Материалы VII научной конференции студентов и аспирантов апрель 2009 года



страница1/10
Дата23.04.2016
Размер2.05 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10







МАТЕРИАЛЫ

VII научной конференции студентов и аспирантов

апрель 2009 года




ТВЕРЬ 2009

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования


«Тверской государственный университет»

Биологический факультет


МАТЕРИАЛЫ
VII научной конференции студентов и аспирантов

апрель 2009 года

г. Тверь


Тверь 2009

УДК 57(082)

ББК Е.я 431

Т 26


Материалы VII научной конференции студентов и аспирантов апрель 2009 года: Сб. ст.– Тверь: Твер. гос. ун-т, 2009. – 110 с.
В сборнике представлены материалы докладов ежегодной научной конференции студентов и аспирантов, проходящей на биологическом факультете. Доклады сгруппированы по секциям.

Материалы сборника могут представлять интерес для специалистов в области биологии, экологии и медицины.


Ответственные за выпуск:
профессор, кандидат биологических наук С.М. Дементьева

доцент, кандидат биологических наук С.А. Иванова

 Тверской государственный

университет



Секция анатомии и физиологии
человека и животных

Е.П. Лаврова

Научный руководитель – Чапоров В.Н.

ИЗМЕНЕНИЕ СИСТЕМНЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ

КРОВООБРАЩЕНИЯ ПОД ВЛИЯНИЕМ ДОЗИРОВАННОЙ

ФИЗИЧЕСКОЙ НАГРУЗКИ

Цель работы – изучение изменений системных показателей кровообращения, а также характера взаимосвязи между отдельными показателями в покое и после дозированной физической нагрузки.

Показатели кровообращения регистрировались на ЭЛКАРе – 2: cфигмограмма сонной артерии (СГ) – с помощью сфигмоприставки, сейсмокардиограмма (СКГ) – с помощью сейсмодатчика на грудине, артериальное давление (АД) и пульс (ЧСС) – с помощью электронного автоматического тонометра. У 14 практически здоровых женщин 19 – 23 лет изучаемые параметры записывалась в исходном состоянии, сразу после 20 приседаний за 30 сек (проба Мартинэ) и на 2-й и 3-й мин. восстановления. Рассчитывались систолический (СО) и минутный (МОК) объемы сердца по формуле Старра; ударная (Ауд), минутная (Амин) работы и мощность сокращения (Р) левого желудочка; скорость изгнания крови из сердца (Vе); расход энергии на передвижение 1 л крови (РЭ); показатель качества реакции (ПКР) и коэффициент выносливости (КВ). Полученный экспериментальный материал обработан статистически.

Выявлено, что ПКР под влиянием функциональной пробы Мартинэ был меньше единицы. Это указывает на то, что испытуемые наши здоровы. Это подтверждается также уменьшением КВ после физической нагрузки. (Загрядский, Сулимо-Самуйло, 1976). Динамика этих показателей (ПКР и КВ) под влиянием функциональной пробы Мартинэ говорит об адекватности реакции центральной гемодинамики практически здоровых людей.

Реакция АД на физическую нагрузку была типичной: СД – достоверно повышалось (р<0,001), ДД – имело тенденцию к повышению, пульсовая разность закономерно увеличивалась (р<0,001) за счёт значительного повышения СД. СО (р<0,05) и особенно МОК (р<0,001) в этих условиях достоверно увеличивались. Причем, величина МОК больше зависела от изменений ЧСС, чем от СО. Ударная, минутная работы и мощность сокращений левого желудочка сердца достоверно возрастали, а расход энергии на передвижение 1 л крови, при этом, увеличивался незначительно.

Таким образом, изменение артериального давления, сердечного выброса, работы и мощности сокращений левого желудочка сердца очевидно могут свидетельствовать о нормальной реакции сердечно-сосудистой системы практически здоровых людей на применяемую физическую нагрузку. Это подтверждается и изменением показателя РЭ, который незначительно увеличивался сразу после нагрузки и быстро восстанавливался.

Т.А. Любиченко

Научный руководитель – Миняев В. И.



ПОВЕДЕНИЕ ТОРАКАЛЬНОГО И АБДОМИНАЛЬНОГО

КОМПОНЕНТОВ ПРИ СПОНТАННОМ ГИПЕРПНОЭ, УСЛОВНОРЕФЛЕКТОРНОЙ РЕАКЦИИ

И ПРОИЗВОЛЬНОМ ДЫХАНИИ

У 6 молодых женщин в сравнительном аспекте изучены особенности поведения торакального и абдоминального компонентов системы дыхания при спонтанной реакции на прогрессирующую гиперкапнию (увеличение PACO2 на 15 мм РТ. ст), при условнорефлекторной реакции на звуковой раздражитель (метроном), выработанной на гиперкапнию, при воспроизведении заданного удвоенного дыхательного объема без зрительного контроля. В положении стоя у испытуемых регистрировали объемные, временные и скоростные параметры дыхания и их торакальные и абдоминальные составляющие (компьютерный безмасочный пневмограф, Миняев и др., 1993) при капнографическом (капнограф ГУМ-2) и оксигемометрическом (оксигемометр с ушным датчиком) контроле.

В исходном состоянии вентиляция легких осуществлялась при практически равном соотношении торакального (50,3±7,6%) и абдоминального (49,7±7,6%) вкладов в дыхательный объем.

При спонтанном гиперпноэ в ответ на гиперкапнию при увеличении глубины дыхания в два раза, торакальный вклад в дыхательный объем увеличился на 0,7%, относительно исходного, абдоминальный уменьшился на ту же величину.

При воспроизведении заданного удвоенного дыхательного объема без зрительного контроля увеличение торакального вклада в дыхательный объем составило 6,2% при уменьшении абдоминального на ту же величину.

Характерно, что при условнорефлекторной реакции на звуковой сигнал, выработанной на гиперкапнию, увеличение торакального вклада в дыхательный объем составило 1,7%, то есть оказалось больше, чем при спонтанном гиперпноэ, но существенно меньше, чем при произвольном его увеличении.

Можно сказать, что при условнорефлекторной реакции на звуковой раздражитель наблюдается прирост объёма вентиляции, который обеспечивается за счет дыхательного объема при сохранении исходных соотношений торакальных и абдоминальных вкладов.

При воспроизведении заданного удвоенного дыхательного объема без зрительного контроля наблюдается сдвиг в сторону преобладания торакального вклада, это связано с тем, что межреберные мышцы подвержены межреберной регуляции.

Таким образом, прирост минутного объема при гиперкапнии обеспечивается за счет торакального вклада.

Д.Е. Людоговская

Научный руководитель – Чапоров В.Н.

ИЗМЕНЕНИЕ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ ФАЗ И ПЕРИОДОВ

СЕРДЕЧНОГО ЦИКЛА ПОД ВЛИЯНИЕМ

ДОЗИРОВАННОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ НАГРУЗКИ

Цель исследования состояла в изучении изменений продолжительности фаз и периодов сердечного цикла и характера взаимосвязи между ними под влиянием дозированной физической нагрузки.

В качестве нагрузки использовалась функциональная проба Мартинэ (20 приседаний за 30 секунд и 3 минуты восстановления). У 14 женщин
19 – 23 лет на ЭЛКАРе – 2 записывались сфигмограмма (СГ) сонной артерии и сейсмокардиограмма (СКГ) в состоянии покоя и на 1, 2 и 3 мин. восстановления после нагрузки. Артериальное давление (АД) и пульс (ЧСС) измерялись синхронно с регистрацией СГ и СКГ посредством автономного электрического тонометра. Полученные материалы подвергались традиционной расшифровке и обрабатывались статистически.

Под влиянием физической нагрузки длительность сердечного цикла и составляющих его фаз закономерное уменьшется. Наиболее стойкие изменения отмечены у фазы изометрического сокращения (ФИС) и механической систолы (МС). Известно, что коронарные сосуды перфузируются при аортальном давлении, источником которого являются сокращения левого желудочка. Следовательно, систола оказывает значительно большее влияние на кроваток в левом желудочке, чем на кровоток в правом желудочке и предсердиях («камерах низкого давления»). Как нам представляется, особенно сильное угнетение кровотока в левом желудочке должно происходить во время ФИС, когда давление в аорте снижается до минимума, а внутритканевое давление в миокарде (особенно в левом желудочке) становится максимальным. Полученное нами достоверное укорочение ФИС, по-видимому, можно расценить как фактор приспособления к нарастающему внутрижелудочковому давлению. О повышении последнего свидетельствует достоверное увеличение показателя сократимости левого желудочка, а значит и увеличение экстраваскулярного сжатия коронарных сосудов.

Нами подтверждено, что длительность сердечного цикла (RR) в большей степени зависит от диастолы (Д), чем от систолы. На это указывают достоверные коэффициенты корреляции RR и Д (p<0,01). Достоверная корреляционная связь между RR и механической систолой (МС), между МС и Д наблюдалась лишь в состоянии покоя. Показано, что длительность периодов изгнания в основном определяется временем фазы медленного изгнания. Корреляционный анализ позволяет допустить, что по изменениям внутрисистолического показателя изгнания, который представляет собой выраженное в процентах отношение ПИ к МС, можно судить о скорости нарастания давления внутри левого желудочка сердца во время систолы.
М.С. КОНДАКОВА

Научный руководитель – Миняева А.В.



ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ ТОРАКАЛЬНЫХ И

АБДОМИНИЛЬНЫХ КОМПОНЕНТОВ

СИСТЕМЫ ДЫХАНИЯ ПРИ СПЕЦИФИЧЕСКОЙ И

УСЛОВНО-РЕФЛЕКРОРНОЙ СТИМУЛЯЦИИ

Вентиляция легких осуществляется за счет сокращения межреберных мышц и диафрагмы. В связи с этим принято выделять торакальный и абдоминальный компоненты аппарата дыхания. Целью нашего исследования было изучение реакций торакального и абдоминального компонентов на гиперкапнию и сигнальный раздражитель.

В исследовании участвовали 6 практически здоровых женщин в возрасте 18 – 22 года, привычных к экспериментальной обстановке. В положении сидя посредством компьютерного безмасочного пневмографа регистрировались объемные и временные параметры дыхания, их торакальные и абдоминальные составляющие. Осуществлялся контроль оксигенации артериальной крови и концентрации углекислого газа в альвеолярном воздухе. В качестве индифферентного сигнального раздражителя использовался метроном с частотой 168 уд/мин. Было проведено 8 серий исследования. В 1-й серии дыхательные параметры регистрировались при дыхании воздухом под метроном, во 2-й - при возвратном дыхании до увеличения PACO2 на 2,5 % без сигнального раздражителя. В 3 – 7 сериях дыхательные параметры регистрировались при возвратном дыхании под метроном (выработка условного рефлекса). В 8 серии дыхательные параметры регистрировались при дыхании воздухом под метроном (контроль условного рефлекса).

Анализ параметров дыхания показал, что исходно отсутствует вентиляторная реакция на сигнальный раздражитель. При действии специфического (гиперкапния) раздражителя наблюдается синхронное увеличение торакального и абдоминального вкладов в вентиляцию легких. При контроле выработки условного рефлекса наблюдается значимая гипервентиляция на 1-й мин действия изолированного сигнального раздражителя. Прирост вентиляции происходит за счет увеличения глубины дыхания. Со 2-й мин действия сигнального раздражителя наблюдается снижение вентиляции легких.

Условнорефлекторный прирост вентиляции легких осуществляется в основном за счет торакального вклада. Снижение вентиляции легких, вызванное гипокапнией, происходит за счет абдоминального компонента. Это свидетельствует о большей подверженности межреберной мускулатуры кортикальным, а диафрагмы - стволовым регуляторным влияниям.
Н.О. Орлова

Научный руководитель – Миняев В. И.



ОСОБЕННОСТИ РЕАКЦИЙ ТОРАКАЛЬНОГО И АБДОМИНАЛЬНОГО КОМПОНЕНТОВ СИСТЕМЫ ДЫХАНИЯ НА ПОВТОРЯЮЩИЕСЯ ГИПОКСИЧЕСКИ-ГИПЕРКАПНИЧЕСКИЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ

Стимуляция хеморецепторов служит непременным условием поддержания ритмической активности дыхательного центра. Причем доминирует гиперкапнический стимул, интенсивность которого определяется напряжением двуокиси углерода и концентрацией водородных ионов во внутренней среде организма – внеклеточной жидкости мозга и артериальной крови. В связи с этим основной целью настоящей работы явилось исследование динамики интенсивности реакций системы дыхания на хеморецепторную стимуляцию при повторяющихся гипоксически-гиперкапнических воздействиях.

У 6 практически здоровых женщин в возрасте 18 – 22 лет, непривычных к экспериментальной обстановке, изучена динамика реакций торакального и абдоминального компонентов аппарата дыхания на гиперкапнию в процессе многократного повторения гипоксически-гиперкапнической пробы (5 сеансов с перерывом между сеансами не менее одних суток). В каждом сеансе в положении сидя испытуемые дышали в замкнутой системе спирографа без поглощения СО2 и без добавления в систему О2 до увеличения РACO2 в среднем на 15 мм рт. ст. При этом регистрировались объемные, временные и скоростные параметры дыхания и их торакальные и абдоминальные составляющие (компьютерный безмасочный пневмограф) (Миняев и др., 1993) при капнографическом (капнограф ГУМ-2) и оксигемометрическом (оксигемометр с ушным датчиком) контроле.

В исходном состоянии испытуемые дышат при практически равном соотношении торакального и абдоминального вкладов в дыхательный объем.

В первом сеансе при гиперпноэ в ответ на гипоксию и гиперкапнию на последней минуте функциональной пробы прирост минутного объема дыхания обеспечивается в основном за счет дыхательного объема при сохранении исходных соотношений торакального и абдоминального вкладов. Частота дыхания остается на исходном уровне. Отмечена несколько более выраженная вентиляторная чувствительность торакального компонента к хеморецепторной стимуляции.

В ходе повторяющихся гипоксически-гиперкапнических воздействий (в пятом сеансе) на последней минуте функциональной пробы наблюдается тенденция к увеличению торакальной составляющей дыхательного объема (относительно первого сеанса) и уменьшения абдоминальной составляющей. В результате дыхательный объем практически не меняется. Частота дыхания и минутный объем вентиляции остаются постоянными. При этом вентиляторная чувствительность торакального компонента имеет тенденцию к увеличению, абдоминального – к уменьшению.

Таким образом, при повторяющихся гипоксически-гиперкапнических воздействиях общая реакция дыхания на хеморецепторную стимуляцию не меняется, на фоне постепенного изменения вкладов в дыхательный объем в пользу торакального.
И.В. Штырова

Научный руководитель – Шляпников М.Ф.



ЗАВИСИМОСТЬ ПОКАЗАТЕЛЕЙ РАБОТОСПОСОБНОСТИ

ЧЕЛОВЕКА ОТ ЕГО ВЕСО-РОСТОВОГО СООТНОШЕНИЯ

В исследовании участвовали 60 испытуемых 18 – 20 лет –


50 девушек и 10 юношей. Предварительно проводились измерения массы тела и роста испытуемых. Все испытуемые впоследствии были разделены на три группы, каждый соответственно своему весо-ростовому коэффициенту – I группа с коэффициентом 0,35 и ниже (33 человек, 55,0%), II группа от 0,36 до 0,4 (19 человек 31,7%) и III группа выше 0,4 (8 человек, 13,3%). Затем каждому испытуемому предлагалось выполнить в произвольном темпе максимально возможное количество глубоких приседаний «до отказа», которое принималось за показатель его физической работоспособности.

Самый высокий уровень физической работоспособности был отмечен у испытуемых III группы с наивысшим весо-ростовым коэффициентом: среднее количество приседаний у них составило 52,0±5,7. По мере уменьшения весо-ростового коэффициента уровень работоспособности испытуемых снижался. Так, у испытуемых II группы среднее количество приседаний составило 51,6±4,6, у испытуемых I группы – 45,5±2,2.

Корреляционный анализ выявил положительную зависимость уровня физической работоспособности испытуемых от массы тела (r=0,32
при P< 0,05), от роста (r=0,36 при P<0,01). Корреляционная зависимость уровня работоспособности от весо-ростового коэффициента отсутствовала по данным всех испытуемых (r=0,24 при P>0,05), по данным III группы (r=0,47 при P>0,05), II – (r=0,43 при P> 0,05) и I группы – (r=-0,02 при P>0,05).

Таким образом, результаты данного исследования позволяют полагать, что значения весо-ростового коэффициенты не могут использоваться в качестве показателя уровня физической работоспособности.



Секция биохимии,

биотехнологии и биомедицины
К.Ю. Толстых

Научный руководитель – А.Н. Панкрушина



предварительные результаты Сравнительного анализа содержания ряда стероидных гормонов

и их метаболитов в разные сроки беременности

Вопросы охраны материнства и детства являются одними из приоритетных направлений современной медицины. Неблагоприятная демографическая ситуация в стране обусловливает не только медицинскую, но и социальную значимость данной проблемы.

К основным причинам патологии беременности, в том числе самопроизвольного ее прерывания относят генетические факторы; инфекции, передающиеся половым путем; эндокринные нарушения; врожденные и приобретенные заболевания матки. Среди других причин выделяют экологические факторы внешней среды; воздействие лекарственных препаратов; инфекционные и вирусные заболевания во время беременности и др.

Среди гормональных нарушений, ведущих к невынашиванию беременности и бесплодию, важное место занимает нарушение содержания ряда стероидных гормонов, в частности, андрогенов и прогестинов, в организме женщины.

В связи с этим существенное значение приобретает выявление биохимических показателей гормонального статуса женского организма в разные сроки гестации, позволяющее предсказать риск развития патологии. Полученные данные могут быть впоследствии использованы для эффективного прогнозирования развития отклонений с целью дальнейшего медикаментозно-гормонального лечения.

Одной из основных гормональных причин прерывания беременности в I триместре является гиперандрогения – повышенный уровень мужских половых гормонов в крови женщины, обусловленный целым комплексом причин. 50 – 70 % случаев аномалий менструального цикла, 60 –


74 % эндокринного бесплодия и 21 – 32% невынашивания беременности связаны с нарушением секреции и метаболизма мужских половых гормонов (Сидельникова, 2002). Из них гиперандрогения надпочечникового происхождения выявлена у 30%, яичникового генеза у 12,1 % и смешанного генеза у 57,9% женщин с неразвивающейся беременностью (Аушева, Доброхотова, 2006).

Истинная гиперандрогения может быть яичникового или надпочечникового происхождения. Имеет, в основном, функциональный или опухолевый генез (Сидельникова, 2002).

Для одной из форм гиперандрогении – надпочечниковой – характерно повышенное содержание в крови 17α-гидроксипрогестерона (17-ОН-Про) и дегидроэпиандростерон-сульфата (ДГЭА-С). Содержание продуктов распада андрогенов в моче, объединенных в группу
17-кетостероидов (17-КС), также указывает на уровень секреции, не позволяя, однако, определить причину повышенного образования гормонов.

Для организма женщины во время вынашивания плода характерно повышенное содержание андрогенов в крови, связанное с деятельностью плаценты как эндокринного органа. ДГЭА-С и 17-ОН-Про являются предшественниками образования эстрогенов (Репродуктивная…, 1998; Эндокринология, 1999) Данный процесс обусловлен синхронной деятельностью яичников и фетоплацентарного комплекса. Это ведет, соответственно, к повышению содержания метаболитов андрогенов –


17-КС. По их уровню можно косвенно судить о выраженности гиперандрогении.

Однако значительное повышение уровня стероидных гормонов потенциально может привести к развитию патологии беременности. Целью исследовательской работы является установление связи между количественным содержанием ряда стероидных гормонов в крови и продуктов их распада в моче и развитием патологии, с определением верхних границ диапазона нормальных значений содержания гормонов в разные сроки гестации.

Для оценки суммарной выработки андрогенов в организме определяли содержание 17-КС методом ионообменной микроколоночной хроматографии с помощью наборов фирмы «Биосистем»; материал – моча.

Определение содержания ДГЭА-С и 17-ОН-Про осуществляли методом твердофазного иммуноферментного анализа с помощью наборов реагентов фирм «Алкор-Био» и «DRG Diagnostics» соответственно; материал – сыворотка крови.

В течение четырех месяцев было обследовано 49 женщин в возрасте от 20 до 44 лет, имеющие сроки гестации от 2 до 32 недель.

При анализе содержания 17-КС были получены следующие результаты (табл. 1).

Таблица 1

Среднее содержание 17-кетостероидов




Период гестации

Средний срок гестации, недели

Возраст, лет

Содержание,

17-КС


мг/сут

I триместр (2-12 нед.)

7,9±1,9

27,5±4,5

14,3±4,0

II триместр (13-24 нед.)

17,9±2,8

29,7±6,7

13,1±5,6

III триместр (25-36 нед.)

28,5±3,5

28,5±1,5

14,1±4,5

При анализе содержания ДГЭА-С были получены следующие результаты (табл. 2).

Таблица 2

Среднее содержание дегидроэпиандростерон-сульфата


Период гестации

Средний срок гестации, недель

Возраст, лет

Содержание, мкг/мл

I триместр (2-12 нед.)

6,9±2,2

27,5±5,2

3,3±1,6

II триместр (13-24 нед.)

15,8±1,4

30,0±9,3

1,9±1,0

III триместр (25-36 нед.)

25±1,1

24,5±2,5

3,5±1,1

При анализе содержания 17-ОН-Про были получены следующие результаты1 (таб. 3).

Таблица 3

Среднее содержание 17-гидроксипрогестерона




Период гестации

Средний срок гестации, недель

Возраст, лет

Содержание, нг/мл

I триместр (2-12 нед.)

7,5±2,8

29,9±5,9

5,6±2,6

II триместр (13-24 нед.)

13,1±1,1

30,5±6,5

5,5±1,6

В результате у обследуемых наблюдали повышенное среднее содержание 17-КС (лабораторная норма 4-14 мг/сут) в периоды I и III триместров, а также 17-ОН-Про (лабораторная норма 0,1-0,8 нг/мл) на всех сроках гестации. Среднее содержание ДГЭА-С находилось в пределах диапазона нормальных значений (0,8-3,9 мкг/мл).

Полученные практические данные подтверждаются литературными источниками (Качалина, 2004; Сидельникова, 2002).

Дальнейшее направление работы заключается в продолжения сбора материала, определении взаимосвязи количественного содержания двух стероидных гормонов и продукта их метаболизма, а также в выявлении корреляции между повышенным содержанием и развитием патологий гестации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Аушева А.А., Доброхотова Ю.Л., Чернышенко Т.А. Реабилитация репродуктивной функции у женщин с неразвивающейся беременностью в анамнезе (обзор литературы) // Русский мед. журнал. 2006. Т. 14, №26.
    С. 82 – 87.

  2. Качалина Т.С. Гиперандрогения и невынашивание беременности // Российский вестник акушера-гинеколога. 2004. №4. С. 115 – 117.

  3. Репродуктивная эндокринология. Пер. с англ. / Под ред. С.С.К. Йена, Р.Б. Джаффе. М., 1998.

  4. Сидельникова В.М. Привычная потеря беременности: Руководство для врачей. М., 2002.

  5. Эндокринология / Под. ред. Н. Лавина: Пер. с англ. М., 1999.

Р.Б. АБДУЛЛАЕВА, А.А. ЛОТОНОВ



НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ВЕНОЗНОЙ СИСТЕМЫ НОГ

(аналитический обзор)


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал