Модели экологически устойчивого сельского хозяйства и их применение в сфере борьбы с голодом



страница1/5
Дата25.04.2016
Размер0.9 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5



Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»

Факультет мировой экономики и мировой политики
Кафедра мировой экономики


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему: Модели экологически устойчивого сельского хозяйства и их применение в сфере борьбы с голодом

Студентка группы №563

Меньшикова Марта Эдуардовна

Руководитель ВКР


Преподаватель кафедры

мировой экономики

Макаров Игорь Алексеевич
Москва, 2013

Содержание:
Введение.......................................................................................................................... 4
Глава 1. Глобальная продовольственная проблема: масштаб и причины.

1.1. Мировая продовольственная проблема: обзор по регионам................................7

1.2. Состояние мировых агропроизводственных ресурсов как фактор ограничения роста производства продовольствия............................................................................10

1.3. Современная модель сельскохозяйственного производства и факторы, ограничивающие ее применение в уязвимых регионах............................................ 17

1.3.1. Современные модели сельскохозяйственного производства: обзор по регионам........................................................................................................................18

1.3.2. Факторы, ограничивающие применение существующей модели развития сельского хозяйства в уязвимых регионах................................................. 20


Глава 2. Экологически устойчивое агропроизводство как способ смягчения продовольственной проблемы

2.1. Экологически устойчивое сельское хозяйство: теоретический аспект............ 24

2.2. Существующие модели экологически устойчивого агропроизводства........... 28

2.3. Практическое применение "зелёных" подходов к агропроизводству: бразильская и кубинская модели................................................................................ 32

2.3.1. Национальная корпорация EMBRAPA: централизованный подход к внедрению экологически устойчивых методов........................................................ 33

2.3.2. Городское сельское хозяйство: кубинская модель экологичного агропроизводства.......................................................................................................... 36


Глава 3. Перспективы применения "зелёного" подхода в сельскохозяйственном производстве в регионах с недостаточной продовольственной обеспеченностью

3.1. Применение экологически устойчивого подхода в сельском хозяйстве наиболее уязвимых регионов: ограничения и возможности.................................... 41

3.2. Роль рынков и влияние торговли на продовольственную обеспеченность в контексте экологически устойчивого агропроизводства.......................................... 45
Заключение.................................................................................................................... 49
Приложения

Приложение А. Мировая продовольственная проблема: основные показатели.... 53

Приложение B. Экономические показатели развития сельского хозяйства в развивающихся и наиболее уязвимых регионах....................................................... 56

Приложение С. Природно-ресурсные ограничения сельскохозяйственной деятельности на начало XXI века............................................................................... 59

Приложение D. Основные показатели развития сельского хозяйства Бразилии и Кубы после перехода на экологический устойчивый путь...................................... 60

Приложение E. Мировое органическое сельскохозяйственное производство....... 62

Приложение F. Регионы, наиболее уязвимые в продовольственном отношении: природно-ресурсные ограничения.............................................................................. 63

Введение
В начале XXI века проблема нехватки продовольствия остается одним из самых серьезных глобальных вызовов. Несмотря на наблюдаемую в последние двадцать лет устойчивую тенденцию к снижению доли хронически недоедающего1 населения, абсолютные показатели численности голодающих снижаются намного более медленно и нестабильно, что связано с продолжающимся ростом населения мира, особенно в наиболее бедных его регионах.

По состоянию на 2010-2012 год по оценкам ФАО в мире недоедают почти 870 млн. человек, или 12% населения мира2, подавляющее большинство которых - население развивающихся стран. Принимая во внимание тот факт, что в соответствии с демографическими прогнозами, основная часть ожидаемого в ближайшие десятилетия прироста населения придется на страны Африканского региона, наиболее уязвимого с точки зрения продовольственной обеспеченности, стоит признать очевидной необходимость нового подхода к процессу производства и распределения продовольствия.

При этом необходимость поиска новых подходов обусловлена не только демографическим или экономическим измерением проблемы, но и ухудшающимся состоянием и снижением доступности ресурсов, необходимых для сельскохозяйственного производства, а именно, земельных ресурсов, пресной воды, а также экосистем в целом, от сбалансированного состояния которых напрямую зависит возможность производства большей части продовольственной продукции по всему миру. Таким образом, критерий экологической устойчивости, становясь все более важным во всех сферах экономического производства, в случае с аграрным сектором приобретает первостепенное значение, поскольку в рассматриваемом секторе связь между состоянием ресурсов и количеством и качеством производимой продукции является максимально тесной, а заменителей у продовольственной продукции не существует.

В связи с этим, чрезвычайно актуальным представляется изучение таких подходов к производству продовольствия, которые, будучи способными облегчить бремя голода наиболее уязвимых с точки зрения продовольственной обеспеченности стран, в то же время не будут способствовать дальнейшему истощению и деградации важнейших агропроизводственных ресурсов, то есть воды, почвы и экосистем, которые все вместе являются основой долгосрочной продовольственной и экологической безопасности.

Таким образом, объектом данного исследования являются существующие модели экологически устойчивого агропроизводства. В качестве предмета исследования выступают меры по смягчению остроты продовольственной проблемы в наиболее уязвимых регионах путем внедрения экологически устойчивых подходов в производстве продовольствия, в том числе и тех, опыт применения которых привел к достижению положительных результатов в других регионах мира.

Целью исследования является определение наиболее перспективных экологически устойчивых подходов к сельскохозяйственному производству с точки зрения их вклада в решение продовольственной проблемы, с учетом ограничений существующих в наиболее уязвимых странах.

В работе ставятся следующие задачи: а) выявление основных причин недостаточной продовольственной обеспеченности в уязвимых регионах; б) оценка существующих в теории и на практике моделей экологически устойчивого сельского хозяйства, выделение достоинств и недостатков рассматриваемых подходов, а также объективно существующих ограничений к их применению в рассматриваемых регионах; в) выделение тех практик, которые могут быть с наибольшим успехом применены в уязвимых регионах, с учетом существующих институциональных, экономических и экологических аспектов; г) оценка роли международной торговли в смягчении проблемы голода при помощи экологически устойчивого сельского хозяйства и определение необходимых направлений совершенствования международного регулирования.

Научная новизна работы состоит главным образом в том, что в российских исследованиях экологический аспект сельскохозяйственной деятельности до сих пор в достаточной мере не рассматривался в контексте экономических реалий и в качестве ограничения хозяйственной деятельности. Кроме того, основой работы является концепция устойчивого развития, рассмотренная в контексте решения одной их острейших глобальных проблем. Подобные исследования являются важным шагом на пути к практическому внедрению этого, пока по большей части теоретического подхода, в экономическую деятельность, от которой напрямую зависит благосостояние людей.

При написании данной работы использовались публикации, отчеты и базы статистических данных Продовольственной и Сельскохозяйственной организации ООН - ФАО, а также таких международных организаций, таких как ЮНКТАД, МГЭИК и другие учреждения ООН, научные работы российских и зарубежных исследователей в области агроэкологических аспектов сельскохозяйственного производства (И.Е. Овсинский, М.Н. Заславский, В. М. Федоров, А. Л. Александровский, J. Doran, M. Zeiss, T. Friedrich, A. Kassam), экономических аспектах устойчивого аграрного производства (Т. Е. Брагина, M. Hernández, J. Wright, A. Marcar), международной торговли (S. Woolfrey, P. Konandreas, R. Mkandawire), а также материалы аналитических периодических изданий и новостных служб.

Основная часть работы состоит из трех глав. Первая глава посвящена позитивному анализу существующей ситуации в отношении продовольственной проблемы, состояния агропроизводственных ресурсов как результата сложившихся тенденций сельскохозяйственного развития, а также выявлению существующих ограничений для решения проблемы голода в наиболее уязвимых регионах. Во второй главе экологически устойчивое сельское хозяйство рассматривается как инструмент решения существующих проблем: выстраивается классификация моделей, существующих в теории и на конкретных практических примерах: в частности выделяются «бразильская» и «кубинская» модели устойчивого агропроизводства. В третьей главе обобщается материал, собранный в первых двух главах и на его основе предлагаются возможности применения моделей, рассмотренных во второй главе в наиболее уязвимых регионах, выделенных в первой главе. Также в заключительной части работы, имеющей нормативный характер3, выделяются ключевые для рассматриваемой проблемы аспекты в области торговли и международного регулирования и даются практические рекомендации.

Важным результатом исследования являются подробные таблицы, в которых в сводной форме представлены социально-экономические и агроэкологические показатели рассматриваемых наиболее уязвимых регионов. Таблицы иллюстрируют анализируемые в работе взаимосвязи и могут являться отправной точкой для дальнейших исследований.


Глава 1. Глобальная продовольственная проблема: масштаб и причины

1.1. Мировая продовольственная проблема: обзор по регионам

Для проведения объективного анализа прежде всего необходимо выделить те наиболее проблемные с точки зрения продовольственной обеспеченности регионы, которые станут объектом рассмотрения в дальнейшем, и идентифицировать причины высокой степени остроты продовольственной проблемы, сохраняющейся несмотря на достигнутые успехи в борьбе с голодом (см. Рисунок А.1).

По последним данным ФАО за 2010-2012 годы из 868 млн. недоедающих4 54% проживают в Южной (35%) и Восточной Азии (чуть больше 19%), в первую очередь в Китае и Индии, 27% - в Африке южнее Сахары, немногим больше 7% - в Юго-Восточной Азии, чуть меньше 6% страдающих от недоедания приходится на Латинскую Америку (здесь наибольший вклад в численность недоедающих вносит Бразилия) и страны Карибского бассейна, почти 3% на страны Западной Азии и севера Африки, почти 2% - на развитые страны и восточноевропейские страны с переходной экономикой (см. Рисунок А.2), и оставшиеся доли процента - на страны Кавказа и Центральной Азии. Таким образом, при дальнейшем анализе наиболее пристальное внимание будет уделено наиболее уязвимым в точки зрения продовольственной безопасности регионам - Южной и Восточной Азии, в частности Индии и Китаю, как странам, вносящим наибольший вклад в суммарную численность голодающих, а также африканским странам, находящимся в затяжном продовольственном кризисе.

Карта регионов с наибольшей степенью остроты проблемы голода несколько отличается от распределения по абсолютным показателям. Наименее благополучной в этом смысле является Африка южнее Сахары: в девяти странах региона (Конго, Эфиопия, Эритрея, Замбия, Мозамбик, Судан, Бурунди, Танзания, Уганда) более 35% населения страдает от хронического недоедания, а еще в тринадцати (Сьерра Леоне, Либерия, Того, Кения, Малави, Зимбабве, Намибия, Чад, Мадагаскар, ЦАР, Руанда. Ботсвана, Джибути) этот показатель колеблется в границах от 25 до 34%, то есть более четверти населения хронически недоедает. В Азиатско-Тихоокеанском регионе, несмотря на то, что наибольшая доля голодающих проживает именно здесь, «болевых точек» (стран, где более четверти населения недоедает) всего пять: Монголия, Таджикистан, Северная Корея, Лаос и Шри-Ланка. Среди стран Ближнего Востока выделяются Йемен и Ирак (также более четверти населения), а в Латино-Карибском регионе - Боливия, Гватемала, Парагвай (более четверти) и Гаити (более трети населения). В среднем по миру доля голодающих в наименее развитых странах, составляет около 30%, в наиболее неблагополучных с точки зрения абсолютного вклада в численность голодающих Китае и Индии - соответственно 11,5% и 17,5%, а усредненный показатель для всех развивающихся стран - 15%.

Важно отметить тот факт, что в статистике ФАО, используемой в данной работе, критерием достаточности питания является энергетическая ценность рациона5. В то же время, такие важные показатели, как сбалансированность питания, достаточная насыщенность витаминами и минеральными веществами, являющаяся необходимым условием нормального развития человека и его активной деятельности, не учитываются в статистических показателях, что приводит к возникновению серьезных статистических пробелов в учете так называемого «скрытого голода»6, масштабы которого по разным оценкам составляют еще дополнительно от 1 до 2 миллиардов человек7.

Основной причиной голода в большинстве случаев является общий низкий уровень жизни населения, как правило, находящегося за чертой бедности. Кроме того, сельское хозяйство в развивающихся странах, хронически голодающее население в которых составляет более 95% от общей численности недоедающих в мире, находится в тяжелой ситуации. Так, по данным последнего отчета ФАО о состоянии мирового сельского хозяйства8 африканский регион, наиболее уязвимый с точки зрения продовольственной обеспеченности, хуже всего выглядит в сфере роста производительности аграрного сектора на протяжении всей второй половины ХХ века, и в начале нового тысячелетия эта тенденция сохраняется (см. Рисунок B.3). Такое положение дел связано в том числе и с низкой технической оснащенностью производителей агропродукции: за последние 40 лет оснащенность хозяйств тракторами в Азии выросла почти в 30 раз, в то время как в африканских странах этот показатель почти не изменился9. Более 90% работы в наиболее уязвимых регионах осуществляется в форме ручного труда10, а среднее количество вносимых удобрений в рассматриваемых странах Африки остается самым низким в мире: 21 кг/га, в то время как даже в Южной Азии - другом проблемном регионе - этот показатель достиг 100 кг/га, в Латинской Америке - 73 кг/га, Юго-Восточной Азии - 135 кг/га, по сравнению с 206 кг/га в развитых странах11.

Фактор низкого уровня развития сельскохозяйственного производства влияет на численность голодающих с двух сторон. С одной стороны, неразвитое сельское хозяйство неспособно обеспечить внутренний рынок необходимым количеством продовольствия по приемлемым ценам, притом что цены на импортное продовольствие в целом подвержены высокой волатильности (см. Рисунок А.4, Рисунок А.5): таким образом зависимость от продовольственного импорта, вызванная неразвитостью сельского хозяйства внутри страны, усугубляет уязвимое в продовольственном отношении положение населения с низким уровнем доходов. С другой стороны - большинство населения (более 70%) наиболее уязвимых стран (Эфиопия, Чад, Танзания, Замбия, Руанда, Буркина Фасо, Мадагаскар, Лаос), и от 40 до 70% населения уязвимых стран (Уганда, Сьерра Леоне, Зимбабве, Грузии, Шри-Ланки, Пакистана, Таджикистана, Йемена и Гаити) заняты в именно сельском хозяйстве (см. Таблицу F.1.2, Рисунок В.1). В этих странах недостаточный уровень развития сектора, низкая продуктивность вследствие низкой технической оснащенности и недостаточной квалификации самих фермеров, ограниченные возможности сбыта, сильная зависимость от природных условий, и, как следствие, высокая подверженность рискам делают местных фермеров беднейшей группой населения, в наибольшей степени подверженной хроническому недоеданию. Так по данным ФАО на начало XXI века половина всех страдающих от хронического недоедания - это мелкие фермеры12, а по данным NEPAD за последние 25 лет покупательная способность африканских фермеров упала на четверть13.

В связи с тем, что низкий уровень сельскохозяйственного развития, а также неразвитость инфраструктуры, отсутствие гарантированных закупочных цен, систем страхования от рисков и развитых каналов сбыта не позволяет фермерам получить стабильный доход за поставку продукции на рынок, хозяйствование зачастую сводится к натуральным и полунатуральным формам, что, с одной стороны, делает процесс обеспечения продовольствием населения страны еще менее эффективным, и вместе с тем является причиной недоедания самих фермеров, пытающихся выручить хотя бы минимальные суммы за произведенную продукцию.

Наряду с проблемой голода среди сельского населения, менее масштабной, но не менее значимой остается проблема недоедания среди городского населения, что особенно актуально для африканского региона. По данным UN Habitat страны континента являются лидерами по темпам урбанизации14, однако не стоит забывать, что в существующих экономических и инфраструктурных условиях урбанизация приобретает характер «ложной», что приводит к росту уровня бедности, и, как следствие, - недоедания.

Таким образом, комплекс взаимопорождающих и взаимоусиливающих факторов, характерных для наиболее уязвимых стран приводит к тому, что миллионы людей не имеют возможности обеспечить себя минимальным набором продуктов питания. Среди этих факторов важнейшим является низкий уровень сельскохозяйственного производства, однако низкий уровень экономического развития, хронический бюджетный дефицит правительств, не имеющих возможности инвестировать в сельскохозяйственный сектор15 (см. Рисунок В.2) и нестабильные цены на продовольствие (Рисунок А.5) усугубляют ситуацию недостаточной продовольственной обеспеченности.

Итак, поскольку 89% всех недоедающих в мире (см. Рисунок А.1) по состоянию на 2011-2012 г.г. приходится на два региона (Африка Южнее Сахары и Азиатско-Тихоокеанский регион), при этом более половины страдающих от хронического недоедания приходятся на шесть стран мира (Индия, Китай, Пакистан, Индонезия, Судан, Танзания), а при этом чуть более 40% приходится только на Китай и Индию (см. Таблица F.1.1), при рассмотрения проблемы голода в дальнейшем именно этим регионам будет уделяться основное внимание.


1.2. Состояние мировых агропроизводственных ресурсов как фактор ограничения роста производства продовольствия
На сегодняшний день существующая степень нагрузки на природные ресурсы уже стала фактором, приводящим к их истощению (с случае с ресурсами, невозобновляемыми в краткосрочной или среднесрочной перспективе) и снижению их качества (это в большей степени касается возобновляемых ресурсов)16. Это, в свою очередь, приводит к замедлению экономического роста, как напрямую - за счет снижения качества ресурсной базы, так и косвенно - из-за существования негативных внешних эффектов. Очень ярко эта тенденция проявляется именно в сфере сельскохозяйственного производства: в этом случае истощение ресурсов, приводя к снижению количества и качества производимой продовольственной продукции при прочих равных условиях, ведет за собой необходимость применения все более интенсивных методов производства и, таким образом, увеличение затрат. В результате происходит рост цены продовольствия и снижение его доступности, что является существенной причиной, влияющей на численность недоедающих.

В данной работе в основном будут рассматриваться два вида природных ресурсов, необходимых для осуществления сельскохозяйственного производства17 - земля (в особенности плодородный слой почвы) и пресная вода. Важнейшее значение также имеют климатические и биологические ресурсы, однако первые будут рассматриваться с точки зрения происходящих изменений климата, а последние, значение которых в значительной мере упускается при традиционном подходе к сельскохозяйственному производству (см. параграф 1.3), будут рассмотрены в теоретическом аспекте и на конкретных примерах (см. Главу 2).

С середины XX века структура землепользования мало изменилась: по данным последнего статистического отчета ФАО 12% мирового земельного фонда18 занято под пашни и плантации, почти 26% под пастбища19, при этом объем обрабатываемых земель в расчете на человека снизился вдвое за этот же период20. На сегодняшний день наибольшая наделенность обрабатываемой землей на душу населения наблюдается в развитых странах (чуть более 0.4 га на человека), далее следуют Латиноамериканский регион и Африка южнее Сахары (около 2,6 и 2,4 га соответственно), за ними с большим отрывом следуют Восточная (0,12-0,13 га) и Южная Азия (менее 0,1 га)21.

Из рассматриваемых стран острый дефицит пахотных земель наблюдается только в Бангладеш и Йемене, относительно скудными пахотными землями (в расчете на душу населения) обладают Конго, Кения, Сомали и Эритрея, а также Гаити, Пакистан, Таджикистан, Китай и Индия, однако Боливия и Монголия обладают значительным объемом пашни в расчете на душу населения22.

Практически неизменная на протяжении полувека структура землепользования при растущем населении и сохраняющейся необходимости в росте производства продовольствия свидетельствует о том, что возможности для экстенсивного расширения земель уже практически исчерпаны. Несмотря на то, что в мире до сих пор существуют значительные объемы земель, потенциально пригодных для сельскохозяйственного использования (порядка 2 млн. га при используемых в настоящее время чуть менее чем 5 млн. га)23, возможность освоения этих земель существенно ограничена. В первую очередь это связано с тем, что по большей части речь идет о землях покрытых лесом, имеющем важнейшее ресурсное и экосистемное значение. Кроме того, эти земли с расположенными на них лесами осуществляют важнейшую функцию депонирования углерода, что в контексте признания остроты и важности проблемы изменения климата, не позволяет всерьез рассматривать возможность расширения сельхозугодий за счет сведения лесов. Существующие же примеры осуществления таких действий демонстрируют причинение ущерба, существенно превышающего полученные выгоды24.

Данные ФАО свидетельствуют также о том, что даже эти, доступные для расширения сельского хозяйства земли распределены по регионам крайне неравномерно: 90% таких земель расположено в Латинской Америке и Африке южнее Сахары, в то время как в Ближневосточном регионе, Северной Африке и Восточной Азии таких земель не вообще, а 50% сконцентрировано в семи странах: Бразилии, Демократической Республике Конго, Анголе, Судане, Аргентине, Колумбии и Боливии25. Поскольку три страны из этого списка - Конго, Ангола и Судан - также попали в список наиболее уязвимых в отношении продовольственной обеспеченности, а в Бразилии несмотря на успехи в борьбе с голодом, до сих пор высока абсолютная численность недоедающих, важнейшее значение имеет выверенное балансирование экологических императивов и потребностей в обеспечении населения продовольствием. В этом отношении крайне показателен негативный бразильский опыт прошлых десятилетий26. Таким образом, принципиально важное значение имеет эффективное использование уже возделываемых земель и сохранение их производственного потенциала.

Тем не менее, на сегодняшний день в связи с ростом нагрузки на землю (за последние полвека объемы производства продовольствия выросли в 2,5-3 раза, а площадь пашен и плантаций - только на 12%)27 и зачастую непродуманным землепользованием значительные площади земель по всему миру уже потеряли большую часть своего производственного потенциала, то есть деградировали в результате водной или ветровой эрозии, химического загрязнения и физического износа.

По оценкам ФАО, на сегодняшний день 26% мировых земельных угодий являются землями с высокой и очень высокой степенью деградации28, то есть практически не подлежащими восстановлению. По отношению в мировым сельскохозяйственным землям ситуация выглядит еще драматичнее: такие земли составляют уже 70% мировых используемых сельхозугодий29. Распределение по регионам выглядит следующим образом (подробнее см. Таблица F.2):



Доля наиболее эродированных земель*

Регион


Наиболее уязвимые страны в отношении состояния земель и численности недоедающих

48%

Европа

Болгария, Сербия, Чехия, Хорватия, Германия, Италия, Испания**

34%

Ближний Восток и Север Африки

Ирак, Йемен

29%

Южная и Юго-Восточная Азия

Индия, Китай, Пакистан, Индонезия, Монголия, Шри-Ланка

27%

Латинская Америка

Гаити, Никарагуа, Гватемала, Боливия, Бразилия

25%

Африка к югу от Сахары

Бурунди, Руанда, Судан, Танзания, Нигерия, Кения, Уганда, Замбия, Мадагаскар, Чад, Нигер

21%

Север Азии

Россия, Казахстан***

16%

Северная Америка

США***

* - речь идет о землях, практически не подлежащих восстановлению, по отношению к мировому земельному фонду;

** - для Европейского региона речь идет только о состоянии земель, поскольку проблема голода не является острой;

*** - в региональном контексте ощущается не столь остро, однако имеет глобальное значение, поскольку страны являются крупными производителями продовольственной продукции и потенциально могут внести значительный вклад в смягчение мировой продовольственной проблемы.

При этом, анализ показывает, что в большинстве случаев плачевное состояние земель и острота продовольственной проблемы находятся в прямой зависимости.

Среди рассматриваемых наиболее уязвимых в продовольственном отношении стран также немало таких, сельское хозяйство которых сталкивается со значительными трудностями из-за естественных ограничений (низкое плодородие почв, неспособность почв удерживать удобрения, засоленность, закисленность, подверженность опустыниванию и др.): Эритрея, Сомали, Руанда, Йемен, Гаити, Бурунди, а также Пакистан оцениваются как страны с самыми неподходящими землями для ведения сельского хозяйства, здесь же, как правило, наблюдаются и самые высокие показатели относительно доли голодающего населения30.

Важнейшим условием для осуществления сельскохозяйственной деятельности является наличие ресурсов пресной воды. 2/3 всей используемой человеком воды используется для сельскохозяйственных нужд, в Азиатском регионе этот показатель составляет 4/531.

Показатель наличия доступных возобновляемых водных ресурсов (в которые включаются реки, озера и подземные воды) будет иметь значение для сельскохозяйственной деятельности только в том случае, когда поля искусственно орошаются. В остальных случаях, то есть когда сельскохозяйственное производство преимущественно осуществляется дождевым способом будут важны уровни осадков. Так, в большинстве рассматриваемых стран доля орошаемых земель не превышает 7%32, исключение составляют Йемен, Пакистан, Бангладеш и Таджикистан (более 50% земель), а также Китай (более 50%) и Индия (чуть менее 40%)33. Из этих стран катастрофическая нехватка водных ресурсов наблюдается только в Йемене, умеренно ограничены водные ресурсы Пакистана и Индии, в остальных странах ситуация в отношении наличия водных ресурсов благополучна. Что касается стран с неорошаемым земледелием, наименьше количество осадков приходится на Замбию, Зимбабве, Ботсвану, Кению, Танзанию, Сомали и Эритрею, а также Монголию, напряженна ситуация с осадками на юго-западе Индии, значительной территории Китая и в Пакистане.

Низкие показатели в доле искусственно орошаемых площадей, особенно в засушливых регионах, или регионах с высокой неравномерностью распределения осадков в течение года, с одной стороны, являются показателем недостаточного уровня развития сельского хозяйства. С другой стороны, недостаточность искусственного орошения сама по себе негативным образом сказывается на продуктивности, поскольку продуктивность посевов вырастает не менее чем в пять раз при применении соответствующего режима ирригации34.

Однако, несмотря на относительно благополучную на первый взгляд статистику по водным ресурсам, необходимо отметить, что в соответствии с методологией ФАО здесь речь идет о физическом наличии ресурсов пресной воды, а не об их фактической доступности для сельского хозяйства или любой другой экономической деятельности35.

Если же за основу для рассмотрения брать именно доступные для осуществления сельскохозяйственного производства водные ресурсы, картина будет несколько отличаться (см. Рисунок C.1). Так, почти во всех рассматриваемых странах, несмотря на физическую доступность воды (за исключением уже указанных стран), фактическая возможность ее использования в экономических целях, в том числе и для сельскохозяйственных нужд, существенно ограничена из-за институциональных, экономических и других причин36.

Кроме того, для использования воды в сельскохозяйственных целях, в особенности в случае с производством продовольствия, все большее значение приобретает не столько фактическое наличие воды, сколько ее качество - то есть пригодность для использования в целях орошения продовольственных культур37 или содержания сельскохозяйственных животных. Помимо очевидных санитарных аспектов, в последнем случае это еще связано и с тем, что качество воды, используемой для орошения, напрямую влияет на качество почв. То есть наличие в воде избыточного количества минеральных солей и/или загрязняющих веществ неизбежно приводит к снижению продуктивности сельского хозяйства38 даже в том случае, когда объем водных ресурсов признан достаточным. При этом по данным ФАО, именно сельское хозяйство является и крупнейшим загрязнителем водных ресурсов39, что являет собой еще один пример порочного круга традиционного подхода к сельскохозяйственному производству, когда результаты использования ресурсов приводят в снижению их же продуктивности в среднесрочном и долгосрочном периоде.

Таким образом, принимая во внимание близкую к катастрофической ситуацию с земельными ресурсами и сложную - с водными, становится очевидным поиск и широкое применение в уязвимых регионах таких сельскохозяйственных техник, которые бы не ставили под угрозу долгосрочную производственную устойчивость сельскохозяйственных систем, а значит и продовольственную обеспеченность.

Важнейшим условием для осуществления сельскохозяйственной деятельности является благоприятный климат. Большая часть рассматриваемых территорий находится в климатических зонах с достаточным количеством солнечного света и благоприятным температурным режимом, однако глобальное изменение климата, помимо роста среднегодовых температур, характеризуется разбалансированием климатической системы, то есть ростом количества аномальных погодных явлений и их непредсказуемости40 (см. Рисунок С.2). Это крайне отрицательно сказывается на сельскохозяйственном производстве, увеличивая риски и приводя к неприменимости устоявшихся технических и даже институциональных практик в новых условиях41. С другой стороны, на сегодняшний день сельскохозяйственный сектор мировой экономики вносит существенный негативный вклад в процесс антропогенного изменения климата42, являясь четвертым крупнейшим сектором-эмитентом парниковых газов (на него приходится по разным оценкам от 13 до 14% мировых выбросов), уступая энергетике, промышленности и неустойчивому ведению лесного хозяйства43. С учетом же связанного с сельским хозяйством обезлесения, этот показатель поднимается почти до трети всех выбросов44. Таким образом «климатический вопрос» в аграрном секторе, как и любой другой из рассматриваемых в данной работе, должен рассматриваться с двух сторон - адаптации к уже неизбежным изменениям и уменьшения воздействия на климат в будущем.

Изменение климата, по оценкам ФАО, может привести к падению производительности сельского хозяйства в развитых странах в пределах от 20% до 40%45, что вызвано состоянием уже значительно истощившейся ресурсной базы, а также тем, что приведенные в неустойчивое состояние экосистемы (коими в том числе является каждый конкретный агроценоз) особенно уязвимы перед лицом шоков, в том числе и климатических. Это в немалой степени связано и с уменьшением биоразнообразия46 (как в отношении возделываемых культур, так и в экосистемах в целом), которое является основой устойчивости, адаптации любых экосистем к климатическим изменениям.

Таким образом, при моделировании систем сельскохозяйственных практик для того или иного конкретного региона, аспекты биоразнообразия и устойчивости к изменению климата должны рассматриваться в комплексе, как друг с другом, так и с водно-земельным ресурсным аспектом.

1.3. Современная модель сельскохозяйственного производства и факторы, ограничивающие ее применение в уязвимых регионах

Основной причиной недостаточной продовольственной обеспеченности населения уязвимых регионов, как было показано в Главе 1.1, является недостаточный уровень развития местного сельскохозяйственного производства47. Таким образом, для более глубокого понимания ситуации и предложения возможных альтернативных решений необходимо охарактеризовать существующие на сегодняшний день агропроизводственные модели и выявить причины, по котором они неприменимы48 в рассматриваемых регионах. Кроме того, для понимания того, насколько та или иная страна может выиграть от внедрения альтернативных подходов к развитию аграрного сектора, необходимо оценить ряд факторов, влияющих на эффективность сельскохозяйственного производства, но не связанных напрямую с его экологическими аспектами, а также выявить те, степень влияния которых может меняться в зависимости от агропроизводственной модели.


1.3.1. Современные модели сельскохозяйственного производств: обзор по регионам

В настоящий момент уровень развития сельского хозяйства по странам и регионам мира крайне неоднороден. Это связано как с объективной разницей в природно-географических особенностях различных территорий, так и с крайне неравномерным уровнем экономического и социального развития стран и регионов. Исторически сменяющие друг друга системы землепользования сегодня часто соседствуют в границах одного географического региона, в зависимости от динамики социально-экономического, а часто и политического развития соседних стран и даже разных областей одной и той же страны. Со времени зеленой революции 1960-х гг. и до недавнего времени парадигма интенсивного сельского хозяйства являлась, в целом, определяющей вектор развития мирового сельскохозяйственного производства. Поэтому, уровень развития сельского хозяйства той или иной страны или региона определялся тем, насколько успешно стране удалось применить «интенсивный» подход в национальном агропроизводстве. В зависимости от уровня и специфики экономического развития страны, данный подход трансформировался в несколько подтипов ведения сельскохозяйственной деятельности, о которых пойдет речь в этом разделе.

Итак, парадигма интенсивного сельского хозяйства обрела наиболее полное выражение в развитых экономиках. Сельское хозяйство развитых стран (США, Канада, Австралия, большинство стран Евросоюза) прошло эволюционный путь от экстенсивных форм, через повышение урожайности путем селекции новых скороспелых сортов, расширение ирригации, широкое применение техники (а позднее, в некоторых странах, высоких технологий и технологий генной инженерии) к агробизнесу – целой производственной сети, включающей в себя весь цикл движения продукции от подготовки почвы и посева семян, через последующую переработку и развитую систему сбыта – до стола потребителя49. Аграрный сектор развитых экономик на местах обеспечивается производством сельскохозяйственной техники, научными разработками и информацией, необходимой для наиболее эффективного функционирования сельскохозяйственной системы.

«Зеленая революция», которую можно воспринимать как точку отсчета в истории масштабной интенсификации сельского хозяйства и распространения данной агропроизводственной модели за пределы развитых стран, дала наиболее яркие результаты в таких развивающихся странах как Мексика, Аргентина, Бразилия, Индонезия, Таиланд, Индия и Китай. В этих странах рост производства сельскохозяйственной продукции не только помог снять остроту продовольственной проблемы на национальном уровне, но и позволил Китаю, Индонезии, Бразилии и Аргентине остаться нетто-экспортерами50 сельскохозяйственной продукции в условиях конкуренции с развитыми странами. Хотя в этих странах уровень технологической оснащенности сельского хозяйства до сих пор значительно отстает от уровня, характерного для развитых странах, это отставание уже не непреодолимо, а инвестиционные тренды, наблюдаемые на протяжении последних десятилетий, говорят о том, что агропроизводство в этих странах следует по тому же пути интенсификации, без принципиальных изменений в подходе.

Это подтверждается статистическими данными: например, во внесении удобрений на единицу площади Китай и вовсе является мировым лидером51 (что с экологической точки зрения несомненно является неоправданным), а такие страны, как Индия и Аргентина, не отстают от развитых стран – основных производителей сельскохозяйственной продукции. Урожайность зерновых в Китае, также достигнутая методами интенсификации земледелия, сравнима с аналогичным показателем для Японии и Швеции, а в Бразилии и Южной Африке она лишь незначительно ниже, чем в Финляндии и Канаде52.

Хотя в развивающихся странах все еще достаточно проблем с эффективностью организации сельскохозяйственного производства, цепи сбыта продукции недостаточно развиты, аграрный рынок развивающихся стран, следующих по пути интенсификации производства, все более интенсивно включается в мировую экономику. Об этом свидетельствует намечающаяся в последние годы тенденция к сокращению доли развитых стран в мировом экспорте агропродукции (Рисунок В.5) за счет таких развивающихся экономик с сильным сельскохозяйственным сектором как Бразилия и Аргентина, а также Малайзии, Индонезии, Индии, Китая, Таиланда53.

Однако не все регионы могли успешно следовать по пути интенсификации агропроизводства: во многих отстающих странах переход к товарному типу сельского хозяйства, являющемуся естественным следствием роста продуктивности в результате интенсификации, находится на начальной стадии или вообще не начался. В таких регионах (в качестве примера можно привести практически любую страну из наиболее уязвимых, рассматриваемых в данной работе, в особенности такая ситуация характерна для стран африканского континента) нельзя говорить о главенстве парадигмы интенсивного сельскохозяйственного производства. Это обусловлено объективными причинами, приводящими к невозможности воплощения «интенсификационной» модели, которые будут рассмотрены в следующем разделе.
1.3.2. Факторы, ограничивающие применение существующей модели развития сельского хозяйства в уязвимых регионах

По мнению многих ученых, с которыми начинают соглашаться и эксперты таких международных организаций как ООН или Всемирный Банк, значительным препятствием для развития сельского хозяйства в наименее развитых странах является недостаточная подготовленность их недиверсифицированной аграрной экономики к «восприятию и применению производительных сил эпохи научно-технической революции»54. Таким образом, попытки международных организаций и развитых стран внедрить «сверху» прогрессивные сельскохозяйственные технологии, как в технической сфере, так и в сфере агроменеджмента, как правило, наталкиваются на слабость связей в экономической системе в целом и целый ряд институциональных трудностей в правовой и социальной сфере, непоследовательность государственной политики, что наиболее ярко проявляется в наименее развитых африканских странах.

Одним из показателей, крайне негативно характеризующих уровень организации сельскохозяйственного производства развивающихся и наименее развитых стран, является уровень потерь, нередко достигающий половины всего урожая55. Так, абсолютные объемы потерь на стадии производства почти одинаковы (более 150 кг на душу населения в год, за исключением стран Юго-Восточной Азии, где этот показатель лишь ненамного превышает 100 кг, что вероятнее всего объясняется культурной детерминантой) для развитых и развивающихся стран. Однако, принимая во внимание значительно бóльшие объемы производства первых, понятно что у последних относительная доля потерь будут значительно выше. Этот фактор важен для проводимого анализа, поскольку вне зависимости от того, какие производственные техники (традиционные или альтернативные) будут применяться, уровень организации производства, при котором половина урожая теряется, не дойдя до потребителя, станет большим препятствием для успеха в борьбе с голодом даже в случае высокой продуктивности, а также агроэкологической и экономической эффективности рассматриваемых моделей.

Немаловажным фактором при анализе эффективности любой модели агропроизводства является уровень имеющейся инфраструктуры, а также наблюдающиеся инвестиционные тренды. Во всех рассматриваемых проблемных странах за исключением Китая (показатели на уровне с развитыми странами достигнуты в ходе государственной программы по улучшению инфраструктуры села) и Бразилии (на уровне с Португалией, Исландией и наиболее успешными развивающимися странами - Турцией, Саудовской Аравией и ЮАР) состояние сельскохозяйственной инфраструктуры оценивается на уровне от «ниже среднего» (Индия, Мадагаскар) до «крайне неудовлетворительного»56 (остальные страны, в т.ч. все страны Африки к югу от Сахары, а также Боливия, Гаити, Пакистан, Бангладеш, Таджикистан и Йемен57). Слаборазвитая инфраструктура увеличивает объем потерь урожая (особенно это касается дорог и доступности электричества, необходимого для работы охлаждающих систем) и приводит к неоправданному удорожанию продукции (ввиду усложнения процесса поставки, неэффективного распределения ресурсов из-за нехватки, например, подходящих складских помещений или их чрезмерной удаленности от мест производства и др.)

Уровень текущих инвестиций в сельскохозяйственный сектор и их структура также позволяет определенным образом оценить эффективность применения любых моделей агропроизводства. Низкая инвестиционная активность в секторе или непропорциональная структура инвестиций чревата сведением на нет возможных положительных результатов планируемых изменений. В качестве примера можно привести ситуацию когда семена или биопестициды закуплены, а инвестиции в средства производства и комплексную защиту и улучшение земель отсутствуют или несбалансированны.

Так, в последнее время самый высокий уровень инвестиционной активности (выраженный в увеличении основного капитала в сельскохозяйственном секторе по отношению к ВВП) в мире наблюдается в Монголии, Лаосе, Непале, Таджикистане, Эфиопии, Лесото, Малави, Мозамбике, Бурунди, Чаде, Нигере, Мали, Буркина Фасо и Того, а также в Гватемале - нетрудно заметить, что в этот список попали многие страны, отмеченные в первой части главы, как наиболее неблагополучные с точки зрения обеспеченности продовольствием. Такие высокие показатели очевидно связаны с «эффектом быстрого старта» (из-за небольшого размера ВВП соотношение получается более значительным), а также из-за значительных объемов международной официальной помощи развитию (почти все названные страны являются крупными или крупнейшими её получателями). Однако не все получатели иностранной помощи направили её в пополнение и обновление основного капитала, что характеризует инвестиционную деятельность названных стран в сельскохозяйственном секторе как относительно успешную.

Однако, как отмечено в последнем статистическом отчете ФАО, в наиболее проблемных с точки зрения обеспеченности населения продовольствия региона (Африка Южнее Сахары и Юго-Восточная Азия), несмотря на существующую положительную динамику, темп прироста капитала значительно отстает не только от общих темпов прироста населения, но и темпов прироста рабочей силы в отрасли58. Такая ситуация связана с тем, что сельское хозяйство, являясь единственным источником дохода для значительной части населения в рассматриваемых регионах, как правило располагает избыточным количеством труда, что, с одной стороны, приводит к снижению отдачи от капитала (т.к. затрудняет процесс извлечения выгоды из дополнительной единицы капитала), а с другой стороны, естественным образом приводит к его нехватке (в расчете на одного трудящегося).

Помимо слабой отдачи от инвестиций в основной капитал, для рассматриваемых стран существует еще одна проблема: структура инвестиций. Так, в странах Африки южнее Сахары менее 5% инвестиций направляются на закупку нового оборудования, и еще меньше на создание долгосрочных зеленых насаждений, особенно важных для засушливых регионов (Чад, Эритрея, Замбия, Зимбабве, Йемен и др.), чуть более 20% направляются на обустройство земель и мелиорацию, в то время как наибольшая часть средств направляется на закупку скота, который в условиях неэффективного менеджмента и низкого уровня технологической оснащенности все равно будет низкопродуктивным, поскольку используется, как правило, в качестве тягловой силы. Аналогичным образом ситуация обстоит в Латиноамериканском регионе, правда, с чуть большей долей инвестиций в механизацию и создание многолетних насаждений, однако в развивающихся азиатских странах доля инвестиций, направляемых на покупку и установку оборудования составляет уже не менее 15% (для сравнения: в развитых странах этот показатель достигает 40%), и от 25 до 40% средств направляется на мелиорацию и освоение земель59.

Важно отметить, что при внедрении альтернативных подходов к агропроизводству структура необходимых инвестиций может в определенной мере измениться, однако существующие тенденции дают представление о масштабе необходимых изменений и том, в каком именно направлении эти изменения должны осуществляться.

Таким образом, проведенный анализ показал, что уровень развития сельского хозяйства в рассматриваемых странах, наиболее уязвимых с точки зрения продовольственной безопасности, в целом низок, и, более того, ограничивается рядом природных факторов, таких как недостаток водных ресурсов или пригодных для обработки земель. Особенно уязвимыми с этой точки зрения являются такие страны как Чад, Эритрея, Замбия, Сомали, Руанда, Зимбабве, Кения, Йемен, Бурунди и Гаити, а также Ботсвана, Джибути, Монголия и Пакистан. Здесь низкий уровень развития сельского хозяйства сопровождается ограничениями, имеющими как естественный, так и антропогенный характер. Это ограничивает возможности применения существующих традиционных моделей агропроизводства, основанных на масштабном внесении минеральных удобрений и активной обработке почвы, и в контексте данной работы делает эти регионы предметами пристального рассмотрения для возможного применения методов устойчивого сельского хозяйства, которые могут привести к улучшению качества ресурсов60.

В то же время, для большинства рассматриваемых стран доступные ресурсы не используются даже близко к теоретической границе производственных возможностей в силу низкого уровня экономического развития, а часто и политической нестабильности. Таким образом, необходимо более подробное изучение применимости модели устойчивого агропроизводства в существующих условиях, поскольку «альтернативность» предлагаемых подходов проявляется не только в их агроэкологическом аспекте, но и в изменении объема и структуры издержек, а также организационно-управленческого и даже стратегического вектора сельскохозяйственного производства.

Кроме того, анализ показал, что в рассмотрение перспектив применения устойчивых подходов наряду с агроэкологическими и экономическими, необходимо включать и организационно-правовые, и институциональные аспекты.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал