Информационная безопасность молодежи как фактор устойчивого развития региона



страница5/13
Дата29.04.2016
Размер2.41 Mb.
ТипЛитература
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Глава 3. Информационная безопасность молодежи в системе обеспечения устойчивого развития Кемеровской области.

3.1. Концепция устойчивого развития Кемеровской области и практика ее реализации.
Проблема обеспечения устойчивого развития имеет особую значимость для такого субъекта Российской Федерации, как Кемеровская область. По образному определению Г.Е. Мекуш, Кемеровскую область можно считать «Россией в миниатюре», так как на ее уровне актуальны те же социальные, экономические и экологические проблемы1. В то же время, как указывают С.А. Пфетцер, А.А. Зеленин и М.С. Яницкий, индустриальный характер экономики области, являющейся самым густонаселенным и урбанизированным регионом за Уралом, развитая угольная, металлургическая и химическая промышленность определяют высокую концентрацию шахтеров и промышленных рабочих среди активного населения региона. Такая специфика социальной структуры населения может проявляться в возможности быстрого нарушения политической стабильности, как это уже происходило в 1989 году, когда именно Кузбасс оказался родиной первых в СССР массовых забастовок, во многом определивших направление и характер дальнейшего политического развития страны2. В этом контексте поддержание социально-политической устойчивости данного региона имеет особое значение, определяя необходимость разработки и реализации региональной модели ее обеспечения.

Основные принципы и механизмы перехода Кемеровской области к устойчивому развитию сформулированы в программном докладе губернатора Кемеровской области А.Г. Тулеева на выездной сессии Комитета по устойчивому развитию Конгресса местных и региональных властей Совета Европы, прошедшей в г. Кемерово в сентябре 2005 года. В докладе, детально раскрывающем концепцию устойчивого развития Кемеровской области, подчеркивается важность перехода угольно-промышленных регионов мира, и Кузбасса в том числе, на путь устойчивого развития, при этом суть такого перехода понимается как достижение баланса трех составляющих: производства, человека и окружающей среды. На примере Кузбасса был представлен опыт перехода региона от полного дисбаланса в экономике и социальной сфере на путь устойчивого развития – по словам А.Г. Тулеева, сегодня Кузбасс уверенно движется по пути экономической, социальной и политической стабильности1. Одной из важных отличительных особенностей региональной концепции перехода к устойчивому развитию является ориентация не только на экологические, экономические и социальные задачи, но и на собственно политические цели. Так, к заявленным социально-политическим целевым ориентирам можно отнести совершенствование работы органов местного самоуправления, развитие институтов гражданского общества, развитие свободы выражения мнений и свободы доступа к различным источникам информации, сохранение взаимопонимания и доверия между людьми разных национальностей и др. Данные принципы обеспечения устойчивости развития региона в последующим были учтены при разработке программы экономического и социального развития Кемеровской области и ряда других региональных документов.

Начало реализации региональной модели перехода к устойчивому развитию определило устойчивые позитивные тенденции в социальной, экологической и экономической сферах Кемеровской области, впервые за много лет зафиксированные в официальной статистике2. Так, по данным Г.Е. Мекуш, индикатор реструктуризации экономики региона, измеряемый как удельный вес непроизводственных отраслей в ее структуре и используемый ей в качестве основного макроэкономического индикатора устойчивого развития, за первые 5 лет реализации рассматриваемой модели увеличился почти на 10%. К главным достигнутым показателям повышения устойчивости развития региона автор относит также наблюдаемое снижение смертности населения и увеличение ожидаемой продолжительности жизни. В целом, по данным автора, Кемеровская область сегодня опережает другие сырьевые и энергетические регионы по темпам повышения индекса развития человеческого потенциала, являющегося в ее модели основным интегральным показателем из группы социальных индикаторов.

В нашем исследовании для изучения результатов перехода Кемеровской области к устойчивому развитию была предпринята попытка комплексной оценки достигнутых показателей. Поскольку, как уже отмечалось, концепция устойчивого развития подразумевает достижение динамического баланса между экономическими, социальными и экологическими факторами, необходимо прежде всего выделить соответствующие интегральные показатели, выступающие индикаторами ее основных составляющих. В этом контексте заслуживает внимания описанная ранее система комплексной оценки социально-демографических, социально-экономических и экологических показателей устойчивого развития С. Мураи, которую мы сочли возможным использовать для предварительной общей оценки показателей устойчивого развития Кемеровской области.

  Первым критерием устойчивого развития в модели С. Мураи является рост населения менее 0,5% в год, годовой рост 1,0-1,5% соответствует критическому, а более 2% – разрушительному уровню. Таким образом, отсутствие роста численности населения или даже его снижение являются в данной модели индикатором устойчивого развития, так как оно подразумевает отсутствие увеличения антропогенной нагрузки на биосферу. С учетом соотношения территории и численности населения, антропогенная нагрузка в Кемеровской области относительно невелика – несмотря на то, что Кузбасс является самым густонаселенным регионом Сибири, плотность его населения по данным за 2013 год составила лишь 28,65 чел./км². При этом, по данным Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Кемеровской области1, в Кузбассе с середины 1990-х годов наблюдается естественная убыль населения: так, в 2009 году население региона составляло 2773,0 тыс. чел., а в 2013 году – 2734,1 тыс. чел. В то же время, уровень естественной убыли населения последовательно снижается – с 2,6 до 0,9 человек на 1000 человек населения за этот же период. Таким образом, по данному критерию Кемеровская область соответствует показателям устойчивости развития и, одновременно, демонстрирует определенные положительные сдвиги в социально-демографической ситуации, что представляется еще более значимым со стратегической точки зрения.

Вторым критерием устойчивого развития является ежегодное увеличение валового продукта от 3 до 5%; рост 8-10% в год интерпретируется как критический, больше 10% или же меньше 0 – как разрушительный. Согласно официальной статистике, валовой региональный продукт Кемеровской области в 2009 году составил 576 млрд. рублей, в 2013 – 767 млрд. рублей2. Рассчитанное нами на основе данных за указанные годы среднегодовое увеличение валового регионального продукта, даже при относительном снижении в 2009 и 2012 годах, составило 6,7% в денежном выражении. С учетом фактора инфляции, рост валового регионального продукта фактически не превысил критериальных показателей устойчивости развития. В прогнозе развития экономики области на 2013–2015 годы зафиксирован рост валового регионального продукта на 2–3% ежегодно1. Соответственно, по данному показателю Кемеровская область в целом отвечает критериальным требованиям.

Третьим критерием выступает уровень обезлесения, не превышающий 0,1% в год. Показатель обезлесения 0,5-1,0% в год рассматривается как критический, более 1% – как разрушительный. Согласно «Лесному плану Кемеровской области», за последний межучетный период (с 2008 по 2010 год) общая площадь земель лесного фонда увеличилась с 5413,5 до 5423,6 тыс. га, т.е. в среднем на 0,093% в год; площадь покрытия лесной растительностью – с 5115,4 до 5128,2 тыс. га, т.е. увеличилась в среднем на 0,125% в год2. При этом, по данным Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Кемеровской области3, масштабы искусственного лесовосстановления и лесоразведения демонстрируют заметный рост – так, площадь лесоразведения в 2013 году по сравнению с предыдущим годом увеличилась в 4,7 раза. Следовательно, Кемеровская область отчетливо соответствует требованиям данного критерия.

Четвертым критерием принята относительная площадь лесов, составляющая более 30% от всей территории. Доля лесов 15-20% рассматривается как критическая, менее 10% – как разрушительная. Как известно, специфической особенностью Кемеровской области является широкое распространение техногенных ландшафтов, формирование которых связано с открытыми разработками каменноугольных и других месторождений – по существу, вся территория от Междуреченска до Анжеро-Судженска представляет собой чередование угольных шахт и разрезов, терриконов, обогатительных фабрик, гидротехнических сооружений и др. В результате открытой добычи полезных ископаемых происходит комплексное нарушение земель, и площадь нарушенных горными разработками земель составляет не менее 64,8 тыс. га. Одновременно, до 80% лесов затронуты интенсивными промышленными вырубками1. Тем не менее, площадь лесов в Кузбассе остается весьма значительной – по данным лесного реестра2, общая площадь лесов Кемеровской области составляет 6308,0 тыс. га (66,4% общей площади области), лесистость территории Кемеровской области достигает 60,4%. Таким образом, данный показатель устойчивого развития Кемеровской области более чем в два раза превышает критериальное значение.

Пятым критерием рассматривается площадь пашни, составляющая более 0,3 га на одного человека. Площадь 0,15-0,2 га на человека в модели С. Мураи является критической, менее 0,1 га – разрушительной. По данным Администрации Кемеровской области, в целом в сельскохозяйственном обороте находится 2399 тыс. га земель сельскохозяйственного назначения, что составляет 27% от общей площади земельных ресурсов Кузбасса, при этом пашня занимает 1483 тыс. га, посевная площадь под урожай 2012 года составляла 1048,8 тыс. га. Соответственно, Кузбасс относится к регионам с высоким уровнем распаханности, и на каждого жителя Кемеровской области приходится 0,5 га пашни3. Тем самым Кемеровская область полностью удовлетворяет требованиям данного критерия устойчивого развития.

Шестым критерием устойчивого развития является обеспечение собственным зерном более чем на 90%, обеспечение на 60-70% соответствует критическому, а менее чем на 50% – разрушительному уровню. В силу своих природно-климатических условий Кемеровская область относится к зоне рискованного земледелия. Тем не менее, Кузбасс входит в число самообеспечиваемых регионов, покрывающих собственным продовольствием значительную часть потребления зерна, картофеля, овощей, продукции животноводства и ввозящих недостающее их количество. При этом сельскохозяйственное производство региона характеризуется высокой интенсивностью производства: так, на одного работающего в сельском хозяйстве Кузбасса приходится 35 человек, тогда как в Западной Сибири – 16, по России в целом – 10 человек; по объему валовой сельхозпродукции в расчете на одного занятого в сельском хозяйстве Кемеровская область занимает второе место в России1. По нашим расчетам, основанным на имеющихся статистических данных2, среднегодовое производство зерна в Кемеровской области в 2008-2013 годах составило 1159,7 тыс. тонн, т.е. 0,42 тонны на душу населения в год. С учетом объема потребности внутреннего рынка России в зерне, составляющей по оценке Министерства сельского хозяйства около 71,5 млн. тонн в год, т.е. примерно 0,49 тонн на одного человека, можно констатировать, что Кузбасс самостоятельно обеспечивает себя зерном не менее чем на 86%. Фактически, зерновое хозяйство области, производящее в основном мягкие сорта пшеницы, не полностью обеспечивает потребность только в твердых продовольственных сортах, недостающая часть которых завозится из соседних регионов юга Сибири и Казахстана. С другой стороны, область осуществляет экспорт фуражного зерна в Казахстан, что является мощным экономическим стимулом развития зерновой отрасли региона3. Таким образом, Кемеровская область в целом практически соответствует необходимому для продовольственной безопасности и устойчивого развития уровню зернового производства.

Седьмым критерием в модели С. Мураи выступает плотность городского населения, не превышающая 50 чел./га. Плотность городского населения 100-150 чел./га интерпретируется им как критическая, более 200 чел./га – как разрушительная. В Кемеровской области в 2013 году удельный вес городского населения составлял 85,5%. При этом плотность населения каждого из двадцати городов Кузбасса значительно, в 2,5-75 раз меньше данного критерия устойчивого развития: наибольшая плотность населения наблюдается в г. Кемерово – 19,1 чел./га, наименьшая в г. Мыски – 0,67 чел./га1. Средняя плотность городского населения Кемеровской области, рассчитанная нами на основе данных о числе жителей и площади городской территории всех городов Кузбасса, составила 6,8 чел./га. Соответственно, Кемеровская область с запасом удовлетворяет требованиям данного критерия.

Последним, восьмым критерием устойчивого развития в данной модели является численность населения города, не превышающая 0,5 миллиона человек, в то время как население города, превышающее 1 и 10 миллионов человек, рассматриваются как критическое и разрушительное соответственно. В отличие от подавляющего большинства регионов России, для которых свойственно наличие одного крупного центра – регионального мегаполиса, значительно превышающего по численности остальные города области, Кузбасс имеет более «дробную» структуру городского населения – лишь два из двадцати городов области, с учетом входящих в их состав пригородных населенных пунктов, незначительно превышают данное критериальное значение: Новокузнецк (549 тыс. жителей) и Кемерово (540 тыс. жителей). Таким образом, Кемеровская область и здесь в целом демонстрирует соответствие показателям устойчивого развития.

Итак, как следует из проведенной нами оценки, Кемеровская область практически полностью соответствует стандартам устойчивого развития по всем критериям, предлагаемым С. Мураи (таблица 1). Разумеется, эта оценка имеет предварительный, общий характер и требует дальнейшего более глубокого изучения, в том числе и за счет расширения перечня индикаторов устойчивого развития, релевантных для Российской Федерации в целом и для Кемеровской области в частности.
Таблица 1.

Показатели устойчивости развития Кемеровской области

по модели С. Мураи

Показатель развития
  


Состояние развития в соответствии со значениями показателя

Значение показателя по Кемеровской области

Устойчивое 

Критическое  

Разрушительное  

Рост населения за год  

<0,5%  

1,0-1,5%


  

>2,0%
  



-0,09%


Рост валового регионального продукта за год  

3%<ВРП<5%


  

8%<ВРП<10%


  

ВРП>10%


ВРП<0%
  

6,7% в денежном выражении



Обезлесение за год 


<0,1%
  

0,5-1,0%


  

>1%
  


-0,125%


Относительная площадь лесов  

>30%
  


15-20%
  




<10%
  

66,4%


Площадь пашни

>0,3 га/чел.


  

0,15-0,2 га/чел.


  


<0,1 га/чел.
  

0,5 га/чел.


  

Обеспечение собственным зерном  

>90%
  

60-70%
  

<50%
  

86%


Плотность городского населения  

<50 чел./га
  

100-150 чел./га
  

>200 чел./га
  

6,8 чел./га



Численность населения городов  

<0,5 млн. чел.
  

>1 млн. чел.
  

>10 млн. чел.
  

Новокузнецк

(0,55 млн. чел.) Кемерово

(0,54 млн. чел.)

Так как устойчивое развитие включает в себя не только экологическую и социально-экономическую, но и отчетливую социально-политическую составляющую, представляется необходимым дополнение оцениваемых индикаторов соответствующими социальными и политическими показателями. На основании анализа современных исследований, посвященных методологии и практике оценки таких показателей в Кемеровской области1, нами предлагается использование следующих индикаторов устойчивого развития: общее состояние экологической, экономической и социальной сферы региона и сбалансированность их развития; уровень экологической, экономической, социальной и политической стабильности региона; степень соответствия региона международным стандартам устойчивого развития.

С целью оценки этих показателей нами была разработана специальная анкета для проведения опроса экспертов в области устойчивого развития (приложение 1). В данном экспертном опросе приняли участие региональные топ-менеджеры, управленцы в государственных органах и частных компаниях, квалифицированные специалисты или ученые-исследователи в таких сферах, как государственное и муниципальное управление, экология и природопользование, экономика и финансы, промышленное производство, статистика, социальная сфера, социология, политология. Общее количество экспертов составило 50 человек.

Как следует из результатов данного опроса, эксперты расходятся в оценках состояния экологической, экономической и социальной сфер Кемеровской области, тем не менее, обнаруживаются некоторые общие тенденции (таблица 2). Так, наиболее высоко из предложенных показателей оценено состояние социальной сферы Кемеровской области – его характеризуют как положительное («выше среднего» и «хорошее») в общей сложности 60% экспертов, как отрицательное («плохое» и «ниже среднего») – лишь 12%. Экономическое состояние оценено ровно в два раза хуже: только 30% опрошенных оценивают его положительно, 24% – отрицательно. Наиболее же низкие оценки получил показатель экологического состояния: 32% – положительно, 34% – отрицательно. Таким образом, достигнутый уровень развития социальной сферы Кемеровской области оценивается гораздо выше ее нынешнего экономического положения, что, в целом, вполне соответствует особенностям региональной социально-экономической модели, которая подразумевает повышенные социальные обязательства и, в ряде случаев, даже характеризуется как «кузбасский социализм»1. С точки зрения обеспечения политической устойчивости в условиях усиления кризисных тенденций в экономике, выявленная нами закономерность в прогностическом плане представляется достаточно благоприятной.


Таблица 2

Экспертные оценки состояния Кемеровской области в различных сферах, %



(n=50)

Оцениваемое состояние

Плохое

Ниже среднего

Среднее

Выше среднего

Хорошее

Экологическое состояние


6

28

34

22

10

Экономическое состояние


6

18

46

24

6

Состояние социальной сферы


2

10

28

34

26

В этом связи нам показалось интересным предложить экспертам дать оценку уровню не только экологической, экономической, социальной, но и политической стабильности Кемеровской области (таблица 3). Закономерно, что в данном ряду политическая стабильность получила самые высокие оценки: как «хорошую» и «выше среднего» ее охарактеризовали 74% опрошенных, как «ниже среднего» – лишь 4%, и ни один эксперт не оценил ее как «плохую». Также достаточно высокие оценки получила социальная стабильность – 66% экспертов оценивают ее положительно, и лишь 16% – отрицательно. Экономическая и экологическая стабильность оценены заметно ниже: на отрицательном уровне их характеризуют 32% и 30% респондентов соответственно.

Таблица 3

Экспертные оценки уровня стабильности Кемеровской области

в различных сферах, % (n=50)

Сферы обеспечения стабильности

Плохое

Ниже среднего

Среднее

Выше среднего

Хорошо

Экологическая стабильность


6

24

40

24

6

Экономическая стабильность


4

28

38

22

8

Социальная стабильность


2

14

18

44

22

Политическая стабильность


0

4

22

28

46



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал