Некрасов Сергей Иванович, д филос н., профессор кафедры



Скачать 144.85 Kb.
Дата24.04.2016
Размер144.85 Kb.
Некрасов Сергей Иванович, д. филос. н., профессор кафедры

гуманитарных и социально-политических дисциплин Московского государственного технического университета гражданской авиации;

Серёжкина Анна Андреевна, соискатель МГТУ ГА

ЭКОСОФИЯ И ЭКОЛОГИЯ МАССОВОГО СОЗНАНИЯ

Переживаемый экологический кризис вызван не просто загрязнением окружающей среды. С философской точки зрения проблема выглядит куда драматичнее, так как её причина кроется в экспансии искусственного и вытеснении им естественных форм бытия. Этот надвигающийся кризис может быть назван антропологической катастрофой. Ещё А. Печчеи одним из путей выхода из экологического кризиса видел «внутреннюю трансформацию в человеке» [7, с. 302].

Разрастающаяся в последнее время технизация и информатизация вызвали обсуждение перспективы техногенного будущего человека – постепенное исчезновение «биологического» человека, каким его создала природа, и превращение в двойственное по своей природе «биотехногенное» существо. Концепции В.А. Кутырева, В.А. Зубакова и А.П. Назаретяна рассматривают современную эпоху как время исчезновения или кризиса «человека как такового», человека как биологического вида. Эти концепции находится в системе парадигмы «биогенное – техногенное», согласно которой мы становимся киборгами, т.е. существами, чьи жизненно важные функции зависят от технологии [2].

Н. Моисеев пишет по этому поводу: «Я полагаю, что развитие человека как биологического вида, как составляющей биосферы, всё более активно с ней взаимодействующей, продолжается. Более того, этот процесс (для которого естественно сохранить название антропогенеза, несмотря на резкое замедление чисто биологической эволюции) вступает в новую и очень опасную фазу» [6, с. 32].

Планета и общество вступают в новую стадию развития: человечество превращается в основную геологообразующую силу планеты. Становится очевидным, что нагрузка на окружающую среду не просто превращается в фактор, определяющий её эволюцию, но и растёт столь быстро, что говорить о каком-либо равновесии биосферы и одновременно о сохранении гомеостаза вида homo sapiens, т.е. человечества, сегодня уже не приходится. Человек сделался абсолютным монополистом в своей нише, т.е. в биосфере. А никакой живой вид в этой ситуации не способен избежать экологического кризиса. И он может иметь только два исхода: либо вид-монополист начнёт деградировать, либо, надлежащим образом изменившись (изменив стандарты своего поведения и взаимоотношения с природой), сформирует новую экологическую нишу. Значит, человечество неизбежно будет втягиваться в экологический кризис глобального масштаба. Для того, чтобы предотвратить деградацию, предстоит мучительный поиск новой экологической ниши и пути перехода в эпоху ноосферы. Вопрос о реализации условий коэволюции, значит и предотвращения деградации человечества как элемента биосферы, по существу сводится к формированию новой цивилизации.

Таким образом, можно констатировать, что космическая перспектива есть только для ноосферного, а не техногенного человечества. В целом, рассматривая перспективы развития человечества, исходя из анализа современной экологической ситуации, можно отметить, что основных вариантов развития человечества всего два: либо оно продолжит свое существование, либо исчезнет с лица Земли.

В данном контексте особое значение приобретает термин «экология человека» введённый в научный обиход американским социологом Г. Берроузом в 1922 г. Экология человека представляет собой отрасль науки и практической деятельности рассматривает влияние всей совокупности внешних условий (природы, хозяйственных мероприятий, загрязнения среды, социально-экономических условий, нравов, традиций, обычаев, религии, политического строя и пр.) на жизнедеятельность людей, на их здоровье, демографическое поведение, способы выживания. Экология человека обеспечивает общество информацией о том, в каких условиях живет та или иная общность людей (население поселка, города, области, страны, группы стран), как эти условия меняются или могут изменяться, и какие вследствие этого будут происходить изменения в этих человеческих общностях. Эта информация должна облегчить обществу принятие адекватных решений по предупреждению или ликвидации вредных для людей последствий от уже существующих или ожидаемых негативных воздействий факторов окружающей среды. Факторы эти могут иметь различное происхождение – природное, техногенное, социальное.

Однако особенностью «экологии человека» является то, что в данное направление включается также всё усиливающееся губительное загрязнение природы самого человека, его тела, души и духа. В данном случае учитывается, что мы реально живём в многомерной среде обитания, и материальный мир, который мы воспринимаем через наши органы чувств, – это только небольшая часть окружающей нас среды. Экология человека направлена, таким образом, на решение проблем, связанных с угрозой существования самого человека и человечества. Точнее даже не одной, а целого комплекса угроз.

Очевидным представляется тот факт, что проблемы экологии и экологии человека взаимосвязаны и взаимообусловлены. В. Кутырёв говорит о том, что главная проблема здесь связана «с безответственным манипулированием своим телом и психикой» [5, с. 75]. И делает вывод: «Нужно соблюдение экологических табу, запретов в отношении природы и охрана наследственных констант человека». Отравив тело, человек постарался изгнать из тела душу и подавить дух: «В отношении духовности ключевой проблемой становится её утрата, бездуховный способ существования людей. Не просто на уровне индивида, личности, а как социальное явление, как критическое для судьбы человечества развитие современной цивилизации… В ХХ веке распад Духа усилился... Поскольку понятие культуры и духовности обусловливают друг друга, утрата духовности есть утрата культуры... И наоборот, утрата культуры есть утрата духовности, её превращение в расчёт и информацию» [5, с. 76].

На наш взгляд, является бесспорным то, что человек сам породил угрозы своему существованию и существованию окружающей природы своей противоестественной, бездуховной жизнью, оторванной от природы и космоса. Новые массовые болезни являются следствием углубления духовного, культурного нездоровья, что ведёт к глобальному кризису, и, прежде всего, к кризису самой сущности человека, что ставит под сомнение возможность выживания и самого человека, и человечества, к гибели природы и исчезновению человечества на Земле. По этому поводу Николай Заболоцкий писал:

Два мира есть у человека: один, который нас творил,

Другой, который мы от века творим по мере наших сил.

Одной из основных задач экологии является охрана природы, ведущей же задачей экологии человека выступает снятие угроз человеку, возвращение человека к пониманию своей истинной природы, как сущности духовной, к единению с природой, Космосом, к установлению равновесия в самом человеке и равновесия человека с природой. При решении этих двух взаимосвязанных задач начинать, по нашему мнению, следует с экологии человека. Решение этих задач требует подключения специалистов в самых разных областях: в философии, науке, религии, культуре, искусстве.

Еще полтора десятилетия назад экология человека являлась составной частью науки «экология» и охватывала только биологические аспекты человека, т.е. была связана, в основном, с функциями человеческого тела. Но рассмотрение экологии человека только с точки зрения тела, физиологии, на наш взгляд, бессмысленно, ибо, ориентируя так сознание человека, соответственно определяются и ценности жизни, сводящиеся к чисто материальным потребностям (богатству, накопительству, престижности, к потребительскому отношению к природе, к истощению природных богатств и ресурсов) и лишающие человека высших целей и смыслов. Это порождает борьбу за иллюзорные ценности и вместе с этим экологические проблемы, кризисы, катастрофы, деградацию природы и человеческой природы, т.к. болезни души и духа порождают болезни телесные, а не наоборот.

Экология человека включает в себя психологию, экологию культуры и экологию духовности, а также всё, что связано с этими наиважнейшими сторонами жизни человека. Уровень культуры и духовности человека и человечества определяет отношение к природе, так как именно бездуховность и низкий уровень культуры, прежде всего, порождают экологические проблемы. В частности, Л.Н. Гумилев связывает экологические катастрофы со снижением пассионарности, которая выражается, по его мнению, вначале в безнравственности и беззаконием в городах, что является прелюдией расправы над лесами и полями. При повышенной пассионарности характерной чертой была суровость к себе и к соседям. При снижении характерно «человеколюбие», прощение слабостей, потом пренебрежение долгом, потом преступление. А привычка к последним ведёт к перенесению «права на безобразия» с людей на ландшафты [3, с. 382].

Сегодня экология человека – это комплексная биосоциально-духовная стремительно развивающаяся отрасль науки. А её миросозерцательным ядром является экософия мудрость человека по отношению к природе и к самому себе, – которая включала бы в себя огромное количество собственных тем и проблем, а также тем и проблем, органически связанных с природой, с общей экологией. Планетарный и космический результаты деятельности человека сделали бы из неё одну из актуальнейших областей знаний, которые были бы завязаны на экологии массового сознания.

Такой подход характерен для философии Феликса Гваттари. Объемлющее мышление, в котором соединяются индивидуальные психические проблемы и фундаментальные принципы мироустройства, привело его к выработке мета-дисциплины, которую он назвал «экософия». Здесь соединились его профессиональные психиатрические, философские и политические устремления.

Гваттари задумывал свою «экософию» как модель, выходящую за пределы изучения экосистем. Здесь значимы четыре параметра: «потоки», машины, значения и экзистенциальные территории. Во-первых, экосистемы состоят из взаимодействующих между собой разнородных «потоков». Во-вторых, концепт машины отсылает к автопойезису как онтологическому самоутверждению, не давая исследователю попасть под власть анимистских или виталистских мифов. В-третьих, экософия занимается не только автопойезисом, но и системами значений и перспективами производства прибавочной стоимости. В-четвёртых, экософия исследует «экзистенциальные территории» с их координатами.

Прежде всего, подчёркивает Гваттари, экософия представляет собой систему моделирования, а точнее, мета-моделирования, что означает создание какой-либо системы моделирования, поддерживающей систему значений и являющейся определённой общественной практикой, т.е. производством субъективности. Экософия, по мысли Гваттари, представляет собой не какой-то частный взгляд и соответствующую ему модель, но свободное плюралистичное пространство мета-моделирования.

Современная экософия – одно из направлений в современном экологическом сознании, рассматривающее отношения человека к природе в интимно-личностном, этическом, эстетическом, религиозном аспектах и имеющее ряд разновидностей. Для представителей глубинной экологии (А. Наеес, У. Андерсон, Фокс У. и др.) изменение взаимоотношений общества и природы начинается с изменения самой структуры нашего «я». Традиционное противопоставление «я и окружающего мира заменяется представлением о том, что наше «я» – это поле, которое постоянно расширяется, углубляется, сливаясь со всем существующим на планете. Забота о природе становится заботой о себе, все преграды между «я» и природой рушатся, человек начинает мыслить «изнутри» природы, общепринятая нормативная мораль оказывается излишней. Личность превращается в «эко-я», она готова «сбросить с себя бремя отождествления только с человеческой сущностью». Человек начинает говорить от имени земли, леса, горы. В рамках глубинной экологии предлагаются способы слияния с природой: ритуальные формы действий, медитативные упражнения, пробуждение «эволюционной памяти», «эко-дыхательные» упражнения, подключающие «я» человека к большому экологическому «Я». Человек утрачивает индивидуальную свободу, подчиняясь душе природы, растворяясь в ней.

Другая тенденция в экософии, персоналистическая экология, ориентирована на идею сотрудничества с природой, руководства природой, расширения возможностей природы. Зачастую она бывает связана с христианскими воззрениями, расширяя стремление христиан к собственному спасению, до заботы о всём живом на Земле. Отношения человека и природы должны приобрести характер симфонии. Вопреки распространенному мнению, что христианство явилось источником потребительского отношения к природе. Уайт Л., Пассмор Дж., Аттфилд Р. утверждают, что в христианстве коренятся совершенно иные тенденции взаимоотношения человека с природой. Библейский Эдем – это идеальный образ природы, возврат к единению с ней. Грехопадение – это деспотически-потребительское отношение к природе, выраженное в рационализации взглядов на природу как объект анализа и носитель стоимости. Мироощущение христианина способно за видимой ограниченностью природы прозреть божественный замысел движения тварного мира к совершенству, к единению с Творцом. В этом случае «я» не растворяется в душе природы; напротив зрелость «я» есть залог существования и «возрастания» природы.

Конечными задачами и целями экософии или экологии массового сознания становится способствование созданию гармоничного общества и формированию личности, живущей в гармонии с самим собой и с природой. Самого человека необходимо понимать как единство тела, души и духа.

Рассмотрение человека только с точки зрения телесной, биологической, физиологической, что характерно для многих исследований в области экологии человека, принципиально неверно. Именно такие составляющие как душа и дух являются приоритетными в характеристике человека, его отличии от других живых существ. Под духом чаще всего понимают начало в человеке противоположное телу, обозначающее субстрат высших способностей человека, как существа одаренного разумом и волей. Душой же называют бессмертное духовное существо, озаренное разумом и волей. В широком смысле понятия душа и дух отождествляются, в узком же смысле дух есть преимущественно субстрат мышления и хотения, а душа – субстрат чувств и чувствований.

В эколософии важным является понимание человека как Микрокосмоса. Это знание было дано ещё философами Древней Греции. Оно подтверждается и современными научными данными. Это понимание того, что человек по своей природе создан по образу и подобию Макрокосмоса (в Библии – по образу и подобию Божьему), т.е. по единому с Мирозданием образцу, по единым неотменяемым законам. Современная наука не сомневается, что Космос вмещает разнокачественные планы Бытия, в том числе и иноматериальные, планы различных уровней энергетики. Это в равной степени имеет отношение к внутренним планам Бытия человека (в первую очередь духовному), а также и к природе. Энергетически эти планы взаимосвязаны, взаимодействуют друг с другом и взаимовлияют друг на друга. Энергетическое нарушение на каком-то плане вызывает мгновенное нарушение на всех уровнях единой структуры.

Космос, человек, как микрокосмос, его сознание и природа есть цельность, единство всех планов Бытия в их энергетическом взаимодействии. Человек есть аккумулятор и трансмутатор космических энергий, а эволюция (человека и его сознания, планеты, природы), а значит и смысл Бытия, сводится к переработке грубой, плотной материи в тонкую и тончайшую, т.е. к одухотворению, совершенствованию человека и природы. Дух – первичен, тело и душа являются проводниками духовных энергий, и смысл человеческой жизни состоит в совершенствовании этих проводников, в постоянном одухотворении себя и окружающего мира, в формировании духовно развитого человека и человечества, живущего в гармонии с природой. Это достигается через накапливание опыта, через расширение сознания, через непрекращающуюся работу души и духа [4, с. 34).

Очевидным представляется тот факт, что человеческая мысль является разновидностью психической энергии. Излучение человеческой мысли порождает мощную сферу Земли – ноосферу (сферу разума) и оказывает сильнейшее воздействие на природу. Эта энергия может быть разрушительной или созидательной. Человек постоянно порождает мысли и этот процесс может быть глубоко осознаваемым, наполненным ответственностью за последствия порождённых нами мыслей.

А.И. Вейник отмечает, что люди привыкли к обсуждению проблем катастрофического отравления Земли, но не имеют представления о более страшных «отходах» самого человека и его творений (созвучно с Диогеном Синопским) – о хроносфере. Все ощущения, чувства, желания, мысли, слова, поступки человека сопровождаются излучением особых частиц – хрононов, содержащих полную информацию обо всем этом. В виде кармы – ноосферы они образуют хрональное поле. Негативные излучения достигли такой концентрации, что стали оказывать крайне пагубное влияние на организм каждого человека, его поступки, мысли, чувства, на Цивилизацию в целом. Для хроносферы нет преград. Это сотворило новую экологическую пропасть, куда человечество и рухнуло. Спастись можно только путем духовного перерождения каждого человека и человечества в целом. Хрональное излучение зафиксировано частотомером и лозоискательской рамкой. Воздействовать на нежелательное хрональное поле можно лишь с помощью нашего мозга, однако, мышление людей, испорченное нравственным распадом, необходимо коренным образом перепрограммировать. В основу нового мышления должны лечь три принципа: духовность, доброта, самоограничение. Всякая благая идея только тогда плодотворна, когда воплощается в конкретные дела. Необходимо подавить в себе потребительство, ведущее к уничтожению природы, «зачеркнуть» собственные дурные мысли, чтобы они не накапливались в ноосфере. Нужно искренне и страстно осудить каждую свою дурную мысль и поступок (покаяться), «стирая» таким образом «запись» негативной информации в ноосфере. Чрезвычайно эффективно действует на хроносферу коллективная медитация (фокусировка мысли) [1, с. 40–42].

Если ноосфера состоит из огромных сгустков отрицательных по содержанию мыслей с избытком отрицательной хаотической энергии, лишённой созидательного начала, то эта энергия обязательно должна искать выход, поэтому она и проявляется во всевозможных стихийных природных бедствиях, катаклизмах, катастрофах: землетрясениях, ураганах, ливнях и т.д. По ужасающему количеству и силе катастроф, катаклизмов, бедствий в современном мире мы можем наглядно судить о качестве мышления современного человека.

Очевидным источником положительной антропогенной энергии являются результаты творческой конструктивной деятельности человека. Продуктом такой деятельности является духовная культура, которая заключена, в трёх её основных формах – философии, науке, искусстве.

Человеческий разум, призванный преобразовывать природу, находит своё выражение, согласно концепции В.И. Вернадского, в теории ноосферы, которую можно представлить в виде двух составляющих:



  1. Материальные вещественно-энергетические структуры, созданные человеком: техносфера, антропогенные ландшафты, культурно-символические образования (артефакты).

Тонко-полевые структуры энерго-информационного характера, возникновение которых является следствием ментально-психологической деятельности человека [8].

Обратившись, прежде всего, к эволюции понятия «ноосфера», мы заметим, что её предшественниками принято считать такие категории как «ум», «разум», «интеллект». Уже в древнегреческой философии существовала такая категория как «ум – разум – интеллект» понимаемая как психологически, так и в качестве фазы в космическом развитии Вселенной.

Платон развил концепцию Анаксагора: нуса – как перводвигателя и определил его как «творца мира и его отца». В его представлениях ум как размышление не может быть причиной движения, но он может выступать и выступает как вечный перводвигатель. При этом разум (ум) – это наивысшая познавательная способность, он само бытие, чистое мышление, идеальный космос.

В концепциях Платона и Аристотеля разум (интеллект) выступает как сила, определяющая человека. У Плотина ум выступает как организованная и целостная совокупность идей. Категория ума достаточно полно представлена в космогонической картине мира неоплатоников: ум – второе начало мира. У схоластов интеллект из общемирового начала превращается только в способность души человека. У Спинозы интеллект (разум) выступает как врожденная способность человека к постижению сущности вещей. Гольбах определяет разум как способность действовать согласно с целью, присущей существу, которому она приписывается. Кант разделяет рассудок как способность образовывать понятия и разум как способность образования метафизических идей.

Таким образом, мы наблюдаем постоянное воспроизводство социальной потребности в разработке идей разума. Социальная практика во все времена и эпохи обращалась за обоснованием бытия к проблеме разума. Острое противоречие между деятельностью человека, развивающейся искусственно, и биосферой как естественной системой может быть решено только путём гармонизации биосферосовместимости цивилизации как условия её сохранения на планете. Мировая научная мысль отвечает на вопрос о перспективах развития планеты выдвижением ноосферных концепций.

На определенном этапе эволюции ноосферы, социосферы, техносферы возникает проблема её совместимости с выживанием человеческой планетарной цивилизации.

Проблема духовного восхождения человека в преодолении связи с природным миром приводит человечество к утверждению себя в качестве нового субъекта деятельности, активно использующего своё сознание, духовность и разум. Такое взаимодействие человека и природы мы называем экософией, которая направлена на созидание новых типов организованности. Как мы смотрим на окружающее пространство, насколько мы чувствуем себя частью этого пространства, настолько и будет та самая чистота, о которой многие беспокоятся. Вопросы экологии и экософии должны рассматриваться относительно одновременно. Нельзя заниматься только проблемами загрязнения природы, не решая проблемы духовности.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Вейник, А.И. Желайте людям добра // Сборник материалов по нетрадиционным аспектам естествознания, вып.1. – Томск, 1992. – С. 40–42.

2. Галкин, Ю.Ю. Экологическое сознание: понятие и сущность / Ю.Ю. Галкин, И.А. Сосунова, Л.М. Яо // Использование и охрана природных ресурсов в России. 2007, № 3. – С. 27–39

3. Гумилев, Л.Н. Конец и вновь начало. – М.: Библ. информац. объединение «Танаис», 2001. – 541с.

4. Курашов, В.И. Экология и эсхатология // Вопросы философии. – 1995. – №3. – С. 29–37.

5. Кутырёв, В.А. Естественное и искусственное борьба миров. – Н.-Новгород, 1994. – 200 с.

6. Моисеев, Н.Н. Быть ли не быть… человечеству? / Н.Н. Моисеев – М.: «AcademiA», 1999. – 288 с.

7. Печчеи, А. Человеческие качества. – М.: Прогресс, 1980. – 302 с.



8. Шуленина, Н.В. Экологическая политика современной России: от императивов к аргументам // Вестник Российского университета дружбы народов. – Сер.: Политология. – 2009. – № 4. – С. 15–19.





Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал