К. В. Успенский Дневник преподавателя (в прошлом, тоже студента) предисловие по окончании аспирантуры подошло время искать себе работу. Тогда, в 1997 году диплом



страница1/9
Дата29.04.2016
Размер1.47 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9
Успенский Кирилл, 2004-2011

«Эндемик», 2004-2011



К.В. Успенский

Дневник преподавателя

(в прошлом, тоже студента)
ПРЕДИСЛОВИЕ
По окончании аспирантуры подошло время искать себе работу. Тогда, в 1997 году диплом биолога был практически равносилен пособию по безработице - найти работу по специальности было крайне сложно.

Тогда вдруг стало известно об открытии новой кафедры экологического образования на естественно-географическом факультете педагогического университета. Желающих идти на педагогическую работу было немного ввиду её несомненной (по мнению многих, просто каторжной) тяжести, да и зарплата далеко отставала от среднего прожиточного минимума по стране. Никаких надбавок и привилегий также не полагалось. Да и педагогический институт (он к тому времени стал педагогическим университетом) отнюдь не считался самым престижным в городе. Куда ему было до того же медицинского или университета, не говоря о новых, расплодившихся как грибы после дождя, коммерческих вузах, где за большие деньги получали дипломы туповатые отпрыски богатых родителей.

Но для меня эта работа, несмотря на её тяжесть, была полна интереса и не лишена романтики. Постоянное, в том числе неформальное, общение с молодежью (что я всегда ценил), поездки по районам, летние полевые практики, конференции и семинары.

И ещё - огромный интерес к потоку жизни, к людям, к судьбам, проходившим не только перед глазами, но и через сердце. Обилие впечатлений заставило взяться за перо. Несмотря на острый дефицит времени, написать удалось довольно много. Записи эти дают представление о студентах и преподавателях тех лет и обо мне тех лет.

Поначалу автор собирался писать умную книгу, обобщающую его педагогический опыт, а вышло у него про любовь, дальние странствия, Дерезовку, студентов, свадьбу, женскую неверность, бывших уголовников, ужас, снежного человека, мух, мышей, про королей и капусту...

Автор не виноват. Просто так получилось...


Надя
Морозный февральский день... Заснеженный лес... Синицы ещё только набрали голос, и их лихими колокольчиками заполнился только вчера ещё застывший на морозе лес. В лесу раздаются первые дроби красавцев дятлов. Им вторит посвист поползней. Над лесом разносится короткое "крок-крок-крок" играющих в синем небе воронов.

В феврале птицы начинают пробуждаться, почувствовав приближение ещё далекой весны. Ещё будут и лютые ночные морозы, от которых затрещат стволы деревьев, и закружит свирепая вьюга, но ... назад уже возврата не будет и каждый день будет напоминать о приближающейся весне.

Я неторопливо бреду на лыжах по зимнему лесу, прислушиваясь к его звукам. За плечами легкий, но объемистый рюкзак, в котором лежат пластмассовые канистры, приготовленные для воды, которые я рассчитываю наполнить у ближайшего лесного родника. До него осталось чуть больше сотни метров. Выворачиваю из-за поворота и...

Уж не брежу ли я! Стоя по колено в ручье, на меня смотрит и улыбается самая настоящая лесная нимфа! Её идеальную фигуру прикрывает лишь миниатюрный купальник. Рядом виднелась сброшенная на упавший ствол одежда и воткнутые в снег лыжи.

Картина была настолько неожиданной, что первые секунды я просто онемел. Согласитесь, увидеть обнаженную девушку, да ещё посреди заснеженного февральского леса... Трудно не обратить внимание. Мужчины, я думаю, меня поймут.

А нимфа, между тем, нисколько не смущаясь, вылила на себя блестящее ведро ледяной воды, только что зачерпнутой в роднике! Но самое удивительное было потом. Разведя руки и эффектно, под стать мировым чемпионкам по гимнастике, изогнув тело, нимфа вдруг повернулась ко мне:

- Здравствуйте, Кирилл Викторович.

Сказать, что я был ошарашен, значит, ничего не сказать. Девушка, очевидно, почувствовала мое состояние:

- Вы меня не узнаете? Я Надя Живкова. Вы нам читали экологическую культуру.

Только в этот момент мне вспомнилась переполненная аудитория педагогического института, второй курс исторического факультета. За первым столом сидит русоволосая высокая девушка без малейших признаком косметики на лице. Её лицо сосредоточено, руки выводят четкие строчки. Почему-то, смотря на неё, я невольно сравнивал её с мадам Перон, портрет которой случайно попался мне в одной книге. И вот теперь эта встреча в лесу.

Девушка с интересом и не без лукавства смотрела на меня, подбоченясь. Тонкая талия, эффектный изгиб бедер, стройные ноги сделали бы честь иной фотомодели. Но вежливость требовала ответа:

- Простите мою дерзость, прелестная нимфа - нараспев произнес я, снимая шапку, - и не боитесь вы, будучи одной в лесу, да ещё, простите, в обнаженном виде, неких особей вида Homo sapiens мужского пола?

Девушка усмехнулась:

- А чего мне бояться? У меня охрана. Стоит сделать вот так ...

Закончив фразу, Надя вдруг свистнула особенным образом. Не прошло и десяти секунд, как из ближайших кустов выпрыгнула крупная овчарка. Её взъерошенная шерсть на загривке и оскал белых зубов не оставлял сомнений в намерениях относительно моей скромной персоны.

- Джульбарс, фу! - и собака моментально улеглась у ног хозяйки. Надя почесала своего верного друга за ухом.

- Вот видите - повторила будущая учительница истории, - бояться мне нечего.

Сказав эти слова, Надя принялась растираться большим махровым полотенцем.

Мне ничего не оставалось делать, как набрать воды в свои припасенные емкости, распрощаться и двинуться в обратный путь ...

Наша следующая встреча произошла уже летом. День был жаркий. Я возвращался после осмотра ловушек на мышей и, естественно, мне захотелось освежиться у прохладного родника. Там я и застал свою знакомую. В том же купальнике, с тем же полотенцем и тем же ведром Надя стояла спиной к тропе и самозабвенно поливала себя родниковой водой.

Джульбарс крутился рядом. Как ни странно, на этот раз он ни обратил на меня особого внимания. Я окликнул студентку. Надя дружески поздоровалась и потом (о, чудо!) разрешила проводить себя домой.

Мы шли по лесу, болтая о разных пустяках. Джульбарс бежал немного впереди нас, периодически оглядываясь. Надя, оказывается, жила в новом комфортабельном доме, выстроенном прямо у опушки леса. Мы распрощались у её подъезда, я не удержался и поднес загорелую девичью руку к губам. Надя не отняла её.

Солнце ярко светило, в небе пел запоздалый жаворонок, дорогу перелетали выводки желтых трясогузок. Я шел к автобусной остановке ...

Быть руководителем практики - шок!

Это по-нашему
Если провести опрос среди студентов естественных специальностей на тему, что им больше всего запомнилось за время учебы, то девять из десятерых без колебаний ответят: "Летняя практика". На эту тему целыми поколениями студентов отпущено сотни шуток, поставлены театральные сценки, написаны стенгазеты. Объектами шуток являются, как правило, преподаватели - руководители практики. В то же время этим несчастным даже не дают возможности высказаться в свою защиту. Данная попытка едва ли не первая в своем роде, за что выражаю редакции свою искреннюю благодарность.

Итак, лето 2002 года, практика по курсу "Экология животных" у студентов 3 курса естественно-географического факультета (спец. "География - экология"). Место проведения - село Дерезовка Верхне-Мамонского района.


* * *
Медики утверждают, что, если взрослый человек сделает за час столько движений, сколько младенец делает за минуту, то он умрет от разрыва сердца. 18-летние студентки, конечно, не младенцы, но, живя по их распорядку, мой несчастный организм ежедневно получал буквально шокирующую дозу адреналина. Вот примерный план жизни среднестатистического руководителя практики, составленный на моем примере. (Указывается время проведения мероприятия и задача руководителя, то есть моя.)

6.30. - Подъем руководителей. Вкусить с наслаждением последние минуты тишины. Морально настроиться на предстоящий трудовой день.

7.00. - Подъем студентов. Проорать благим матом: "Подъем!" - сначала в коридоре, затем, раскрыв двери, на пороге каждой комнаты. "Врубить" по магнитофону какую-нибудь зажигательную мелодию. (Посовещавшись, выбрали "Белла чао". Старомодно, но для подъема эффективно).

7.15. - Ещё раз проорать "Подъем!" и растормошить тех, кто ещё не проснулся. Объявить, что идем купаться.

7.15 - 7.20. - Ожидание собравшихся купаться. В десятый раз выслушать: "Мы сейчас".

7.20 - 8.00. - Прогулка и купание на Дону. Параллельно стряхнуть с себя и со студентов остатки сна.

8.00. - Завтрак. Параллельно выслушать жалобы на плохое качество продуктов и их приготовление. В конце объявить тему предстоящих занятий, разъяснить его цели и задачи.

9.00. - Начало занятий. Громко объявить сбор у входа.

9.00 - 9.15. - Ожидание запаздывающих и долго собирающихся. Объяснить студенткам, что красить губы и подводить брови перед полевым выходом не обязательно. Выслушать жалобы на жестокий режим ("Это же гестапо какое-то!"), больные ноги, плохое самочувствие, мух, мышей, и т.д. и т.п.

9.15. - Полевые занятия. Это значит, бодро шагать впереди всех, сопровождая комментариями каждую встречную птицу, жука, букашку или травинку. В общем, вести себя так, будто великолепно выспался и не болит натертая вчера кровавая мозоль на мизинце правой ноги. На протяжении всех занятий отвечать на вопрос: "Когда будем купаться?"

13.00 - 13.30. - Купание. Необходимый атрибут окончания занятий. Неоднократно напомнить студенткам: "Пора выходить". Неоднократно выслушать: "Сейчас, сейчас". Попросить студенток одеться при входе в поселок.

14.00. - Обед. Снова выслушать жалобы на плохое качество продуктов и их приготовление. Демонстративно съесть двойную порцию.

15.00 - 16.30. - Тихий час. Попросить студентов выключить музыку. Попытаться заснуть, несмотря на мух.

17.00 - 18.30. - Выполнение индивидуальных занятий. Разбудить студентов и объявить о начале камеральной обработки. Вновь выслушать жалобы на жестокий режим, больные ноги, плохое самочувствие, мух, мышей, и т.д. и т.п. Повторно объявить о начале камеральной обработки. Дать консультации по выполнению индивидуальных занятий. В общем, вести себя так, будто бы именно вы, а не студенты отдохнули после обеда.

19.00. - Ужин. Снова выслушать жалобы на плохое качество продуктов и их приготовление. Объявить план на вечер.

19.30. - Снова поход на Дон. Выслушать напоминание студентов о том, что вечером обещал отпустить на дискотеку. Притвориться глухим.

20.30. - Личное время. Попытаться заняться чем-либо полезным (осмотр и ситематизация проведенных за день сборов, заполнение дневника, обработка данных учетов). Неоднократно выслушать все более настойчивые напоминания студентов о том, что вечером обещал отпустить на дискотеку. Притворяться глухим, сколько возможно.

22.00. - Притворяться глухим дальше невозможно. Решить с напарником, кому сегодня идти "на эту чертову дискотеку". (Это принципиального значения не имеет, так как оставшийся все равно не спит). Интенсивные сборы студентов на дискотеку ("нарояливание" губ, подведение бровей, подбор лучших нарядов). Отпустить едкое замечание по поводу жестокого режима, больных ног, плохого самочувствия, мух, мышей, и т.д. и т.п. Выслушать железный контраргумент типа "У нас уже прошло".

23.00 - 1.30. - Дискотека. Нервно прохаживаться по кругу и нещадно курить "Приму".

1.30. - "С боем" разогнать студентов с дискотеки.

2.00. - Возвращение домой.

2.00 - 2.30. - Уложить студентов спать. Десятикратно запретить шуметь и ходить по коридорам.

2.30. - Запереть дверь на лом и лечь спать самим.

2.30. - 3.00. - Нервно прислушиваться к каждому шороху.

3.00 - 6.30. - Долгожданный отдых.

Учеты
Есть много способов изучать птиц в природе. Наиболее научный из них - количественный учет, проводимый по заранее намеченному маршруту. Проводящий учет должен в совершенстве знать местную орнитофауну, знать птичьи голоса.

Конечно, на таких маршрутах часто встречаешь не только птиц. Ведь когда ищешь одно, часто попадается совсем другое и наоборот. Часто попадаются различные звери, неизвестные насекомые и, конечно же, представители вида Homo sapiens.

О некоторых таких встречах и пойдет речь в данном очерке.
Олег
Ярким июньским утром мы вдвоем двигались вдоль цепочки Малышевских озер, что опоясывают юго-западную окраину города. Нашей целью было определить приблизительное количество и численность выводков птиц, называемых в совокупности водно-болотной дичью. Сюда входят утки, лысухи, кулики, цапли и пр., т. е. обитатели различных водоемов от заросших тростником болот до больших рек.

Экскурсия наша уже подходила к концу. Результатами её были довольно подробные данные о количестве и численности выводков лысух, кроме того нами были найдены четыре колонии черных и белокрылых крачек.

Залюбовавшись пролетающей над Доном стаей чибисов, мы вдруг услышали донесшийся будто из-под земли голос:

- Вы чё, мужики? Какие проблемы? Канайте отседова!

Мы с моим товарищем недоуменно переглянулись. Источник крика мы обнаружили не сразу. Только несколько секунд спустя мы заметили двух молодых людей, поднимавшихся к нам из-под крутого берега. Их физиономии и покрытые татуировками тела не оставляли сомнений, что оба недавно прибыли из мест, не столь отдаленных. Внизу слышался умоляющий женский голос и плач ребенка.

Вид явно нетрезвых мужиков, ещё не оставивших зэковских привычек внушал опасения. Один из них вел себя наиболее агрессивно.

- Вам чё, мужики, неясно сказано. Давайте быстро отсюда.

- Ты чего тут раскомандовался? Ты кто такой? - негромко, но твердо произнес Дима, мой попутчик.

Его спокойный тон, очевидно, произвел впечатление и поубавил парням прыти.

- Давно ли откинулся? - произнес я, заметив татуировку на предплечье субъекта. - видать, ещё захотелось?

- Тебя е...т? - последовал риторический ответ.

Второй парень, обладатель татуировки на плече в виде разинувшего пасть тигра, повел себя более рассудительно.

- Мужики, ну, зачем нам базар? Не нужен на вам, ни нам! Чё вы тут с камерой ходите, да людей снимаете?

- С какой камерой? Где ты видишь камеру? - мой товарищ резко повернулся.

- А это что? - парень с татуировкой в виде тигра показал на Димин бинокль.

- На, посмотри - рискнул Дима, протягивая бинокль.

- Ничего не вижу - произнес тигроноситель, повертев бинокль, чем напомнил мне известную героиню И. Крылова.

- Да окуляры покрути.

- Ух, ты! Вот это п....ц! - последовало восхищенная реплика. - Вот это ............... - далее последовала тирада, которую я не рискну здесь привести.

- Ты нас не за тех принял - сказал я, предлагая сигарету нашему новому знакомому.

- А х... вас знает! Может, вы ре-пон-денты какие? - произнес парень, как бы извиняясь. Слово "респонденты" далось ему с явным трудом.

Отношение к нам в момент переменилось. Первый парень, обидевшись на меня, вообще вернулся вниз, где, судя по голосам, выместил зло на жене. Это не мешало ему несколько раз проехаться по моему адресу, но уже без прежнего азарта.

Наверху тем временем происходило следующее. Обладатель тигриной татуировки протянул нам руку и коротко представился:

- Олег.


Затем попросил мой бинокль и битых полчаса вглядывался поочередно в разные бинокли, сопровождая каждый новый открывшийся вид восхищенными возгласами. Потом, недолго помолчав, задумчиво произнес:

- Нет, с одного выстрела не попаду. Может быть, с двух.

- Нет, картечью не добьешь. Лучше пулей.

Далее последовала, перемежаемая цветистыми выражениями, речь, явно выдававшая в нем знатока оружия.

- И много стрелял? - поинтересовался я.

- Много. Только не в уток.

- И не в зверей - догадался я - Где служил?

- Если бы служил - в голосе Олега почувствовалась тоска.

Из произнесенного я сделал вывод, что помимо зэковского, у нашего нового знакомого имеется ещё и опыт "горячих точек".

Расстались мы почти друзьями. Олег проводил нас до опушки леса, просил не обижаться на его "дружбана" и обещал лично с ним разобраться. Звал в гости, говоря: "Меня вся Чижовка знает! Кого хошь спроси, всяк скажет, где Олег живет". Адреса, однако, не оставил.

Мы распрощались, пожелали нашему новому знакомому приятного отдыха и поплелись к автобусной остановке.
Шпион
Учет птиц в городе - один из самых утомительных. Приходится целыми часами бродить по улицам или простаивать в одном отдельно взятом дворе, считая ворон (в буквальном смысле), галок, стрижей, ласточек, воробьев да голубей.

Один мой знакомый, занимающийся учетом ворон по заданию своего шефа, рассказывал такую историю.

Выйдя на центральную площадь города, он чинно сел на скамейку посреди Кольцовского сквера и стал тщательно (с указанием времени) подсчитывать количество регулярно подлетающих к областному комитету Партии ворон и галок. За этим занятием его застала направляющаяся в университет любимая девушка. С недоумением узрев своего возлюбленного посреди пустынного сквера, девушка недоуменно спросила:

- Костя, что ты здесь делаешь?

- Ворон считаю - последовал простодушный ответ.

Девушка, понятное дело, обиделась и, более того, заподозрила суженого в неверности. Последовала бурная сцена, после которой моему бедному знакомому не было оставлено уже никаких шансов. Вот так наша профессия порой вмешивается в личную жизнь.

Другой случай произошел с моим студентом Павлом Савельевым. Ему было дано задание сосчитать гнезда ласточек и стрижей на зданиях, расположенных в непосредственной близости к пединституту.

Паша выбрал одно массивное здание, сложенное из красного кирпича, вокруг которого носились тучи стрижей и ласточек, решив, что именно здесь он соберет богатый материал для своей дипломной работы.

Пока Паша стоял на улице, считая гнезда на фасаде, все было благополучно. Но затем добросовестному студенту потребовалось сосчитать гнезда на сторонах дома, обращенных торцами во дворы смежных домов. Задача, на первый взгляд, не очень сложная, но здесь Паше пришлось столкнуться с рядом препятствий. Прежде всего, это глухой двухметровый забор, отделявший двор намеченного дома от дворов соседних домов. Павел, будучи великолепным спортсменом и имея разряд по легкой атлетике, недолго думая, одним махом перемахнул через забор и очутился в чистеньком убранном дворике с аккуратно подстриженными кустами.

Усевшись на скамейку, студент продолжил учет гнезд, а затем обошел дом и, снова усевшись на лавочку и добивая бутылку "Coca-cola" (день был жаркий), продолжил свои наблюдения.

И тут из дурманяще пахнущих кустов каприфоли на студента вдруг бросились люди в форме. Удар ниже пояса скрючил Павла от боли. Сзади шею студента обвила сильная рука и его ноги беспомощно поволоклись по мощеной булыжниками тропинке, словно у ватной марионетки.

Не успел студент опомниться как оказался в караульном помещении, где был водворен на низкий стул посреди покрытого кафелем пола.

- Вот, товарищ капитан - с гордостью доложил кто-то, - взяли. Все прятался за кустами. Думал, не заметим. Целый час за ним следили. Через забор перемахнул профессионально. Я даже и вздохнуть не успел. Все сидел, да в свою книжку записывал. Куда его теперь? В особый отдел?

- Кто такой? - грозно уставился на Павла офицер с длинными запорожскими усами. - Что ты тут делал? Только давай без вранья.

- Павел Савельев, студент педагогического института. - пролепетал Паша, приходя в себя. - Проводил учет гнезд ласточек и стрижей.

- Что?! - взревел пленивший Пашу прапорщик. - Да ты издеваться, мать-перемать, над нами вздумал!

- Стой, Пидопличко! - скомандовал офицер. - Вызови Тарасова из особого отдела.

Через два часа Паша, которому наконец-то поверили, что он не агент ЦРУ и не чеченский террорист, в сопровождении майора особого отдела Киселева был с извинениями отпущен с миром и проведен через парадный вход. На прощание он бросил взгляд на дверь, над которой красовалась надпись: "МО РФ. Штаб Воронежского военного округа".

В заключение можно лишь сказать, что Паша защитил дипломную работу на "отлично". Это было хоть каким-то утешением за перенесенные муки.

Света
- Девушка, простите, девушка ... - чей-то робкий голос заставил студентку третьего курса Свету Васильевскую обернуться.

- Простите меня ещё раз - извинился высокого роста парень в эсеровской косоворотке и потертых джинсах. - Я за вами давно наблюдаю. Вы, может быть, кого-нибудь ищете? Я сам из этого дома и был бы рад Вам помочь.

Света проводила учет птиц на одной из центральных магистралей города. Она была добросовестной и аккуратной девушкой, честно выполнявшей все задания своего руководителя по учету городских птиц. Двигалась она медленно, чтобы, по возможности, учесть всех попадающихся по пути голубей, галок, ворон, воробьев, ласточек и стрижей. Кроме того, Света была исключительно красивой девушкой, представляющей собой характерный тип смешения русской и украинской крови, столь часто встречающийся у нас на юге Русской равнины в Придонских степях.

Теперь она с подозрением смотрела на явно проявляющего к ней интерес парня. Тот, казалось, тоже испытывал смущение.

- Саша - представился он. - студент политехнического института. Так я могу Вам чем-нибудь помочь?

- Нет - холодно отрезала Света, думая, как бы ей побыстрей избавиться от назойливого типа.

Холодная встреча смутила Сашу ещё больше. Но, как истинный мужчина, он не собирался так быстро отступать.

- Простите, что Вы все время записываете?

- Птиц считаю.

Последовала неловкая пауза. Парень, казалось, не имел в голове ничего дурного, но ответ девушки привел его в недоумение. Свете стало его немного жаль.

- Я провожу учет птиц.

- Учет?

- Да, учет.



- А зачем?

Теперь пришел черед смутиться Свете. Объяснять, что её руководитель помешан на воронах, и сама она пишет по ним дипломную, показалось ей малоубедительным. Саша нашелся первым.

- Я вижу, Вам неудобно. Позвольте Вам помочь.

Свете действительно было неудобно записывать и одновременно считать. Несколько нерешительно она передала Саше блокнот.

Дальше они пошли вместе. Света называла птиц, их количество, особенности поведения. Звучало это примерно так:

- "Домовые воробьи. Четырнадцать штук, восемь взрослых (пять самцов и три самки) и шесть слетков. Держатся возле мусорного бака."

Саша добросовестно записывал.

* * *

C тех пор прошло несколько лет. Светлана Константиновна работает завучем в одной из воронежских школ и уже не ходит ни на какие учеты. Её муж, Александр Васильевич - инженер-программист большого ОАО. У них уже двое детей. И такие истории случаются на учетах.


Свадьба
На мой взгляд, лучший транспорт в мире - велосипед. И в этом меня ничто не разубедит. Ну разве сравнить его с автомобилем, который мало того, что жрет бензин и загрязняет выхлопами атмосферу, но ещё и лишает возможности тихо и незаметно забраться в самые глухие уголки леса и пообщаться с его обитателями. Будь моя воля, я бы всю жизнь проездил только на велосипеде.

Велосипед годится и для учетов птиц на открытой местности - в полях, на лугах, в степях.

Возвращаясь как-то с таких учетов по лесной дороге, я усердно крутил педали, радуясь свету, солнцу, чистому, пропитанному запахом смолы воздуху. В кустах раздавался щебет синичьих выводков, где-то плакала пеночка-теньковка, перед вечерней зарей пробовал голос певчий дрозд. Ноздри щекотал приятный запах цветущей липы.

Впереди мне предстоял длинный стремительный спуск, а в конце его - довольно крутой поворот и далее подъем, который я рассчитывал проскочить с ходу.

Но, когда я миновал поворот, события вдруг круто сместились в сторону детективного жанра. Сразу не меньше десяти молодых людей вдруг кинулись наперерез моему набравшему скорость велосипеду, и ещё столько же устремились ко мне с флангов и с тыла. Не успел я опомниться, как был схвачен за руки. Несколько человек прочно вцепилось в руль и в колеса велосипеда. "Террористы! Похитители людей! Грабители! Лесные братья!" - молниями сверкали в голове мысли, рисуя картины одна мрачнее другой.

Вдруг позади строя моих похитителей возник не менее живописный строй нарядных девушек. Они приветствовали мое пленение радостными криками. Одна из них подошла ко мне вплотную и тоном, не терпящим возражений, произнесла: "Двести грамм за здоровье молодых!". Только тут я ощутил исходящий от моих похитителей явственный запах спиртного, да и девушка была не кристально трезвой. Только теперь я понял, что в лесу, согласно хорошей местной традиции, гуляет свадьба, в поле зрения которой я и имел неосторожность попасть. Подобные свадьбы стали проклятием для работников лесной охраны, так как оставляли после себя груды разбитых бутылок, кучи мусора, непотушенные костры, уже неоднократно приводившие к лесным пожарам.

Мои попытки отговориться тем, что я, дескать, на службе привели к тому, что велосипед из-под меня бесцеремонно выдернули, а самого повлекли к накрытому посреди небольшой поляны столу, за которым с видом инквизитора стоял (стоял, правда, громко сказано) пожилой мужчина с лицом цвета вареного рака. Вероятно, это был отец кого-то из счастливых новобрачных. Кругом толпились нарядные гости, а некоторые уже мирно отдыхали в тени ближайших кустов. Залихватски играла гармошка. Молодых, правда, нигде не было видно.

Мне налили с полстакана опалесцирующей жидкости, по запаху сильно напоминающую свекольный самогон и потребовали, чтобы я её залпом выпил.

- Молодых-то хоть покажите - кисло произнес я, решив, что надо хоть видеть, за чье здоровье пьешь.

С молодыми вышла заминка. Невесту вообще не нашли. Минут через пять ко мне подвели едва державшегося на ногах и что-то бубнившего себе под нос парня со слипавшимися глазами. Это, как мне объяснили, и был счастливый новобрачный.

Как только опалесцирующая жидкость переместилась из стакана в мой желудок, какой-то юноша, как вышколенный стюард, поднес мне закуску - кусок маринованного огурца, от которого почему-то немилосердно воняло бензином.

Как только я выпил, интерес ко мне тут же был потерян, и я беспрепятственно добрался до своего велосипеда, сиротливо валявшегося в придорожных кустах. Вздохнув, я поднял своего стального коня и медленно побрел вверх по склону. У меня появилось такое ощущение, будто с самогоном в меня вошло что-то тяжелое и нестерпимо скучное, что вытеснило легкость, свет и радость яркого солнечного дня.

Я поднял велосипед и пешком побрел к выходу из леса.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал