Мобильное гражданство инвалидов в социальном пространстве города



страница1/4
Дата26.04.2016
Размер0.67 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2   3   4
На правах рукописи

Наберушкина Эльмира Кямаловна



Мобильное гражданство инвалидов

в социальном пространстве города

Специальность 22.00.04 – Социальная структура,

социальные институты и процессы

Автореферат


диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук


Саратов – 2013

Работа выполнена в Федеральном государственном образовательном
учреждении высшего профессионального образования «Саратовский
государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.»


Научный консультант:

Заслуженный деятель науки России,

доктор социологических наук, профессор

Ярская-Смирнова Елена Ростиславовна


Официальные оппоненты:

Щукина Нина Петровна

доктор социологических наук, ФГБОУ ВПО «Самарский государственный университет», заведующий кафедрой «Социология


социальной сферы и демографии»





Фофанова Катерина Владиславовна

доктор социологических наук, доцент ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева», доцент кафедры методологии науки и прикладной социологии







Черняева Татьяна Ивановна,

доктор социологических наук, профессор,

Поволжский институт им. П.А. Столыпина

Российской академии народного хозяйства

и государственной службы

при Президенте Российской Федерации,

заведующая кафедрой социальных коммуникаций


Ведущая организация:

«Нижегородский государственный университет имени Н.И. Лобачевского»

Защита диссертации состоится 4 апреля 2013 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.242.03 при ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.» по адресу: 410054, Саратов, ул. Политехническая, 77, Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А., корп. 1, ауд. 319.


С диссертацией можно ознакомиться в научно-технической библиотеке ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.».
Автореферат разослан « » 2013 г.
Учёный секретарь Печенкин В.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Трансформация социальной, экономической и политической структур в России привела к существенным изменениям не только в поле социальной политики инвалидности, но и в пространстве российских городов, что вызывает заинтересованность в теоретической рефлексии и методологической разработке новых подходов к изучению проблем конструирования социального гражданства людей с ограниченными возможностями в контексте урбанизма. Исследования социальной стратификации недостаточно затрагивают проблематику ограничения гражданства по признаку инвалидности, тенденции глобализации и опыт самих горожан с ограниченными возможностями мобильности. Трансформация современного социального пространства проявляется в ускорении общественного развития, границы мира и общества становятся подвижными, а связь материальной и социальной мобильности прослеживается четче. В этом контексте применение категории мобильного гражданства как одной из форм социального гражданства позволяет переосмыслить социальное пространство инвалидности. Сегодня инвалидность понимается как результат взаимодействия между людьми с нарушениями здоровья и средовыми барьерами, которые мешают полному и эффективному участию людей с ограниченными возможностями в жизни общества наравне с другими. В русле стратегического направления модернизации системы социального развития в Российской Федерации находится заинтересованность в расширении понимания категорий, закрепленных в Конвенции ООН о правах инвалидов. Новые реалии российской урбанизации связаны с правом человека на город, вопросами о власти и привилегиях, которые предоставлены разным социальным группам населения в соответствии со сложившимися законами общественного устройства, где проявляется взаимозависимость горожан и формируются социальные дистанции. Социологическое прочтение города актуализирует понимание социальной дифференциации и роли гуманитарного знания, которое сегодня слабо влияет на градостроительные практики, а порой вовсе теряется в потоках стратификационной борьбы за экономический и социально-политический капитал. В доминирующих алгоритмах конструирования городских территорий не достаточно представлены интересы отдельного человека с его особенностями и индивидуальными различиями, наиболее остро эта проблема стоит в связи с нетипичностью.

Сегодня главный код производства городского пространства, позволяющий максимально полно реализовывать гражданские права всех социальных групп, сопряжен с концепцией инклюзивного дизайна. В основу инклюзивного дизайна положена идея экологической и социальной справедливости, заявлено, что города были сконструированы не просто без учета потребностей людей с ограниченными возможностями, а для некоего физического совершенства, которому могут соответствовать лишь некоторые люди. Значимой проблемой является отсутствие в контексте современной социальной политики постановки вопроса об инклюзивном дизайне, официально закреплена стратегия формирования доступной среды для инвалидов, которая в теоретическом и практическом смысле не достаточно осознана в связи с принципами инклюзивного дизайна. Имеет место недостаточная компетентность и информированность специалистов – современных архитекторов, градостроителей и обществоведов, ученых, исследующих социальные процессы и коммуникации, в вопросах создания инклюзивной городской среды, что нередко выражается в грубых нарушениях законодательства, отсутствии институциальных механизмов гражданского контроля над производством городского пространства.

Актуальность исследования, таким образом, определена необходимостью концептуализации мобильного гражданства инвалидов в социальном пространстве города, социальных функций и роли архитектуры, социальной политики, инклюзивного дизайна в развитии городского сообщества и конструировании социального пространства инвалидности.

Степень разработанности проблемы определяется научными традициями, сложившимися в мировой социологии в исследованиях социальной стратификации и мобильности, социального пространства города, социальной эксклюзии и интеграции.

В контексте рассматриваемой фундаментальной научной проблемы принципиально важным представляется разработанный А. Лефевром, Д. Харви, Г. Маркузе подход в рамках критической социальной теории, направленный на рефлексию общественного прядка, рассмотрение степени справедливости социального пространства и права на город. Для исследования социального гражданства инвалидов продуктивны теории социального действия М. Вебера и структурного функционализма Т. Парсонса, теории социальной стратификации и социальной мобильности П. Сорокина, С. Липсета, Р. Бендикса, социальный конструктивизм П. Бергера и Т. Лукмана.

Рамкой, оформляющей замысел исследования, выступают теории, входящие в конструкцию «социальное пространство города и мобильное гражданство инвалидности». Прежде всего, принципиальное значение имеет новое прочтение социокультурного смысла инвалидности, который рассматривается в работах Д. Бейли, П. Блазго, Т. Хармс, Е. Ярской-Смирновой как основание появления дискриминации и притеснения, а также интерпретации инвалидности, закрепленные в Конвенции ООН. Размышления о пространстве обстоятельно представлены в работах Э. Дюркгейма, И. Гофмана, И. Канта, М. Хайдеггера. Э. Дюркгейм анализирует социальное пространство, исходя из его физических характеристик, воспринимая их как социальные факты. Сам термин «социальное пространство» активно использовался П. Бурдье для обозначения абстрактного пространства, конституированного ансамблем подпространств или полей, которые обязаны своей структурой неравному распределению отдельных видов капитала. В русле символического интеракционизма И. Гофманом предлагается рассмотрение пространства в аспекте управления впечатлениями, закулисных и парадных зон, теория стигматизации позволяет анализировать механизмы взаимоотношений в социуме. В идеях М. Хайдеггера зарождается феноменологическая традиция описания пространственных форм, которая находит продолжение в работах Г. Башляра, Г. Лакофа, М. Мерло-Понти, П. Рикера, А. Шюца.

Обращение к концепции М. Фуко о распределении индивидов в пространстве как дисциплине нашего времени позволило выявить принципиальные схемы, механизмы, практики социальной дифференциации инвалидов. Продолжению логики интерпретации причин социальной эксклюзии инвалидов послужили работы У. Митчелла, который развивает идею всеобщего надзора в контексте цифровой революции: он, с одной стороны, предполагает освобождение человека от жестких ограничений, с другой – демонстрирует эволюцию дисциплинарных практик. Проблематизация и развитие социологии социального пространства нашли отражение в работах А. Филиппова, работы Т. Черняевой по архитектонике городского пространства позволяют разобраться в направлениях и практиках социального конструирования различий в перспективе социальной дифференциации и интеграции. Исследования социальной справедливости и социальных изменений в контексте времени базируются на темпоральных аспектах социального пространства, представленных в работах В. Ярской.

Важный ракурс проблематики исследования инвалидности в социальном пространстве города оформлен дискуссией о городском пространстве – иерархизированном, полном разнообразной социальной активности, трансформирующемся в ходе исторического времени и смены политических формаций. М. Вебер, В. Зомбарт и О. Шпенглер интерпретировали эволюцию современной цивилизации, во многом представляя ее как историю становления городского образа жизни. Особую ценность обретают работы Г. Зиммеля, которые дают основание рассматривать социальное пространство как форму совершения событий в мире; одно из качеств взаимоотношений людей в пространстве города он определяет как блазированность (blasé urbanite). Осмысление проблем инвалидов в большом городе происходит, в том числе, в рамках упомянутой категории как свойства, которое вырабатывают люди, чтобы защитить себя от перегрузки бесчисленными раздражителями, включая людей, объекты и события. В дальнейшем эта характеристика городского образа жизни фигурирует в дискуссиях урбанистов и дезурбанистов, а преодоление равнодушия и враждебности мегаполиса становится задачей многочисленных проектов городского развития. Некоторые современные научные концепции постструктурализма строились вокруг описания урбанизма и его социальных эффектов. Так, Р. Барт рассуждал о «репертуаре имиджей», который используется людьми при встречах с незнакомцами, в этом смысле поведенческие стратегии горожан порой принимают формы направленные на экономию эмоциональной энергии. У Ж. Бодрийяра свойства жизни в мегаполисе описаны в терминах ненависти как порождения равнодушия, размывания границ добра и зла, полезного и вредного, нужного и ненужного, когда параллельно процессу опустынивания идут: массированная урбанизация окраин, музеификация города, сателлитизация бытия, создающие видимость благополучия городской жизни. Сторонники течения нового урбанизма Ч. Дженкс, Дж. Джейкобс, Л. Мамфорд, С. Полизоидес единодушны в том, что ключевая проблема города эпохи модернизма и далее постмодернизма – сама его организация. В основу анализа мобильного гражданства инвалидности положены теоретические выкладки сторонников мобильной социологии, которая изучает различные мобильности людей, вещей, сложные взаимодействия между этими мобильностями и их социальные последствия. Парадигма новых мобильностей берет свое методологическое начало в теориях А. Лефевра и складывается около десяти лет назад в работах Дж. Урри, З. Баумана, А. Тоффлера как новый объект исследования в социальном знании.

Вопросы основных моделей развития городской территории в контексте социальных эффектов были подняты Э. Берджессом, Ф. Маккензи, Э. Ульманом, Х. Хойтом, Ч. Харрисом. В работах Ч. Бута, Л. Вирта, Р. Парка представлены рассуждения о социальном неравенстве в контексте урбоэкологического подхода, их заслугой является глубокое изучение тематики меньшинств и практик сегрегации в городах. Существенное значение имеют идеи К. Манхейма, отмечавшего, что одной из потребностей человека всегда было дистанцирование и обозначение своего статуса в пространстве. Работы Д. Логана, К. Линча, Х. Молоча послужили базой для изучения политэкономии городского пространства, в основе анализа города лежит осознание экономических процессов и политического властного процветания, влияющих на формирование города. Немало интерпретаций социопространственных отношений в городе было дано представителями течения неомарксизма в 1960-1970-х годах. А. Лефевр ввел в социальную теорию дискурс о пространственной справедливости как форме социальной справедливости, о производстве пространства и воспроизводстве посредством этого отношений доминирования в капиталистическом обществе. Данная проблематика была продолжена серией работ: А. Грамши, М. Кастельс, Д. Лукач, Д. Харви солидарны в том, что каково общество – таково и городское пространство, а облик современного города в логике неомарксизма – это отражение расстановки сил и капиталов. Эти концепции позволили рассмотреть социальное неравенство и ситуацию социальной справедливости в городе как результат борьбы за обладание капиталами. Рассуждения о справедливости городского устройства базировались на выводах К. Маркса о социальном порядке, а также плюралистическом подходе к обоснованию справедливости, предложенном Д. Харви, где справедливость – это основа для демократической коммуникации и институциальные условия, дающие возможность всем реализовывать свои перспективы. Тезисы о пространственной справедливости, городском гражданстве и праве на город получили широкое развитие в социальной науке и послужили базой для объяснения социального статуса инвалидов с опорой на выводы Л. Лобау, Г. Хукс, Э. Тиккамайер – авторов, работающих в русле социологии пространственного неравенства и предложивших исследовательский фокус, соединяющий темы социальной стратификации и осмысления характеристик места.

Особое значение для понимания зависимости в форме институциализированных социальных практик имеют отечественные исследования социального пространства мегаполиса, представленные работами А. Баранова, Н. Бестужева-Лады, В. Глазычева, Л. Когана, С. Матяш, В. Рукавишникова, Ж. Тощенко, Е. Трубиной, О. Яницкого, Т. Фокиной. Социальная дифференциация в городе под влиянием господствующей идеологии и распределения ресурсов власти предопределила обращение к работам Н. Власовой, Т. Дридзе, О. Трущенко, И. Штейнберга. Социально-политические и идеологические аспекты советского градостроения и конструирования жилого пространства декодировались с помощью аналитических подходов А. Гутнова, Ю. Губернского, Л. Когана, В. Лицкевича, Т. Низамова, А. Сенявского, М. Тимяшевской, С. Хан-Магомедова. Систематизированные и обобщенные результаты исследований прав иммигрантов на город, сделанные Э. Кастанедой, позволяют обосновать сходства и различия городского гражданства социально депривируемых групп. И. Бломбард и Ш. Глисон изучают вопросы интеграции и доступа к ресурсам в контексте права на город, что дает основание для анализа социальной эксклюзии в сочетании с характеристиками городской политики и управления. Развести понятия права инвалидов в городе и права инвалидов на город помогают работы Л. Гилберта, А. Кристиансен. Поднимает темы развития городской политики М. Пурсел, исходя из которых строится анализ роли социальной политики и городского гражданства людей с ограниченными возможностями. Решающее значение публичных пространств в реализации права на город подчеркнуто в сватьях А. Браун, в частности рассматривается дилемма, когда публичные пространства, трансформируемые в целях безопасности, становятся недоступными для тех, для кого изначально были предназначены. Практики потребления и способы сегрегации в городском пространстве проблематизированы умозаключениями Ж. Бодрийяра, Г.Маркузе, в отечественной науке – трудами Т. Заславской, В. Ильина, В. Шкаратана, И. Ясавеева.

Логика диссертационной работы предполагает обращение к исследованиям социального гражданства инвалидов в трудах Е. Ярской-Смирновой и П. Романова, где подчеркивается, что многие люди практически полностью исключены из социума или же их права как граждан нарушаются. Начало теоретизированию гражданства в аспекте социального неравенства и идеологии справедливости было положено в работах Т. Маршалла, а в отечественной науке – в трудах Б. Капустина, исследованиях И. Кузнецовой-Моренко. Мобильное гражданство, сформулированное в работах С. Филлипс, является одной из форм социального гражданства, но пересматривает традиционный взгляд в логике коэволюции социального и материального в условиях, когда границы мира и социального пространства становятся мобильными. Проблематика материального или физического пространства города, образованного сложными потоками товаров и сетей, архитектурой и структурами транспорта, подачи информации, коммуникаций отражена в подходах Р. Парка, Дж. Хоманса, которые убедительно продемонстрировали важность физических форм и дуализм материального и социального.

Для анализа социальной роли архитектуры логично обратиться к накопленным знаниям о значениях и формах предметно-пространственной среды (Р. Барт, У. Эко). Э. Соха и Ф. Джеймисон позиционируют постмодернизм как продукт меняющейся мировой экономики, а главным способом анализа этих изменений провозглашают не классовые отношения, а эстетическое измерение новой архитектуры. Среди отечественных исследователей социологию архитектуры, начала которой были заложены в 1920-1930-е годы М. Гинзбургом, А. Розенбергом, развивают М. Вильковский, К. Кияненко. С позиции социальной антропологии с акцентом на социокультурные различия и разнообразие, а также с опорой на качественные исследовательские методы рассматривают архитектуру Х. Делитц, Й. Фишер. Изучение категории мобильностей потребовало также обращения к отдельным сферам производства мобильностей; так, в связи с тенденцией автомобилизации развивают социально-антропологический подход и мобильную социологию Р. Кононенко, в связи с практиками туризма – О. Лысикова.

Феномен социального анализируется в диссертации через категории социокультурного отношения к чужакам, нетипичности, социальной дистанции, социальной эксклюзии. В контексте изучения мобильного гражданства инвалидов важно рассмотрение работ И. Гофмана, Г. Зиммеля, Р. Сеннета о чужаках, о людях, которые в повседневной реальности часто типологизируются как «иные», «чужие», «инаковые», а также нетипичные в работах Е. Ярской-Смирновой, где особый тип социокультурного конструирования взаимоотношений между инвалидами (как представителями меньшинства, нетипичными) и не инвалидами стал объектом социологических исследований. Говоря о современном городе и о социабельности жизни с чужаками, Р. Сеннет считает отличительной особенностью гражданской сферы взаимоприспособление через разобщение, а также одержимость личностным фактором за счет более безличных социальных отношений.



Логика диссертационной работы обязывает обратиться к разработанной Б. Нирье, В. Вольфенсбергером концепции нормализации жизни инвалидов, которая дает понимание барьеров системы общества на пути людей с ограниченными возможностями к независимой жизни. Осмысление изменений характера отношений к людям с ограниченными возможностями дополняет гендерный и геронтологический фокус для рассмотрения социального гражданства. Гендерный анализ социального пространства инвалидности в контексте феминистской критики традиционной урбанистики в работах Ж. Валентайн, а также в русле исследований О. Ворониной, О. Здравомысловой, И. Кона, М. Малышевой, И. Тартаковской, А. Темкиной, К. Фофановой, Е. Ярской-Смирновой позволяет представить стратификационную картину инвалидности как результат проявления нечувствительности к специфическим потребностям женщин. Геронтологический анализ обращает исследовательское внимание к работам Н. Василенко, М. Елютиной, Б. Прохорова, З. Саралиевой, Н. Щукиной, Ж.-Кл. Энрара для формулирования выводов о городском гражданстве в связи с возрастом. Вопросы динамики и трансформации социальной политики для реализации гражданских прав обобщены в работах Н. Ловцовой, Т. Шанина, О. Шкаратана, Н. Щукиной. Проблемы доступности и права инвалидов на образование освещаются в трудах Д. Зайцева, С. Дряхлициной; на трудоустройство и занятость – в работах И. Ивановой, А. Мухлаевой, А. Степановой, Е. Толкачевой. Особенности социальной работы с инвалидами рассматриваются в монографиях М. Айшервуд, В. Ткаченко, Т. Черняевой. Концепция инклюзии в отечественной науке получила развитие в работах В. Ярской. Теория инклюзивного дизайна, предложенная Р. Имри и П. Халлом, дает основание рассматривать социальное пространство инвалидности через свойства физической среды. Влияние характеристик места и неравенства на причины смертности в США анализируют Э. Тикмаер, Д. Уайт, Д. Хендерсон. Современные реалии развития западных городов включают понятие универсального дизайна как способа смягчения социального неравенства, выраженного барьерами городского пространства (М. Алмен, Н. Касс, К. Лач Д. Санду, Э. Шув,). Тематика инклюзивных свойств городской архитектуры и инфраструктуры для инвалидов в российских исследованиях появилась недавно, но она носит, скорее, не социологический характер, а находится в поле реабилитологии и социальной защиты и посвящена прикладным вопросам создания безбарьерной среды жизнедеятельности для инвалидов (Л. Индолев, X. Кальмет, Ю. Колосов, Е. Леонтьева, С. Пузин, В. Степанов). С точки зрения Г. Карповой, П. Романова, Т. Черняевой, Б. Шапиро, факторы окружающего пространства детерминируют образ жизни человека, а многолетняя практика отечественного планирования реабилитационных мероприятий доказывает, что в понимании так называемых экспертов все наоборот, то есть образ жизни инвалида детерминирует его потребности. Анализ отечественных публикаций свидетельствует о недостаточной комплексной разработанности проблемы социального гражданства и права людей с ограниченными возможностями на город, отсутствует постановка вопроса об универсальном или инклюзивном дизайне в поле управления городским развитием.

Российская политика создания доступной среды, мобильное гражданство инвалидов, социальная ответственность архитектуры концептуально не проработаны в логике инклюзивного подхода, что и стало одной из задач диссертационной работы, позволяющей оперировать категориями более крупными, нежели социальная реабилитация и социальная защита, выходя на уровень планирования городского и социального развития. Поскольку не сформировалась единая теория, обладающая объяснительным потенциалом и возможностью структурирования накопленного материала о взаимозависимости между пространством города и социальным пространством инвалидности, диссертант фокусирует внимание на концептуализации модели структурообразующих признаков мобильного гражданства людей с ограниченными возможностями, как современной альтернативы укоренившимся представлениям об инвалидности.

В связи с этим целью настоящей работы является концептуализация мобильного гражданства инвалидов в условиях современных социальных трансформаций российского общества.

В соответствии с поставленной целью выдвигаются следующие задачи:



  • определить методологические основания и теоретические подходы к исследованию мобильного гражданства и социального пространства инвалидности с позиций основных парадигм социальной теории, осуществить критическую рефлексию социологических подходов, необходимых для определения и концептуализации структурообразующих признаков мобильного гражданства для объяснения способов воспроизводства «исключительной» идентичности;

  • осуществить анализ основных социологических концепций в перспективе объяснения коэволюции социального и материального и разработать концептуальную модель структурообразующих признаков, представив мобильное гражданство инвалидов, через свойства властной роли архитектуры в выработке новых социокультурных кодов коммуникации и социально-политические и социокультурные практики взаимодействия с инвалидами в обществе;

  • проанализировать практики ре-локализации инвалидов в эпоху советского быта в контексте их гражданского статуса;

  • изучить специфику современного урбанизма в русле феномена блазированности;

  • в дискурсе права на город обосновать городское гражданство людей с ограниченными возможностями;

  • предложить социологическую интерпретацию российской государственной риторики доступности среды, соотнеся ее с логикой инклюзивного дизайна как принципа социальной политики, обосновать значимость модели инклюзивного дизайна и стратегии универсального дизайна для производства справедливого городского пространства;

  • исследовать специфику отношений в системе инвалид-общество, а также структуру современной российской социальной политики инвалидности, основываясь на анализе нормативных документов, опроса работников социальной сферы и экспертов из числа работодателей, установить практики социального дистанцирования;

  • посредством социального картографирования города определить степень пространственной справедливости и проследить диалектику мобильностей;

  • выявить тенденции, характерные для мобильного гражданства инвалидов в понятийном поле независимой жизни, маркировать современные дисциплинарные практики по отношению к инвалидам, исследуя их социальный статус в системе социальной защиты, образования, занятости, семьи, социальных гарантий;

  • охарактеризовать субъективное восприятие маломобильными горожанами условий и ограничений пространства, в стратификационном контексте мегаполисов;

  • оценить социальную дистанцию по отношению к инвалидам, произвести гендерный и геронтологический анализ мобильного гражданства инвалидов;

  • проанализировать российскую специфику конструирования социального пространства инвалидности в категориях права на город и производства пространственной справедливости.


  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал