Изобразительное искусство в художественной культуре российской провинции во второй половине XVIII середине XIX в.



страница1/3
Дата23.04.2016
Размер0.6 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2   3
На правах рукописи
Акимов Сергей Сергеевич

Изобразительное искусство

в художественной культуре российской провинции

во второй половине XVIII – середине XIX в.

(на материалах Верхнего и Нижегородского Поволжья)

Специальность 17.00.04 – изобразительное

и декоративно-прикладное искусство и архитектура

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Нижний Новгород 2014
Работа выполнена на кафедре культурологии, истории и древних языков

Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова



Научный руководитель: Кауркин Радислав Вячеславович – кандидат исторических наук, доцент, профессор кафедры истории России и вспомогательных исторических дисциплин Нижегородского государственного педагогического университета им. Козьмы Минина

Официальные оппоненты:
Калугина Ольга Вениаминовна – доктор искусствоведения, ведущий научный сотрудник НИИ теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств
Лебедев Алексей Валентинович – доктор искусствоведения, заместитель директора Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева
Ведущая организация:
Государственный исторический музей

Защита состоится 5 июня 2014 года в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д 210.004.02 при Государственном институте искусствознания по адресу: 125009, Москва, Козицкий пер., д. 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного института искусствознания и на сайте: www.sias.ru; http://svodpam.ru/

Автореферат разослан « » _________ 2014 года

Ученый секретарь Диссертационного совета,

кандидат искусствоведения А.И.Струкова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Культура провинциальной России XVIII – начала XX в. на протяжении двух последних десятилетий стала одним из наиболее активно разрабатываемых проблемно-тематических направлений в искусствоведении, при этом отчетливо обозначилась нарастающая тенденция рассматривать провинциальную культуру как системное единство, для постижения которого необходим междисциплинарный подход. В последние годы не только вышли в свет работы, систематически и едва ли не с исчерпывающей полнотой анализирующие те или иные аспекты художественного наследия конкретных регионов1, но также предпринимались попытки дать дефиницию понятию «провинциальная культура» (например, исследование Н.М. Инюшкина 2005 г. ), правда, их нельзя назвать в полной мере успешными, т.к. предлагаемые характеристики весьма расплывчаты.

Процесс восстановления исторической картины культурного развития российской провинции далек от завершения. Проблемы генезиса провинциального искусства XVIII – середины XIX в., социально-экономических и культурных факторов, детерминирующих его развитие, его стилистического своеобразия и специфики локальных вариантов в различных центрах не получили до сих пор сколь-либо полного освещения, что обусловило актуальность выбранной нами темы.

В данной диссертации рассматриваются изобразительное искусство, художественное образование и особенности восприятия провинциальным обществом произведений искусства на материале городской и усадебной культуры Верхнего и Нижегородского Поволжья второй половины XVIII – середины XIX в. При этом категория «провинциальное» подразумевает не только территориальный критерий, но и совокупность идейно-эстетических и стилистических принципов, сложившихся в специфических социально-культурных условиях и отличающих искусство регионов от центральной линии эволюции отечественной культуры.

Объектом исследования является русское провинциальное изобразительное искусство XVIII-XIX вв. как система, включающая творческую деятельность художников, художественное образование и социокультурное функционирование произведений искусства.

В качестве предмета исследования выступают стилистическая эволюция и социально-эстетические формы изобразительного искусства Верхнего и Нижегородского Поволжья второй половины XVIII – середины XIX столетия, распространение в провинции профессионального художественного образования и роль наиболее значимых творческих личностей в общественно-культурных процессах указанного периода.



Хронологические и географические рамки исследования определены, исходя из специфики эволюции провинциальной культуры, формирование которой как самобытного явления началось в первые десятилетия XVIII в. Преобразования Петра I привели к постепенному размежеванию магистральной линии развития отечественной культуры, ориентированной на западноевропейскую художественно-эстетическую парадигму, и культуры регионов, где долгое время сохранялись древнерусские традиции, освоение западного опыта шло медленнее и принимало своеобразные формы. Процесс сложения русского провинциального искусства представляется нам прежде всего как процесс взаимодействия европейской художественной системы и национальной традиции, протекавший несколько иначе и давший иные результаты, чем в столице. В основных чертах он завершился во второй половине XVIII в. и дальнейшее развитие провинциального искусства продолжалось в равной степени самостоятельно и одновременно в непрерывных контактах с центральными тенденциями и явлениями русской культуры. Важнейшими факторами, обеспечивающими высокий уровень провинциального искусства, стали как освоение художниками изобразительной системы Нового времени, так и социально-экономический подъем провинции, вызванный рядом законодательных мер Екатерины II в области административно-территориального устройства империи и стимулирования промышленности, а также расцвет дворянской усадебной культуры, связанный с освобождением дворян от обязательной государственной службы. В силу сказанного нижней хронологической границей данного исследования являются 1760-е гг. Верхняя граница относится к началу 1860-х гг., когда реформы Александра II положили начало стиранию границ между культурой провинции и столицы, и применительно к концу XIX в. можно говорить о региональных особенностях культуры различных частей Российской империи, но не о провинциальной культуре как целостной системе.

Таким образом, в диссертации анализируется период расцвета провинциальной культуры и искусства во второй половине XVIII – середине XIX в. В отдельных случаях автор обращается в целях сравнения к материалу XVII – первой половины XVIII в.

Исследование строится на материале верхневолжских (Костромская, Тверская, Ярославская) и Нижегородской губерний. Верхнее Поволжье в указанный период представляет собой единый историко-культурный регион, роль которого в истории провинциального искусства определяется творчеством ряда крупных художников, чьи произведения составляют важную страницу отечественной культуры в целом и имеют принципиальное значение для выявления общих тенденций культурной эволюции провинции. Значимость Нижегородского края как художественного центра связана, прежде всего, с деятельностью Арзамасской школы живописи А.В. Ступина – первого в провинции профессионального учебного заведения в сфере искусства.

Степень научной разработанности темы. Несмотря на то, что тенденция рассматривать культуру провинции как комплексное явление возникла сравнительно недавно, посвященная провинциальной тематике научная литература обширна и включает труды по общим проблемам провинциальной культуры и искусства и работы о художественном наследии конкретных регионов, имеющие своей задачей преимущественно установление, корректировку и систематизацию фактического материала. Из общих проблем провинциальной культуры к настоящему времени наиболее полно изучены социокультурная сущность дворянской усадьбы и художественный примитив.

Исследование русской усадебной культуры имеет давнюю традицию, восходящую к началу XX в. и не прерывавшуюся в советский период, несмотря на крайне негативное отношение к данной тематике в 1930 – 1950-х гг., связанное с идеологизированной трактовкой культуры. Для современного этапа характерны комплексное изучение феномена усадьбы в социально-экономическом и культурном аспектах, расширение хронологических и территориальных границ исследуемых явлений, дополнение традиционного историко-искусствоведческого подхода осмыслением усадьбы с позиций культурологии, литературоведения, философии культуры. С точки зрения анализа роли дворянской усадьбы в развитии провинциального изобразительного искусства особенно важное значение имеют труды Т.П. Каждан2, М.В. Нащокиной3, ряд коллективных работ4.

Другой частью провинциальной культуры, получившей в науке концептуальное осмысление, является художественный примитив. Одним из первых на него обратил внимание в середине 1920-х гг. М. Приселков в связи с изучением купеческих портретов XVIII-XIX вв. 5, однако в последующие десятилетия интерес к проблеме не получил развития и возобновился в 1970-х гг. В целом ряде статей Г.С. Островский6 сделал попытку создать своего рода теорию примитива, объединяя этим понятием чрезвычайно широкий круг разнородных явлений: от живописной вывески до творчества художников, получивших подготовку в профессиональных учебных заведениях Арзамаса, Саранска, Тамбова, Воронежа. Наиболее значительное и последовательное выражение примитива исследователь справедливо видит в купеческом и мещанском портрете первой половины XIX в.; в то же время отнесение к примитиву творчества выпускников упомянутых выше художественных школ неправомерно, поскольку эти учебные заведения в меру своих возможностей стремились построить учебный процесс по образцу академической модели, и в творчестве их учеников было бы правильнее видеть провинциальные варианты общих стилевых категорий русского искусства (классицизма, романтизма, реализма), иной раз действительно вступающих здесь во взаимодействие с примитивом. Параллельно с накоплением фактов об истории художественного примитива происходила переоценка его эстетических достоинств: в примитиве вместо неумелости стали видеть совокупность своеобразных образных и пластических черт7.

Суммируя исследовательский опыт, В.Н. Прокофьев в начале 1980-х гг. предложил целостную и объективную концепцию примитива как срединного явления между фольклором и профессиональным искусством, постоянно взаимодействовавшего с тем и другим и имевшего место во всех странах с художественной системой европейского типа8. Мы всецело разделяем данную позицию.

Значительный вклад в разработку проблем примитива в русской живописи был сделан в 1980-1990-х гг. А.В. Лебедевым, который в примитиве видел одну из разновидностей провинциального искусства, понимая под последним не столько географический критерий, сколько «сумму качеств, отличающих искусство такого рода от столичного»9. Работы А.В. Лебедева, в т. ч. подводящая итог его исследованиям монография 1998г.10, основаны на анализе материала, преимущественно относящегося к различным районам Поволжья от Ярославля до Саратова.

Важную роль для изучения художественного наследия провинции сыграла выставка «Неизвестные и забытые портретисты XVIII – первой половины XIX в.» и одноименная конференция в Государственной Третьяковской галерее (1975 г.)11, а также активная исследовательская, издательская и популяризаторская деятельность С.В. Ямщикова, в течение нескольких десятилетий изучавшего фонды провинциальных музеев европейской части России12. Коллективом сотрудников Государственного Русского музея была успешно осуществлена попытка проследить процесс формирования реалистического подхода в недрах провинциального искусства13. Интересный и обладающий серьезным научным потенциалом подход к художественной жизни России XVIII в. предложила О.С. Евангулова, выделившая в искусстве этого столетия комплекс проблем, основанный на идейно-эстетических оппозициях «церковное-светское», «русское-общеевропейское», «средневековое-новое» 14.

Исследования, посвященные художественному наследию конкретных регионов провинции, неравномерно распределены по территориям и темам: одни явления изучены весьма полно, другим почти совсем не уделено внимания. Общей особенностью данной части научной литературы является сконцентрированность авторов на установлении и корректировке фактов, в т. ч. на атрибуции произведений местных художников. Трудов, в которых бы последовательно реконструировалась картина художественной жизни отдельного региона (Ярославль, Тверь, Кострома, Нижний Новгород) в XVIII – середине XIX в., пока не существует. Единственным исследованием, автор которого поставил своей целью определить общую специфику творчества верхневолжских художников, остается диссертация А.В. Лебедева, посвященная ярославскому и костромскому портрету второй половины XVIII в.15.

Среди явлений провинциального искусства рассматриваемого периода наиболее полно и всесторонне изучены история деятельности, педагогическая система и творческое наследие Арзамасской школы живописи А.В. Ступина.

Первые публикации о школе А.А. Ступина, появившиеся в последние годы ее существования и вскоре после закрытия16, носили очерковый, публицистический характер и интересны прежде всего сообщаемыми фактическими сведениями и возможностью представить, как воспринималась и оценивалась Арзамасская школа во второй половине XIX в. Краткие данные о школе приводятся в очерке истории Арзамаса17 местного краеведа рубежа XVIII-XIX в. Н.М. Щеголькова. Первое историко-искусствоведческое исследование о Ступинской школе принадлежит Н.Н. Врангелю (1906)18 и было создано на основе документов архива Санкт-Петербургской Академии художеств и впечатлений от специально совершенной поездки в Арзамас и Нижний Новгород.

Самым значительным исследованием о Ступинской школе в настоящее время остается вышедшая в 1947г. монография П.Е. Корнилова 19, в которой подробно восстанавливается биография Ступина и картина деятельности его школы, анализируется педагогическая система учебного заведения и творчество его выпускников. Анализ наследия Ступина и его учеников позволил П.Е. Корнилову уверенно и обоснованно говорить о стилистическом своеобразии искусства арзамасцев, показать его связь с основными тенденциями в развитии отечественной культуры первой половины XIX в.

В нижегородском краеведении середины XX в. изучение Арзамасской школы живописи представлено публикациями М.П. Званцева20, носящими преимущественно научно-популярный характер. Особое место в изучении наследия Ступинской школы занимают работы нижегородского искусствоведа В.В. Тюкиной, посвященные произведениям из собрания Нижегородского государственного художественного музея и вводящие в научный оборот показательные для определения стилистической специфики Арзамасской школы памятники21. В.В.Тюкина вплотную подошла к решению проблем творческой эволюции школы и ее места в системе провинциального искусства: в ее работах «необыкновенное дело» А.В. Ступина предстает, с одной стороны, как явление, имеющее прочные корни в отечественном искусстве и художественной педагогике, а также в тенденциях культурного развития Нижнего Новгорода на рубеже XVIII-XIX вв., и, с другой стороны – как новаторство, положительно сказавшееся на дальнейших судьбах художественного образования и всей провинциальной культуры22.

В нижегородской историко-краеведческой литературе значительное внимание уделено также истории художественных коллекций, собранных представителями нижегородской линии рода Шереметевых в конце XVII – начале XX в. (работы В.А.Капустиной23, К.А.Кислова24, И.Н. Слюньковой25, Л.Н.Варэс26, сотрудников Нижегородского художественного музея27 и Нижегородской областной универсальной научной библиотеки им. В.И. Ленина 28).

Литература, посвященная искусству других интересующих нас регионов, имеет общую особенность: наследие ярославских, тверских, костромских художников второй половины XVIII – середины XIX в. в значительной части опубликовано, но его исследование далеко от желаемой полноты. Исключение составляют лишь творчество ярославца Н.Д. Мыльникова и костромича Г. Островского.

Произведения верхневолжских художников вошли в каталоги художественных и историко-архитектурных музеев Ярославля 29,

Костромы30, Твери31. Уникальная работа по публикации портретных коллекций музеев Ярославской области была проведена по инициативе и под руководством С.В. Ямщикова и И. Федоровой и завершилась изданием едва ли не всего корпуса изобразительных источников, отражающих художественную жизнь Ярославля и губернии в XVIII – середине XIX в., чему нет аналогов в других регионах 32. В 1980-х гг. сотрудниками Ярославского художественного музея совместно со специалистами Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. И.Э. Грабаря проводилось комплексное исследование произведений Н.Д. Мыльникова33.

В начале 1980-х гг. в нескольких публикациях Б.М. Кирикова по итогам реставрационных работ впервые было освещено творчество живописца И.В. Тарханова, работавшего в Угличе в первой половине XIX в.34

Событием, серьезно обогатившим представление о провинциальном искусстве, стало открытие С.В. Ямщиковым и В. Игнатьевым в начале 1970-х гг. портретов художника Григория Островского, работавшего в 1770-1780-х гг. в усадьбе Нероново Солигаличского уезда Костромской губернии35. Позднее В.М. Сорокатый попытался идентифицировать костромича Островского с художником Григорием Островским из Великого Устюга, в которым Солигалич имел в XVIII в. тесные торговые и культурные контакты, но это предположение остается гипотетическим 36.

Наиболее значительным явлением художественной жизни Тверской губернии XVIII – первой половины XIX в. следует назвать деятельность частной художественной школы А.Г. Венецианова в селе Сафонково, принадлежащее скорее к центральному вектору эволюции русского искусства, чем к провинциальной культуре, и всесторонне изученное А.Н. Савиновым и Т.В. Алексеевой.

К настоящему времени накоплен богатый фактический материал об изобразительном искусстве Верхнего и Нижегородского Поволжья второй половины XVIII – середины XIX в., однако не разработанной остается целостная картина художественной жизни региона в указанный период.

Источниковую базу исследования составляют письменные и изобразительные источники.

Наибольшее число источников документирует деятельность Арзамасской школы живописи А.В. Ступина; они относятся к различным видам (воспоминания основателя школы и некоторых его учеников, художественно-педагогическое сочинение Р.А. Ступина, материалы официального делопроизводства), отличаются подробной фиксацией фактов и в сопоставлении друг с другом позволяют с максимальной точностью восстановить картину художественной жизни Арзамаса первой половины XIX в.

Высокая степень информативности присуща такому ценнейшему источнику, как воспоминания А.В. Ступина, написанные им в 1847 г. Мемуары содержат подробное описание его детства и юности, рассказ о возникновении замысла открыть школу и обучении в Петербурге в 1800-1802 гг., отмечают в хронологической последовательности наиболее значительные эпизоды в жизни учебного заведения, а также дают возможность представить творческие и педагогические воззрения Ступина. К своим воспоминаниям он приложил копии документов, зафиксировавших важнейшие события в его жизни и деятельности школы37.

Из учеников А.В. Ступина воспоминания оставили художник-педагог И.К. Зайцев (1805-1890)38 и известный пейзажист В.Е. Раев (1807-1870)39. Эти источники ценны прежде всего тем, что дают представление о повседневной жизни Арзамасской школы в 1820-х гг., ее духовной атмосфере, быте учеников.

Для характеристики общественно-культурной среды Нижнего Новгорода первой половины – середины XIX столетия привлекались воспоминания музыкального критика А.Д. Улыбышева40, вокруг которого в городе сформировался кружок музыкантов-любителей, писателя П.Д. Боборыкина41, актрис П.А. Стрепетовой 42 и Л.П. Никулиной-Косицкой 43, начинавших свою творческую карьеру на нижегородской сцене.

Другую группу источников составляют трактаты конца XVIII – первой половины XIX в. по вопросам изобразительного искусства и художественного образования: труды В.И. Баженова44, А. Иванова45, И. Урванова46. П. Чекалевского47, Я. Штелина48 а также сочинения по эстетике, принадлежащие теоретикам классицизма49.

Источником, имеющим большую ценность для изучения истории художественного образования в России первой половины XIX в. в целом, является трактат «Наука рисования и живописи…», составленный сыном А.В. Ступина Рафаилом Ступиным (1797 – после 1861)50. Сочинение Р.А. Ступина представляет собой практическое руководство для обучения изобразительному искусству, состоящее из предисловия, где объясняются «относящиеся к рисованию и живописи некоторые употребительные речения» и 40 глав, как содержащих конкретные рекомендации, так и теоретических, в которых рассматриваются стили, школы и жанры живописи, анализируются произведения известных западноевропейских и русских мастеров.

Такой тип источников, как материалы официального делопроизводства, представлен в данном случае документами одного порядка – отчетами А.В. Ступина о деятельности школы, предоставлявшимися им в Академию художеств, под официальным покровительством которой учебное заведение находилось с 1809г. (Российский государственный исторический архив51). Они содержат обширные сведения о конкретных событиях в истории школы, ее контактах с Академией, методике преподавания. Здесь же находится ряд документов Академии, освещающих биографии и творчество отдельных «ступинцев» уже после (нередко многие годы спустя) завершения обучения в Арзамасе: источники, отражающие педагогическую деятельность К.А. Макарова и А.Д. Надеждина, ставших непосредственными продолжателями Ступина в деле распространения в провинции художественного образования.

Источниковая база, отражающая художественную жизнь городов и усадеб Верхнего Поволжья, по своим количественным показателям и информативности крайне скупа. Относящиеся к рассматриваемому периоду письменные документы Государственного архива Костромской области были уничтожены пожаром в августе 1982 г.52. В данной диссертации были использованы одиночные документы из Государственного архива Ярославской области 53, позволяющие уточнить биографические данные о некоторых художниках, например, Н.Д. Мыльникове.

В качестве особой тематической группы следует выделить источники, отражающие такое явление, как коллекционирование произведений искусства, рассматриваемого в диссертации на примере художественных собраний нижегородской ветви рода Шереметевых. По-видимому, Шереметевы не предпринимали попыток каталогизировать принадлежащее им собрание предметов искусства и антиквариата, в отличие от библиотеки, каталог которой подготовлен профессионально54. Описи их имущества не содержат каких-либо описаний коллекций, в них лишь отмечается наличие произведений искусства55, что типично для данного вида источников в целом.

Для характеристики процессов экономического и социального развития Верхнего Поволжья в XVIII – первой половине XIX в. привлекались также официальные статистические данные56 и географические описания57.

Изобразительные источники представлены произведениями (живопись, редко – графика) нижегородских, ярославских, костромских, тверских художников из следующих собраний: Нижегородский государственный художественный музей, Арзамасский историко-художественный музей, Ярославский государственный художественный музей, Ярославский государственный историко-архитектурный музей-заповедник, Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль», Рыбинский историко-художественный музей, Угличский историко-художественный музей, Костромской государственный объединенный художественный музей, Солигаличский краеведческий музей, Тверская областная картинная галерея.



Цель исследования – выявить специфику и закономерности исторического развития изобразительного искусства в Верхнем и Нижегородском Поволжье во второй половине XVIII – середине XIX в. в контексте региональных социально-экономических и культурных процессов и традиций.

В ходе исследования решались следующие задачи:

1. выявить специфику художественной жизни культурных центров Поволжья второй половины XVIII – середины XIX в. (Тверь, Ярославль, Кострома, Нижний Новгород, Арзамас) в ее взаимосвязи с экономическим, общественным и культурным развитием региона;

2. на материале обозначенного региона проследить взаимосвязи процессов формирования провинциального искусства в XVIII в. с местными древнерусскими художественными традициями;

3. определить особенности творчества ряда провинциальных художников второй половины XVIII – середины XIX в., показать их индивидуальный вклад в культуру региона и отечественное искусство в целом;

4. определить место провинциального искусства в общей идейно-эстетической и стилистической эволюции русского искусства второй половины XVIII – середины XIX в.;

5. рассмотреть проблемы возникновения и развития в российской провинции в первой половине XIX в. профессионального художественного образования;

6. проанализировать восприятие провинциальным обществом произведений изобразительного искусства и установить социально-эстетические формы художественной культуры, распространение в изучаемом регионе и типичные для провинции в целом.



Методологическая основа диссертационного исследования строится на базе общего для всех гуманитарных исследований принципа историзма, в соответствии со сформулированным В.О. Ключевским подходом к изучению региональной и местной истории – выявлять своеобразие локальных явлений в сравнении с «общим историческим движением»58. Опираясь на методологические достижения классического европейского искусствоведения (в первую очередь, концепцию М. Дворжака) и отечественной науки советского периода (труды Б.Р. Виппера, В.Н. Лазарева, Е.И. Ротенберга и др.), мы понимаем художественно-исторический процесс как результат взаимодействия творческой индивидуальности художника и объективных социальных, экономических, идеологических и культурных условий, в которых протекает его деятельность.

В данной работе использованы хронологический метод, сравнительно-исторический метод, метод образно-стилистического анализа произведений искусства. Важное значение для данного исследования имеет принцип междисциплинарной экстраполяции, позволяющий объединить для всесторонней характеристики провинциальной культуры данные истории, искусствоведения, культурологии, а также системный подход, дающий возможность рассмотреть объект изучения в общем историческом контексте.



Научная новизна диссертации состоит в том, что изобразительное искусство Верхнего и Нижегородского Поволжья второй половины XVIII – середины XIX в. впервые берется в качестве самостоятельного объекта исследования и предпринимается попытка реконструировать целостную историческую картину эволюции художественной жизни Ярославской, Тверской, Костромской и Нижегородской губерний в указанный период в контексте социально-экономических и культурных процессов. В ходе исследования были получены новые и уточнены известные сведения о художественной жизни Верхнего Поволжья и Нижегородского края во второй половине XVIII – середине XIX в., рассмотрены проблемы генезиса светского изобразительного искусства в изучаемых регионах, уточнена творческая эволюция ряда художников, проанализированы педагогическая система и творческая практика Арзамасской школы живописи А.В. Ступина, выявлены и охарактеризованы социально-эстетические формы провинциального искусства.

Положения, выносимые на защиту:

1. Динамика центра и периферии является одной из ключевых закономерностей эволюции европейской художественной системы Нового времени в целом. О провинциальном искусстве в границах национальной художественной школы можно говорить тогда, когда появляется центр, служащий источником идей и стилистических тенденций, и регионов, где эти идеи и тенденции получают распространение, интерпретируются и видоизменяются, в результате чего провинциальное искусство всегда представляет собой результат взаимодействия импульса, идущего со стороны магистральной линии художественного развития, с местными традициями. Провинциальное искусство представляет собой целостное явление в системе отечественной культуры XVIII – XIX вв., обладающее специфическими социальными, эстетическими и стилистическими чертами и прошедшее следующие этапы развития: начало размежевания с магистральной линией русского искусства в Петровскую эпоху, расцвет во второй половине XVIII – середине XIX в., утрата художественной целостности и самобытности во второй половине XIX в.

2. Художественная культура российской провинции второй половины XVIII – середины XIX в. представляла собой целостную, динамичную, обладающую комплексом идейно-эстетических и стилистических особенностей систему, одним из важнейших элементов которой было изобразительное искусство. В станковой и монументальной живописи, как светской, так отчасти и религиозной, наиболее полно и последовательно проявилось своеобразие провинциальной культуры в целом, во-многом определенное взаимодействием творчески освоенной русским искусством в XVIII в. западноевропейской художественной системы и древнерусских традиций.

3. Во второй половине XVIII – первой половине XIX столетия самобытное и яркое развитие изобразительное искусство получило в городах и дворянских усадьбах Верхнего и Нижегородского Поволжья. Местная художественная жизнь в указанный период отличалась интенсивностью, многообразием явлений и отмечена высокими творческими достижениями. Регион выдвинул ряд крупных художников, чье наследие занимает видное место в истории отечественной культуры. В Ярославле и Ярославской губернии сложилась и активно развивалась локальная школа изобразительного искусства. С другой стороны, многие наблюдаемые на рассматриваемой территории процессы и явления специфичны в целом для провинциальной культуры, получившей в Верхнем Поволжье максимально последовательное и оригинальное воплощение.

4. Факторами расцвета изобразительного искусства в Верхнем Поволжье (Тверь, Ярославль, Кострома и некоторые уездные города, а также усадьбы) стали:

а) экономический подъем региона, вызванный ростом промышленного производства и началом постепенного перехода к фабрике, расширением экономических связей и увеличением объемов торговли;

б) образование в 1770-1780-х гг. Ярославской, Костромской и Тверской губерний, что усилило роль городов как административных, экономических и культурных центров обширных территорий и повлекло значительные изменения их архитектурного облика;

в) в равной мере важная роль в общественной жизни региона как дворянства, так и купечества, составивших прочную социальную базу местной культуры.

5. Стилистическое своеобразие провинциального искусства определяется, прежде всего, взаимодействием главных тенденций магистральной линии развития русского искусства XVIII – середины XIX в. (классицизм, академизм, романтизм, реалистические поиски) с местными художественными явлениями архаичного характера (пережитки парсуны в портретном жанре, например), изобразительным примитивом и народным творчеством. При этом провинциальные художники, как правило, стремятся максимально приблизиться к образцам «высокого», «столичного» искусства.

6. Первая половина XIX столетия стала временем зарождения в провинции профессионального художественного образования. Уникальным явлением культуры этого периода была деятельность Арзамасской школы живописи А.В. Ступина – первого в провинции специализированного художественного учебного заведения. Школа А.В. Ступина последовательно реализовала в специфических и не во всем благоприятных условиях уездного города академическую модель подготовки художников на основе опыта Санкт-Петербургской Академии художеств и с учетом тех поисков, что происходили на рубеже XVIII–XIX вв. в отечественной художественной педагогике. Став образовательным и творческим центром обширного региона, включающего, кроме Нижегородского и Среднего Поволжья, Пензенскую и Тамбовскую губернии, Арзамасская школа живописи оказала значительное влияние на развитие русского искусства и выступила важнейшим стимулом дальнейшего распространения художественного образования в провинции.

7. В провинциальном обществе второй половины XVIII – середины XIX в. сложились устойчивые и повсеместно распространенные формы бытования произведений искусства, обусловленные тесным переплетением социальных и художественно-эстетических факторов. Такими социально-эстетическими формами провинциального искусства являются портретная галерея (частная и ведомственная), художественные коллекции и примитивный портрет, социокультурный статус которого, прежде всего, обусловлен его общественно-репрезентативным назначением. Сюда же можно отнести такое явление, как функционирование в провинциальной культуре произведений западноевропейского искусства (вне коллекций), преимущественно печатной графики, часто служившей провинциальным мастерам в качестве композиционно-иконографических образцов и тем самым приобщавшей их к наследию мировой культуры.

Практическая значимость диссертации и апробация ее результатов. Полученные результаты имеют определенное значение для построения целостной концепции истории отечественной провинциальной культуры XVIII – XIX вв., а также для понимания социально-культурных процессов этого времени в стране в целом. Они могут быть востребованы в научно-педагогической деятельности в сфере истории, искусствознания, культурологии и использованы в различных направлениях музейной практики от научной обработки коллекций до просветительской и образовательной работы.

Основные положения диссертации формулировались и публиковались автором в ряде статей и выступлений на региональных, всероссийских и международных конференциях в Нижнем Новгороде (ННГУ им. Н.И. Лобачевского, НГПУ им. К. Минина, НГЛУ им. Н.А. Добролюбова, НГХМ, музей-заповедник «Болдино»), Кирове (ВГГУ), Москве (Гос. Третьяковская галерея), Шуе (Шуйский гос. пед. университет), Елабуге (Филиал Казанского гос. университета).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обоснована актуальность темы диссертации, определены цели, задачи и методология исследования, охарактеризованы степень научной разработанности темы и источниковая база исследования, сформулированы выносимые на защиту положения работы, указаны новизна и значимость работы.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал