Миронов А. В., Цветнов Е. В



Скачать 254.87 Kb.
Дата30.04.2016
Размер254.87 Kb.
Миронов А.В., Цветнов Е.В.
Естественная среда обитания человека: единство геосферных взаимодействий.
МГУ им. М.В.Ломоносова. – М.: 2007 – 18 с.

Деп. в ИНИОН РАН № 61158 от 18.01.2007.


Mundi, quae nunc partes sunt, aliquando unitas fuit.1
В современной науке человек и природа для подавляющего большинства исследователей являются составными частями единой системы, неразделимыми слагаемыми одного планетарного целого. Единство человека и природы на первый взгляд есть непреложная истина, оспаривать которую нет особого смысла. Однако единых представлений о системе антропо-геосферных2 взаимосвязей, адекватных реалиям настоящего времени до сих пор не предложено. В рамках ряда научных дисциплин развиты представления только об отдельных взаимосвязях, ограниченного числа элементов окружающего нас мира. В свете угрозы наступления экологического коллапса для принятия адекватных ситуации политических и экономических решений необходима формализация представлений о единой планетарной системе, в рамках которой эти взаимоотношения реализуются.

В целях создания целостной картины весьма важно обратиться к наиболее значимым из существующих на сегодняшний день понятий и концепций, так или иначе относящихся к обозначенной системе. Еще раз подчеркнем, что все они касаются лишь взаимодействия отдельных элементов окружающего нас мира, но не описывают систему в целом:



  1. «Географический детерминизм» выявил взаимосвязь человеческого общества, его структурной организации и внешних географических условий. Существенным упущением здесь можно назвать игнорирование как технологических возможностей человека по преобразованию окружающей природы, так и техники.

  2. К.Маркс показал теснейшую связь политико-экономической организации социума и техники [14,156], но не рассматривал геосферные оболочки как самостоятельные объекты.

  3. Становление человечества как геологической силы ставит вопрос об описании взаимосвязи социума и природы, для которого в 1929г. Э. Леруа был предложен термин «ноосфера». Позднее идеи Леруа были развиты П. Тейяром де Шарденом, но окончательную свою форму они обрели в работах В.И. Вернадского. Как будет показано ниже, недостатком теории ноосферы является то, что ноосфера фактически чрезмерно идеализированное образование и, в дополнение к этому, технике как одному из участников планетарной системы Вернадским не уделено должного внимания.

  4. В 1935г. была опубликована статья А. Тенсли [26], в которой он обосновывает представление об «экосистеме» – природной биокосной формации. Существенным дополнением к вопросу об экосистеме явилась изданная в 1942 г. работа В.Н. Сукачева [23], в которой он впервые водит близкое к экосистеме понятие «биогеоценоз». Антропный и технический факторы основателями теорий были вынесены за рамки описываемых систем.

  5. Выделение «техноценозов» (взаимосвязанных сообществ технических объектов) осуществлено Б.И. Кудриным [11, 18]. При этом технетика – наука о технической реальности - не рассматривает человека как составной элемент технической реальности, отрывает техническую реальность от социо-культурных условий, в которых она только и может быть реализована.

Все вышеперечисленные представления со значительными дополнениями и корректировками могут быть объединены в единое представление об «социотехно-био-гео-системе»3.

Социотехно-био-гео-система4 (СТБГС) (от лат. socictas – общество и греч. téchne – искусство, мастерство, умение, bíos – жизнь, gé – земля и systéma - целое, составленное из частей, соединение) – система, объединяющая: ближайшее космическое пространство, магнитосферу, атмосферу, гидросферу, литосферу, биосферу, социосферу и техносферу5 и являющаяся самой значительной из геосфер. Фактором, объединяющим геосферы, является человек и его деятельность, последняя в свою очередь определяет принципиальные границы СТБГС. На сегодняшний день СТБГС является последней системой в эволюционном ряду стадий развития планеты6 и представляет собой глобальный ареал жизнедеятельности человека, созданный последним, синергичный его природе. СТБГС - система наиболее полно описывающая взаимоотношения человека и мира вокруг него; система, позволяющая вскрыть процессы трансформации общепланетарных взаимоотношений и прогнозировать их развитие.

Возникшая с момента применения первых орудий труда, и будучи локализована местом обитания первых людей, СТБГС в настоящее время является мощной общепланетарной эволюционирующей и самоорганизующаяся структурой, порожденной взаимоотношением человека (социума) и природы.

Отличие СТБГС от ноосферы заключается в том, что СТБГС не является лишь идеализацией, весьма далекой от реалий ближайшего будущего. Ноосфера же структурно весьма схожа с моделью идеального общества, основой которого является идеальный же индивид. «В настоящее время (…) приходится слышать о приближении варварства, о крушении цивилизации, о самоистреблении человечества. Мне представляются эти настроения и эти суждения следствием недостаточно глубокого проникновения в окружающее. (…) Научное знание, проявляющееся как геологическая сила, создающая ноосферу, не может приводить к результатам, противоречащим тому геологическому процессу, созданием которого она является» [5, 253]. В данном случае Вернадский идеализирует как научное знание, отделяя его от внешнего социо-культурного контекста, так и общество, в котором деятельность людей осуществляется на основе исключительно научного знания.

Несомненно, нет нужды опровергать идеи Вернадского, ставить под сомнения его прогнозы развития геосфер, критикуя их за невыполнимость и утопичность. Напротив, современные наука и научная мысль доказывают нам обратное – вся эволюция биосферы идет по пути трансформации в ноосферу. В наши дни полным ходом набирает силу и вес процесс внедрения в сознание общественности мысли о том, что, если не начать предпринимать конкретные действия по ликвидации накопившихся за всю историю человечества последствий его разрушающей деятельности прямо сейчас, то саморазрушение земной цивилизации неизбежно. Прямым проявлением этого процесса, помимо прочего является создание ЭКОэкономики как отрасли экономического знания [4] и, как следствие, стремление к созданию вполне реалистичных программ по преодолению сложившегося на сегодняшний день общепланетарного кризиса. Однако в одном В.И. Вернадский, очевидно ошибался – в скорости трансформации. Вернадский так характеризует ноосферу: «Ноосфера - последнее из многих состояний эволюции биосферы в геологической истории - состояние наших дней» [5, 482].

Сегодня становится ясно, что сменится еще не одно поколение людей, прежде чем идеалы Вернадского смогут в том или ином приближении воплотиться в жизнь. Отсюда возникает необходимость рассмотрения и детального описания реальной геосферной системы настоящего времени и ближайшего будущего - СТБГС.

СТБГС включает себя иррациональные мотивы - биологически определяемые особенности поведения и мышления человека, а также эгоистические мотивы поведения, определяющие и оправдывающие существование и нарастание (с ростом индивидуального и общепланетарного благосостояния [20, 55-56]) потребностей индивида, зачастую идущих вразрез с интересами человечества как целого. Неотъемлемой частью СТБГС являются отходы хозяйственной деятельности человека.

Здесь также важно отметить отличия СТБГС от техносферы. 1) СТБГС представляет собой систему взаимодействующих геосфер, тогда как негласно предполагается, что техносфера существует сама по себе в независимости от других оболочек Земли. 2) СТБГС включает в себя не только объекты созданные человеком, как это свойственно техносфере, но и те геосферные объекты, информация о которых влияет на принятие социальных, экономических, политических, технических и других решений. 3) Так же как и в случае с ноосферой, техносфера не включает в себя «не разумные» аспекты поведения человека.

СТБГС рассматривает весь комплекс новых отношений с учетом того, что разум человека оказывается несвободен в принятии решений, затрагивающих проблемы трансформации геосфер. Следует помнить, что принятие решений возможно только в заданных эколого-географических условиях – в границах репродуктивной и ресурсной возможности планеты, а также сообразно культурным, социальным и историческим особенностям обществ на данной территории. Вместе с тем следует отметить, что современные научные, технологические и технические возможности человека позволяют изменять профиль обозначенных границ. При помощи науки, техники и технологий удается извлекать полезные вещества из все более бедного начального сырья. Переработка вторичного сырья, создание гидропоники и применение экологичных источников энергии (энергия ветра, солнечная энергия) и т.д. - все это подтверждает изменчивость того лимита ресурсов, попавших в распоряжение человека. Благодаря деятельности человека удается как компенсировать потери в геосферах, так и влиять на процессы деградации биосферы. Впрочем, сказанное не должно приводить к выводу, что научно-технический прогресс – суть панацея от экологического недуга современности. Он лишь одно из слагаемых комплекса воздействий человека на природу, обозначаемого нами как техногенема.



Техногенема (от техно и греч. génesis – происхождение) – система социальных, политических, экономических и технических механизмов воздействия человека (социума) на природную среду7. Названием системы подчеркивается, что конечной результирующей любых человеческих воздействий на окружающий мир является техника. Техногенема лишена самостоятельности, это система, сопряженная с СТБГС и подчиненная ведущему фактору развития последней - человеку. В условиях развитой СТБГС основным свойством техногенемы должна стать синергичность действия (направленного на достижение поставленных человечеством целей и задач), слагающих ее компонентов.

Описывая СТБГС, необходимо более детально остановиться на 3 ее составляющих, 1 из которых бинарна.

А. Первый блок системы социотехнический. Человек (социум) – движущая сила, главный фактор развития СТБГС. Второй элемент блока (неразрывно связанный с первым элементом) - техническая реальность. Она состоит из великой триады: науки, техники и технологий. Наука – общая методологическая основа изменения окружающего мира, техника – инструмент преобразования мира, технологии – непосредственные алгоритмы преобразования мира [16].

Б. Третий и четвертый блоки – био- и гео- составляющие, соответственно, имеют самостоятельное значение, являясь базисом развития первого блока. В то же время следует подчеркнуть, что элементы первого блока оказывают воздействие на их собственную эволюцию.

Связующей первые два компонента СТБГС – человека (общество) и технику - с природным комплексом является техногенема.

Развитие СТБГС осуществляется на основании факторов, определяемых как каждым блоком по отдельности, так и их (блоков) взаимодействием. На сегодняшний день невозможно приписать доминирующее значение ни одному из этих трех блоков. В то же время, если мы не принимаем на себя ответственность за эволюцию СТБГС, то становимся невольными заложниками природных процессов. Единственным фактором, который находится полностью в нашей власти, являемся мы сами, поэтому переносить ответственность за глобальные проблемы человечества на «объективные законы», управляющие геосферами, представляется неправомочным.

Необходимость введения суммы суждений об СТБГС продиктована следующими тремя пунктами:

1. В первую очередь эта необходимость возникла в связи со всей предшествующей эволюцией философского и естественнонаучного знания о взаимодействии человека и окружающего мира, начавшейся с противопоставления человека природе, утверждения независимости научного знания от субъективных и социокультурных процессов, постулирования внеэтичности науки, техники и технологий и закончившейся установлением социальной обусловленности содержания научного знания [13], осознанием экологического кризиса и отстаиванием прав будущих человеческих поколений на достойную жизнь. Вне взаимодействия человечества и окружающих его геосфер не осталось ничего на нашей планете, что сохранило бы первозданный облик и не несло следов антропогенного воздействия (прямыми тому доказательствами служат глобальный трансконтинентальный перенос и выпадение химических элементов техногенного происхождения (тяжелые металлы, радионуклиды и т.п.) [18, 8],[25, 3], изменение климата и т.д.). Но ни само воздействие, ни его последствия не позволяют говорить о всесторонне взвешенных прогнозах дальнейшего развития человечества (в условиях различных фаз экологического кризиса, включающего в себя структурные трансформации в гео-, био-, социо- сферах и психологии индивидуума). Могут возникать только однобокие представления о разрушении окружающей среды, прогнозы ее дальнейшего истощения и, как следствие, гибели всего человечества или большей его части8.

2. Еще одним толчком к формированию адекватного взгляда на антропо-геосферный комплекс стал факт существования 2 взаимоисключающих друг друга подходов к описанию взаимоотношения социума и природы: экологическая (холистская) точка зрения на единство всех процессов на планете и широко распространенное противопоставление человека природе.

Если первая из обозначенных «планетарных моделей» скорее умозрительная, то вторая модель уже вполне научно обоснована и куда более часто реализуется на практике. Основой второй модели является естествознание, которое жестко позиционирует человека и окружающий мир. Одним из подтверждений этого в естественнонаучных дисциплинах могут служить базисные положения таких наук, как почвоведение и фитоценология.

Почвоведение как отрасль естествознания основана на положении В.В. Докучаева о факторах почообразования: почва есть функция (результат) от материнской породы (грунта), климата, [рельефа местности - [8, 349]] и организмов, помноженная на время [8, 345]. Шестой фактор – человек и его деятельность до сих пор остается лишь основой для разумной критики докучаевской доктрины.

Обращаясь к фитоценологии, отметим, что, структурируя биогеоценоз, В.Н.Сукачев включил в него блок биоценоза (фитоценоз, зооценоз и микробоценоз) и блок косной среды (атмосфера и почвогрунт), но вывел человека, человеческий фактор за пределы общей схемы. Как и Докучаев, Сукачев, следуя традиции, уделил антропо-техническому воздействию лишь роль сторонней силы, воздействующей на систему. Очевидно, что в вопросах экологии Земли и определении результатов хозяйственной деятельности человека преобразующее воздействие человека как раз становится доминирующим фактором в эволюции биогеоценоза.

Словом, современные представления таковы, что человек дистанцирован от репродуктивной и регенеративной базы природы, не имеет естественной среды обитания [1, 86] , что в свою очередь, приводит к формированию суждения о его существовании в искусственной, в той или иной степени изолированной антропо(техно)генной среде9 (а затем соответственно и выводе о принципиальной враждебности человека миру или враждебности мира человеку). Взаимодействие же между «искусственной» и «естественной средами» осуществляется посредством преобразования (зачастую разрушительного) последней при помощи науки, техники и технологий [10, 56].

Однако подобное суждения представляются неверными. Совершенно очевидно, что среда обитания человека всегда представляла собой объект, сформированный в результате сложнейших социо-техно-геосферных взаимодействий, становящихся возможными благодаря знаниям, воплощенным в технике и технологиях. Нет оснований допускать, что человек вида Homo Sapiens когда либо существовал в некоторой «естественной среде»10. Приводя пример «от противного», рассмотрим ситуацию, в которой человек помещен в нативную среду и лишен способности видоизменять ее. В этом случае он обречен на гибель. Человек всегда жил и будет жить в среде, созданной им самим.

Способность к осознанному изменению мира вокруг, осознанное создание собственной среды обитания посредством орудий труда (техники) – неотъемлемая, неотделимая составляющая человека; компонента, заложенная природой в момент возникновения человека как вида. Конечно, способность к орудийным действиям не является исключительной прерогативой современного человека, такая деятельность существовала у его непосредственных предков, встречается, хотя и редко, у животных. В более простой - манипулятивной активности (широко распространенной в животном мире), видны эволюционные истоки поведения человека. Таким образом, сама способность к осознанному изменению мира – результат эволюционных процессов, получивших у вида Homo sapiens наибольшее развитие.

Из вышесказанного следует: нет смысла противопоставлять природное и «искусственное», так как в самой постановке вопроса скрыта заведомо ложная посылка. Куда более важно попытаться вскрыть закономерности взаимозависимого развития человека (социума) и окружающего мира.



3. В связи с этим, третьим немаловажным моментом в формировании нашего взгляда на СТБГС был вполне закономерный вопрос - действительно ли развитие природы и человека настолько взаимосвязаны? Подлинно ли человек является со-двигателем эволюции общепланетарной экосистемы (в частности, так ли целесообразно вводить человека как шестой фактор почвообразования)?

В научной среде бытует мнение, что поистине техногенными11 системами12 могут считаться только те, которые теряют свою природную способность к самовосстановлению13. И только в этом случае их существование и развитие полностью определяются антропогенным фактором, так как сам факт их возникновения связан с деятельностью человека. Напротив, природные системы, антропогенный прессинг на которые не достиг своего критического значения, способны вернуться к нативному состоянию, а это значит, что фактор воздействия человека на них – лишь частное локальное воздействие, могущее быть нейтрализованно истинными (неантропными) факторами саморазвития системы. Резюмируя эту точку зрения, ее сторонники утверждают, что человеческая общность так или иначе не является структурой, способной в рамках геологического времени повлиять на ход развития природных образований.

Однако такое представление мы считаем не вполне оправдано, если не сказать больше – неоправданно вовсе. Очевидность этого мы видим в следующем:

Во-первых, дело не в том, что деятельность человека может быть нивелирована в геологическом времени природными факторами, а в том, что человек интегрирован в протекание геологических и биологических процессов. Согласно мнению В.И. Вернадского, «ни один живой организм в свободном состоянии на Земле не находится. Все эти организмы неразрывно и непрерывно связаны - прежде всего питанием и дыханием - с окружающей их материально-энергетической средой. Вне ее в природных условиях они существовать не могут» [5, 472].

Во-вторых, даже при том, что человек во многом подчинен законам развития общества, он по сути своей является структурной составляющей нынешних природных экосистем, а значит так или иначе законы развития последних накладывают на человеческую общность определенный отпечаток. Более того, убирая человека из рассмотрения, мы получаем модель (эко)системы с заведомо ложными основаниями.

В-третьих, человека и его деятельность нельзя исключать из единой общепланетарной системы. Анализировать последнюю вне этого воздействия принципиально неверно. Напомним, что конечной целью любого, даже чрезмерно гипертрофированного экологического анализа является благо человека. Исключая человека из анализируемого комплекса, мы либо отвергаем целесообразность достижения обозначенной цели, либо необоснованно упрощаем анализ, строя модель совершенно другой системы, в которой человеку места нет.

Таким образом, мы берем на себя смелость утверждать необходимость включения человека и техники в модель общепланетарных взаимодействий, определяющих социальные, биологические и геологические процессы на планете. Утверждение об ошибочности противопоставления природного и «искусственного» для человека здесь имеет особую силу, так как снимает логическое противоречие между социальной и технической эволюцией, с одной стороны, и «первозданной природой», развивающейся по «своим законам» (не связанным с человеком и его деятельностью), с другой. Теперь, вполне логично заключить, что социум является одним из со-двигателей общепланетарной эволюции.

С непониманием этого связана скрытая губительная вера в то, что устойчивость природных систем столь значительна, что способна выдержать фактически любое негативное воздействие со стороны человека.

Говоря, что человек (социум) является со-двигателем (одним из ряда «двигателей», в том числе и природных) эволюции СТБГС, мы подчеркиваем - рассматривать СТБГС как естественную среду обитания человека необходимо с учетом сохраняющейся на протяжении всей истории зависимости человечества от земных геосфер, определяющих возможности хозяйственной деятельности14.

Разобравшись с причинами, по которым мы сочли необходимым ввести интегративное представление об СТБГС, и, переходя к более детальному рассмотрению круга вопросов с ним связанных, следует еще раз подчеркнуть важнейшее положение данной работы - СТБГС – единственно возможная, естественная среда обитания человека; человек (социум) является инициирующей силой всей системы, задающей направление для ее эволюции.

Утверждая доминирование антропной составляющей в СТБГС, мы отдаем себе отчет в том, что описание подобной системы может быть создано и на основе лидерства техники. В этом варианте человек подчинен технике, она на основании собственных законов развития определят структуру социума и разрушает геосферы.

Несомненно, техника как в целом, так и в частности (каждая отдельная техническая система), несомненно, представляет угрозу. Однако, на наш взгляд, угроза эта – отнюдь не структурная особенность техники. Она – суть свойство человека, создателя и пользователя техники15. Однако, необходимо признать, что потенциальные возможности контроля человеком над техникой в полном объеме фактически реализованы быть не могут. Причины заключаются в следующем: усложнение технических систем делает невозможным анализ информации обо всей системе как целом, поведение отдельного человека может определить всю деятельность технической системы.

Рациональным подходом к решению данной проблемы было бы обдуманное использование техники и результатов научно-технического прогресса на основании формирования определенных ценностей при использовании механизмов техногенемы. На сегодняшний день наблюдается катастрофические провалы в понимании необходимости этической адаптации общества к последствиям научно-технического прогресса, к адаптации человека и человечества к технике и технологиям [17]. Смена поколений современной техники и технологий происходит неоднократно на протяжении одного поколения людей. Эта ситуация не имеет аналогов в прошлой истории человечества, соответственно отсутствует и механизм принятия обществом инноваций.

Отсюда очевидна необходимость существования отдельной отрасли знания, которая затрагивает не только профессиональные технически-ориентированные круги людей (инженеров, технологов, программистов и др. - оценка техники [9]), но и широкие массы пользователей техники. Такой отраслью знания, связывающей системой контроля мир технического и ставящий его в подчиненное человеку положение, является техноэтика [17].

Техноэтика наряду с комплексом новых, закономерно возникающих (таких, как, например, хомонатурология) и столь же закономерно развивающихся (таких, как синергетика16) научных дисциплин должна выступить одним из недостающих связующих звеньев в системе знания, описывающего взаимоотношения природы и человека.

Однако новые отрасли знания могут лишь помочь целостнее охватить весь комплекс возникших и возникающих проблем, но чтобы найти адекватное их решение требуется радикальная перестройка всех существующих общественных блоков и в первую очередь экономики.

Очевидно, что экономика любой страны является результатом хозяйственного освоения природы. (…) Вне природы нет и не может быть ни самого человеческого общества, ни каких-либо форм хозяйствования. В данном аспекте все виды деятельности человека – это ни что иное, как различные формы использования природы или природопользования [12, 7].

Однако, не смотря на это, между экономикой и природной средой с каждым годом растет все большая напряженность. Экономика на современном этапе своего развития все еще остается нерациональным ресурсопотребителем, что напрямую способствует углублению экологического кризиса.

Рынок в целом и рыночные методы регулирования экологических проблем считаются на сегодняшний день самыми передовыми средствами для достижения всех принципиальных эколого-экономических целей [24, 427]. В частности, экономический механизм экологизации экономики17 практически целиком ориентирован на рыночные методы регуляции [3, 313-351]. Вместе с тем рыночная ориентированность современного хозяйствования во многом не оправдывает возложенные на нее ожидания. Отрицательные внешние эффекты человеческой деятельности (отрицательные экстерналии) не отражаются в рыночной стоимости товаров и услуг, а оттого во многом игнорируются. В подобной ситуации многие экологи резко негативно отзываются о рынке и небезосновательно, обвиняют экономистов-рыночников в полной неспособности найти выход из сложившейся на сегодня ситуации. При всем множестве методик экологизации экономики единой готовой и хорошо функционирующей модели реализации выхода из экологического кризиса в мире не существует. Ситуация во многом осложнена отсутствием системного видения взаимосвязи социума и природы, такого, какое дает представление о СТБГС. Наличествующие на сегодня наработки в данном вопросе позволяют говорить о двух принципиальных направлениях развития проблемы:



1. Наиболее консервативно настроенные исследователи говорят о том, что будущее за простой консолидацией директивных и рыночных методов регулирования [3, 295].

2. Ученые, взгляды которых радикальнее, но в то же время трезвее, полагают, что в рамках существующих экологических и экономических парадигм невозможно создать метод, который позволил бы наверняка привести планетарную систему (в нашей терминологии СТБГС) к устойчивому состоянию. В целом, анализируя труды последних, уже можно говорить о возможных принципах создания нового экономического механизма взаимоотношения общества и природы. В частности, красной нитью проходит мысль о том, чтобы экономика стала составной частью экологического направления научного знания.

Говоря о перестройке экономики, всех общественных систем в целом, а следовательно, и о принципиальной эволюции современной СТБГС, нельзя не остановиться на двух открывающихся перед человеком возможностях.



Первая возможность заключается в том, что, создавая собственную среду обитания, человек может придти к такой модификации СТБГС, в которой природный мир (в его традиционном понимании) был бы максимально упрощен или «одомашнен». Т.е. в конечном счете, человек призван формировать для себя такое жизненное пространство, в котором наличествовало бы ровно столько системных звеньев, сколько нужно для обеспечения максимального числа потребностей самого важного системного звена – творца системы – человека [22, 217-221]. Однако очевидной «мелочью» является то, что рассчитать принципиальное количество звеньев не представляется возможным. Динамика сокращения видового разнообразия, упрощение сельскохозяйственного и урбанистического ландшафта подтверждает данное утверждение.

Следует помнить, что именно по такому пути шло человечество до недавнего времени, полагая, что сможет изменять как заблагорассудится окружающий мир. Только с развитием экологии как науки становится возможным осознать всю опасность и неоднозначность такого пути развития.



Вторая возможность эволюции СТБГС заключается в том, чтобы принять за аксиому довольно утопическое требование: в мире ничто не может быть изменено, а сохранение биоразнообразия есть чрезвычайно важная задача на выполнение которой возможно выделить столько ресурсов, сколько необходимо.

Как в первом, так и во втором случае человек выступает в качестве регулятора природных процессов. Однако если в первом случае человек наряду с упомянутой ролью выступает также и в роли инженера своей среды обитания, то во втором случае - человек больше коллекционер и бережливый хранитель.

Оба эти случая имеют как положительные, так и отрицательные стороны. При реализации первой стратегии было достигнуто биологическое доминирование нашего вида на планете; недостатки же хорошо известны – экологический кризис. Вторая стратегия сулит нам «чистый» мир. Но при всех своих неоспоримых достоинствах «эко» подход имеет существенные ограничения. Не имея возможности останавливаться на всех его внутренних противоречиях, рассмотрим лишь одно из них, представляемое нам вполне показательным.

Для реализации этого подхода строго необходимо подавить рост численности населения и более того, сократить его до ресурсных возможностей геосфер, иначе ни одна экологическая программа просто не выдержит «конкуренции» увеличивающимся с каждым годом человечеством и его потребностями.

Во-первых, население Земли неравномерно потребляет ресурсы, и поэтому непонятно о сокращении какой части человечества может идти речь. Во-вторых, проблему регуляции численности населения решить можно, по всей видимости, только в условиях единой, интегрированной мировой экономики с приставкой «эко». Но такая экономика возможна лишь в условиях ноосферы.

Следует отметить, что уже в современных принципах рационального природопользования заложен механизм регуляции численности населения. Но механизм этот весьма жесткий, если не сказать жестокий, а оттого, увы, неверный. В частности, при анализе положения о необходимости включение отрицательных экологических внешних эффектов во внутреннюю стоимость продукта (интернализации экстерналий) - одного из важнейших пунктов рационализации природопользования в условиях современной экономики вполне закономерно ожидать, что цена продукта будет увеличена в разы. Следствием этого станет то, что население многих неразвитых и развивающихся стран будет просто неспособно прокормить себя, а значит, погибнет. И вряд ли стоит надеяться на поддержку мирового сообщества в форме субсидий или иной гуманитарной помощи. «Золотой миллиард» будет занят проблемой собственного выживания, в первую очередь, связанного с глобальным экономическим кризисом, неизбежным при перестройке экономики от ресурсоемкого ее типа к ресурсосберегающему, экологически ориентированному.

Каким путем пойдет человечество, как будет эволюционировать СТБГС и, в конечном итоге, как будет выглядеть ноосфера – проблема не данной работы, однако весьма осторожный прогноз все-таки следует дать.

Крайние варианты предложенных путей развития, отождествляемые с технократизмом (решение всех экологических проблем при помощи науки и техники) и антисцентизмом (различные способы ограничения и подавления научно-технического прогресса) с нашей точки зрения нереализуемы. Первый, из-за невозможности учесть и спрогнозировать последствия «вмешательства» природы в жизнедеятельность социума, второй – по причине невозможности удалить техническую реальность, не уничтожив при этом человечество. Даже если мировая общественность обратит свой взор к пока неясному, но «универсальному» экологическому пути, ей, так или иначе, потребуется оглядываться на первый, деструктивный путь и искать некие компромиссы.

Подводя итог всему изложенному выше, заключим: среда обитания человека состоит из костного, биокостного, биологического и техновещества [2, 109]. Жизнедеятельность человека протекает в симбиозе с биологическим объектами, сам человек и неразрывно связанная с ним техногенема – естественные составляющие природы. На современном этапе человек, наука, техника, технология и природная среда слагают единую социотехно-био-гео-систему.

Суть всей поднятой проблемы не в том, чтобы оправдать чрезмерное вмешательство человека в окружающий его мир. Подведение философско-методологической базы под тотальную трансформацию нативной среды [22, 203-204] чревато необратимыми деструктивными последствиями и усугублением экологического кризиса [7, 7-8]. Суть состоит в том, чтобы показать всю значимость адекватной интеграции комплекса человека и техники в современные научные парадигмы, что позволит более трезво оценить проблемы современности и выработать рациональные политические, экономические и этические методы их решения. В первую очередь, это касается проблемы преодоления экологического кризиса, в эпоху которого мы живем (и предупреждения экологического коллапса, неизбежно с ним связанного). Единственный механизм защиты от которого состоит в создании экологической доктрины и формировании экологического мышления18. Последние, на наш взгляд, немыслимо без осознания человечеством единства и неразрывной связи всех компонентов СТБГС и своей ответственности за ее эволюцию.



ЛИТЕРАТУРА.

  1. Агацци Э. Моральное измерение науки и техники. – Москва, 1998.

  2. Баландин Р.К. Ноосфера или техносфера // ВФ. – 2006. – № 6. – С. 107 – 116.

  3. Бобылев С.Н., Ходжаев А.Ш. Экономика природопользования. – М.: ИНФРА-М, 2004.

  4. Браун Л.Р. Экоэкономика: Как создать экономику, оберегающую планету. – М.: Весь Мир, 2003.

  5. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. – М.: Айрис-пресс, 2004. – 576с.

  6. Винер Д.Р. Экологическая идеология без мифов // ВФ. –1995. – № 5. – С. 82 – 97.

  7. Добровольский Г.В., Никитин Е.Д. Сохранение почв как незаменимого компонента биосферы. - М.:Наука, МАИК «Наука / Интерпериодика», 2000.

  8. Докучаев В.В. Избранные сочинения. – М.: Гос. изд-во с/х лит., 1949. –Т. 3.

  9. Ефременко Д.В. Введение в оценку техники. – М.: МНЭПУ, 2002.

  10. Йонас Г. Принцип ответственности. Опыт этики для технологической цивилизации. – М.: Айрис-пресс, 2004.

  11. Кудрин Б.И. Еще раз о третьей научной картине мира. – Томск: ТГУ, 2001.

  12. Мазуров Ю.Л., Пакина А.А. Экономика и управление природопользованием. – М.: МГУ, 2003.

  13. Малкей М. Наука и социология знания. – М.: Прогресс, 1983.

  14. Маркс К. Нищета философии: ответ на "Философию нищеты" г-на Прудона. – М. Прогресс, 1980.

  15. Медведев В.И., Алдашева А.А. Экологическое сознание. – М.: Логос, 2001.

  16. Миронов А.В. Наука, техника и технологии: взаимосвязь с социумом // Вестн. Моск. Ун-та. – Сер. 7. «Философия». – 2006. – № 1. (Эту и другие работы А.В. Миронова см. на сайте Техноэтика – http://www.t-e.nm.ru).

  17. Миронов А.В. Техноэтика: ответ на актуальные проблемы перехода к устойчивому развитию. // Вестн. Моск. Ун-та. – Сер. 7. «Философия». – 2004. – № 3.

  18. Мотузова Г.В. Загрязнение почв и сопредельных сред. – М.: МГУ, 2000.

  19. Никитин Е.Д. Философский анализ системных взаимосвязей биосферы, почв, цивилизации: автореф. дисс. докт. философ. наук. – М.: МАКС Пресс, 2005.

  20. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс – М.: АСТ, 2002.

  21. Розин В.М. Техника и социальность // ВФ. – 2005. – № 5. – С. 95 – 107.

  22. Рополь Г. Техника как противоположность природы // Философия техники в ФРГ. – М.: Прогресс, 1989.

  23. Сукачев В.Н. Идеи развития в фитоценологии. – М.: Советская ботаника. –1942. – № 1, 2

  24. Холина В.Н. Основы экономики природопользования. – СПб.: Питер, 2005.

  25. Щеглов А.И. Биогеохимия техногенных радионуклидов в лесных экосистемах. - М.: Наука, 1999.

  26. Tansley, A.G. The Use and Abuse of Vegetational Concepts and Terms // Ecology. – 1935. №16. – P. 284 – 307.



1 Земля, разделенная ныне на части, некогда была одним целым (лат.)

2 Под геосферами в научной литературе понимается концентрические сплошные или прерывистые оболочки, образованные веществом Земли. В направлении от периферии к центру расположены магнитосфера, атмосфера, гидросфера, земная кора, мантия и ядро. Так же, как самостоятельные геосферы, принято выделять биосферу, антропосферу, социосферу, техносферу, и ноосферу.

3 Термин предложен авторами.

4 Дефисами нами обозначены отдельные блоки системы. Для описания системы нами использованы 4 составляющие: социо-, техно-, био- и гео- к которым может быть сведено все многообразие межгеосферных взаимодействий. Выделение нами четыре компонентов обусловлено следующими соображениями. В связи с тем, что существующие представления о социосфере и техносфере слабодифференцированы, то мы вынуждены использовать понятие социосоставляющей, описывающее многообразие социальных отношений и техносоставляющей, применяемое для описания взаимоотношений с использованием науки, техники и технологий. Био- и гео- составляющие представляют живую и косную материю соответственно. Связующим элементом для них является биокосная материя. Четыре обозначенных элемента объединены в три блока. Первый блок системы – социотехнический – двукомпонентен, бинарен, а последующие блоки однокомпонентны «Социотехно» блок нами выделен по причине несводимости социальной организации человеческого общества исключительно к биологическим процессам, а техники, используемой человеком, - к геосоставляющей. Связующим элементом в границах первого блока на современном этапе является техногенема (см. ниже). Важно подчеркнуть, что все составляющие находятся в неразрывной связи между собой, а предложенное нами деление отражает лишь существующие в науке представления. Мы объединяем их в систему, не противопоставляя друг другу так, как это делалось ранее, но удаляя дублирующие элементы.

5 В том числе и отходы хозяйственной деятельности человека.

6 Вполне вероятно, что следующим этапом эволюции планетарных экосистем станет спрогнозированная В.И. Вернадским ноосфера или система, так или иначе, более приближенная к идеальной сфере разума чем СТБГС.

7 Одним из них является техноэтика.

8 Хотя, на первый взгляд, и небезосновательно: прогнозы крушения современных цивилизаций основаны в первую очередь на историческом опыте - гибель многих древних цивилизаций была связана с их вступлением на экономический путь, который оказался в противоречии с природными возможностями [4, 44].

9 В качестве иллюстрации представлений об антропо(техно)генной среде можно привести слова В.М. Розина: «… я сам утверждаю, что на нашей планете почти все стало техникой, не исключая человека, который является техникой, поскольку обслуживает технику и обеспечивает свою жизнь исключительно с помощью техники. […] Отдадим себе отчет: с явлениями первой природы современный человек фактически уже дела не имеет. Вся наша среда искусственная… » [21, 98-99].

10 Под естественной средой здесь следует понимать среду, неизмененную человеком. Существование в историческую эпоху такой среды представляется необоснованным, а бытующие представления, подчас, основаны на недоразумениях и ошибках. См., например, о возникновении представления о «девственной природе» на Виргинских островах [6, 90].

11 Под техногенезом традиционно понимается создание и преобразование биосферных систем, вызываемое производственной деятельностью человека. С нашей точки зрения, техногенное и антропогенное воздействие является синонимичным, т.к. без человека техническое воздействие невозможно, а без техники невозможно существование человека.

12 Примерами таких систем могут служить агроценозы развитых Европейских стран.

13 Подобные суждения широко распространены в биологической среде, но в силу общеизвестности не отражены в литературе.

14 В современном обществе потребления эта зависимость достигла своего исторического максимума. Однако полное обособление человека от природы является несбыточной фантазией.

15 Нами техника рассматривается как инструмент, набор артефактов, а технологии – как правила организации техники и социума для осуществления целенаправленной, осмысленной деятельности. Технологии, а через них и техника - порождения человеческого разума, полностью подвластные последнему.

16 Особую важность синергетика приобретает в свете опасений, выражаемых многими экологами, и связанных с тем, что разные отрицательные внешние эффекты человеческой деятельности синергичны друг другу, т.е. результат каждого конкретного стрессового воздействия на окружающую среду оказывается значительно выше прогнозируемого ([4,110]; [19, 31]), а также безусловной необходимостью изучения совместного действия различных системных машин.

17 Обычно под экономическим механизмом понимается экономические формы, методы и рычаги реализации целей экономической политики [12, 79].

18 См. например [15].




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал