Международный терроризм как глобальная проблема



Скачать 160.34 Kb.
Дата02.05.2016
Размер160.34 Kb.


Ю.В.Косов

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ТЕРРОРИЗМ КАК ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА


Обострение глобальных проблем на рубеже XX и XXI веков стало отличительной чертой современного этапа развития мирового сообщества. Они превратились в реалии, во многом определяющие сегодняшние особенности международных отношений и основные направления мировой политики.

Участие в международном сотрудничестве по преодолению глобальных проблем следует рассматривать как специфическую форму продолжения внутренней политики государства за его пределы в мировое геополитическое пространство.

Цели и результаты такого участия свидетельствуют о политической ориентации государства, уровне его социального и культурного, научного и технологического развития.

В наше время речь идет не только о способности отдельных государств, но и всего мирового сообщества найти адекватные ответы на глобальные вызовы его будущему. В данной связи представляется особенно важным определить значение как общечеловеческой проблематики в целом, так и отдельных глобальных проблем для перспектив развития мирового сообщества.

В политической глобалистике традиционно выделяют группу общечеловеческих проблем, связанных со сферой международных отношений. К этой группе с периода возникновения глобалистских исследований относили в качестве центральной – проблему сохранения мира или, как ее еще расширительно обозначают, военно-политическую глобальную проблему. К этой группе также принадлежат проблема экономической отсталости многих развивающихся государств, проблема национализма и этнополитических конфликтов, проблема глобальной управляемости международного сообщества и др.

В последнее время проблема международного терроризма превратилась в одну из острейших глобальных проблем современности, связанных со сферой международных отношений. Эта трансформация обусловлена, по-нашему мнению, следующими причинами:

Во-первых, международный терроризм, к сожалению, получает все более широкое распространение в планетарном масштабе. Он проявляется как в регионах традиционных международных конфликтов (например, Ближний Восток, Южная Азия), так и от этого опасного явления оказались не застрахованы и наиболее развитые и благополучные государства (в частности США и Западная Европа).

Во-вторых, международный терроризм представляет собой серьезную угрозу для безопасности отдельных государств и всего мирового сообщества в целом. Ежегодно в мире совершаются сотни актов международного терроризма, а скорбный счет их жертв составляет тысячи убитых и искалеченных людей;

В-третьих, для борьбы с международным терроризмом не достаточно усилий одной великой державы или даже группы высокоразвитых государств. Преодоление международного терроризма как обостряющейся глобальной проблемы требует коллективных усилий большинства государств и народов на нашей планете, всего мирового сообщества.

В-четвертых, все более явной и наглядной становится связь современного феномена международного терроризма с другими актуальными глобальными проблемами современности. В настоящее время проблема международного терроризма должна рассматриваться как важный элемент всего комплекса общечеловеческих, глобальных проблем.

Проблеме международного терроризма присущи многие общие черты характерные для других общечеловеческих затруднений, такие как планетарные масштабы проявления; большая острота; негативный динамизм, когда отрицательное воздействие на жизнедеятельность человечества возрастает; потребность неотложного решения и т.д. В то же время глобальная проблема международного терроризма имеет и специфические, характерные для нее черты. Рассмотрим более подробно наиболее важные из них.

Прежде всего, следует обратить внимание на то, что проблема международного терроризма связана с основными сферами жизнедеятельности мирового сообщества и социумов отдельных стран: политикой, национальными отношениями, религией, экологией, преступными сообществами и т.п. Эта связь получила отражение в существовании различных видов терроризма, к которым относят: политический, националистический, религиозный, криминальный и экологический терроризм.

Члены групп осуществляющих политический террор ставят своей задачей достижение политических, социальных или экономических изменений внутри того или иного государства, а также подрыв межгосударственных отношений, международного правопорядка. Националистический (или как его еще называют национальный, этнический или сепаратистский) терроризм преследует цели решения национального вопроса, которые в последнее время приобретает все больше характер сепаратистских устремлений в различных полиэтнических государствах.

Религиозный вид терроризма обусловлен попытками вооруженных группировок, исповедующих ту или иную религию вести борьбу против государства, где господствует иная религия или иное религиозное направление. Криминальный терроризм формируется на основе какого-либо преступного бизнеса (наркобизнес, незаконный оборот оружия, контрабанда и т.п.) с целью создания хаоса и напряженности в условиях которых, наиболее вероятно получение сверхприбылей. Экологический терроризм реализуют группировки выступающие с помощью насильственных методов вообще против научно-технического прогресса, загрязнения окружающей среды, убийства животных и строительства ядерных объектов.1

Другой отличительной чертой глобальной проблемы международного терроризма является значительное влияние на нее международных криминальных сообществ, определенных политических сил и некоторых государств. Это влияние, несомненно, ведет к обострению рассматриваемой проблемы.

В современном мире существуют проявления государственного терроризма, связанные с попытками устранения глав иностранных государств и других политических деятелей; с акциями, направленными на свержение правительств зарубежных стран; создания паники среди населения иностранных государств и т. д.

Международный терроризм является в наши дни неотъемлемой частью процесса распространения транснациональных преступных организаций, поддерживаемых коррумпированными государственными чиновниками и политиками. Так, в получившей широкую известность, работе английских ученых «Глобальные трансформации» отмечается: «Существуют и негативные формы международных организаций, такие как террористические и криминальные организации. Несмотря на длящийся много столетий конфликт между контрабандистами и властями, в последние годы рост транснациональных криминальных организаций связан с наркоторговлей (сейчас согласно оценкам экспертов ее годовой оборот составляет свыше 300 млрд. долларов) и широким распространением организованной преступности. Решение этих проблем стало одной из важнейших задач для правительств и полицейских сил во всем мире».2

Еще с одной специфической чертой глобальной проблемы международного терроризма является ее трудно прогнозируемость. Во многих случаях субъектами терроризма становятся психически неуравновешенные люди, чрезмерно амбициозные политики. Терроризм часто рассматривают как способ достижения целей на мировой арене и в международных отношениях, которые не могут быть осуществлены какими-либо иными методами. В современных условиях формы террористической деятельности становятся все более сложными, а входят во все большее противоречие с общечеловеческими ценностями и логикой мирового развития.

Таким образом, проблема международного терроризма представляет реальную планетарного масштаба угрозу для мирового сообщества. Данная проблема имеет собственную специфику, которая отличает ее от других общечеловеческих затруднений. Однако, проблема терроризма тесно взаимосвязана с большинством глобальных проблем современных международных отношений. Она может быть рассмотрена как одна из наиболее актуальных глобальных проблем наших дней.

Однако, последние террористические акты, прежде всего трагические события 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, по своим масштабам и влиянию на дальнейший ход мировой политики стали беспрецедентными в истории человечества. Число жертв, размеры и характер разрушений вызванные терактами начала XXI века оказались сопоставимы с последствиями вооруженных конфликтов и локальных войн. Ответные меры, вызванные указанными террористическими акциями, привели к созданию международной антитеррористической коалиции, включившей в свой состав десятки государств, что раньше имело место только в случае крупных вооруженных конфликтов и войн. Ответные антитеррористические военные действия также приобрели планетарный масштаб.

В данных условиях глобальная проблема международного терроризма, по-нашему мнению, не может рассматриваться только как самостоятельный феномен. Она начала превращаться в важную составную часть более общей военно-политической глобальной проблемы, связанной с фундаментальными вопросами войны и мира, от решения которой зависит дальнейшее существование человеческой цивилизации.

В то же время необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что глобальная проблематика тесно связана с вопросами глобальной безопасности. Глобальная безопасность представляет собой защищенность человечества от опасностей всемирного масштаба, угрожающих существованию людского рода или способных привести к резкому ухудшению условий жизнедеятельности на планете. К таким угрозам, прежде всего, относят глобальные проблемы современности.

Важными направлениями укрепления глобальной безопасности являются: разоружение и контроль над вооружениями; защита окружающей среды; содействие экономическому и социальному прогрессу развивающихся стран; эффективная демографическая политика, борьба с международным терроризмом и незаконным оборотом наркотиков; предотвращение и урегулирование этнополитических конфликтов; сохранение культурного многообразия в современном мире; соблюдение прав человека; освоение космоса и рациональное использование богатств Мирового океана и т.п.

Обеспечение глобальной безопасности неразрывно связано с ослаблением давления глобальных проблем на мировое сообщество. Глобальные проблемы современностиэто такие проблемы планетарного масштаба, которые затрагивают в той или иной мере жизненно важные интересы всего человечества, всех государств и народов, каждого жителя планеты; выступают в качестве объективного фактора развития современной цивилизации; приобретают чрезвычайно острый характер и угрожают не только позитивному развитию человечества, но и гибелью цивилизации, если не будут найдены конструктивные пути их решения; требуют для своего решения усилий всех государств и народов, всего мирового сообщества.

Понятие «глобальные проблемы» в современном его значении вошло в широкое употребление в конце 1960-х гг., когда ученые многих стран, обеспокоенные остротой накопившихся и продолжающих усугубляться противоречий и проблем, делающих вполне реальной угрозу гибели человечества или, по меньшей мере, серьезных потрясений, деградации: важнейших аспектов его существования, приступили к исследованиям происходящих в глобальной системе изменений и их возможных последствий. В ходе этих исследований был введен в научный оборот термин ''глобальная безопасность'' в его современном значении.

Глобальная безопасность имеет всеобщий и всеобъемлющий характер. Всеобщность означает, что глобальная безопасность обеспечивается согласованными усилиями всех членов мирового сообщества. Всеобъемлющий характер безопасности связан с тем, что ее достижение возможно лишь при учете всех кризогенных факторов мирового развития и принятии мер, способствующих поддержанию состояния устойчивости и стабильности современной цивилизации:

В последнее время проблема международного терроризма превратилась в одну из острейших глобальных проблем современности и решение или ослабление давления этой проблемы на мировое сообщество является важным вкладом в процесс обеспечения глобальной безопасности.

В данной связи интересно рассмотреть подход США к вопросам борьбы с международным терроризмом и обеспечению глобальной безопасности, который осуществляется с позиций защиты американских национальных геополитических интересов.

В конце ноября 2002 года президент США Дж.Буш-младший подписал указ об образовании нового министерства. Это событие вызвало интерес не только в Америке, но и в международном сообществе. Ведущие средства массовой информации многих стран передали информацию об изменениях в структуре американского правительства как важное и сенсационное сообщение. Почему, на первый взгляд, обычная бюрократическая реорганизация в системе государственного управления США приковала к себе всеобщее внимание? Ответ на этот вопрос связан как с традициями развития американской государственности, так и с трагическими событиями недавнего прошлого, потрясшими миллиарды людей.

Во-первых, США относятся к тем странам, политическая элита которых уверена, что количество министерств, входящих в состав правительства и эффективность государственного управления отнюдь не связаны между собой прямо пропорциональной зависимостью. На протяжении всего ХХ столетия в этой стране было образовано в составе федерального правительства всего восемь новых министерств, т.е. менее одного в десятилетие. Конечно, Соединенным Штатам далеко до Швейцарии, когда в этой альпийской республике в середине XIX века формировалась современная система государственного правления, то в составе правительства было образовано шесть министерств. В ХХI век Швейцарская конфедерация вступила, имея высший орган исполнительной власти, состоящий из семи министерств. Однако появление первой в XXI столетии новой министерской структуры в администрации президента США, бесспорно, событие неординарное.

Во-вторых, само название новой структуры «Министерство внутренней безопасности» подчеркивает, что она будет заниматься вопросами чрезвычайного и отнюдь не мирного характера. Например, созданное в 1989 году при администрации Дж. Буша-старшего (отца нынешнего президента) новое для того времени министерство имело сугубо мирную и социальную направленность, оно было призвано заниматься делами ветеранов. В то же время руководство Соединенных Штатов не могло пожаловаться на недостаток силовых структур и специальных служб. Мощное министерство обороны, в котором только гражданских служащих насчитывается порядка миллиона, а кроме него Центральное разведывательное управление, Федеральное бюро расследований, Агентство национальной безопасности, Совет безопасности и т.п. Однако вызовы, с которыми столкнулись США 11 сентября 2001 года, оказались совершенно иными, качественно отличными от угроз минувшего века, на отражение которых была ориентирована все силовые структуры мощной американской государственной машины. Они просто не замечали и не реагировали на эти новые угрозы, до тех пор, пока они не обернулись кошмарной трагедией.

В-третьих, создание новой силовой структуры с чрезвычайно широкими полномочиями в стране с глубокими демократическими традициями, провозглашающей уважение прав человека одной из фундаментальных основ своей внутренней и внешней политики, не могло ни привлечь внимание средств массовой информации, право защитных кругов. Этот вопрос оказался в фокусе общественного внимания. Как скажется деятельность нового суперминистерства на веками складывавшихся американских гражданских правах и свободах?

Угрозы, которые исходят от международного терроризма для Соединенных Штатов и других государств, получили название асимметричных.

Во-первых, это асимметрия политико-институтциональная. Современным государствам угрожают отнюдь не им подобные государственные образования. Все основные доктрины национальной безопасности прошлого трактовали обеспечение национальной безопасности, как защищенность территории страны от возможной агрессии со стороны другого государства или группы государств. В сентябре прошлого года мир стал свидетелем, как негосударственная террористическая организация смогла нанести ущерб единственной сверхдержаве современного мира, сопоставимый с материальными и, что особенно ужасно людскими потерями, характерными для локальной войны средней интенсивности.

Во-вторых, асимметрия географическая. Каждое государство четко и определенно локализовано на нашей планете, занимая определенную территорию. Организации, подобные Аль-Каиде, рассредоточены в мировом геополитическом пространстве. Обнаружить их штабы и структурные подразделения не так просто.

В-третьих, силовая асимметрия. Конечно, не возможно поставить в один ряд силовые потенциалы США и других великих держав современности с военными ресурсами международных террористических организаций. Однако последние выбирают в огромных государственных организмах наиболее, уязвимые места для нападения и действуют относительно малыми силами при проведении своих акций. В-четвертых, ценностная асимметрия. Традиционные для демократических обществ права человека, включая священное право на жизнь, в ходе террористических актов приносятся в жертву политическим интересам и целям.

Анализ асимметричных угроз в ходе планирования мероприятий в области обеспечения национальной безопасности не является чем-то новым для правительства США и его ведомств. Подразделения для отражения асимметричных угроз были созданы как в американских силовых структурах (Пентагон, ФБР, ЦРУ), так и в гражданских ведомствах (Исполнительный аппарат президента, Государственный департамент, Служба иммиграции и натурализации). Однако система обеспечения национальной безопасности США готовилась к отражению асимметричных угроз на других направлениях и в ином виде, чем они оказались в реальности. Силовые структуры США были ориентированы на предотвращение и пресечение терроризма, подобного ведению военных действий. Особое внимание уделялось пресечению возможных попыток проведения террористических актов с применением оружия массового поражения (ядерного, химического, биологического). При этом особая опасность виделась в создании носителей оружия массового поражения, с помощью которых это оружие могло бы быть доставлено на территорию США с целью боевого применения. Наиболее вероятными организаторами террористических акций подобного рода экспертами в области национальной безопасности считались страны-изгои, против которых в 1990-е годы было направлено силовое острие американской внешней политики.

Однако печальные события осени 2001 года показали, что при нападении на Соединенные Штаты оружие массового поражения не использовалось, убедительных доказательств, свидетельствующих о причастности к этому стран-изгоев, за исключением одиозного правительства «Талибан» в Афганистане пока не обнаружено. Главным орудием агрессии стали пассажирские авиалайнеры. Таким образом новое министерства, по всей видимости возглавит и будет координировать работу американских аналитических центров и служб по переосмыслению концепции национальной безопасности в свете проявления асимметричных угроз в совершенно новых, неожиданных формах.

Для создания нового министерства и обеспечения его эффективной работы в Соединенных Штатах был заложен и соответствующий юридический фундамент. Им следует считать новый закон США о борьбе с терроризмом. Он был принят в кратчайшие сроки: не прошло и полутора месяца после кровавых сентябрьских событий в Нью-Йорке и Вашингтоне, как 24 октября 2001 года законопроект был утвержден палатой представителей (357 конгрессменов голосовали «за» и только 66 «против»). На следующий день уже верхняя палата - сенат почти единодушно поддержала данный законопроект, за который было подано 99 голосов при одном голосе против. Критики нового закона говорят о поспешности его принятия. Однако это уже факт американской истории, свидетельствующей о политической обстановке в стране, непосредственно столкнувшейся с крупно масштабными террористическими акциями.

Как отмечают специалисты-правоведы, новый закон имеет длинное и несколько пафосное название «Акт 2001 года, сплачивающий и укрепляющий Америку путем обеспечения надлежащими орудиями, требуемыми для пресечения терроризма и воспрепятствования ему». Краткое, принятое для повседневного, рабочего использования название закона о борьбе с терроризмом также несет идеологическую нагрузку: «Акт патриота США 2001 года». Внимание юристов в США и других государствах привлекло новое законодательное определение терроризма, содержащиеся в законе. Рассматриваемый акт расширяет полномочия правоохранительных органов, в том числе и в такой деликатной сфере как электронное наблюдение.

Закон подвергается серьезной критике со стороны либеральных кругов за чрезмерно широкие полномочия, предоставляемые им силовым структурам. Высказываются опасения, что принятие подобных актов может привести к утрате Америкой традиционной приверженности гражданским свободам и правам человека. В ответ на такую критику представители официальных властей горячо заверяют американских граждан в приверженности конституционным устоям страны и Биллю о правах человека. Интересное мнение в данной связи высказывает российский юрист-международник, консультант Российского фонда правовых реформ В.А. Власихин: «Вызов терроризма неизбежно поставил власть перед необходимостью ревизовать некоторые прекраснодушные, неоправданно либеральные подходы к регулированию общественной жизни, что в значительной мере проявилось в новом антитеррористическом законодательстве. Может ли это законодательно стать орудием государства для реализации его своекоростных целей в деле ужесточения контроля за личной жизнью американцев, покажет практика его применения с учетом фактора конституционной «закалки» американского общества».

Частью реорганизации госаппарата после трагических событий 11 сентября 2001 года стало создание Совета внутрен­ней безопасности (СВБ) (The Homeland Security Council) при президенте и Управления внутренней безопасности (УВБ) (Office of Homeland Security) в рамках Исполнительного аппарата президента.

Управление внутренней безопасности, созданное на основе исполнительного приказа президента № 13228 от 8 октября 2001 г., возглавляется помощником президента по внутренней безопасности, входит в Исполнительный аппарат президента. Его основная функция - координация усилий исполнительной вла­сти по обнаружению, предотвращению террористических актов, защите насе­ления, организации противодействия таким актам, а также проведение восста­новительных мероприятий. В целом перед УВБ ставится задача разработки и координации исполнения национальной стратегии защиты США от террори­стических угроз и нападений.

Анализ этого политического института, возникшего в США в рамках ответа на глобальную угрозу терроризма, позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, данное управление по своей значимости в структуре государственного управления отражало масштабы глобальной угрозы, которая послужила основанием для его создания. УВБ, обладала широким спектром функций управления, под его исполнительским руководством оказались силовые, право­охранительные, а также наиболее важные экономические и гражданские ведомства.

Во-вторых, сам рассматриваемый политический институт имел достаточно сложную внутреннюю организацию. УВБ состояло из шести директоратов, ведающих вопросами разведки и обнаружения, политического планирования, противодействия и восстановления, обеспечения защиты и предотвращения терактов, исследований и разви­тия средств связи и информации.

В-третьих, данный политический институт являлся головным звеном крупной иерархической структуры государственного управления. Указаниями и ин­струкциями УВБ руководствовались 18 тыс. правоохранительных струк­тур и подразделений на всех уровнях от федерального до локального.

Как отмечали эксперты перед УВБ стояли сложные и принципиально новые задачи, имеющие инновационную природу. Во-первых, отражение глобальной угрозы международного терроризма требует переоценки приоритетности рисков и опасностей в процессе обеспечения национальной безопасности. Во-вторых, рассматриваемая структура должна в критических ситуациях проявлять мобильность и быстроту реагирования, способность действовать на опережение, отличаться информационным и техническим превосходством.

Очевидно, оценка опыта деятельности УВБ привела Администрацию президента Дж. Буша-младшего к выводу о необходимости ещё более высоко поднять статус и место в государственной иерархии института, координирующего деятельность по борьбе с международным терроризмом. В результате было создано Министерство внутренней безопасности, деятельность которого, по нашему мнению, в среднесрочной перспективе может оказать определенное влияние на процессы обеспечения, как национальной безопасности США, так и глобальной безопасности далеко за их пределами. Подобного рода органы были созданы при правительствах ряда других развитых государств, которые стали объектами для нападений международных террористов.

Таким образом, можно констатировать, что международный терроризм изменил существовавшие в мировом сообществе ещё десять- пятнадцать лет назад представления о глобальной проблематике и глобальной безопасности. Реакцией на такие изменения стали трансформации в организационно структуре и функциональной деятельности многих национальных и международных политических институтов. Эти трансформации, по нашему мнению, будут продолжаться и становится более кардинальными, если глобальная проблема международного терроризма продолжит обостряться и дальше.



1 Подробнее см.: Грачев С.И., Колобов О.А., Корнилов А.A. Соединенные Штаты Америки и международный терроризм. Нижний Новгород, 1999. С.35—36.

2 Held D., McGrew A., Goldblatt D., Perraton J. Global Transformations. Politics, Economics and Culture. Oxford, 2000. P. 58.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал