьеров.

Тем самым подчеркивается, что это специально создаваемые искусст­венные преграды на пути миграции радионуклидов. Но, будучи искусст­венными, инженерные барьеры имеют много общего с естественными гео­логическими образованиями.

Так, многие минералы керамических матриц являются синтетическими аналогами природных минералов-носителей радиоактивных элементов; стек­лянные матрицы, особенно алюмосиликатные, сходны с вулканическими стеклами; минеральная закладка вокруг контейнеров с отходами играет во многом ту же роль, что и природные глинистые водоупоры. Близость соста­ва и функций дает возможность использовать для прогноза поведения инже­нерных барьеров данные об их природных прообразах, например, наблюде­ния за гидротермальными преобразованиями радиоактивных минералов, различных типов вулканических стекол и др.

Последним и главным барьером, обеспечивающим экологическую безо­пасность подземного могильника с высокоактивными отходами, является толща горных пород, отделяющая их от биосферы.

В отличие от инженерных барьеров возможности целенаправленного воздействия на изолирующие свойства природных геологических массивов крайне ограничены.

Поэтому основная задача при выборе участков для строительства региональ­ных подземных хранилищ ВАО заключается в выявлении таких геологических массивов и геоблоков в них, которые находятся вне зон тектоническо и гидротермальной активности, что позволяет предположить малую вероят­ность вскрытия могильников природными процессами в течение проектного срока его существования.

Такие геоблоки для скважинных вариантов могильников с диаметром скважин 0,6 м подобрать проще, чем для горных вариантов.

Подобные скважинные варианты могильников для отвержденных жид­ких ВАО предполагается создать в России поблизости от действующего и строящегося радиохимического заводов ([2], с. 6-10).

Горный могильник запроектирован в США на горе Яка, штат Невада. Его стоимость свыше 40 млрд долл.; срок окончания строительства - 2010 год. Он рассчитан на 87 000 т ВАО. Могильник находится в зоне аэрации на 300 м выше уровня регионального водоносного горизонта, находящегося на глубине 400-500 м. Могильник должен был отвечать следующим требо­ваниям по охране окружающей среды:


  1. вся система (вмещающая геологическая среда, могильник и упакован­ные отходы) должна удерживать отходы в течение 10 000 лет.

  1. упаковка обеспечивает изоляцию отходов в период от 300 до 1 000 лет.

  1. количество радионуклида, вынужденно покинувшего инженерную си­стему защиты, не должно превышать одну десятитысячную часть в год для каждого радионуклида после захоронения.

  2. скорость прохождения подземных вод от могильника до экосферы не должна превышать 10 км за 1 000 лет.

  3. система инженерных барьеров должна быть спроектирована таким образом, чтобы отходы можно было извлекать в течение 50 лет после начала содержания.

Исследования, проведенные в процессе строительства могильника, по­казали, что принятая при проектировании педогенная модель интерпретации эпигенетических силикат-карбонатных образований горы Яка противоречит результатам исследований. Была выдвинута новая палеогидрогеологическая модель, согласно которой зона аэрации горы Яка в течение 10 млн - 20 тыс. лет недавнего прошлого неоднократно подтоплялась низкотемпературными термальными водами. В связи с этим возникла проблема геологической при­годности площадки для строительства этого могильника ВАО ([9], с. 77-86). Таким образом, после 10 лет работ и затраты 2,5 млрд долларов, в результа­те проведенных исследований и полученных новых данных, темпы работ по строительству могильника, который планировали завершить к 2010 году, резко упали.

Проблемы обеспечения экологической безопасности при производстве, хранении и уничтожении ядерного оружия [11]

Проблема радиационной безопасности при работе с ядерными боеприпа­сами (ЯБП) и узлами из делящихся материалов определяется наличием плуто­ния, поскольку ружейный уран менее радиационно опасен, чем плутоний-239.

Экологические проблемы возникают лишь при возможных аварийных ситуациях, нарушающих ядерную, радиационную, пожарную, транспорт­ную безопасность, которые определяют воздействие ЯБП на ОС и человека.

64. Экологические ограничения использования атомной энергетики.

В атомной энергетике выделяют два направления получения энергии:

- деление атомных ядер тяжелых элементов, т.е. ядерная энергетика;

- синтез ядер легких элементов, т.е. термоядерная энергетика.

Более 17% от общей мировой выработки электроэнергии приходится на АЭС, при этом во Франции - 74,6%, в Бельгии - 66%, в Южной Корее - 53%, в Швеции - 50%, в Венгрии - 39%, в Финляндии - 37%. в Японии - 29%, в Великобритании и США -по 18% и в России - около 12% (21 ГВт). По данным МАГАТЭ, суммарная мощность АЭС к 2000 г. достигла 500 ГВт, а в России, по данным Министерства атомной энергетики, к 2010 г. мощность АЭС удвоится.

Накопленный опыт эксплуатации АЭС с реакторами деления показывает, что с точки зрения экологической безопасности они имеют следующие существенные недостатки: - непрерывное облучение населения малыми дозами; - загрязнение окружающей среды искусственными радионуклидами; - сильное тепловое воздействие на окружающую среду, особенно на естественные водоемы;

- необходимость длительного хранения на территории АЭС ядерного топлива, а затем переработки и захоронения высокотоксичных радиоактивных отходов.

Кроме того, установлено, что:

- большинство АЭС размещено вблизи крупных городов и в местах, где наблюдаются разломы земной коры:

- на сооружение АЭС требуется затратить примерно 25% электроэнергии того объема, который затем АЭС выработает за 25... 30 лет своей работы, а далее возникает весьма сложная проблема демонтажа и захоронения реакторов;

- по подсчетам экономистов, электроэнергия, выработанная на АЭС, в три раза дороже, чем выработанная на ТЭС, работающей на природном газе.

Кроме возможного катастрофического радиационного воздействия, ядерная энергетика даже при «нормальной работе» подвергает население непрерывному облучению малыми дозами, следствием которого является возникновение онкологических и генетических заболеваний. Считается, что любая сколь угодно малая доза облучения создает определенную вероятность заболевания, называемую риском.

Последствия воздействий на все живое естественных и искусственных радионуклидов нельзя сравнивать по радиационным нормам. Дело в том, что к естественным нуклидам живой мир эволюционно приспособился. Это выражается, например, в том, что естественные радионуклиды не концентрируются в растениях и животных. Растения имеют в 10...100 раз меньшую концентрацию естественных радионуклидов, чем в среднем в почве. Иная ситуация с нуклидами ядерной энергетики. Известно, что в своей жизнедеятельности растения и животные усваивают кальций и калий. Между тем весьма опасные для человека долгоживущие радиоактивные нуклиды ядерного цикла стронций-90 и цезий-137 по химическим свойствам эквивалентны соответственно кальцию и калию и потому усваиваются растениями и животными. В результате их концентрация в некоторых сельскохозяйственных растениях превышает концентрацию в зараженной почве в 70...100 раз. Еще более яркий пример: при радиоактивном заражении воды рыбы и водяные растения накапливают опасные радионуклиды до концентрации, в десятки и сотни тысяч раз превышающей их концентрацию в воде. Радионуклиды ядерной энергетики попадают через пищевой цикл внутрь тела человека, накапливаясь там и создавая самое опасное внутреннее облучение. Этого не происходит с естественными радионуклидами почвы. Таким образом, ядерная энергетика на уране запускает в биосфере Земли новый мощный ядерный процесс, который необратимо меняет химический состав веществ, накапливая в среде обитания крайне опасные новые источники облучения. Вследствие этого ядерная энергетика потенциально наиболее опасна из всех до сих пор известных человечеству. При так называемой нормальной работе ядерных энергетических установок влияние этого нового процесса в биосфере достаточно ослаблено принимаемыми мерами. Однако если эти меры нарушаются, то может возникнуть глобальная катастрофа типа чернобыльской. Общепризнано, что абсолютной гарантии от катастрофических аварий на АЭС пока не существует.

Получение тепловой энергии в ядерном реакторе происходит в результате деления ядер тяжелых элементов, таких как уран-235 и плутоний-239. Коэффициент использования топлива составляет около 5%, остальное идет в отходы. Поэтому к 2000 г. годовая выгрузка отработанного ядерного топлива из реакторов, используемых в мире, составила около 10 тыс. т, из которых 100 т — масса особо опасных отходов, в том числе около 8 т в России.

Сброс тепла в окружающую среду от АЭС в 1,5...1,8 раз больше, чем от ТЭС из-за разницы в коэффициентах полезного действия, равных 30...40%. Наибольшую опасность представляет охла­ждающая АЭС вода, сбрасываемая в водоемы при температуре 40...45°С, что приводит к изменению теплового режима рек и озер и, как следствие, к гибели водных организмов.

Чернобыльская катастрофа подорвала доверие человечества к надежности АЭС. В одних странах (США, Япония, Великобритания) притормозили строительство новых АЭС, в других (Швеция, Австрия) отказались от него совсем и даже закрывают уже действующие. В силу этих обстоятельств доля атомной энергетики в производстве энергии, вероятно, будет снижаться. Усилия мирового сообщества концентрируются на совершенствовании ядерных реакторов, повышении их безопасности, а также решении проблемы захоронения отходов АЭС.

Итак, по экологическим соображениям атомная энергетика не может и не должна играть роль масштабной, ее уровень, видимо, не должен превышать уже существующего.

Основным направлением в обеспечении безопасности АЭС является их размещение под землей, вместо защиты их реакторов прочными оболочками. Мировой положительный опыт в этом плане уже накоплен, поскольку под землей были размещены ядерные реакторы в Красноярске-26 (Россия), Чузе (Франция), Халдене (Норвегия), Агесте (Швеция), Луцерне (Швейцария), Гамболдте (США).

Значительная разница между демонтажом ЯБП и их производством при­водит к накоплению оружейного плутония и урана на предприятиях Мина-кша России.

Существует проблема совершенствования технологического цикла раз­борки ЯБП, заключающаяся в создании защитных контейнеров, отвечаю­щих требованиям МАГАТЭ, и принципиально новых заглубленных храни­лищ оружейных делящихся материалов (ДМ), обеспечивающих локализацию жологических последствий возможных аварийных ситуаций и хранение ДМ и течение 50-100 лет, строительство которых намечено на ПО «Маяк» и на ( ибирском химическом комбинате.

Возможным исходом аварии ядерного боеприпаса вследствие дисперги-|ювания плутона является радиоактивное загрязнение территории, которое может простираться по основному направлению розы ветров в контуре зна­чений, превышающих ПДК, на расстояние свыше 100 км.

Радиоактивное загрязнение при этом подразделяется на следующие три юны: немедленной эвакуации населения; плановой эвакуации населения; проведение дезактивационных работ без отселения населения.

Вместе с тем существует проблема оценки риска возникновения запроек-iпых аварийных ситуаций и разработки сценариев ликвидации таких аварий.

Преодоление существующих проблем сдерживается недостаточным финан-сированием Федеральной целевой программы по ликвидации и утилизации ядерных боеприпасов стратегических и тактических вооружений. В США выделено 155 млрд долларов на утилизацию ядерного оружия; затраты Мини­стерства энергетики США на эти цели в 1993 году составили 3,1 млрд долларов.

Повышению экологической безопасности ликвидации ЯБП будет спо­собствовать разработка и принятие закона РФ «Об обеспечении безопаснос­ти при создании, испытании, эксплуатации, транспортировании, хране­нии и утилизации ядерного оружия», а также разработка нормативных документов для обеспечения экологической безопасности всего комплекса работ по ликвидации ядерного оружия.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   22


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал