М. Ю. Мастушкин кандидат технических наук, доцент кафедры



Скачать 245.09 Kb.
Дата30.04.2016
Размер245.09 Kb.

УПРАВЛЕНИЕ

Традиционный подход к природопользованию, основанный на обычае бездумного изъятия из окружающей среды и отдельных ее сред природных ресурсов (полезные ископаемые, биоресурсы и т.п.) и усиленной эксплуатации природных свойств объектов живой и неживой природы без изъятия из нее, сопровождаемый ростом населения Земли, совмещенном с развитием техногенной цивилизации, привел к изменению качественного состояния окружающей среды. В связи с переоценкой изменившегося качества окружающей среды в последние полвека произошли серьезные изменения в сознании людей, что обусловило развитие экологии как мультидисциплинарной науки.

П


М.Ю. Мастушкин
кандидат технических наук, доцент кафедры

государственного управления и права МГИМО(У)

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ

В СФЕРЕ ЭКОЛОГИИ




роцесс интеграции экологии в различные области знания, в том числе и в гуманитарные науки, привел к формированию в системе права новой отрасли — экологического права.

Теоретические предпосылки возникновения и развития экологического права необходимо рассматривать в тесной взаимосвязи с историческими особенностями социальных трансформаций. В последнее время видные теоретики государства и права, такие, как А.Б. Венгеров, Р.В. Енгибарян, Ю.К. Краснов, С.А. Комаров и др. обращают все большее внимание на роль природного (экологического) фактора в социальном развитии, а, следовательно, и в формировании правовых норм, его регулирующих1. Во многом это связано с исследованием естественных прав человека, среди которых экологические права являются одними из основных.

Наши предки на протяжении десятков тысяч лет занимались хищнической эксплуатацией живых биологических ресурсов в процессе охоты, рыболовства и собирательства, причем величина запасов этих ресурсов сказывалась на их образе жизни. Выбор относительно оседлого или кочевого образа жизни семейной общины зависел также от ее численности, изменения природных условий, применяемых орудий добычи живых ресурсов и их переработки. Именно с появлением кроманьонского человека можно связать начало потребительского этапа реализации экологических прав человека2, характеризуемого:

— неосознанностью как экологических прав, так и обязанностей человека вследствие отсутствия достаточного количества (объема) знаний;

— значительными ресурсами экосистемы (как живыми, так и неживыми), запасы которых в течение длительного исторического периода общественного развития, сопровождаемого сменой преобладающего способа производства, типами и формами государства, политическими режимами и т.д. позволяли обществу не заботиться об их сохранении и воспроизводстве;

— относительно малыми темпами роста численности населения, в том числе в связи с наличием естественных регулирующих население факторов (природные катаклизмы, эпидемии, гибель людей во время добычи диких животных, обусловленная несовершенством орудий охоты и т.п.);

— отсутствием средств и способов переноса воздействия человека на окружающую среду и ее элементы на большие расстояния и в большом объеме за относительно короткие промежутки времени, в течение которых экосистема не была бы способна самовосстановиться до прежнего состояния и др.

Очевидно, что уже в первобытнообщинном обществе возникла система нормативных регулятивов (обычаи, традиции, ритуалы, обряды, моральные нормы и т.п.), которые выполняли экологическую функцию в отсутствие ее осознания. Основным из этих регулятивов являлся обычай — правило поведения, сформированное в обществе путем его неоднократного повторения в определенный исторический период, которое становится привычкой, закрепляется в сознании и передается из поколения в поколение. Многие обычаи в первобытном обществе были связаны экосистемным образом его жизни, когда сама семейная община и ее отдельные члены неосознанно, являясь элементами экосистемы, выполняли экосистемные функции, например, функцию поддержания экологического равновесия.

А.Б. Венгеров отмечает, что социальная организация первобытного общества тысячелетиями воспроизводила присваивающую экономику, обеспечивала гармоничное взаимодействие человека и природы, была первым, отличным от всех последующих, способом существования человеческого общества, полностью соответствовала его потребностям1.

Экологические и природные факторы оказали существенное влияние на пути дальнейшего развития человечества. Изменения внешних условий существования в связи с климатическими катаклизмами, сокращение количества и вымирание отдельных видов животных и растений, увеличение численности общин привели к естественной необходимости (обусловленной критерием выживания человека как биологического вида) к смене способа производства. Человек начал сам производить и воспроизводить необходимые для своего существования продукты питания и средства производства.

Однако, доминанта производящей экономики, которая развивалась различными темпами на протяжении истории человечества, обусловила новые, качественно отличные предпосылки экологического кризиса, обусловленные:

— развитием сельскохозяйственного производства, не являющегося экологичным, так как выращивание монокультур на больших площадях и борьба с «сорняками» уничтожает многообразие видов и сокращает площади естественных экосистем;

— заменой естественных растительных и животных форм на искусственно выведенные;

— увеличение числа мест компактного проживания людей — городов;

— качественным изменением демографической ситуации;

— началом использования неживых экосистемных ресурсов и все большим их вовлечением в хозяйственную деятельность (добыча и переработка полезных ископаемых, использование водотоков для судоходства, перекрытие их плотинами и др.) и т.п.

Переход к производящей экономике не привел к окончанию потребительского этапа реализации экологических прав человека, а скорее наоборот, усилил потребительское отношение к природе, переведя его на новый уровень, когда воздействие человека как биологического вида на окружающую среду стало накапливаться в ней в результате того, что экосистемы различных уровней уже не могли компенсировать это воздействие. Всего за несколько тысячелетий человечество кардинально изменило облик Земли. Причем, чем сильнее развивались наука и техника, являющиеся в совокупности «двигателем общественного прогресса», тем быстрее изменялся этот облик.

Развитие человечества в целом, а также его общий и частные пути, определили переход от доминирующих социальных норм к доминирующим правовым нормам. Этот переход проходил в несколько этапов, тесно взаимосвязанных с развитием государства.

Можно утверждать, что типология государств в ее историческом рассмотрении, а также формы государств во многом определялись общественными отношениями, возникающими по поводу эксплуатации ресурсов экосистемы. Например, рабовладельческое государство, основанное на открытом закреплении неравенства людей и рассматривавшее отдельные их категории как объекты права, фактически относило их к объектам живой природы, которые можно использовать («потреблять») в производственных целях.

Классообразование в государствах, начиная с первичных, было обусловлено, в том числе, и отношением к владению определенными ресурсами живой и неживой природы.

История войн демонстрирует, что подавляющее их большинство происходило за право обладания конкретными ресурсами или продуктами их переработки.

«Сила» современных государств, границы которых в основном установлены в ходе глобального исторического процесса, а также их роль в мировом развитии существенно зависит от природно-ресурсного потенциала, находящегося в пределах их территориальных границ.

На повышение уровня правового регулирования в сфере охраны окружающей среды и рационального природопользования существенным образом влияет наука, которая в конце ХХ в. приобрела решающее значение в жизни и развитии общества. Степень развития науки определяет не только уровень развития конкретного общества, но и подходы к решению разнообразных проблем (потребления энергетических и других видов ресурсов, транспортной, коммуникационной, улучшения качества жизни и др.), закрепляемые в праве2. Следует также отметить усиление влияния результатов естественно-научных исследований на идеологию и содержание юридически закрепленных норм и нормативов.

В полной мере это относится к экологическому императиву, который становится одним из ключевых в конструкции международной и национальных систем права. Экологический императив обусловливает новое содержание понятия справедливости, которая рассматривается как внешнеобщественная категория, справедливое взаимодействие общества и природы, определяемое не только потребностями человека, но и потребностями живой и неживой природы, определенное качество которой значимо для устойчивого развития человеческого общества.

В связи с этим общество должно перейти от потребительского этапа реализации экологических прав к этапу устойчивого развития, когда соблюдение экологических прав человека находится в прямой зависимости от соблюдения экологических прав других элементов экосистемы, во взаимодействии с которыми всегда находится сам человек. Только переход к устойчивому развитию даст возможность обеспечить определенное качество естественных прав человека, среди которых: право на жизнь, право на благоприятную окружающую среду и др.

Таким образом, осознанные и соответствующим образом закрепленные в законодательстве экологические права человека изменяются по сути: от псевдоэкологических прав, основанных на осознании господства человека над окружающей природной средой, дающей ему право видоизменять ее и потреблять различные природные ресурсы в неограниченном объеме, осуществляется переход к истинно экологическим правам.

На протяжении всей истории развития человечества можно выделить следующие направления изменения представлений об экологических правах:

1. Постепенный переход от неосознанных норм поведения к осознанным нормам, нашедшим свое отражение в различных отраслях права.

2. Болезненный отказ от тысячелетиями сложившихся обычаев использования человеком ресурсов экосистемы, сопровождаемый закреплением в праве ограничений на определенные виды и (или) объемы антропогенной деятельности.

3. Появление, наряду с экологическими правами, закрепленных в праве экологических обязанностей, относящихся к различным субъектам (как к юридическим, так и физическим лицам) хозяйственной и иной деятельности.

4. Изменение качества экологических интересов человека, отразившееся на эволюции экологических требований законодательства и др.

Закрепление экологических прав в законодательстве требует существенных усилий со стороны как государства, так и общества по обеспечению их неукоснительной реализации. Именно с реализацией экологических прав, т.е. следованием нормам права со стороны органов государства и должностных лиц, а также в поступках граждан и в деятельности их объединений, связано разрешение экологически обусловленных конфликтов различного уровня.

Степень реализации экологических прав находится в прямой зависимости от содержания функций государства.

Значительным достижением последних десятилетий стало то, что функции государств демократического типа, к которым относится и Российская Федерация, начинали существенно трансформироваться (в теории государства и права под термином «функция государства» понимаются также главные направления деятельности не только государства, но и отдельных его органов и должностных лиц)1.

Современное Российское государство идет по трудному пути формирования гражданского общества и создания условий, обеспечивающих права человека на достойную полноценную жизнь и свободное развитие, в том числе и конституционно закрепленное право на благоприятную окружающую среду (ст. 42 Конституции РФ).

В настоящее время признается, что существенным трансформациям должны подвергаться внутренние функции государства: экономическая, социально-политическая, культурно-воспитатель-ная, охрана правопорядка, собственности, прав и свобод гражданина, экологическая, а также внеш-ние: оборона страны, поддержание добрососедских отношений с другими государствами и интеграция в мировую экономику, а также участие в международной охране окружающей среды и международных отношениях, связанных с переходом к устойчивому развитию.

Следует подчеркнуть, что все функции государства являются зависимыми. Особенно это относится к «новым» функциям — экологической и устойчивого развития. Поэтому анализ экологической функции государства невозможен без описания трансформации «традиционных» функций, приобретающих новое качество в процессе экологизации различных общественных отношений.

Экономическую функцию, впрочем, как и все другие, возможно рассматривать в нескольких контекстах2.

Во-первых, следует подчеркнуть, что Российская Федерация оказывает существенное влияние на развитие мировой экономики, имея значительный природно-ресурсный потенциал, определяющий основную составляющую экспорта. Именно это обуславливает в последнее время отношение к ней как к источнику дешевых природных ресурсов, причем не только тех, экспорт которых в основном определяет ВВП России (углеводороды, металлы и т.д.), но и пока не учитываемых в официальной статистике кислородной продуктивности лесных экосистем, а также емкости экосистем различного уровня, не нарушенных хозяйственной деятельностью.

К сожалению, и в долгосрочной перспективе Россия будет занимать ключевое место в мире в части экспорта природных ресурсов, прежде всего энергоносителей, а основной объем инвестиций в экономику Российской Федерации будет, очевидно, связан с добывающей промышленностью, первичной переработкой природных ресурсов, энергетикой, лесной промышленностью.

В этих условиях не следует забывать об эколого-экономической эффективности хозяйственной деятельности, связанной с определением реального экологического ущерба, а также стоимости мер по его предотвращению и/или компенсации, что должно значительно влиять на цену экспортируемых ресурсов, электроэнергии, энергоемких в производстве металлов и т.п.

Необходимо перейти от хищнического к рациональному и экологически обоснованному, экономически эффективному использованию природных ресурсов.

Указанное положение опирается на тезис о том, что экономическая функция государства уже не может игнорировать экологические пределы хозяйственной емкости окружающей среды и отдельных ее составляющих — экосистем.

Будущая биосферосовместимая1 экономика, полностью подчиненная принципу экологизации, должна стать новой хозяйственной базой полноценного развития общества, органически вписывающейся в возможности природной среды и не нарушающей ход ее естественной эволюции. В этом видится перспектива государственного и глобального управления и регулирования экономического развития, тесно связанная с экологическими императивами. Модель новой экономики может быть создана лишь в результате близкой к полной экологизации хозяйственной деятельности и структурных преобразований, позволяющих вести любую деятельность в пределах емкости экосистем.

Во-вторых, переход к рыночной экономике повлек за собой значительные институциональные преобразования, интенсификация которых возможна только по мере стабилизации макроэкономической ситуации в Российской Федерации. Несмотря на то, что в настоящих условиях поворот к социалистической системе хозяйствования уже невозможен, Россия должна, используя все положительные стороны мировой рыночной системы хозяйства, а также сознавая свою роль в ней, стремиться к гуманизации социально-экономической жизни общества, обеспечивая действенный контроль за эффективностью использования природно-ресурсно-го потенциала в интересах всего населения, соблюдая экономические права и свободы граждан, а также организуя более равномерное распределение доходов и капиталов2.

Россия, являющаяся страной с переходной экономикой, не должна полностью отказываться от мер административно-правового управления, а должна идти по пути создания системы административных, финансово-экономических и информационных методов управления, позволяющей максимально учесть баланс экономической и экологической функций государства.

Развитие государства во многом будет в ближайшее время определяться тем, как быстро будет найден и обеспечен соответствующими инструментами реализации путь создания социально и экологически эффективной экономики, обеспечивающей в то же время достойный уровень жизни людей, конкурентоспособность продукции, гибкость и быструю адаптацию к изменениям рыночной конъюнктуры.

В-третьих, институциональные преобразования в целях достижения экологически безопасного развития должны базироваться на четком нормативно-правовом закреплении, начиная со стратегических принципов, заканчивая конкретными процедурами принятия решений.

К основным приоритетным направлениям нормотворчества в этой связи относятся:

— четкое разграничение полномочий по уровням власти;

— регулирование государственных инвестиций и мер государственной поддержки (финансовое и бюджетное, транспортное, телекоммуникационное и информационное, законодательство об охране окружающей среды и др.);

— развитие экологически ответственного предпринимательства и ликвидация избыточных административных барьеров на пути его развития (гражданское и предпринимательское право);

— привлечение иностранных инвестиций, расширение сферы их привлечения, а также развитие системы их гарантий, защиты и страхования (законодательство об иностранных инвестициях, о свободных экономических зонах, о приведении бухгалтерского учета к международным стандартам, о защите инвестиционных рисков и др.);

— регулирование структуры потребления ресурсов (земельное, водное законодательство, законодательство о недрах, отходах, энергоэффективности, ресурсосбережении и др., отраслевая и межотраслевая стандартизация);

— дальнейшее совершенствование регулирования института собственности (законодательство о недрах, земле и др.);

— использование в законодательстве рентного подхода;

— создание действенной системы защиты экологических прав различных институтов гражданского общества в ходе судебной реформы.

Представленный перечень не является исчерпывающим.

Социально-политическая функция долж- на реализовываться для обеспечения социальной и политической стабильности общества, в том числе за счет обеспечения для граждан государства нормального уровня жизни. В условиях переходного периода в экономике ориентация государства на применение им соответствующих форм и методов деятельности, направленных на повышение общего качества жизни общества (а не только отдельных его классов) является одной из основных задач стабилизации социально-экономической ситуации.

Для обеспечения нормального уровня жизни необходимо:

— обеспечить формирование и функционирование гражданского общества, которое при совпадении и согласовании интересов всех категорий граждан (элементов общества) будет являться фундаментом социально-политической консолидации;

— обеспечить правовую защищенность всех граждан, в том числе от чиновничьего произвола, связанного, например, с принятием экологически значимых хозяйственных решений, влияющих на качество жизни как отдельных граждан, так и общества в целом;

— обеспечить право на безопасный для здоровья и адекватно оплачиваемый труд;

— обеспечить достойную медицинскую помощь, социальное страхование и пенсионную политику;

— преодолеть тенденцию к обнищанию основной массы населения;

— обеспечить реализацию демографической политики, направленной на преодоление негативных тенденций (в том числе и экологически обусловленных), особенно отчетливо проявившихся в последнее время;

— обеспечить поддержку семьи и детства;

— обеспечить высокий уровень образования и культуры и др.

Как видно из перечисленных условий обеспечения нормального уровня жизни, многие из них связаны с мерами по осуществлению других функций государства. Например, вопросы трудовой занятости, адекватной оценки труда, формирования рынка труда и т.п. связаны с реализацией экономической функции, а многие аспекты демографической ситуации, охраны здоровья, семьи и детства и др. — с реализацией экологической функции.

Несмотря на то, что многие авторитетные специалисты в области государства и права рассматривают экологическую функцию как относительно новую для современного государства1, она не является таковой. Экологическая функция существовала всегда, другое дело, что она не была длительное время осознана в принимаемых государствами законах. Она является ярким примером того, что между появлением той или иной функции государства и ее законодательной реализацией может пройти значительное время.

В связи с «новизной» экологической функции государства, ее определением и анализом занимались многие ведущие теоретики в области права. Ее современное содержание (содержание ее отдельных элементов) связано с созданием необходимых гарантий для реализации и защиты прав человека на чистую, здоровую и благоприятную для жизни природную среду2.

Экологическую (биосферную) функцию государства нельзя сводить только к природоохранной, поскольку сейчас главная забота государства связана с рациональным использованием природных ресурсов. Охрана природы, в первую очередь биосферы, и рациональное, устойчивое использование ресурсов составляет основное содержание экологических стратегий и действий государства, реализующего свою экологическую функцию согласно целям экологически безопасного устойчивого развития.

Признавая необходимость развития системы мер и системы управления, реализующих экологическую функцию, государство в то же время длительное время не рассматривало ее как приоритетную.

Одним из лозунгов демократических преобразований в конце 80-х — начале 90-х гг. прошлого века была неудовлетворительная экологическая ситуация в Российской Федерации, однако ни политические реформы в области охраны окружающей среды, ни принятие целого ряда нормативных правовых актов и т.п. не привели к желаемому результату по выходу из экологического кризиса. Более того, конфликт интересов промышленных групп, эксплуатирующих природные ресурсы, и экологических интересов общества привел к дестабилизации работы системы природоохранных органов, ее постоянной реорганизации, а также к торможению принятия необходимых политических инициатив и экологических нормативных правовых актов различного уровня и нового качества, направленных на решение возникших при реализации экологической функции государства проблем.

При реализации экологической функции для Российской Федерации необходимо учитывать специфику, отличающую ее от многих промышленно развитых государств, переходящих в настоящее время на путь устойчивого развития. Эта специфика уже сейчас позволяет говорить о том, что признание экологической функции приоритетной, позволит государству использовать исторические преимущества России, связанные с уникальным географическим расположением, обширными запасами полезных ископаемых и т.п. для опережающего перехода к устойчивому развитию.

Экологическая функция государства име-ет существенное взаимодействие с правоохранительной функцией, которая также относится к внутренним функциям и представляет собой деятельность государства по обеспечению точного и полного выполнения своих предписаний всеми гражданами и организациями, а также государственными органами.

В связи с тем, что в центре правоохранительной функции стоит гражданин, его безопасность, а также основные права (социальные, имущественные, экологические и др.), общество особенно болезненно реагирует на недостатки со стороны государственных органов и служащих, возникающих при реализации данной функции.

С постепенным введением в законодательство норм, определяющих направления и критерии экологизации хозяйственной деятельности, должна усилиться роль правоохранительной функции государства, так как сам переход диктует ряд жестких ограничений для граждан и юридических лиц (например, ресурсные ограничения, экологические требования, требования по соблюдению достаточной эколого-экономической эффективности и др.), контроль за соблюдением которых должно вести государство.

Новое качество экологической функции государства невозможно рассматривать в отрыве от общемировых тенденций глобализации и устойчивого развития. Таким образом она становится комплексной по критерию распространения на внутренний и внешний уровни государственно-правового регулирования.

Специфика модернизации внешних функций государства в настоящее время состоит в том, что, одновременно ориентируясь на собственные национальные интересы, государство должно отвечать требованиям международного сообщества по поддержанию мира и мирового правопорядка, соблюдая международные нормы экономического, торгово-финансового, культурного, природоохранного, научно-технического сотрудничества и т.д.

Опираясь на Устав ООН, принципы которого являются универсальными и императивными обязательствами высшего порядка, международное сообщество, в свою очередь, должно обеспечить согласованную стратегию, методы и формы деятельности, направленные на решение значимых для глобальной стабильности проблем в военной, политической, экономической, экологической и гуманитарной областях.

В рамках реализации внешней функции Российской Федерации необходимо:

— учитывать в своей деятельности принципы международного права;

— учитывать тенденцию глобализации, в разумной мере соответствуя ей;

— учитывать уникальное геополитическое положение России;

— развивать партнерские отношения с Европейским Союзом, со странами Азии и США;

— принимать активное, обусловленное природно-ресурсным потенциалом России, участие по созданию инструментов сбалансированного социально-экономического развития с одновременным сохранением качества окружающей среды;

— участвовать в реализации принципа устойчивого развития на международном уровне и др.

В Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию1 отмечается, что первоочередными направлениями международной деятельности РФ в свете перехода к устойчивому развитию должны стать направления, связанные с охраной окружающей среды:

— сохранение биоразнообразия;

— защита озонового слоя от истощения;

— предотвращение антропогенного изменения климата;

— участие в процессе регулирования трансграничного переноса вредных веществ;

— охрана лесов и лесовосстановление;

— борьба с опустыниванием;

— развитие и совершенствование системы особо охраняемых природных территорий;

— обеспечение безопасного уничтожения химического и ядерного оружия;

— решение проблем Мирового океана и региональных экологических проблем.

Межгосударственное сотрудничество в рассмотренной и других сферах должно подразумевать гармонизацию законодательства (в данном случае — природоохранного) с параллельным включением в него норм, отражающих закрепленные в международном праве принципы.

В международном праве, начиная с середины второй половины ХХ в., проявились тенденции, связанные с новым качеством решения экологических проблем на национальном и международном уровнях. Это связано с научной разработкой и принятием на международном уровне различных документов по переходу к устойчивому развитию1.

Сознавая необходимость перехода к устойчивому развитию, Российская Федерация формирует Государственную стратегию устойчивого развития страны, первый вариант которой в основном был одобрен Правительством РФ еще в декабре 1997 г.

Начавшийся в связи с этим научный и законотворческий процессы можно связать с появлением новой функции государства — функции устойчивого развития, которая:

1. Отражает необходимость усиления роли РФ и международного сообщества по обеспечению выживания человечества в XXI в.

2. Связана с усилением роли государства, призванного создать экологически ориентированную сбалансированную систему, приводящую в соответствие экономические и социальные интересы общества.

Комплексная функция устойчивого развития2 должна вобрать в себя элементы экологической, экономической и социально-политической функций государства.

Рассматриваемый аспект функции устойчивого развития затрагивает достаточно сложный для юридической науки вопрос о целенаправленном формировании государственно-правовой системы по заранее разработанному плану. До сих пор все дисциплины, изучающие государство (юридическая наука, философия, социология, политология, экономика и др.) исходили из того, что развитие общества и всех его институтов, включая государство и право, является объективным естественно-историчес-ким процессом.

Переход к устойчивому развитию в глобальном аспекте — это не только переход мирового сообщества к заранее разработанным программам, но и планомерное эволюционное изменение государственно-правового процесса. Именно государству предстоит планомерно изменять свои функции, а в дальнейшем и качество, приближаясь к желаемым целям и образу «устойчивого будущего», и, пожалуй, именно государству сделать это наименее трудно, по сравнению с остальными органами и сферами деятельности общества. Юридические и иные науки о государстве, приняв иной принцип своей исследовательской и практической деятельности, должны будут создать совершенно новый образ государства, который окажется, на наш взгляд, главным «действующим» лицом в переходе мирового сообщества к устойчивому развитию как управляемому развитию. Вот почему новая цивилизационная парадигма потребует не только усиления роли государства в переходе к устойчивому развитию, но и целенаправленного реформирования государственности по заранее разработанному наукой плану3.

Переход к устойчивому развитию, связанный, в свою очередь, с развитием ноосферной ориентации, обязательно приведет к изменению юридического мировоззрения, что выразится в новом качестве законодательной базы. Например, Г.В. Мальцев отмечает, что «основой юридического мировоззрения в будущем могут стать идеи антропокосмизма, учение о ноосфере, но прежде всего, конечно, переосмысление на базе современных естественно-научных и общественных знаний теории естественного права и естественной справедливости»4.

Успешная реализация функции устойчивого развития возможна лишь при полном взаимодействии государства с открытым гражданским демократическим обществом, в интересах и «по заявке» которого оно осуществляет всю деятельность в рамках государственного управления.

При реализации функции устойчивого развития государство должно на основе императива соблюдения экологических прав человека и его будущих поколений обеспечивать оптимальный баланс между административными и экономическими (рыночными и нерыночными), социально ориентированными методами управления, который позволит сохранить как общее качество окружающей природной среды, так и природно-ресурсную базу перехода к устойчивому развитию.

В Российской Федерации существует целый ряд проблем, связанных с реализацией экологической функции государства и связанных с ней элементов других функций, а также с отсутствием четкой концепции рациональной трансформации экологической функции в функцию устойчивого развития, что во многом связано с развитием соответствующего законодательства. Поэтому одной из приоритетных задач в совершенствовании правовой системы Российской Федерации должна стать задача совершенствования экологического законодательства (с выходом на принятие Экологического кодекса РФ) и создания законодательства в области устойчивого развития.




1 См., например: Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М., 2004; Енгибарян Р.В., Краснов Ю.К. Теория государства и права: Учебное пособие. М., 2003; Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. М., 1997 и др.

2 Концепции отношения общества в природе достаточно часто рассматриваются в учебной, в том числе и юридической литературе. См., например: Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник. М., 2003. С. 31—35.

1 См.: Бринчук М.М. Указ. сочинение. С. 28.

2 Мастушкин М.Ю. Концепции современного естествознания: Учебно-методическое пособие. М., 2003. С. 6.

1 Енгибарян Р.В., Краснов Ю.К. Теория государства и права. С. 48.

2 Бринчук М.М., Урсул А.Д., Мастушкин М.Ю. Правовой аспект устойчивого развития. М., 2005.

1 Термин «биосферосовместимость» является базовым для определения концептуальных положений перехода к устойчивому развитию на различных уровнях. В отечественной литературе он подробно рассматривается следующими авторами: Урсул А.Д. Переход России к устойчивому развитию. Ноосферная стратегия. М., 1998; он же. Государство в стратегии устойчивого развития. М., 2000; Стратегия и проблемы устойчивого развития России в XXI веке / Под ред. А.Г. Гранберга, В.И. Данилова-Данильяна, М.М. Циканова, Е.С. Шопхоева. М., 2002 и др.

2 Львов Д.С. Экономика развития. М., 2002.

1 См., например: Енгибарян Р.В., Краснов Ю.К. Указ. соч.

2 Петров В.В. Экологическое право. М., 1995.

1 Утверждена Указом Президента РФ от 01.04.1996 № 440 // СЗ РФ. 1996. № 15. Ст. 1572.

1 Их список составляют: Декларация Стокгольмской Конференции ООН по окружающей среде (1972 г.), закрепившая 26 специальных принципов международного права окружающей среды; Декларация Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро (1992 г.), подтвердившая принципы Стокгольмской Декларации и продекларировавшая группу принципов (27 принципов), которыми призвано руководствоваться мировое сообщество на его пути к устойчивому развитию; «Программа действий по дальнейшему осуществлению «Повестки дня на XXI век», принятая специальной сессией Генеральной Ассамблеи ООН в 1997 г.; Хартия Земли, одобренная международной комиссией по декларации Земли (ЮНЕСКО, Париж); Декларация и План Действий, принятые на Всемирном саммите по устойчивому развитию в Йоханнесбурге в 2002 г. и др.

2 В настоящее время в законодательстве РФ не существует нормативно закрепленного понятия устойчивого развития. Под устойчивым развитием следует понимать развитие общества, при котором весь набор воздействий на окружающую среду остается в пределах хозяйственной емкости биосферы, так что не разрушается природная основа для воспроизводства жизни человека в прежнем качестве (об эволюции понятия устойчивого развития см. подробнее: Бринчук М.М., Урсул А.Д., Мастушкин М.Ю. Правовой аспект устойчивого развития).

3 Подробнее об этом см.: Урсул А.Д. Государство в стратегии устойчивого развития. М., 2000; Научная стратегия устойчивого развития Российской Федерации. М., 2002.

4 Теория права и государства: Учебник. М., 1995. С. 33.





База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал