Нам завещана память и слава



Скачать 267.81 Kb.
Дата27.04.2016
Размер267.81 Kb.
НАМ ЗАВЕЩАНА ПАМЯТЬ И СЛАВА
Автор: Попков Евгений Александрович

Великолукский район

МОУ «Пореченская средняя общеобразовательная

школа имени К.С. Заслонова», 10 класс


Руководитель: Корнилова Анна Алексеевна,

учитель истории,

МОУ «Пореченская средняя общеобразовательная

школа имени К.С. Заслонова»


Поречье,2014



Пускай ты умер!..

Но в песне смелых и сильных духом

всегда ты будешь живым примером,

призывом гордым к свободе, к свету!

Максим Горький



  1. Введение

Мир подвига неисчерпаем, и все в нем связано крепчайшими нитями: прошлое и настоящее, настоящее и будущее, кровь, пролитая за победу, и горячая, беспокойная, живая кровь подвига мирных дней. Об этом мы тоже должны помнить. Есть волнения и восторг, к которым нельзя привыкнуть, которые не бывают ни серыми, ни будничными. И есть пути, которые не бывают проторенными,— это пути подвига. Это поистине целый мир, в котором дан простор всем человеческим достоинствам: чести и честности, силе, мужеству, прекрасному чувству самопожертвования, чувству долга и справедливости.

У подвига есть удивительное, счастливое свойство: он дарит особые часы, мысли и воспоминания человечеству, часы, которые с небывалой силой обнажают братство людей и преступную бессмысленность захватнических войн.

14 ноября 1942 года Константин Сергеевич Заслонова совершил подвиг, за который получил звание Героя Советского Союза. С тех пор прошло почти 70 лет. Но мы, ученики, Пореченской школы помним и чтим память героя.

Цель моего исследования - изучить материалы о подвиге человека, имя которого носит школа.

После постановки цели, передо мной возникли следующие задачи:



  1. Изучить материалы, находящиеся в комнате К.С.Заслонова.

  2. Побеседовать с создателем комнаты боевой славы Михеевым Александром Михайловичем.

  3. Проанализировать новые источники о партизанской жизни командира

К.С. Заслонова и обстоятельствах его гибели.

  1. Обработать данные материалы в электронном виде.

  2. Написать исследовательскую работу.

  3. Создать презентацию.

  4. Познакомить учащихся школы с новыми фактами из биографии нашего земляка.

Для решения этих задач я использовал следующие методы:

  1. Работа с документами, письмами, имеющимися в школе.

  2. Анализ версии гибели К.С. Заслонова, изложенная его дочерью Музой Константиновной Заслоновой в книге «Фамилия» в 2011 году.

  3. Поиск сайтов, посвященных биографии Заслонова.

  4. Анализ и систематизация материалов.


Актуальность выбранной темы: Моя работа представляет интерес, так как:

  • Она может быть использована для подготовки мероприятий, посвященных подвигу Героя Советского Союза Константина Сергеевича Заслонова.

  • Материал можно оформить в отдельную тему экскурсии «Последний бой комбрига» для школьной комнаты боевой славы.

  • Презентация в электронном виде будет востребована при подготовке и проведении учителями классных часов, уроков мужества.



2. Нам завещана память и слава.

7 января 1910 года, 100 лет назад, в семье крестьянина Сергея Заслонова родился сын, которого назвали Константином. Жизненный путь младенца, казалось, был предопределен: рабский труд. Причем с малолетства – как, только Косте исполнилось восемь лет, его определили пасти скот у богатея. Зимой, когда работы не стало, он начал постигать науку жизни у сапожника. Революция, пришедшая и в д. Поречье Невельского уезда Витебской губернии дала возможность мальчишка начать учиться в начальной Поречьевской школе у Раздеровой Анне Васильевне. Но больше цифр и букв его завораживала железная дорога – огромные паровозы, рельсы, будто отполированные, шпалы. И неслучайно, как только пришла пора определяться с будущей специальностью – Заслонов - младший выбрал работу в депо.

Он вникал в каждую мелочь, стараясь постигать железнодорожную науку скрупулезно. А когда ему было что-то непонятно, Константин не стеснялся обратиться к опытным мастерам. И вскоре стал одним из самых авторитетных специалистов: к нему уже приходили за советом товарищи по работе. И начальство увидело, что из Заслонова будет толк – его отправили учиться в Ленинградский институт путей сообщения. Однако Константину так толком и не довелось поучиться: уже через год перспективного парня возвращают на железную дорогу, сказывается нехватка кадров. Был ли риск, когда 23-летнего парня назначили сразу же помощником начальника депо станции Новосибирск? Вне всяких сомнений. Но тогда на возраст мало смотрели, человека оценивали, прежде всего, по профессиональным качествам. И Заслонов оправдал надежды – путейцы обращались к нему очень часто, быстро поняв, что молодой специалист всегда стоит на стороне справедливости. А если учесть, что он очень быстро схватывал все новое, не страшился риска, то вполне оправдано то уважение, которое оказывали ему товарищи по работе, уже в этом возрасте уважительно называя Сергеичем. С мнением помощника начальника были вынуждены считаться и куда более опытные железнодорожники. Авторитет Заслонова возрос еще больше, когда он внедрял новаторские методы движения составов. Кто-то посчитал подобный риск чуть ли не вредительством и вызвал сотрудников НКВД. Но Заслонов сумел доказать: машинисты могут вести паровозы, даже если количество товарных вагонов удвоить и утроить. …Провожали «Сергеича» из Новосибирска с тяжелым сердцем. Потому что прикипели к этому парню. Но и понимали – человеку нужен профессиональный рост. А потому назначение Заслонова начальником депо станции Рославль восприняли как должное. Константин Сергеевич справился, и его перебросили на более крупный железнодорожный узел – станцию Орша. Случилось это в 1939 году, и тогда еще никто не знал, что именно эта станция сыграет в жизни молодого человека значительную роль.

С началом Великой Отечественной войны Заслонова и многих его товарищей эвакуируют в Москву. Время было очень тяжелое, фашистские полчища неуклонно подбирались к нашей столице. Заслонов не может быть безучастным, а потому пишет письмо комиссару путей сообщения с просьбой разрешить сформировать партизанский отряд: «Наша страна в огне, жизнь требует, чтобы каждый в ком бьется сердце патриота, кто дышит и хочет дышать здоровым советским воздухом, стал бы на защиту нашей Родины. Я, начальник паровозного депо Орша Западной железной дороги, Заслонов Константин Сергеевич, прошу вашего разрешения организовать партизанский отряд… для действий в районе станции от Ярцева до Барановичей в полосе железнодорожных линий, станций и других железнодорожных сооружений. Для этой цели прошу выделить 20-25 человек отборных «орлов» - храбрых паровозников, которые умеют держать в руках не только ручку-регулятор, но и пулемет, владеют артиллерийской техникой, танками, автомашинами, мотоциклами и связью.

Я вас заверяю от имени храбрейших из храбрых, которые просят меня передать вам, что клятву партизан-присягу – выполним с честью. Голов своих даром не подставим, но если придется, то они будут отданы за великую железнодорожную державу, за Родину».

Это заявление отражало думы и чаяния всех присутствующих, и вскоре около 30 оршанских и смоленских железнодорожников стали готовиться к отправке в тыл врага. Командиром был назначен К. С. Заслонов, а комиссаром — Ф. Н. Якушев. В начале сентября этот небольшой партизанский отряд отправился в Вязьму, где пополнился еще группой рабочих.

17 сентября 1941 года постановлением бюро Смоленского обкома ВКП(б) был утвержден личный состав отряда, который после соответствующей подготовки на рассвете 1 октября 1941 года во главе с Константином Заслоновым и под прикрытием кавалерийского эскадрона корпуса генерал-майора Л. М. Доватора перешел линию фронта в Вельском районе. Полтора месяца, преодолевая всевозможные трудности, в условиях рано начавшейся зимы, уходя от преследований фашистских карателей и теряя товарищей, терпя лишения от холода и голода, партизаны шли по намеченному маршруту.

Константин Сергеевич установил связи с коммунистами, оставленными ЦК КП(б)Б для подпольной деятельности в тылу врага. С их помощью удалось получить в городской управе временное удостоверение на право жительства, а затем — зарегистрироваться на бирже труда как безработному.

Безработный и, казалось бы, лояльный инженер, имеющий опыт практической работы на железнодорожном транспорте, в расцвете сил — всего 30 лет — привлек внимание администрации, которая остро нуждалась в специалистах для налаживания работы железной дороги. Гитлеровская ставка требовала бесперебойного продвижения через Ор-шу основных своих войск, рвавшихся к Москве. И вот после тщательных проверок «лояльного» инженера назначили начальником русских паровозных бригад.

Используя представившиеся возможности, Константин Заслонов сумел устроить на работу в бригаду пришедших с ним из Вязьмы товарищей — Анатолия Андреева, Сергея Чебрикова, Петра Шурмина. Небольшая группа заслоновцев явилась ядром подпольной организации, развернувшей активную диверсионную деятельность в Орше и на близлежащих железнодорожных станциях. В состав подпольной группы вошли паровозники В. Аскальдович, В. Громаков, Т. Докутович, ставший вожаком молодежи, братья А. и Л. Колтушко, К. Захаревич, П. Белоусов, Ф. Епишев, М. Шумилов, П. Шурмин, А. Сикорский, Б. Кононов, А. Маховой и др. Группа установила тесные связи с находившимися в подполье членами Оршанского горкома КП(б)Б, работником подпольного горкома Ф. А. Цингалевой и другими коммунистами-подпольщиками.

Несмотря на тяжелые условия работы, на непрекращающиеся проверки гестапо и слежку ее агентов, Константин Заслонов и его товарищи вели обучение рабочих-ремонтников диверсионной тактике и технике; группа изготовляла замаскированные под каменный уголь мины, которые подбрасывались в тендеры паровозов и затем выводили из строя паровозные топки, вызывали крупные аварии; делались также «ерши» — особые мины, которые разбрасывались по шоссейным дорогам. Подпольщики минировали и выводили из строя семафоры, водокачки, железнодорожные стрелки, мосты, сжигали нужные сооружения, убивали вражеских солдат и офицеров. В результате хорошо продуманной и организованной диверсионной деятельности под откос летели эшелон за эшелоном.

Из донесений К. С. Заслонова Витебскому подпольному комитету КП(б)Б видно, что в ходе развернувшейся героической борьбы на Оршанском узле произошло 98 крушений поездов, выведено из строя 200 паровозов, взорваны тысячи вагонов и цистерн с горючим и большое количество различной боевой техники врага. Это была серьезная помощь советским войскам, громившим гитлеровские полчища под Москвой.

Наряду с диверсионной работой заслоновцы добывали оружие и готовили базу для отхода в леса. Не однажды подозрение падало на Заслонова и его даже арестовывали, но каждый раз он доказывал свою «непричастность» к диверсиям. А в феврале  1942 года,  когда уже опасно было оставаться в депо, Заслонов со своими помощниками, сохранив верных людей на железной дороге, ушел в юго-западные районы Витебской области. Там, в деревне Логи, вскоре начал действовать партизанский отряд «дяди Кости». Отряд быстро рос за счет рабочих и крестьян Витебщины, за счет объединения более мелких партизанских групп. Уже в июле на боевом счету отряда было 113 подорванных поездов, около 2 тысяч убитых фашистов и их прихвостней. А вскоре на базе пяти отрядов возникла бригада К. С. Заслонова, в составе 2500 человек, одну треть которых составляли коммунисты и комсомольцы. Вот тогда-то и произошло самое знаменательное событие в жизни славного патриота: он был принят в ряды Коммунистической партии. В сентябре 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР командир партизан был награжден орденом Ленина и через месяц стал командиром оршанской партизанской бригады.

А потом случилась трагедия и подвиг, у которых несколько версий.

Именно в те дни гитлеровский штаб группы войск «Центр» доносил своему фюреру: «Умножаются случаи налетов на железные дороги в дневное время. Партизаны убивают железнодорожную охрану. Особенно большое количество подрывов происходит на тех участках железных дорог, которые являются нашими главными путями подвоза и снабжения... Участок железной дороги Минск — Орша — Смоленск был выведен из строя на 28 часов и вторично на 35 часов». Партизаны искусными диверсиями сумели впоследствии вывести из строя 150 паровозов, парализовать работу паровозного парка и всего железнодорожного узла Орши.

В октябре — ноябре 1942 года партизаны под командованием К. С. Заслонова вели упорные бои с прибывшими на Витебщину превосходящими силами карателей. 13 ноября 1942 года гитлеровцам удалось окружить группу командиров и комиссаров партизанских отрядов Оршанской зоны, которые собрались на совещание в деревне Купо-вать, Сененского района. Утром 14 ноября каратели, открыв ураганный огонь, начали наступление. Ценой больших потерь после четырех часов яростных атак враги ворвались на окраину деревни. Завязалась рукопашная. Все партизаны во главе с командирами сражались до последнего патрона, до последнего дыхания. К. С. Заслонов погиб. Официальная версия изложена Гараевым Динмухаметом Нуриевичем, командиром 2-ой роты отряда им. Чапаева. Она опубликована в том числе и в книге В.А. Федоровой «Страницы легенды». 13 ноября 1942 года командир партизанской бригады дядя Костя (К.С. Заслонова все мы так звали) нас отправил на разведку в Богушевский район, откуда вероятнее ожидалось нападение власовцев и немцев.

На разведку отправились трое: я, командир отделения бригадной разведки, Алатырцев Михаил и Парфенов Николай. В деревне Рындева от агентурной разведки узнали, что по направлению деревни Куповать Сенинского района движется полк Савщенко, усиленная немцами. В деревне Стецево внезапно наткнулись на власовцев. Они были одеты в форму танкистов наших войск. Произошел короткий, но интенсивный бой, однако мы смогли уйти от преследования. Вернувшись в расположение бригады, доложили дяде Косте, что на нас идут немцы.

14 ноября рано утром дядя Костя нас снова послал на разведку с целью уточнить силы и направления движения врага. Отъехав 10 км от деревни Куповать, нам удалось взять «языка» из полка власовцев. Быстренько доставили его в штаб бригады. От пленного узнали, что полк наступает на Куповать силами трех батальонов (В батальоне около 500 штыков). Один батальон наступает на Куповать со стороны деревни Утрилова, другой со стороны деревни Кузьмина Алексенического сельсовета Сенинского района, а третий батальон, где-то через болото, должен наступать на деревню. Константин Сергеевич сказал, что Куповать партизанская столица и её немцам не отдадим. Был дан приказ одному взводу занять оборону на опушке леса по направлению деревни Утрилова и задержать врага. На опушке леса со стороны деревни Кузьмина была организована засада из 13 партизан отделения разведки. Оборону на этом направлении возглавил сам комиссар бригады Селицкий Людвиг Иванович. В составе засады кроме комиссара бригады были: командир отделения бригадной разведки Гараев Динмухамет Нуриевич(Митя), партизаны Алатырцев, Парфенов, Кравщенко, Цараев, Чернов, Митрофанов Александр, Гордиенко, Баранов А., Козыревский В. и др.

В 10 часов утра немецкий батальон со стороны деревни Кузмина вплотную подошел к нашей засаде. Похоже, не ждали засады и, собравшись, начали совещаться. Я думаю, они хотели послать по лесной дороге головную разведку в сторону Куповати. В этот момент наш комиссар бригады Людвиг Иванович Селицкий дал команду нам: «По изменникам Родины Огонь!» По немцам и власовцам открыли огонь из всех видов вооружения засады – заработали пулеметы, автоматы, начали рваться гранаты. Враг не ожидал такого, первые ряды были, как косой скошены. Оставшиеся в живых немцы и изменники стали кричать, звать на помощь, и бросились отходить под горку.
По нас из деревни Кузмина открыли шквальный огонь из орудий и минометов. У нас заранее были приготовлены запасные позиции и мы, часто меняя позицию, продолжали громить врага.

В 11 часов дня бой начался под Утриловым и на стороне Куповати. Есть подозрение, что кто-то провел через болота немецкий батальон к самой деревни Куповати, хотя эти болота считались непроходимыми, а также засада проглядела немцев. Дядя Костя с автоматом в руках внезапно столкнулся с немцами, оказавшихся уже у огородов. Пулеметная очередь тяжело его ранило. Женя Корнеев, его ординарец затащил тяжело раненного комбрига в дом. А в дальнейшем командования переходило от одного партизана другому, где то в порядка семи раз (в связи с выбытьем руководителя). На Куповать были брошены большие, до зубов вооруженные вражеские силы, которые в 20 раз превосходили наши силы. В бригаде в это время было всего около 70-75 человек, так как основные силы были отправлены через линию фронта на Большую Землю. Часто рвались мины и снаряды, стоял сплошной гул и трескотня от выстрелов со всех оружий. Шел по всем направлениям жестокий, не равный бой.


На нашем направление враг пять раз поднимался в атаку, и пять раз был отброшен, оставляя гору трупов на поле боя. Узость лесной дороги, обстрелянность и господство позиции, а также бесстрашие, героизм бойцов партизан, позволил остановит вражеский батальон, разгромить его в полном смысле и выдержать натиск превосходящих сил на своем направлении в течении непрерывного пятичасового кровавого боя. Бойцы отделения отделались только несколькими ранениями.

Около 16 часов начали затихать выстрелы на стороне деревни Куповать. Наш комиссар Селицкий Л.И. приказал нам отходить на заранее условленное место (на поляну Куповатьском лесу). Там мы увидели ребят, которые дрались в Куповать и узнали страшную новость, что в этом неравном бою погиб наш командир бригады Константин Заслонов. А также погиб наш старший радист (фамилию не помню), который также, как и командир бригады, знал шифр. К нашему бедствию добавилось еще потеря связи с Большой Землей.

Жестокий бой длился 4-5 часов. Мы в этом бою потеряли самых близких наших товарищей. Как только немцы покинули деревню (Куповать находится как бы в лесу, а немцы не любили оставаться ночевать в лесу), мирные жители села собрали погибших партизан и похоронили всех вместе в одну могилу. Так как, даже за мертвого дяди Кости немцы обещали вознаграждение 25 тысяч рейхсмарок, они искали его среди мертвых. Когда немцы начали входить в дом, где лежал уже умирающий, бессознательном состояние наш комбриг, ординарец Женя Корнеев бросил под ноги врага противотанковую гранату, приняв вместе своим командиром бесстрашную смерть. Видать, после этого, Заслонова уже было не узнать. Немцы подожгли дом, однако в каменном подвале прятался хозяин дома, который тела Жени и дяди Кости перенес в подвал. Ночью, когда немцы ушли, тела дяди Кости и Жени, со всеми погибшими партизанами, были похоронены в саду. После войны тело Константина Заслонова был перезахоронен в Орше, где стоит ему памятник.

Вторая версия совсем недавно была опубликована Музой Константиновной Заслоновой — дочерью легендарного белорусского подпольщика и партизана, Героя Советского Союза Константина Сергеевича Заслонова. Она никогда не забывала, чьей дочерью ей выпала честь быть. Кинорежиссер по профессии, Муза Константиновна сняла фильм об отце, много встречалась с бывшими партизанами, его сослуживцами, работала с архивными материалами. И в результате родилась рукопись документального романа «Фамилия». Текст готовился долго и непросто, что тоже может стать сюжетом для отдельного произведения. Приведу отрывок из книги: «Я решила детально, скрупулезно разобраться в истории Куповатского боя, в котором погиб отец и вокруг которого, как я уже писала, ходило так много сплетен и домыслов. В музее истории Великой Отечественной войны мне порекомендовали обязательно поговорить с бывшим секретарем подпольного райкома КП(б)Б Витебской области Адамом Константиновичем Стельмахом. Адам Константинович располагал к себе искренностью и горением. Не горячностью, а именно горением. Неравнодушием, каким, как я всегда думала, обладал и Заслонов. В момент нашей встречи этот старый уже человек был очень болен и не имел сил вести со мной длительную беседу. Но он подарил мне тогда только что опубликованные свои воспоминания, где осмелился затронуть факты, до тех пор замалчиваемые. Все, что касалось РННА! И именно в этих его записках я нашла главное объяснение обстоятельств, связанных с Куповатью. Вот отрывок из тех записок:


«Летом 1942 года немецкое командование бросило против партизан воинские части «народников» так называемой Русской Национальной Народной Армии (РННА), созданной из числа военнопленных Красной Армии. В августе эти части блокировали многие населенные пункты между Оршей и Богушевском. Руководство партизанского соединения и райком партии решили организовать связь с командирами гарнизонов РННА с тем, чтобы привлечь их на свою сторону... В этом деле проявил инициативу и принял самое активное участие Заслонов. В результате переговоров 10 августа снялись одновременно 5 гарнизонов РННА из деревень Новая Земля, Гичи, Рудня, Петрики и перешли на сторону партизан. Всего в наше соединение прибыло 236 солдат и офицеров из РННА и 78 полицейских. Они принесли с собой 5 минометов, 300 мин, 10 пулеметов, автоматы, винтовки, много боеприпасов...» И сразу же стало понятно, кому предназначалось то письмо, наброски которого я обнаружила в папиной записной книжке, хранившейся в музее истории Великой Отечественной войны. На одной страничке небольшой по размеру книжки были такие строчки: «По имеющимся у меня данным... которыми я располагаю по донесениям моей разведки Вы /перечеркнуто/ ...как настоящий патриот Страны Советов пытаетесь связаться с нами... /перечеркнуто/ ... и свое патриотическое настроение... /перечеркнуто/ ...связать с нашими боевыми действиями... Вы прекрасно знаете и понимаете... /перечеркнуто/ Вас агитировать не следует, т.к. Вы полноценно грамотный товарищ... Что нашего строя никому не свергнуть...»
И на второй страничке: «Дорогой товарищ! Близится гибель фашизма... /перечеркнуто/ Я прошу в любое время, удобное для Вас, явитесь ко мне для устных переговоров. Заверяю Вас и даю честное слово партизан, идите абсолютно спокойно, не беспокойтесь за последствия. Никто Вас и пальцем не тронет, не спадет с Вас ни одного волоса... /перечеркнуто/ ...И будет ли справедливо, если мы, советские люди, будем друг друга уничтожать, когда у нас есть общий проклятый враг?! Время встречи, место встречи устанавливайте Вы. Я благосклонно полагаюсь на Вашу честность и справедливость... Прошу встретиться, очень хочется встретиться и нужно. С приветом, комбриг Заслонов».

Раз уж тема РННА стала вдруг открытой, то и все, кто до этих пор как–то уклончиво рассказывал о событиях в Куповати, стали откровеннее. И Людвиг Иванович Селицкий, бывший комиссар в бригаде Заслонова, сразу отбросил свою очень тонкую, хитроватую дипломатичность и помог мне детально разобраться в обстоятельствах, сопутствовавших тем событиям. Уж он–то знал о них все досконально! После первой успешной операции по переходу людей из частей РННА Заслонов получил специальное задание проводить особенно активную пропагандистскую работу в этих частях. Многие попали в плен ранеными. Фашисты предложили им выбор: расстрел или в ряды РННА. Естественно, большинство выбрали жизнь, рассчитывая потом перейти на сторону партизан. Несмотря на то что Заслонову было поручено делать все, чтобы перетянуть из РННА в партизаны как можно больше народа, в это же время он получил категорический приказ: срочно со всеми своими отрядами выходить за линию фронта, чтобы влиться в ряды Красной Армии! Заслонов вынужден был отдать команду всем своим отрядам двигаться по направлению к тем местам, где легче можно было перейти линию фронта. Однако как раз тогда по его заданию уже подготовили очередную большую группу солдат и офицеров РННА, готовых уйти к партизанам. Заслонов не мог бросить этих людей на произвол судьбы. Уже договорено было с ними о времени перехода и месте встречи. Этим местом являлась Куповать, а время — 6 — 7 часов утра 14 ноября. Вот почему Заслонов остался в Куповати только лишь со штабом и всего с несколькими десятками своих партизан. Он намеревался догнать двигавшиеся к линии фронта отряды после того, как к нему присоединятся ожидаемые «народники». К деревне Куповать, окруженной непроходимыми болотами, имелось только два подхода с двух противоположных сторон. Со стороны деревни Кузьмино — довольно широкая дорога. А со стороны Утриллово — узкая гать, проложенная по болоту. По этой гати и должна была подойти ожидаемая группа перебежчиков. Отряд под командованием Селицкого Заслонов направил на дорогу к Кузьмино, чтобы они завязали там в нужное время небольшую перестрелку и отвлекли внимание немцев от событий в Утриллово и Куповати. Когда Заслонову доложили наблюдатели, что по гати движется большая колонна «народников», он приказал ни в коем случае не стрелять и всех пропустить. Уверен был, что это его «перебежчики», не стал даже будить остальных партизан. Тем более группа Андрея Агеева поздно ночью вернулась с трудного боевого задания и ей требовался отдых. Заслонов вместе со своим адъютантом Женькой Корженем и разведчиком Иваном Козловским вышел навстречу колонне «народников». Для переговоров с ними он послал Козловского, непосредственно проводившего подготовку этого перехода в частях РННА. Козловский спустился к гати. Наверняка он увидел, что пришли не те люди, с которыми он оговаривал переход... Но тут вдруг, расталкивая пробиравшихся по гати людей, разбрызгивая болотную жижу, откуда–то из середины колонны выскочил офицер. Он в упор выстрелил в Козловского и начал отдавать приказы к боевым действиям. Заслонов понял, что сложилось все не так, как планировалось, и тут же послал Женьку будить всех и начинать оборонительный бой. Почему же не отступили сразу, ведь силы были явно неравные — человек сорок против двухсот?! Вот как объяснил все это Селицкий: «Костя спас меня и моих людей! Ведь если бы он сразу отступил, то привел бы фашистов ко мне в тыл! Тогда наверняка погибли бы все — и мы, и его люди». Что же произошло? Об этом рассказали Селицкому люди, позже вырвавшиеся из РННА. В ночь с 13 на 14 ноября в часть, готовившуюся на рассвете уйти в лес, внезапно нагрянула фашистская инспекция. По–видимому, предательство все–таки было. Сволочей хватало везде, а там особенно! Зачинщиков расстреляли. Остальных в срочном порядке отправили куда–то под Смоленск. В Куповать же направились совсем другие люди, в основном из добровольных полицаев. Как разворачивались дальнейшие события в Куповати, поведал мне Андрей Иванович Агеев, единственный человек, находившийся в момент гибели Заслонова рядом с ним. Андрей Иванович, колхозник из сибирской глубинки, всю жизнь терзался сомнениями: все ли возможное сделал тогда, в тот роковой день, в деревне Куповать?! А почему? Станет ясно из этой магнитофонной записи его рассказа. «...Вернулись мы с Яновского боя в Куповать вечером 13–го. Утром рано — тревога. Женька Коржень прибегает: «Занять круговую оборону!» Уже под вечер в последний раз прибежал и говорит: «Дядя Костя просил продержаться до темноты. Темнота настанет — пойдем по сигналу на прорыв!» Меня Заслонов вызвал в штаб.
Настало время, Дядя Костя приказывает: «Будем выходить! Подготовься! Вовремя ракету подай!» Я быстрей проскочил через дверь, а огонь, просто шквальный!! Прямо по штабу стреляли! Кричу: «Дядя Костя, быстрее! Мы пристреляны! Смотрите!» Ну, он с прохладцей выходит... как ступил на крыльцо, дверь закрыл... и очередь по нему! Прямо в грудь! Он так пошатнулся... Я к нему. Он захрипел, и все! Я затащил его на погребню. А в это время пуля попала мне прямо в винт автомата, и автомат у меня с плеч свалился. Я тогда Дядю Костю положил, успел дослать ракету и побежал к этому автомату. Подскочил к нему, и меня прямо в ногу... А отряд уже пошел на прорыв. Дядя Костя, убитый, на погребне... Убитый он! Убитый! Я еще с него планшетку сдернул. «Дядя Костя! Дядя Костя!» И все! И ничего не ответил...» Я заметила, что этот пожилой человек все время как бы старался оправдаться. Будто чувствовал какую–то вину в гибели командира. А его и вправду не раз после того рокового боя упрекали товарищи: мол, бросил, не потащил за собой, пусть ползком, пусть хоть как! Вот он повторял и повторял: Заслонов погиб сразу. Мгновенно! Этот укор так всю жизнь и пронес на себе бывший партизан. Я же считаю, разве можно тут судить? Приведу кусочек из магнитофонной записи рассказа еще одной участницы тех событий — Веры Васильевны Доморацкой. Отошли в Адамовский лес. Потом разведка пошла опять в Куповать, подобрать, если можно, убитых. «Народники» уже ушли оттуда. Они все хотели узнать, где Заслонов. Полагали, что убит, но не знали точно. А за голову Заслонова давали 50 тысяч марок. Собрали жителей Куповати, но никто не сказал. Назавтра мы похоронили его и всех убитых. А ребята на могиле дали клятву — на каждом шагу мстить немцам за смерть Дяди Кости.
Константин Сергеевич был особенный, не как все остальные командиры. Он всегда жалел людей. Если посылал на задание, предупреждал: «Головой зря не рискуйте. Если сегодня невозможно выполнить задание — выполните завтра». Для раненых всегда было лучшее питание. Заслонов, хоть и не военный был, а умел ориентироваться в военной обстановке. Когда в Логах шел бой, мы же почти в мешке оказались! А он сумел вывести нас почти без потерь. И еще самолеты принять с Большой земли. Не каждый так сумеет. Просто не знаю, почему так получилось в Куповати?!

И после гибели Константина Сергеевича ребята часто повторяли его любимое слово: «Рубанем!» Он так говорил: «Рубанем, ребята!» «По фашистам рубанем!» Мы песню сочинили, не знаю, кто — все вместе, наверное... Печальную песню, ведь только что погиб... «На мяжы, дзе зломак кукурузы, перавесiў пер’я цераз тын, спiць Герой Савецкага Саюза — партызан Заслонаў Канстанцiн!». Мы и не знали еще, что ему присвоили Героя, — сами ему дали это звание. И пели эту песню вечерами у костра в лесу!..»

Его боевые товарищи завершили дело славного сына советского народа. После боя, то, что осталось от бригады, под командованием комиссара Селицкого Л.И. ушла в другой район для пополнения новыми силами. С того времени до июня 1943 года бригадой имени Героя Советского Союза К.Заслонова командовал Людвиг Иванович Селицкий. После разделились на две бригады: 1-ой Заслоновской и 2-ой Заслоновской.
Бессильна смерть!

Кровавый росчерк пули

Не зачеркнул героев имена,

И у могил в почетном карауле

Стоит сегодня вся страна.

Минули десятилетия, срок немалый для человеческой памяти, но есть у памяти свойство - быть признательной и благодарной, свято чтить свою историю, свое трудное и великое прошлое. К. С. Заслонову посвящен ряд музеев страны: мемориальный музей в Орше, школьные музеи в Санкт-Петербурге, в Бельцах, Смоленске, Невеле, Великих Луках и др. городах. 5 школ страны носят имя Героя, в том числе и Великолукский техникум железнодорожного транспорта. В честь памяти человека-легенды в 1949 г. на студии «Беларусь - фильм» был снят художественный фильм «Константин Заслонов», посвященный подпольной борьбе в г. Орша. О легендарном комбриге народ слагает свои стихи и песни.

В 1965 году в нашей школе создается комната боевой славы имени К.С. Заслонова. В 1966 году за успехи в учебно-воспитательной работе Пореченской школе было присвоено имя Героя Советского Союза Заслонова. Об истории ее создания и деятельности я беседовал с Михеевым Александром Михайловичем. Под его руководством в школе была создана Комната боевой славы имени К.С.Заслонова, которая активно работает по сегодняшний день. В течение многих лет поддерживалась тесная связь со школами, входящими в республику заслоновцев. Несколько раз учащиеся школы вместе с Александром Михайловичем участвовали в работе слетов республики заслоновцев в Молдавии, Белоруссии, России.

Ежегодно в мае в честь светлого дня Победы с 60-х годов проводились слеты «Республики заслоновцев». В них принимали участие, как школьники, так и партизаны-заслоновцы. В «Республику» входило 14 школ страны. Слеты проходили в разных городах: Орше, Бресте, Ленинграде, Бельцах, но 1 -й организовали невельчане. А 4 мая 1985 г. в Великолукском железнодорожном техникуме проходил слет заслоновцев, посвященный 40-летию Победы. Присутствовало 11 делегаций: из Ленинграда (2 делегации, из 2-х школ), из Орши, Невеля, Поречья, Смоленска, Борисова, Бельцев, Гродно, Индры, Великих Лук.

В празднике приняли участие брат Героя Николай Сергеевич Заслонов, начальник разведки партизанской бригады К. В. Грищенков, разведчица бригады А. Н. Анисова, разведчик бригады О. Н. Лепешинский, командир отряда имени Ворошилова 1 -й бригады К. С. Заслонова Ф. П. Сплошное и др. Гостями были и выпускники техникума, учившиеся вместе с Константином Сергеевичем, - С. И. Яковлев, А. Ф. Непряхо, Л. И. Рысюк и др.

3. Заключение

Для тех, кто вступил в войну с первых ее грозных дней, она была предельным испытанием сил и всего нашего общества и отдельного человека, была вереницей нежданных и потому особенно горьких поражений, отступлений, разочарований, крушений. Жизнь Героя Советского Союза Константина Сергеевича Заслонова — яркий пример преданности великой Родине. Имя К. Заслонова дорого всем людям нашего государства, познавшим тяжелейшую войну: в нашем городе есть улица Заслонова, в Белоруссии одна из станций называется Заслоново, Оршанское депо носит это славное имя. Белорусы считают его сыном своего народа, на Смоленщине его считают своим сыном, мы, великолучане, с гордостью говорим: «Он наш земляк».

Можно по-разному относиться к версии дочери командира Оршанской партизанской зоны. Я считаю, что книга Музы Константиновны дает ответы на многие вопросы официальной версии. Героизм Заслонова несомненен. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство Заслонову Константину Сергеевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Литература

А. Борщаговский Говорят поибшие герои. Предсмертные письма советских борцов против немецко-фашистских захватчиков. 1941 – 1945. М., 1990

И. К. Заслонова Повесть об отце. М., 2008

М.  К. Заслонова Фамилия: игры ХХ века. Семейные хроники. Минск,  2011.  В.А. Федорова Страницы легенды. Великие Луки, 2001

Альбомы по истории школы за 1965, 1966 и 1980-е годы

Интернет - ресурсы

http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1927

http://www.tatveteran.ru/museum/?id=2

http://www.vtgt-vl.narod.ru/musey_zaslonova.html



Приложение (все материалы хранятся в Комнате Боевой славы имени К.С. Заслонова)

ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРИЕМЕ В ПАРТИЮ И ПИСЬМА КОМАНДИРА ОРШАНСКОЙ ПАРТИЗАНСКОЙ БРИГАДЫ К. С. ЗАСЛОНОВА

30 августа — не позднее 14 ноября 1942 г.



В парторганизацию бригады Заслонова от командира бригады Заслонова Константина Сергеевича.

Заявление

Прошу принять в кандидаты ВКП(б). Обещаю устав нашей партии выполнять честно и полноценно, выполнять любые партийные и государственные задания, не щадя ни собственных сил, ни жизни. 30/VIII — 1942 г.

К. С. Заслонов
ПИСЬМО ДРУГУ

Не позднее 14 ноября 1942 г.

Здравствуйте, дорогой Владимир Яковлевич!

Из глубоких трущоб, болот, лесов и партизанских селений Белоруссии партизанский привет!

Обычно, когда друзья встречаются, то спрашивают друг у друга: «Ну, как живем?» Этот вопрос, вероятно, и ты склонен задать мне. Ответ, обычно, следует: «Ничего!» И отсюда завязывается разговор, дружеский, товарищеский. Год как мы разошлись, год как действуем в разных местах, иногда завидуя друг другу, я это знаю, сошлись бы вроде как разошлись вчера, я это представляю точно. Прежде всего, начну с того, что интересует тебя кровно наряду с другими государственными вопросами,— это твой разъединственный сын... Сын живет в Славном, у брата твоей жены — Ширкевича Юзика и Халецкой. Там же твоя любимая теща, дом тещи разбомбили в феврале мес.

Теперь о деле. Дела большие — «бомбуем», «бомбуем» и «бомбуем». Каждый день что-либо новое, иногда рубаем — спасу нет немцам, иногда, когда невыгодно, уклоняемся от вызываемого боя, очень много летит под откос поездов вместе с фашистами. Иногда жирно едим, тепло спим, иногда по 5 дней голодаем, иногда такое мондраже пробирает, что зуб на зуб не попадает, есть провокаторы, есть шпионы, есть предатели, иногда уходят от кары, но больше всего испытывают они силу партизанского огня.

Мои люди — партизаны настолько насолили немцам, что делали облаву и вызывали на бой меня против 3 дивизий, но, набив им морду, ушли. Сейчас моя голова подходяще оценена и цены растут после каждой операции, а операций много, и важных. Сейчас цена моей головы оценена в 50 000 марок, железный крест, и, кроме того, кто меня живого или мертвого доставит немецким властям, тому будет обеспечена прекрасная жизнь в самой Германии со всеми его ближайшими родственниками. Если кто из крестьян со мной проделает такую экзекуцию, тому будет предоставлено пожизненно в его личное пользование два крупных немецких имения.

Вот, Владимир Яковлевич, примерно как живем мы.

Правда, наряду с геройством и доблестью моих людей есть трусы и маловеры. С таким народом тоже сумел справиться и справляемся, вычеркивая его из нашей жизни, как ошибочный «дар природы». Подробности действий и похождений — при встрече. Исходил я Белоруссию и вдоль и поперек, правда, иногда и ездим.

Ну, Володя, пока! С приветом Заслонов.

Привет паровозникам, сколоти себе хорошую группу человек в 15— 20 и прилетай на месяц-два, рубанешь по диверсиям и улетишь обратно. Приходи с группой ко мне в распоряжение, об этом ты можешь сговориться с т. Пономаренко, где я — он знает.

Заслонов.

 

ПИСЬМО РОДНЫМ



Не позднее 14 ноября 1942 г.

Ритуся, мои родные бусеньки Муза и Иза. Как хочется всех вас увидеть. Будем живы — увидимся. Погибну — значит за Родину. Так и объясни ребяткам...

 

Примечание. Заявление К. С. Заслонова о приеме его в партию и письмо товарищам-железнодорожникам в советский тыл хранятся в партийном архиве Института истории партии ЦК КП Белоруссии (ф. 3500, оп. 2, д. 1265, л. 36—37). Они опубликованы (письмо неполностью) в книге «Советские партизаны» (М., 1961, стр. 336, 371). Письмо адресовано другу Заслонова В. Я. Сарнову — бывшему заместителю начальника депо Орша. В. Я. Сарнов погиб в 1943 году в боях против фашистских захватчиков. Письмо родным находится в Доме-музее К. С. Заслонова в Oрше.



ПРИКАЗ Народного Комиссариата путей сообщения № ЦГЛ2354 19 октября 1939года.
Назначить тов. Бочманова Владимира Николаевича начальником Минского отделения паровозного хозяйства Западной ж.д., освободив от этой работы тов. Митюшкина Н.В., с оставлением его в распоряжении начальника дороги.

Назначить тов. Заслонова К.С. начальником паровозного депо ст. Орша Западной ж.д., освободив от этой работы тов. Сорокина И.С. в связи с переводом его на другую работу.

Назначить тов. Шустер Цилию Михайловну начальником паровозного депо ст. Рославль Западной ж.д., освободив от этой работы, тов. Заслонова К.С., в связи с назначением его на другую работу. Зам. Народного Комиссариата путей сообщения Филиппов.
Характеристика на мастера промывочного цеха депо Витебск Заслонова Константина Сергеевича.
Заслонов К.С. год рождения 1909, соц. происхождение из рабочих, русский, беспартийный, образование среднее техническое, на транспорте работает с 1930 года в должностях: слесаря, п/машиниста, техник по безопасности и планированию. Зав. тех. бюро депо. Тов. Заслонов является одним из инициативных, технически всесторонне развитым работником депо, пользуется авторитетом среди масс. Знание и опыт в работе передает массам. Усиленно работает в повышении технических знаний и над овладением большевизма. Был послан на ликвидацию прорыва Томской дороги, где работал зам. нач. депо Новосибирск и получил хороший отзыв о своей работе. Работая мастером цеха промывки в депо Витебск, хорошо наладил свою отрасль работы. Тов. Заслонов является хорошим организатором масс и дисциплинированным. За рационализаторские предложения (вкладка поршневых сальников) был премирован 300 рублями. Тов. Заслонов внимательно и чутко относится к запросу рабочих и является одним из активных общественников депо. Представляем для назначения начальником депо Рославль. Н.Западной-Русанов.
И.О. Зам.нач. ПОДОР-а – НГЛ – Селицкий.
Постановление бюро № 6 «Смоленского Обкома ВКП (б) о создании диверсионного партизанского отряда № 18 под командованием К.С.Заслонова». 18 сентября 1941 года.
1. Утвердить личный состав отряда в количестве 41 человека.

2. Утвердить командиром отряда тов.Заслонова Константина Сергеевича комиссаром отряда тов. Якушева Федора Никитича.


Секретарь Смоленского обкома ВКП(б) Д.Попов.
Из письма К.С.Заслонова в парткомат путей сообщения СССР.
«Наша страна в огне, жизнь требует, чтобы каждый в ком бьется сердце патриота, кто дышит и хочет дышать здоровым советским воздухом, стал бы на защиту нашей Родины. Я, начальник паровозного депо Орша Западной железной дороги, Заслонов Константин Сергеевич, прошу вашего разрешения организовать партизанский отряд… для действий в районе станции от Ярцева до Барановичей в полосе железнодорожных линий, станций и других железнодорожных сооружений. Для этой цели прошу выделить 20-25 человек отборных «орлов» - храбрых паровозников, которые умеют держать в руках не только ручку-регулятор, но и пулемет, владеют артиллерийской техникой, танками, автомашинами, мотоциклами и связью.

Я вас заверяю от имени храбрейших из храбрых, которые просят меня передать вам, что клятву партизан-присягу – выполним с честью. Голов своих даром не подставим, но если придется, то они будут отданы за великую железнодорожную державу, за Родину».



http://sb.by/images/articles/84/zaslonov.jpg

http://sb.by/images/articles/84/zaslonovi.jpg


К.С. Заслонов

К.С. Заслонов с женой



бригада заслонова


Бригада имени Заслонова


p4120032


Улица Заслонова в Поречье.

Информационный стенд можно поставить в начале улицы.



Место возле Поречья, где была д. Ратьково
улица заслонова



База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал