Монография : 2009 Аннотация



страница9/13
Дата30.04.2016
Размер2.08 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Часть III. Коэволюционные основания ноосферы




Ноосфера и постиндустриализм

Жизнь на Земле эволюционировала поэтапно: от геосферы – неживой природы, косной материи, через биосферу – живую природу, оживотворенную материю, к ноосфере – разумной природе, одухотворенной материи (Рис. 8). Отсюда ноосфера – естественно социальное явление, составляющие стороны которого – природное и общественное – приобретают совершено новое качество.



В своих работах российский геохимик, радиогеолог, философ и науковед Владимир Иванович Вернадский («Научная мысль как планетное явление», «Биогеохимические очерки 1922–1932», «Несколько слов о ноосфере») наряду с французским палеонтологом, антропологом и философом Эдуаром Леруа и французским палеонтологом, философом и теологом Пьером Тейяром де Шарденом («Феномен человека») обосновывал становление новой человекорожденной планетарной оболочки – ноосферы, ставшей определяющим фактором и основанием эволюции природы в целом и человеческой цивилизации в частности в рамках их системного единства – биосоциосистемы. «Ноосфера – биосфера, переработанная научной мыслью, подготовлявшаяся шедшим сотнями миллионов, может быть миллиарды, лет процессом, создавшим Homo sapiens faber, не есть кратковременное и преходящее геологическое явление. <…> …Биосфера неизбежно перейдет так или иначе, рано или поздно в ноосферу…» (Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. – М.: Айрис пресс, 2004, С. 277).

Ныне скорее нужно говорить о том, что разум действительно сделался преобладающей силой в общественном развитии, и он же привел человечество к информационному обществу. Биосоциосистема пронизана и опутана информосферой, управляющей антропосферой (техносферой, социосферой и этносферой). Такова реальность постиндустриального общества.

В традиционном (доиндустриальном) обществе человек жил, прежде всего, в окружающей среде и лишь затем в обществе себе подобных. «Человек жил в родном и беспроблемном мире. Он не противостоял ни природе, ни сообществу» (Финогентов В. Н. …И ропщет мыслящий тростник (О бессмысленности и смысле жизни человека. О временном и вечном в бытии человека. О свободе и несвободе человека). – Уфа: Уфимский технологический институт сервиса, 2000, С. 91). В современном (индустриальном) обществе жизнедеятельность человека осуществляется уже преимущественно в социуме, а природная среда отходит на второй план. В ультрасовременном информационном (постиндустриальном) обществе человек живет, в основном, в условиях информационной сферы, окутанный и пронизанный ею, все более обособляясь индивидуально от общества и прерывая всякие связи с окружающей природной средой, возводя вокруг себя искусственную среду обитания, опять же основанную целиком на информационных технологиях. Так происходит постепенное (процесс этот растянут на века) отчуждение человека от природы, общества, техносферы и, в конечном счете, от самого себя.

Технико технологическая деятельность присуща человеку с тех самых пор, как люди превратились в разумные общественные организмы. Ныне же «гомо информатикус» окружил себя миром техники и технологий, отгородившись от той среды, откуда вышел сам, и не осознавая глубоких неразрывных связей с биосферой. Все необходимое для нормальной жизнедеятельности человека создано исключительно биосферой – совокупностью живого вещества планеты, – то есть главное, основное значение для существования антропосферы приобретают в процессе эволюции опять же биокосные (вещественные, но порожденные биогенными процессами) компоненты биосферы. И давно уже следует признать себя не «венцом творения», а звеном (пусть и важнейшим на сегодняшнем этапе) единой высокоорганизованной биосоциосистемы – системы «человек общество природа». Предназначение человечества – преодоление с помощью разума мировой энтропии. На современном этапе вместо обуздания хаоса человеческая деятельность во многом способствует энтропийным процессам. Самое важное, но и самое трудное заключается в том, чтобы духовно и нравственно изменить самого себя и свое отношение к миру каждому Человеку разумному. «…Ноосферным императивом, несомненно, являются формирование разумных потребностей, создание условий и факторов культурного потребления, что возможно при наличии соответствующих таким требованиям нравственных параметров в жизнедеятельности социальных организмов» (Мусин Г. Х. Потребностный подход в технико технологической деятельности: Учебное издание. – Уфа: Изд во УГНТУ, 2002, С. 144).

Согласно закону возвышения потребностей, преобладающую роль в бытии общества и каждого его члена по мере совершенствования общественных отношений и возрастания экономического благосостояния играют духовные потребности. Так и духовно творческий рост людей детерминирует дальнейшее небывалое развитие производительных сил, а значит и удовлетворение материально биологических потребностей. Во многом комплекс духовных потребностей обеспечивается и осуществляется с помощью новейших информационно коммуникационных технологий. Вне духовной культуры, которая составляет сущность информосферы, человек ныне существовать уже не может. «Наряду с природными инвариантами бытия, выступающими на уровне генетического кода, существуют инварианты культуры – долговременные структуры архетипического или ценностного порядка» (Поздяева С. М. Российское общество в условиях модернизации (социально философский анализ). – Уфа: Изд е Башкирск. ун та, 1998, С. 108). Здесь отчетливо проявляются две из основополагающих человеческих потребностей – потребность в общении и потребность в познании, в интеллектуально когнитивном освоении мира.

Состояние и развитие общества на современном этапе характеризуется возросшим влиянием информационных технологий во всех сферах общественного бытия – экономической, социальной, политической, духовной, экологической. Невиданный доселе скачок научных достижений привел к их массовому использованию и увеличению роли в жизни общества. При анализе процессов, происходящих в созданной человеком искусственной среде – информационном поле, важно выделить роль коммуникационных технологий в нынешнем и грядущем общественном устройстве.

Тип общества, приходящий на смену индустриальному, имеет несколько названий – постиндустриальное, постсовременное, информационное, технотронное, коммуникационное, супериндустриализм, сверхобщество. Сегодня получает распространение термин «общество постмодерна», которое характеризуется преобладанием в общественном бытии информационных составляющих. В нем сервис преобладает над производством, когда определяющей становится сфера услуг, и развитие информационных технологий выдвигается как доминирующее направление. При этом классовое деление общества основывается не только на отношениях к средствам производства. Форму собственности приобретают знания, информация, ноу хау. «В постиндустриальном обществе максимальную прибыль получает тот, кто владеет сверхновыми технологиями, далеко опережающими все остальные. Для этого необходимо интенсифицировать научные исследования, ускорить внедрение их результатов, поднять уровень образования, в том числе массового, организовать широкую информационную сеть… В новых условиях на первый план выходит использование не физического, а интеллектуального потенциала общества» (Лисичкин В. А., Шелепин Л. А. «Глобальная империя Зла». – М.: Крымский мост 9Д, Форум, 2001. С. 25).

В экономике, потеснив традиционную сферу бизнеса, вперед вырываются наукоемкие отрасли, в первую очередь, связанные с индустрией информации и коммуникации (микроэлектроника, информатика, робототехника). Основные производительные силы прошлого – люди и предметы труда – вытесняются на задний план новой производительной силой – наукой, новейшими информационными технологиями. «…Становление постиндустриального общества знаменует собой поворотный пункт в наиболее фундаментальном историческом опыте человека – выделении его социальной сущности в процессе труда. Человек будет заменен машинами, и ему придется искать новый смысл и цель жизни в мире» (Белл Д. «Наступление постиндустриального общества // Мир нашего завтра: Антология современной классической прогностики / Ред. – сост. И. В. Бестужев Лада. – М.: Изд во Эксмо, 2003. С. 172).

Распространение коммуникации приняло невиданный размах, глобальный характер, практически объединив всю планету в единое, информационное пространство. Новейшие средства транспорта, новые технологии в области коммуникации позволили выйти на передний план свободе передвижения людей и идей между странами и континентами в считанные сроки. Благодаря «информовзрыву» и широкому, повсеместному распространению информтехнологий, в производство и быт вошли цифровая техника, спутниковое телевидение и связь, Интернет и компьютеры. В обществе постмодерна информационная система гипертрофированно разрастается, так, что имитирует функции производительно распределительной системы.

За всем этим, по словам американского футуролога Алвина Тоффлера, стоит сокращение продолжительности отношений «человек вещь» (Тоффлер А. «Футурошок». – С Пб.: Лань, 1997. С. 40–43). Быстрота смены, текучесть товаров, вещей личного пользования становится феноменальной. Товары, не успев насытить рынок и «прижиться» у владельцев потребителей, успевают устареть. Закономерным явлением становится поток, конвейер взаимосменяемых вещей, предметов обихода. Это же справедливо и для услуг, идей, информационных сообщений. Главенствующее положение, преобладающее над производительной и творческой деятельностью, занимает потребление, которое институализируется. Сама социальная система все более нуждается в людях не только в их качестве трудящихся и налогоплательщиков, а в качестве потребителей. Можно сказать, что человек из homo sapiens producentis (человека разумного производящего) превращается в homo sapiens consumentis (человека разумного потребляющего), а из homo economicus (человека хозяйственного) в homo informaticus (человека информационного). Потребление товаров переходит в новое качество – потребление услуг плюс потребление информации.

Реальная жизнь подменяется искусственным информационно потребительским пространством, а естественная для природы человека среда обитания, окружающий его предметный мир – технико техногенными элементами, символической квазиреальностью. В связях между людьми преобладают символические посредники – не столько вещественные и реальные объекты, сколько выдуманные, искусственные институты и персонажи, населяющие особое информационно виртуальное пространство. Люди общаются не друг с другом, а с виртуальными образами, обмениваясь информационными символами, удовлетворяют мнимые не отвечающие человеческой сущности потребности. Этому предшествует обмен не «живых» человеческих существ, а обмен товарами и услугами, общение одних социальных масок с другими.

Характерный для постиндустриального общества виртуальный мир нами понимается как условный, возможный, вероятный. Информационные технологии, генерируя виртуальные реальности, погружают людей в мир иллюзий и подменяют ими действительность. «Подобно наркотическим состояниям это может привести к психическим заболеваниям; увлечению эффектами виртуальной реальности и выключению из других видов активности, к однобокому и ущербному развитию личности, а также к «калькированию» восприятия и мышления в соответствии с программами, шаблонности поведения в пределах схем, «созданных» компьютерной виртуальной реальностью» (Корсунцев И. Г. «Прикладная философия: субъект и технологии». – М.: Российское философское общество, 2000. С. 114).

Особенность современного этапа жизнедеятельности заключается в том, что благодаря информационным технологиям люди стали придавать области грез, основанных на иллюзорном восприятии действительности, особое значение. Наиболее мощным средством воздействия как на отдельных индивидов, так и на все общество в целом, являются СМИ. При этом, потребление информации, как беспрерывного потока сведений и развлечений, становится преобладающим. В этой связи выделим шоу бизнес, который, владея умами миллионов людей, прививает им строго определенный вкус к своей продукции. Достигается это с помощью различных методов, в числе которых реклама является наиболее действенной.

Средства массовой информации (медиа) превратились своего рода в идеологический центр современного общества. «Медиа стала не орудием сбора и распространения информации, производимой кем то другим, а производителем, контролером и властителем информации… Она формирует информацию по своим правилам, придает информации вид, отвечающий ее интересам… Она сконцентрировала в себе основные и наиболее влиятельные информационные потоки и силы общества» (Зиновьев А. А. «Запад». – М.: Центрполиграф, 2000. С. 330–331). Благодаря техническим возможностям и силе воздействия медиа приковывает внимание, интерес большинства населения. Так осуществляется манипулирование сознанием и идеалами людей.

Информационные технологии создают в социально ментальном пространстве особую виртуальную реальность, являющуюся духовным содержимым социального субъекта – человека. Эта виртуально субъективная реальность совсем не обязательно адекватно отображает действительность (природу, общество). Происходит своеобразный отрыв от подлинной реальности благодаря получению информации «из рук» посредников – средств масс медиа. «Живое», непосредственное восприятие и оценка фактов, событий, предметов и отношений уступает место односторонним отношениям «экран зритель», «динамик слушатель», «печатный лист – читатель». Личный опыт уходит на задний план, становится ненужным и обременительным. Все можно пережить, не выходя из дома, в воображении, интроецируя этот опыт внутрь себя и идентифицируясь с участниками изображаемых событий. Опыт подменяется его эрзацем, добытые собственным путем знания – вложенным в сознание извне и навязанным информационным суррогатом. Личность плавает в «море» информации, барахтаясь и порою захлебываясь среди «волн» разнообразных и противоречивых сведений, «валов» ненавязчивой пропаганды и откровенной агитации, и «цунами» непрерывного зомбирования. И чем ниже порог критичности и здорового скепсиса, тем человек более восприимчив и доверчив к обрушивающимся на его сознание мнениям, оценкам и выводам СМИ.

В современном мире человек живет в таком обществе, где манипуляция сознанием стала обыденным явлением. «…К людям, сознанием которых манипулируют, относятся не как к личностям, а как к объектам, своего рода вещам» (Кара Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. – М.: Изд во ЭКСМО Пресс, 2001, С. 17). Люди все более погружаются в мир грез, «снов наяву» и фантазий, воспринимая иллюзии как реальность. Так складывается сознание спящего человека, внушаемого и интроецируемого, наделенного множеством масок и социальных ролей, приспосабливающегося и некритичного конформиста. Это человек хамелеон, который потерял связь со своим подлинным «Я», идентифицируясь с вымышленными героями, идолами и кумирами, ежедневно и ежечасно преподносимыми в яркой и красочной упаковке СМИ и индустрией развлечений. На рубеже тысячелетий исторический круг замкнулся – исчезло физическое рабство начала новой эры, но на пороге III тысячелетия человек становится рабом информационных технологий. Массовое зомбирование приняло невиданный доселе размах и формы. Не случайно определяющим явлением в духовной сфере общества становится феномен массовой культуры, которая, превратившись в элемент рынка, формирует некритическое восприятие действительности, следование господствующим мнениям и стандартам, пропагандистским установкам.

Современные информационные технологии совершили «индустриализацию» духовной культуры. Тем самым духовные ценности и достижения, которые были привилегией лишь «высшего света», ограниченного круга избранных, растиражировались, распространились среди широких слоев общества. Вместе с тем они не столько приобщили массы к достижениям человечества, сколько низвели духовную культуру до уровня толпы.

Рассмотрим влияние масскультуры на социально мировоззренческую мотивацию деятельности людей. Человек, наблюдая за жизнью вымышленных экранных (или литературных) героев, психологически идентифицируется с тем или иным персонажем, выбирает для себя определенную модель поведения и самореализации. По сути, это – заимствование чужого мировоззрения и социально культурных установок. Зависимость от экрана превращается своего рода в «телеманию». Происходит привыкание, человек нуждается в информационном допинге, регулярном и частом приеме «телевизионного наркотика». Жизнь вне красочной экранной реальности кажется скучной, серой, неинтересной. Ему требуется новизна событий и ощущений, все новые интересы – и это подстегивается умелой пропагандой со стороны СМИ. «В телевидении образы проецируются на вас. Вы служите экраном. Образы обволакиваются вокруг вас. Вы являетесь точкой исчезновения» (Маклюэн М. Средство само есть содержание / Информационное общество: Сб. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004, С. 347).

Здесь подчеркнем, что в деле насаждения ложных мифов и искаженных ценностей преобладающую роль сегодня играет реклама, отодвинувшая на задний план таких традиционных «производителей иллюзий», как кинематограф и телепрограммы. Реклама, как информация о товарах и услугах, с другой стороны, является не только пропагандой, но и навязыванием определенных ценностей, вкусов и образа жизни. Рекламное искусство охватывает практически все сферы человеческой жизнедеятельности. Помимо экономики она внедрилась в политику, науку, искусство и даже в религию. Сегодня, в мире рыночной конъюнктуры и невиданного прогресса коммуникационных технологий, рекламируют все – от специфичного товара до идеологической позиции, от преимуществ той или иной конфессии до творческих исканий и продуктов духовной культуры.

С приходом информационных технологий и всеобщей компьютеризации значение воображаемого (виртуального) мира в жизни людей приобретает невиданный размах. Разочарованный человек бежит от неприглядной, полной кризисов реальности в мир иллюзий, превращаясь в пассивного потребителя информации. «…Мир иллюзий окажется столь привлекательным, что большинство людей захотят, возможно, провести в нем жизнь. Виртуальная реальность может практически полностью подменить действительность» (Корниш Э. Кибербудущее / Мир нашего завтра: Антология современной классической прогностики. – М.: Изд во Эксмо, 2003, С 213). Казалось бы, в общении с компьютерной виртуальной реальностью человек из пассивного созерцателя превращается в активного участника, управляя внутренним содержимым квазиреальности. Но при этом продуцируется виртуальная реальность, имеющая собственное поле воздействия на реальные субъекты. Создается видимость, что вне этого информационного поля уже не может происходить большинство процессов – политических, культурных, социальных. В итоге становятся подвластны мнению и оценке СМИ даже процессы, происходящие в экономике и природе.

Разумеется, при всех своих недостатках и кроящихся в них опасностях, новейшие информационные технологии, всеобщая компьютеризация, имеют и положительные стороны. Экономика, социальная сфера, культура, наука, повседневный быт значительно выигрывают от применения информтехнологий. Расширились возможности индивидуального творчества и самообразования. Компьютеризация улучшает условия медицинского обслуживания, отдыха, интеллектуального труда и т. д. Упростился и ускорился во много раз обмен информацией. Не говоря уже о пользе систематизации и сбора данных в экономической сфере, в службах спасения и охраны правопорядка, в науке. Интернет, став «мировой паутиной», превратился в глобальный банк человеческих знаний и самой разнообразной информации. А в сфере образования широкая компьютеризация совершает существенный переворот. Но выиграл ли от этого человек в своей интеллектуальности и духовности, в плане обогащения своего внутреннего духовного мира?

Человечество необратимо вступает в информационную эпоху – в общество постмодерна. Уже сегодня доля информтехнологических факторов для развитых стран составляет более половины общего суммарного рабочего времени. Триединые составляющие информационных технологий – компьютеризация (совершенствование средств поиска и обработки информации), медиатизация (создание современных средств сбора, хранения и распространения информации), интеллектуализация (повышение интеллектуального потенциала общества, включая использование средств искусственного интеллекта) – объективно обусловливают переход настоящего состояния бытия общества на постмодернистскую стадию.

Беспредельное развитие возможностей, предоставляемых информационными технологиями, актуализирует вопрос о сохранении условий для естественного развития личности, без которого невозможно удовлетворение фундаментальной общецивилизационной потребности в продолжении человеческого рода. Безграничность информационного поля делает достижения культуры достоянием миллионов людей, одновременно создает мощный инструмент для манипулирования их сознанием. Информационные технологии, оказывая решающее значение в росте производства предметов потребления, создавая условия для повышения эффективности здравоохранения и образования, позволяют создать гигантские силы разрушения. Зомбирование населения путем информационно психологического воздействия СМИ; преступления в области высоких технологий; угроза тотального контроля со стороны спецслужб за личной и общественной жизнью любого члена общества; вытеснение живого труда из производства и другие следствия информтехнологий есть сегодняшняя реальность становления общества постмодерна.

Здесь необходима коэволюция индивидуального и общественного сознаний, проявляемая в паритете личных и коллективных духовных потребностей. Интересы личности в духовной сфере, если только они не базируются на заведомо деструктивных и асоциальных установках, не должны ущемляться обществом, государством, другими социальными группами и организациями. В то же время и духовные потребности индивида по возможности должны иметь неантагонистический характер, коэволюционировать с установленными в обществе духовно нравственными нормами, традициями, устоями, обычаями. Необходим мультикультурный и толерантный диалог, взаимопонимание. В области противостояния духовной, информационно психической агрессии велика роль устоявшихся традиционных ценностей и идеалов, прошедших многовековую проверку историческим временем. Каждому народу, каждой нации, каждой цивилизации присущи свои нормы морали, особенности культуры, психосоциональный склад. Можно лишь приветствовать процесс конвергенции культур, взаимного добровольного влияния и ассимиляции их элементов. И со всей твердостью как в плане этическом, так и правовом необходимо пресекать и противостоять попыткам навязывания чуждых данному этносу и социуму ценностей, манипуляции сознанием отдельных граждан и всего общества. Реализовать этот императив можно лишь при обеспечении коэволюционной парадигмы.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал