Методические рекомендации для тренеров по повышению эффективности тренировочного процесса на основе применения инновационного подхода к прогнозированию результативности соревновательной деятельности спортсменов в различных видах спорта



Скачать 289.48 Kb.
Дата26.04.2016
Размер289.48 Kb.
ТипМетодические рекомендации
Министерство спорта

Российской Федерации


Кубанский государственный университет

физической культуры, спорта и туризма


Научно-исследовательский институт

проблем физической культуры и спорта


МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

ДЛЯ ТРЕНЕРОВ ПО ПОВЫШЕНИЮ ЭФФЕКТИВНОСТИ ТРЕНИРОВОЧНОГО ПРОЦЕССА НА ОСНОВЕ ПРИМЕНЕНИЯ ИННОВАЦИОННОГО ПОДХОДА К ПРОГНОЗИРОВАНИЮ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ СОРЕВНОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПОРТСМЕНОВ В РАЗЛИЧНЫХ ВИДАХ СПОРТА

Краснодар

2014

Составители:



доктор медицинских наук, профессор Г. А. Макарова

доктор педагогических наук, профессор А. И. Погребной

С. М. Чернуха

Т. В. Бушуева


Методические рекомендации содержат материалы экспериментальных исследований, выполненных в соответствии с Приказом Минспорттуризма России от 22 декабря 2011 г. № 1611 «Об утверждении Федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего профессионального образования «Кубанский государственный университет физической культуры, спорта и туризма» государственного задания на оказание государственных услуг (выполнение работ) на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов», а также в соответствии с государственным заданием Минспорта России № 493 от 24 декабря 2012 г. на оказание государственных услуг (выполнение работ) на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов с целью разработки методики прогнозирования результативности соревновательной деятельности спортсменов в различных видах спорта

В последние десятилетия на научно-методическое и медико-биологическое сопровождение спортсменов высшей квалификации (в частности, членов сборных команд страны) тратятся большие денежные средства, предполагающие привлечение к этой деятельности специалистов высокого уровня, разного профиля, приобретение новой диагностической аппаратуры и т.п.

Одной из основных целей научно-методического и медико-биологического обеспечения спортивной деятельности является осуществление этапного и текущего контроля за спортсменами, а именно:

- анализа на протяжении годичного тренировочного цикла динамики отдельных физических, биоэнергетических качеств, а также биомеханических характеристик (этапный контроль);

- анализа динамики показателей текущего функционального состояния отдельных органов и систем организма (текущий контроль) для определения степени выраженности негативных постнагрузочных сдвигов, и, как следствие, своевременной регламентации тренировочных нагрузок;

- прогнозирования успешности предстоящей соревновательной деятельности спортсменов на основании суммарного анализа и оценки результатов вышеперечисленных видов контроля.

Однако нередко результаты, получаемые в процессе комплексного научно-методического и медико-биологического обеспечения членов сборной команды страны, не позволяют достаточно надежно спрогнозировать успешность их соревновательной деятельности. И, как правило, это связано не с ограниченным числом регистрируемых параметров, а с отсутствием обоснованного алгоритма их анализа и оценки, нацеленного непосредственно на прогнозирование успешности соревновательной деятельности.

Причины подобной ситуации на сегодняшний день могут быть сгруппированы следующим образом:

- не учитывается, что для прогнозирования необходимо получение объективных сведений относительно истинной (применительно к избранному виду спорта и однородным выборкам спортсменов высокой и высшей квалификации) информативной значимости регистрируемых параметров, которая может быть определена только на основании ретроспективной рейтинговой оценки спортсменов, выполненной тренерским штабом (использование в этих целях традиционных представлений об информативной значимости показателей, которые, как правило, формировались годами без учета узкой спортивной специализации, на недостаточно однородных по квалификационному уровню выборках спортсменов и на фоне других подходов к организации тренировочного процесса заведомо бесперспективно);

- не установлены достаточно надежные и в то же время широко доступные в практической деятельности методы обсчета полученных данных, позволяющие не только определять на основании педагогической ретроспективной рейтинговой оценки спортсмена информативность каждого из регистрируемых параметров, но также определять его чувствительность и специфичность (последнее особенно важно, поскольку только при одинаково высокой чувствительности и специфичности показатель может быть рекомендован в качестве критерия рейтингового скрининга спортсменов);

- не учитывается необходимость соблюдения стандартных принципов выбора контрольных педагогических и эргометрических испытаний (в полевых и лабораторных условиях) при тестировании спортсменов на протяжении годичного тренировочного цикла и правильной интерпретации получаемых при этом данных и ряд других.

Отдельного внимания заслуживает проблема, касающаяся современных компьютерных программ оценки функционального состояния организма спортсменов, его отдельных органов и систем. Как правило, с каждым годом производители подобных программ увеличивают количество предлагаемых параметров за счет введения большого количества расчетных величин. В конечном итоге подавляющее большинство параметров взаимосвязаны между собой и каждый последующий показатель достаточно часто не несет в себе какой-либо дополнительной информации, но значительно затрудняет суммарную оценку полученных данных и выбор приемлемого комплекса параметров для последующего анализа.

Работа выполнялась на протяжении трех лет на спортсменах высокой и высшей квалификации, специализирующихся в плавании на короткие дистанции, беге на дистанции 400-800 м и гребле на байдарках и каноэ на дистанции 500 – 1000 м (все – лица мужского пола).

Результаты проведенных исследований свидетельствуют о том, что в целях прогнозирования успешности соревновательной деятельности спортсменов для каждого вида спорта и для каждой спортивной специализации в избранном виде спорта должны быть выделены отдельные информативные в этом плане комплексы критериев и отдельно рассчитаны их оптимальные значения. Перенос прогностически значимых критериев (и, естественно, количественных значений этих критериев) неприемлем не только с одного вида спорта на другой, но и с одного уровня квалификации на другой.

Определение прогностически значимых критериев как медико-биологического, так и биомеханического плана невозможно без участия тренера, поскольку выбор подобных критериев должен осуществляться на основании ретроспективного анализа успешности соревновательной деятельности спортсмена (по уровню и стабильности его спортивных достижений). Именно опираясь на градации спортсменов на лучшую и худшую группы (или лучшую, среднюю, худшую) становится возможным вычленить из больших массивов данных прогностически значимые параметры и определить их чувствительность и специфичность.

Чувствительность показателя – это вероятность того, что он при определенных значениях будет отражать истинный рейтинг спортсмена; специфичность показателя – это вероятность того, что он при определенных значениях не покажет ложноположительного результата.

А теперь непосредственно о повышение эффективности тренировочного процесса на основе применения инновационного подхода к прогнозированию результативности соревновательной деятельности спортсменов.

Согласно результатам проведенных исследований, повышение эффективности тренировочного процесса на основе применения инновационного подхода к прогнозированию результативности соревновательной деятельности спортсменов в различных видах спорта должно базироваться на:

- профилактике нефункционального перенапряжения и синдрома перетренированности с учетом наличия и количества «слабых звеньев» в комплексе физиологических систем организма (включая опорно-двигательный аппарат); основные критерии: различное по длительности снижение специальной работоспособности, негативные сдвиги определенных психологических и медико-биологических параметров;

- обязательной многократной оценке динамики энергетических возможностей организма, определяющих и лимитирующих уровень спортивных достижений в избранной спортивной специализации (с обязательным условием правильного выбора лабораторных или полевых испытаний);

- мониторинге стабильности оптимальной техники на фоне максимально напряженных тренировочных и соревновательных нагрузок;

- своевременной коррекции тренировочного процесса при наличии негативных сдвигов (или отсутствии позитивных сдвигов) регистрируемых педагогических, биомеханических, психологических и медико-биологических параметров;

- выделении на основании ретроспективного анализа рейтинга спортсменов в избранном годичном тренировочном цикле педагогических, биомеханических, биоэнергетических и медико-биологических параметров, которые могут использоваться в избранном виде спорта в качестве критериев прогнозирования успешности соревновательной деятельности.

Профилактика нефункционального перенапряжения и синдрома перетренированности

Согласно данным литературы [1-3], основные педагогические, психологические и медико-биологические критерии нефункционального перенапряжения у спортсменов могут быть сгруппированы следующим образом:

Маркеры общего плана: потеря аппетита; расстройство сна; изменение обычного качества (глубины, продолжительности) сна; раздражительность, вялость, апатия, депрессия, перепады настроения; повышенная чувствительность к стрессу; тяжесть в мышцах, отсутствие легкости в ходьбе; анорексия (утрата аппетита) без заметной потери веса.

Маркеры профессионального плана: нарушения тончайшей двигательной координации; замедленное втягивание в любую работу; страх перед выполнением сложных упражнений; заметное ухудшение способности выполнять сложные движения; усталость и неожиданное ощущение чрезмерного усилия (тяжести) в процессе тренировки; стойкое нежелание тренироваться; увеличение латентного времени двигательной реакции; потеря остроты мышечного чувства; снижение самооценки; снижение возможности концентрироваться; снижение веры в собственные силы; потеря соревновательного стимула, стремления к победе.

Симптомы, отражающие нарушения адаптации, а также дисфункцию отдельных органов и систем организма: появление неадекватных реакций на физическую нагрузку; характерный внешний вид; замедление восстановительного периода; нарушения ритма сердца, неприятные ощущения в области сердца; снижение массы тела; нарушение гормонального баланса; снижение железосвязывающей активности сыворотки; снижение темпов заживления ран или восстановления после болезней; снижение либидо; учащение пульса в покое; чрезмерное потоотделение; очень низкая частота пульса в покое; гипотензия при нормальной температуре тела; нормальная температура тела (может быть слегка повышенная); более частые, чем обычно, головные боли, частые незначительные (малые) инфекции; неожиданные или необычно тяжело протекающие мышечные спазмы и/или миозиты; срыв менструального цикла; проблемы с желудочно-кишечным трактом; травмы мышц; боль в суставах.

Снижение массы тела на 1/30 от исходной в состоянии спортивной формы при нормальном питании также расценивается как признак передозировки физических нагрузок.

Reid V.L. (2004) [4] к классическому комплексу признаков перетренированности относит:

– сниженную работоспособность;

– состояние утомления;

– плохое настроение (раздражительность, гнев, депрессия, апатия, негативное отношение к тренировкам, психологическое истощение);

– частые инфекции верхних дыхательных путей;

– повторные травмы;

– болезненные ощущения в мышцах и распространенная боль в суставах.

Наиболее часто синдром перетренированности характеризуется снижением специальной спортивной работоспособности в сочетании с нарушениями психо-эмоционального статуса (раздражительность, депрессия, негативное отношение к тренировкам и т.п.).

У спортсменов, работающих на выносливость, возникают усталость и снижение работоспособности со вторичными изменениями в настроении, что типично для вида спорта и индивидуума. У спринтеров и спортсменов-силовиков сначала возникают изменения в настроении («сгорание» и переутомление) с последующими изменениями работоспособности. В отдельную группу могут быть сформированы атлеты, страдающие от частых незначительных инфекций, особенно верхних дыхательных путей.

Преобладание тонуса симпатического или парасимпатического отделов вегетативной нервной системы при возникновении состояния перетренированности послужило для некоторых зарубежных специалистов [5, 6] основанием классифицировать последнее следующим образом: при парасимпатическом типе перетренированности (которую считают типичной для видов спорта на выносливость) преобладают усталость и апатия, тогда как при симпатическом типе (отмеченном больше в травмоопасных видах спорта) преобладают беспокойное состояние и повышенная возбудимость. При этом не исключено, отмечают авторы, что ответная реакция при перетренированности сопровождается последовательной сменой преобладания признаков симпатической и парасимпатической природы.

Отдельно следует остановиться на показателях гормонального статуса спортсменов, которые широко используются в системе текущего контроля за представителями различных спортивных специализаций. Речь прежде всего идет об изменениях концентраций в крови общего тестостерона (Т), стероидсвязывающего глобулина (ССГ), свободного тестостерона (СТ, расчетная величина – индекс свободного тестостерона, ИСТ), дегидроэпиандростерона-сульфата (ДГЭА-С) и кортизола (К).

В последние десятилетия оценка динамики гормонального статуса у спортсменов стала одним из важных сегментов контроля их текущего функционального состояния в целях профилактики синдрома перетренированности и, в определенной степени, индивидуального прогнозирования уровня спортивных достижений. Однако мнения авторов в отношении диагностических возможностей традиционно регистрируемых при этом показателей и их сочетаний далеко не однозначны [7-9]. Речь прежде всего идет об изменениях концентраций в крови общего тестостерона (Т), стероидсвязывающего глобулина (ССГ), свободного тестостерона (СТ, расчетная величина – индекс свободного тестостерона, ИСТ), дегидроэпиандростерона-сульфата (ДГЭА-С) и кортизола (К).

Так, согласно мнению ряда авторов – Adlercreutz et al.,1986; Roberts et al, 1993; Urhausen et al., 1995 [8]; Flynn et al., 1994 [9] –снижение соотношения маркеров анаболической (свободный тестостерон) и катаболической (кортизол) активности на 30% и более  [9], может служить одним из критериев перетренированности. Однако другие исследователи не подтверждают данной точки зрения, поскольку это соотношение нередко остается неизменным после интенсивных тренировок у спортсменов с проявлениями перетренированности и может понижаться при отсутствии ухудшения результативности [9]. Учитывая это, было высказано предположение, что при последовательном измерении соотношения этих гормонов на протяжении определенного периода времени, оно служит не отражением состояния перетренированности, а одним из критериев адекватности реакции организма спортсмена на кратковременное физическое напряжение [8]. При этом обращается внимание на то, что у перетренированных спортсменов уровень кортизола в состоянии покоя может не изменяться, но имеет место снижение максимального индивидуального содержания кортизола при околопредельных нагрузках [9].

Отдельно следует остановиться на ССГ и ДГЭА-С [10].

Как известно, основная часть содержащегося в крови тестостерона (в норме порядка 97-99%) существует не в свободном, а в связанном виде с альбумином, ССГ и, в меньшей степени, с некоторыми другими белками.

ССГ – это синтезирующийся в печени гликопротеин с молекулярным весом около 80000 - 100000 дальтон. Его молекула имеет 1 связывающий участок для стероидных гормонов. ССГ связывает и транспортирует тестостерон и 5-дигидротестостерон с высоким сродством и эстрадиол несколько слабее. Его синтез регулируется, в числе прочих факторов, уровнями тестостерона и эстрадиола в крови. Гормоны, связанные с белком, биологически неактивны. Как было отмечено выше, основная функция ССГ – транспортная. Но он также несет функцию защитника тестостерона и эстрадиола от метаболической инактивации, которая может возникнуть по пути к органу-мишени от сретирующей их железы. При этом он является депо гормонов в организме. При снижении продукции андрогенов продукция ССГ увеличивается, что обусловливает сохранение на постоянном уровне общего тестостерона, хотя концентрация свободного гормона снижается. Именно в связи с этим уровень общего тестостерона плазмы может быть парадоксально нормальным при ранних стадиях тестикулярных заболеваний [11].

Связанный с ССГ тестостерон неактивен, так как специфический комплекс белка с гормоном весьма прочный и практически не распадается в нормальных условиях. Связанная же с альбумином фракция более лабильна, поскольку взаимодействие неспецифическое и менее прочное: такие комплексы могут легко диссоциировать с высвобождением свободного гормона. Суммарную фракцию свободного и связанного с альбумином тестостерона называют «биодоступным». Свободный, а также в целом «биодоступный» тестостерон проявляют наибольшую биологическую активность и именно их уровни в первую очередь важны для диагностики различных функциональных состояний организма [10].

На практике для определения свободного тестостерона используется индекс свободного тестостерона (ИСТ/FAI, Free androgen index), являющийся отношением концентрации общего тестостерона к концентрации ССГ.

Очень резкое снижение концентрации ССГ в плазме крови может привести к такому же отрицательному результату, как и резкое ее повышение. Если во втором случае происходит снижение уровня свободного тестостерона и изменение соотношения тестостерон/эстрадиол в пользу последнего, то в первом тестостерон может разрушиться прежде, чем он будет доставлен в клетки мышц, поскольку ССГ выполняет транспортную функцию [12].

Что касается дегидроэпиандростерона (ДГЭА), то здесь необходимо иметь в виду следующее. ДГЭА – это стероид, являющийся ключевым звеном в синтезе многих стероидных гормонов. Кора надпочечников является основным местом его синтеза, также как и кортизола. В крови большая часть ДГЭА находится в форме сульфата (ДГЭА-С). В последние годы было установлено, что и ДГЭА-С и ДГЭА обладают собственными эффектами в организме, особенно в ЦНС. Как известно, стероидные соединения (в том числе ДГЭА и некоторые другие) синтезируются непосредственно в головном мозге, в связи с чем и был введён термин «нейростероиды» для обозначения таких соединений. ДГЭА и другие нейростероиды (такие как аллопрегнанолон) влияют на ЦНС: они модулируют функции рецепторов моноаминэргических систем и защищают ее (нейропротективное и стресспротективное действие) от пагубного воздействия повышенной среции кортизола.

Соотношение кортизола к ДГЭА используют как один из маркеров аллостаза – понятия, в чем-то противоположного гомеостазу. Если гомеостаз – это поддержание внутренней среды организма и отражение стабильного метаболизма, то аллостаз – это состояние готовности к изменениям, т.е. к стрессовому ответу (стабильность через изменения). Поддерживается это состояние с помощью изменения активности гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы. Если организм длительно пребывает в состоянии готовности к стрессу или находится под воздействием длительного стрессового фактора, происходит так называемая аллостатическая нагрузка или перегрузка (allostatic load). В данном состоянии нарушается анаболический баланс: катаболические процессы, которые индуцируются стрессовыми гормонами, начинают преобладать над анаболическими. Это состояние приводит к истощению резервов организма. Состояние аллостатической перегрузки характеризуется высоким уровнем кортизола и низким содержанием анаболических гормонов, в частности ДГЭА-С и гормона роста. Понятие аллостатической перегрузки очень близко понятию «стадии истощения» генерализованного адаптационного синдрома по Селье. Но состояние аллостаза, в отличие от стрессовой реакции, скорее есть состояние готовности к этой реакции [13, 14].

Все вышесказанное свидетельствует об актуальности анализа вышеперечисленных параметров гормонального статуса в системе текущего контроля за спортсменами.

Согласно полученным нами данным, ориентировочные (поскольку количество измерений меньше 100) центильные градации анализируемых параметров у представителей избранных видов спорта выглядят следующим образом (таблица Н.1).

В подавляющем большинстве случав индекс свободного тестостерона у спортсменов определяется не уровнем общего тестостерона, а содержанием ССГ (однако у отдельных атлетов индекс свободного тестостерона зависит как от общего тестостерона – положительная взаимосвязь, так и от ССГ – отрицательная взаимосвязь).


Таблица 1 – Ориентировочные центильные градации показателей гормонального статуса у представителей избранных видов спорта

Показатели

Кол-во

измерений



5%

10%

25%

50%

75%

90%

95%

Т,нмоль/л

58

15,76

18,55

21,61

25,89

30,36

34,97

36,88

ДГЭА-С, мкг/мл

58

1,32

1,88

2,60

3,46

4,28

5,22

5,64

ССГ, нмоль/л

58

17,40

18,46

22,84

33,12

41,25

53,60

72,13

ИСТ

58

38,08

47,69

62,16

82,85

106,06

132,67

142,35

К, нмоль/л

58

295,10

323,70

399,10

539,80

656,00

834,60

842,60

Оценка взаимосвязей между показателями анаболического спектра у спортсменов на сегодняшний день затруднительна; судя по полученным данным, может существовать несколько вариантов подобных взаимосвязей.

Оптимальными, на наш взгляд, при многократном обследовании одного и того же спортсмена являются стабильно высокие цифры общего и индекса свободного тестостерона на фоне средних значений ДГЭА-С.

Многократная оценка динамики энергетических возможностей организма, определяющих и лимитирующих уровень спортивных достижений в избранной спортивной специализации

Здесь следует иметь в виду, что ориентация на традиционные представления о прогностически значимых параметрах (максимальное потребление кислорода, порог анаэробного обмена, максимальный уровень накопления лактата в крови и т.п.), когда речь идет об однородных группах спортсменов высокой и тем более высшей квалификации, малоприемлема по многим причинам.

Согласно данным литературы [15, 16], начиная с уровня МС, показатели максимального потребления кислорода практически не изменяются (их изменения могут быть связаны только с волевыми усилиями спортсмена при выполнении лабораторного тестирования и, как следствие, с несколько отличающимися эргометрическими параметрами).

Повышение энергетических возможностей у спортсменов высокого класса характеризуется в основном возрастанием емкости энергетических процессов, в основе чего лежит повышение эффективности энергообеспечения, а именно – уменьшение уровня вентиляции и вентиляционного коэффициента, а также повышения уровня утилизации кислорода и, соответственно, возрастание коэффициента использования кислорода на идентичных уровнях мощности нагрузки. Это и подтверждают результаты настоящих следований. При этом следует иметь в виду, что традиционный анализ показателей газообмена только в последние 30 сунд работы на каждом уровне мощности при обследовании однородных выборок спортсменов высокой квалификации не всегда достаточно информативен. Необходима ежеминутная динамика показателей газообмена для расчета скорости выхода на стеди-стейтный уровень показателей вентиляции и утилизации кислорода: чем меньше скорость увеличения вентиляции при работе на каждом уровне мощности и чем меньше скорость снижения утилизации кислорода в подобных условиях, тем выше функциональный уровень спортсмена, позволяющий прогнозировать высокий уровень спортивных достижений при нивелировании других факторов, оказывающих влияние на спортивный результат.

Однако есть и еще один момент: при любом варианте тестового задания оценка газометрических параметров у спортсменов высокой квалификации должна предусматривать идентичный характер нагрузи (по мощности, скорости, количеству гребков и т.п.) и оценку параметров газообмена не только и не столько в конце нагрузки, сколько на субкритических (предмаксимальных) уровнях с акцентом не на показатели мощности энергообеспечения, а на показатели его эффективности (снижение уровня вентиляции и вентиляционного коэффициента, увеличение уровня утилизации кислорода и коэффициента использования кислорода, уменьшение скорости прироста вентиляции и уменьшение скорости падения утилизации кислорода). Если же речь идет об оценке емкости энергообеспечения (тесты на «удержание критической мощности» - емкость аэробно-анаэробного гликолитического обеспечения; «работа 1 мин × 3 с интервалом в 1 мин на мощности истощения» - емкость анаэробных гликолитических процессов; «работа 10 с × 3 с интервалом в 1 мин на максимальной мощности» - емкость анаэробных алактатных процессов), то здесь необходимо иметь в виду, что результаты, полученные в трех вышеперечисленных тестах, крайне трудно анализировать с прогностической точки зрения:

- «удержание критической мощности» - нередко разный уровень критической мощности (который определяется по тесту со ступенчато возрастающей нагрузкой) и разный уровень механической работы, поскольку речь идет об установке «работать до отказа»;

- «работа 1 мин × 3 с интервалом в 1 мин на мощности истощения» - разный уровень механической работы, поскольку речь идет об установке на максимально возможную скорость;

- «работа 10 с × 3 с интервалом в 1 мин на максимальной мощности» - разный уровень механической работы, поскольку речь идет об установке на максимально возможную скорость.

Что же касается максимально возможного уровня накопления лактата в крови, то он, как показали полученные нами данные, зависит от количества выполненной механической работы и только в том случае, когда количество механической работы больше, а уровень накопления лактата в крови меньше, представляется обоснованным говорить о более высоких функциональных возможностях организма. Однако и здесь возможен целый ряд ошибок. Во-первых, максимальный уровень накопления лактата в крови может наблюдаться на 1-ой, 3-ей, 7-ой и 10-ой минутах восстановления. Во-вторых, при дефиците углеводов (снижении содержания гликогена в мышцах) максимальный постнагрузочный уровень накопления лактата снижается.

Следует также иметь в виду, что при определении уровня ПАНО по содержанию лактата в крови (4 ммоль/л) определенная ошибка может иметь место в связи с разным уровнем содержания лактата в крови в состоянии покоя (при эмоциональном напряжении содержание лактата в крови в состоянии покоя может быть повышено, в связи с чем граница 4 ммоль/л может оказаться заниженной).

2.1 Правильный выбор лабораторных и полевых испытаний

Согласно полученным нами данным при неправильном выборе контрольных испытаний можно получить диаметрально противоположные искомым результаты. К ним с полным основанием могут быть отнесены результаты проведенного нами корреляционного и ROC анализов у гребцов на каноэ при выполнении ими в феврале месяце в лабораторных условиях 4-минутного тестового испытания, имитировавшего соревновательную дистанцию (данные любезно предоставлены Федерацией гребли на байдарках и каноэ РФ с анонимным рейтингом спортсменов). Здесь оказалось, что прогностически значимыми параметрами являются возраст, длина тела (чем больше, тем лучше) и показатель вентиляции на последних сундах работы, причем, чем выше значение вентиляции, тем лучше (то есть, в целом). У спортсменов, показавших в конце спортивного сезона лучшие результаты в февральском тестировании, оказались прогностически значимыми возраст – чем больше, тем лучше, что вполне объяснимо; длина тела – чем больше, тем лучше, что также вполне объяснимо; уровень вентиляции и лактата – чем больше, тем лучше при равном количестве механической работы, что абсолютно противоречит логике, поскольку при равном количестве механической работы – чем экономичнее она осуществляется, тем выше класс спортсмена, то есть при равном количестве механической работы значение показателя вентиляции в конце работы и уровень накопления лактата в «лучшей» группе должны быть ниже, чем в «худшей». В данном случае подобная парадоксальная ситуация, скорее всего, связана с тем, что в последнее время пытаются тестировать не отдельные энергетические качества (для чего существует целый комплекс лабораторных и полевых испытаний), а готовность спортсмена к определенному результату по специфическому контрольному испытанию, имитирующему конкретную соревновательную нагрузку. На наш взгляд, это абсолютно бесперспективно, поскольку в феврале месяце (как в настоящем обследовании, то есть фактически за пол года до основных соревнований) высокие показатели, характеризующие анаэробную гликолитическую мощность (причем, при низкой эффективности), есть ни что иное, как отражение необоснованного форсирования тренировочных нагрузок соревновательного энергообеспечения в ущерб надежной аэробной базе.

3 Выделение на основании ретроспективного анализа рейтинга спортсменов в избранном годичном тренировочном цикле педагогических, биомеханических, биоэнергетических и медико-биологических параметров, позволяющих прогнозировать уровень спортивных достижений

Согласно результатам проведенных нами исследований, в целях проведения подобного анализа необходимо суммировать применительно к каждому спортсмену результаты всех обследований, проводимых ему в течение годичного тренировочного цикла (поскольку количество измерений разных групп параметров неодинаково, выборки отдельных групп параметров должны считаться отдельно).

По окончании сезона, все спортсмены должны быть расставлены тренером по рейтингу в зависимости от уровня и стабильности показанных в сезоне результатов. Затем анализируемая группа спортсменов должна быть разделена на две («лучшая» и «худшая») или три («лучшая», «средняя» и «худшая») подгруппы. После этого, для того, чтобы выделить показатели, которые могут быть использованы для прогнозирования успешности соревновательной деятельности (то есть, те параметры, которые не только отличаются в цифровом выражении у лиц, попавших в ту или иную подгруппу, но и обладают необходимым уровнем чувствительности и специфичности), должен быть проведен ROC-анализ – предусматривающий построение графиков (ROC-кривых), количественной характеристикой которых является площадь ROC-кривой. На рисунке 1 – пример ROC-кривой.

Площадь под графиком (ROCAREA) – интегральный критерий, оценивающий прогностические свойства диагностической шкалы. Информативная ценность показателя возрастает по мере приближения площади под кривой к 1,0. Если на основании ROC-анализа показатель оценивается как диагностически значимый, определяется оптимальное пороговое значение диагностической шкалы (cut-off-point), которое делит ее на две части, соответствующие альтернативным прогнозам.

Кроме того, результатом анализа является установление чувствительности (Se) и специфичности (Sp) анализируемого параметра в отношении альтернативных прогнозов (понятия чувствительности и специфичности даны выше) [17].


Рисунок 1 – ROC-кривая тестовой переменной пловцов на короткие дистанции – дифференциальный индекс ритма, %, с площадью 0,76±0,06 относительно рейтинга спортсменов


Сразу следует отметить, что надежность получаемых при этом результатов зависит от целого ряда факторов.

Во-первых, от однородности по уровню квалификации обследуемой группы спортсменов (если группа не однородна, то выделятся другие показатели, на которые невозможно будет ориентироваться при переносе их на однородные группы высококвалифицированных спортсменов).

Во-вторых, от правильности комплектования анализируемых групп параметров, в которые должны обязательно входить: возраст, спортивный стаж, длина тела, масса тела (лучше не просто масса, но и состав тела).

Следует также иметь в виду, что на каждом этапе годичного тренировочного цикла прогностическая значимость параметров изменяется, и поскольку прогнозирование наиболее актуально на предсоревновательном и соревновательном этапах подготовки (если соревновательный сезон длится долго), необходимо не только не исключать текущий контроль за спортсменами, но даже усиливать его (к сожалению, как правило, под предлогом того, что спортсменов нельзя «отвлекать» от тренировок, в этих периодах текущий контроль сводится к минимуму). Что же касается подготовительного этапа, то здесь целый ряд параметров будет зависеть от содержательной части тренировочного процесса, и могут быть получены трудно объяснимые в дальнейшем результаты.

Судя по полученным нами данным, в каждой группе спортсменов, тренирующихся у разных тренеров, могут выделяться разные газометрические и медико-биологические критерии прогнозирования, поскольку недостаточность мощности какого-либо энергетического качества может компенсироваться его чрезвычайно высокой емкостью, или за счет анаболических возможностей будет компенсироваться дефицит других энергетических факторов и т.п.

3.1 Особенности оценки педагогических параметров в системе прогнозирования успешности соревновательной деятельности спортсменов

У высококвалифицированных спортсменов (максимально идентичного уровня) результаты педагогического тестирования, если и позволяют осуществлять какой-либо прогноз, то только в том случае, когда существует полная уверенность в том, что спортсмен «выкладывается» в полной мере и тестирование осуществляется в абсолютно одинаковых условиях (речь идет о характере недельного микроцикла, промежутке между последней тренировкой и тестированием, средствах восстановления за день до тестирования, особенностях фармакологической поддержки, гигиенических факторах окружающей среды и т.п.). Исходя из полученных результатов, оптимальной в данном случае является ориентация на три первых результата сезона и средний результат до соревнований высшего ранга.

В качестве примера приводим результаты лучших бегунов Российской Федерации на 800 (всего13 измерений, 2012 г. – 6 измерений, 2013 г. – 7 измерений) и 1500 (всего 14 измерений, 2012 г. – 7 измерений, 2013 г. – 7 измерений) метров, а также пловцов на 200 м (всего 60 измерений, 2012 г. – 30 измерений, 2013 г. – 30 измерений), провести корреляционный анализ результатов 1-го, 2-го, 3-го стартов, «лучшего» старта, «худшего» старта с основным отборочным, лучшего и среднего предварительных (исходя из среднего результата) с результатом основного отборочного старта (Чемпионат России) – результаты взяты из соответствующих Интернет-ресурсов

Согласно полученным данным:

- легкая атлетика, бег на 800 м, 13 измерений (2012, 2013 гг.) – лучший результат сезона проявил наиболее тесную взаимосвязь с результатом 3-го старта и ещё более высокую – со средним результатом в диапазоне общего количества стартов;

- легкая атлетика, бег на 800 м, 6 измерений (2012 г.) – лучший результат сезона проявил наиболее высокую взаимосвязь с результатом 2-го старта и ещё более высокую – со средним результатом в диапазоне общего количества стартов;

- легкая атлетика, бег на 800 м, 6 измерений (2013 г.) - лучший результат сезона проявил наиболее высокую взаимосвязь с результатом 3-го старта и несколько меньшую – со средним результатом в диапазоне общего количества стартов.

То есть, при анализе спортивных результатов по подгруппам «лучшие» и «худшие» в обоих случаях целесообразно ориентироваться на лучший второй или третий результат из трех первых стартов. Существующая же точка зрения о возрастании спортивных результатов от старта к старту у спортсменов высшей квалификации не подтверждается.

Что касается бегунов на 1500 м, то здесь получены следующие данные:

- легкая атлетика, бег на 1500 м, 14 измерений (2012, 2013 гг.) – теснота взаимосвязи несколько меньше, чем в беге на 800 м, но статистически значимая взаимосвязь – между лучшим результатом и результатом 2-го старта в сезоне, еще более высокая взаимосвязь – со средним результатом в диапазоне общего количества стартов;

- легкая атлетика, бег на 1500 м, 7 измерений (2012 г.) – наиболее тесная взаимосвязь лучшего результата сезона – с результатом 3-го старта и еще более высокая – со средним результатом в диапазоне общего количества стартов;

- легкая атлетика, бег на 1500 м, 7 измерений (2013 г.) – наиболее тесная взаимосвязь с результатом 2-го старта и еще более высокая – со средним результатом в диапазоне общего количества стартов.

Относительно пловцов на 200 м (вольный стиль), лучший результат сезона проявил наиболее высокую взаимосвязь с результатом 2-го старта и еще более высокую – со средним результатом в течение трех стартов:

- плавание, 200 м (вольный стиль), 30 измерений (2013 г.) – наиболее тесная взаимосвязь – с результатом 2-го старта.

Таким образом, согласно полученным данным, в легкой атлетике, как и в плавании, у спортсменов высшей квалификации наиболее высокой прогностической значимостью в плане лучшего спортивного результата сезона обладают результаты вторых и третьих стартов сезон. Последующее прогрессирующее увеличение результатов не регистрируется. Единичные «отскоки» спортивных результатов у отдельных спортсменов в сторону их улучшения, скорее всего, не связаны с сиюминутным улучшением функционального и психо-функционального состояния организма, а имеют другие причины.

3.2 Особенности оценки биомеханические параметры в системе прогнозирования уровня успешности соревновательной деятельности

При биомеханическом тестировании спортсменов с регистрацией традиционного (для каждого конкретного вида спорта) комплекса параметров необходимо иметь в виду следующее:

- биомеханические параметры сугубо индивидуальны, зависят от индивидуальных особенностей морфологического статуса и индивидуальных особенностей техники;

- их сопоставление при внутригрупповом анализе некорректно;

- биомеханические параметры при внутригрупповом анализе не проявляют взаимосвязи с педагогическими критериями;

- их анализ и оценка обоснованы только при индивидуальном текущем контроле, учитывающем кинематические характеристики гребка.

3.3 Особенности оценки медико-биологических параметров в системе прогнозирования успешности соревновательной деятельности

При попытке использовать в системе прогнозирования успешности соревновательной деятельности медико-биологические параметры необходимо иметь в виду следующее.

Не только в каждом виде спорта, но и в каждой конкретной спортивной специализации могут выделяться свои медико-биологические прогностические маркеры.

В однородных по уровню квалификации группах различие между выделившимися параметрами может быть минимальным (существенность различия свидетельствует только о неоднородности по уровню квалификации группы спортсменов).

При анализе полученных данных следует иметь в виду, что они могут существенно отличаться от традиционных представлений о тех или иных медико-биологических показателях в отдельных группах видов спорта – на выносливость, скоростно-силовые, сложно координационные, единоборства, спортивные игры и т.д. При этом выбор прогностическим значимого медико-биологического параметра должен базироваться не на достоверности различий между «лучшей» и «худшей» подгруппами, а на его чувствительности и специфичности при значимой площади под ROC-кривой.

В заключение хотелось бы отметить следующее. Согласно полученным нами данным, прогнозирование в избранных, а скорее всего и в других видах спорта, должно базироваться на среднегодичных индивидуальных параметрах каждого спортсмена. Прогноз функциональной составляющей непосредственно на предсоревновательном этапе и в начале соревновательного этапа подготовки вряд ли является обоснованным. Применительно ко всем анализируемым видам спорта важным является отсутствие в среднегодичном выражении признаков снижения метаболического потенциала сердца. Применительно к бегунам на средние дистанции и гребцам на байдарках и каноэ важно также наличие высокостабильного в среднегодичном выражении энергетического потенциала организма (по методике С.А. Душанина) и преобладание парасимпатической регуляции.

Исходя из всего вышесказанного, основой прогнозирования успешности соревновательной деятельности, согласно полученным нами данным, должно быть не только и не столько предсоревновательное тестирование, включая регистрацию самых «эксклюзивных» параметров, сколько систематический текущий контроль с учетом выполненных нагрузок и сопутствующей им динамики медико-биологических критериев функционального состояния ведущих систем организма.
Список использованных источников

1 Алавердян, А.М. Физическое перенапряжение у спортсменов: метод. рекоменд / А.М. Алавердян и др. – М., 1987. – 41 с.

2 Brukner, P. Clinical Sports Medicine / P. Brukner, K. Khan. – New York: McGraw-Hill Professional, 2008.

3 Barron, J.L. Hypothalamic dysfunction in overtrained athletes / J.L. Barron et al. // J Clin Endocrin Metab. – 1985. – Vol. 60. – pp. 803-806.

4 Reid, V.L. Clinical investigation of athletes with persistent fatigue and/or recurrent infections / V.L. Reid et al. // Brit J Sports Med. – 2004. – Vol. 38. – pp. 42-45.

5 Maso, F. Salivary testosterone and cortisol in rugby players: correlation with psychological overtraining items / F. Maso et al. // Brit J Sports Med. – 2004. – Vol. 38. – pp. 260-263.

6 Meeusen, R. Hormonal responses in athletes: the use of a two bout exercise protocol to detect subtle differences in (over)training status / R. Meeusen et al. // Europ J Appl Physiol. – 2004. – Vol. 91. – pp. 140-146.

7 Petibois, С. Biochemical Aspects of Overtraining in Endurance Sports. A Review / С. Petibois, G. Cazorla, J-R Poortmans, G. Déléris // Sports Med. – 2002. -№ 32 (13). – pp. 867-878.

8 McKenzie, D.C. Markers of excessive exercise / D.C. McKenzie // Can J. Appl. Physiol. – 1999. - № 24(1). – pp. 66-73.

9 Brukner, P. Clinical Sports Medicine. Chapter 52. The Tired Athlete (With Karen Holzer). 3 ed / Brukner P., Khan K. McGraw-Hill Professional, 2006. - pp.875-887.

10 Тестостерон и ГСПГ. - Режим доступа: http://www.astra77.ru/stati/testosterone/.

11 Сс-cвязывающий глобулин. - Режим доступа: http://spravochnik.synevo.ua/ru/ch8/sexsvyazuuschiyglobulin.html.

12 Глобулин, связывающий половые гормоны. - Режим доступа: http://steroid.su/globulin-svyazyvayushhij-polovye-gormony.

13 Кочетков, Я.А. Анаболический баланс при депрессии: влияние тианептина / Я.А. Кочетков, К.В. Бельтикова, Л.Н. Горобец. Московский НИИ психиатрии Росздрава. - Режим доступа: http://psyend.ru/psyend_ru-anabolit-balance.doc

14 Кочетков, Я.А. Маркеры гормонального баланса при депрессивных расстройствах: дис. … канд. биол. наук: 03.00.13 / Я.А. Кочетков. – М., 2009. – 139 с.

15 Городецкий, В.В. Нужна и возможна ли стандартизация процедуры определения физической работоспособности у спортсменов /В.В. Городецкий, Б.Р.Альперович // Пути совершенствования эффективности медицинского контроля за высококвалифицированными спортсменами: материалы 23 всесоюзн. конф. по спортивной медицине (Москва, 23-25 декабря 1987 г.). - М., 1987. - Ч. 1. - С. 32-33.



16 Городецкий, В.В. Оценка функциональной готовности спортсменов к соревновательной деятельности: новый подход / В.В. Городецкий, И.А. Киселева // Актуальные проблемы спортивной медицины: материалы 24 всесоюз. конф. - М., 1990. - С. 3-7.

17 Булыгин, В.П. Определение показателей чувствительности и специфичности интерпретирующих правил в задаче испытаний медицинских приборов / В.П. Булыгин, А.Г. Чепайкин // Медицинская техника. – 2003. - № 6. – С.10-15.



База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал