О состоянии окружающей природной среды и природоохранной деятельности в Республике Саха (Якутия) в 2001 году



страница8/26
Дата23.04.2016
Размер5.03 Mb.
ТипРеферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26

Из-за отсутствия законодательных и нормативных требований по полигонам для захоронения неиспользованных (непригодных) ядохимикатов, а также по методам их обеззараживания и утилизации вопрос их контроля при имеющихся накоплениях (с начала 70-х годов) остается проблемным для республики.

В целях обеспечения охраны здоровья населения и предотвращения влияния неблагоприятных физических факторов на организм людей в начале 2000 года принята Концепция «Совершенствование надзора за физическими факторами на территории Республики Саха (Якутия) на 2000-2004гг». В 2001г. в республике было 5678 объектов-источников физических факторов, находящихся под надзором санитарной службы. Из них не отвечало санитарно-гигиеническим требования около 43%. Выполнено 48060 исследований физических факторов на 3756 объектах. Из них 30,2% исследований не соответствуют гигиеническим требованиям на 1618 объектах (43%). Среди исследованных объектов приходится на объекты по освещенности 61%, микроклимату 32%, шуму 3%, ЭМП 3%, вибрации 1%.

72% обследованных промышленных объектов приходится на цветную, авиатранспортную, жилищно-коммунальную, полиграфическую и ювелирную отрасли. Этому способствует активная работа санитарной службы по проведению аттестации рабочих мест. На территории двух наиболее промышленно-развитых улусов республики (Мирнинский, Нерюнгринский) проведено более 19% замеров физических факторов по республике. 18% обследованных рабочих мест в данных отраслях не соответствуют гигиеническим требованиям. По результатам исследований уровней шума на рабочих местах работников авиатранспортной отрасли 24% рабочих мест из числа обследованных не отвечают предельно-допустимым уровням, 35% по электромагнитным излучениям. В цветной и ювелирной отраслях (в том числе алмазодобывающая, золотодобывающая, алмазообрабатывающая, ювелирная) в 2001 году на рабочих местах проведено 2447 исследований шума, вибрации, микроклимата, электромагнитных полей и освещенности. Из них 26% не отвечают гигиеническим требованиям. Основная доля несоответствия рабочих мест приходится на уровни освещенности. Результаты исследований искусственной освещенности на гранильном производстве алмазов оцениваются по СниПу и имеют разную трактовку. Единые правила и требования к уровням освещения на рабочих местах огранщиков, оценщиков и других специальностей данной отрасли отсутствуют. Работы проводятся (исходя из специфики производства) в полностью затемненных помещениях (иногда вовсе не имеющих естественного светопотока) с сильным (от 1000 люкс) локальным освещением рабочей поверхности.

Число школ, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормативам

В 1999-2001гг. санслужбой велась работа по приведению в соответствие рабочих мест учащихся пользователей ВДТ и ПВЭМ. В целом по республике на 2001 год отмечается улучшение электромагнитной обстановки. Это связано с ликвидацией воинских частей, заменой радиорелейных средств радиосвязи на спутниковые. Организован контроль за источниками электромагнитного излучения: формируется база данных, проводится санитарно-гигиеническая экспертиза радиотехнических объектов. Всего зарегистрировано 412 санитарных паспортов на 521 источник электромагнитного излучения. Завершена работа с ИВЦ Якутавиа, Нацбанком РС(Я) (подрядчик – Востоктехмонтаж). Рассмотрено 32 санитарных паспорта на действующие и вновь вводимые ПРТО, выдано 32 разрешения на их эксплуатацию. Взята на особый контроль электромагнитная обстановка вокруг ТВ – центра г.Якутска. Актуален вопрос электромагнитной обстановки вокруг воздушных линий (ВЛ) электропередачи по селитебной территории. Не допускается ввоз и реализация на территории республики ВДТ и ПЭВМ, не имеющих гигиенической оценки их безопасности для здоровья человека. Санитарной службой ведется согласованная работа с Министерством строительства и архитектуры РС(Я), Управлением госсвязьнадзора по РС(Я) и другими заинтересованными ведомствами. На стадии разработки программа «Электромагнитная безопасность населения».

Анализируя проблемы гигиены атмосферного воздуха, Комитет по санэпиднадзору РС(Я) отметил, что в экологически неблагоприятных районах г.Якутска за период 1996-2000 годы показатели заболеваемости детского населения по ряду форм (патология органов дыхания, мочеполовой системы, органов пищеварения, эндокринной системы) были выше в 1,5-2 раза по сравнению с экологически более благополучными районами.

За последнее десятилетие численность населения в республике уменьшалась, достигнув к началу 2001 года 986 тысяч человек. Снижалась рождаемость, сокращались численность и доля детей в населении. В то же время Министерство здравоохранения РС(Я) отмечает, что Республика Саха (Якутия) относится к тем немногим регионам РФ, где сохранился естественный прирост населения. Но этот показатель за 11 лет снизился в 3,7 раза. За этот же период на 23,3% увеличилась смертность населения. Отмечается снижение с каждым годом смертности от туберкулеза. В 2001 году по сравнению с 2000 годом этот показатель снизился на 13,4% и составляет 8,4 на 100 тыс. населения (РФ – 20,4). Детская смертность от туберкулеза в 2001 году не зарегистрирована. Младенческая смертность с 1997 года уменьшилась на 7,8%, но все еще остается высокой (17,9 при 15,3 по РФ). Продолжительность предстоящей жизни населения в республике за 1995-2000 годы увеличилась на 1,6 и составила 64,3 года, что на 1,8 года меньше, чем в РФ. Таким образом, в РС(Я) имеются позитивные медико-демографические тенденции. Но ряд этих показателей по республике в целом и отдельным улусам говорит о сложности оценочных критериев здоровья населения. Уровень общей заболеваемости не имеет тенденции к снижению. По структуре заболеваемости у взрослого населения на первом месте болезни органов дыхания, на втором – кровообращения, на третьем – мочеполовой системы. У детей на первом месте болезни органов дыхания, втором – пищеварения, третьем – инфекционные и паразитарные болезни. Рост показателей заболеваемости в 2001 году наблюдался практически по всем классам болезней. Основную часть составляют болезни органов дыхания, кровообращения, пищеварения, мочеполовой системы. На долю болезней системы кровообращения приходится 42,2% всех случаев смерти, 27,4% первичного выхода на инвалидность.

На конец 2001 года в онкологическом диспансере на учете состояло 6387 больных – 0,6% населения республики. Уровень заболеваемости злокачественными новообразованиями ниже, чем по РФ и составляет 190,1 на 100 тыс. населения (РФ – 309,3). Смертность от злокачественных новообразований в 2001 году по сравнению с 2000 годом уменьшилась на 7%. Но показатель одногодичной летальности остается высоким. Распространена запущенность заболеваний. Состояние помощи онкологическим больным нельзя признать удовлетворительным. Ухудшение положения с онкозаболеваемостью связывают с неблагоприятной экономической ситуацией, с падением жизненного уровня населения.

Ситуация с туберкулезом в Якутии в целом в 2001 году оценивается как напряженная. Показатели заболеваемости туберкулезом населения Якутии в 2001 году продолжали расти. С 1990 года территориальный показатель заболеваемости населения Якутии туберкулезом увеличился в 1,7 раза и составил в 2001 году 87,8 на 100 тыс. населения (РФ – 90,7). По своей величине показатель заболеваемости находится на уровне 1964- 65 годов. Основной причиной увеличения заболеваемости населения туберкулезом считается ухудшение эпидемиологической обстановки в связи с низким уровнем жизни значительной части населения Якутии. В то же время показатель заболеваемости туберкулезом детей в 2001 году несколько снизился по сравнению с 2000 годом и составил 48,3 на 100 тыс. детского населения (РФ – 17,8). В республике повысились все показатели эффективности лечения больных туберкулезом. Состояние репродуктивного здоровья населения в республике, как и состояние здоровья в целом, ухудшилось. Но в 2000 году впервые повысился показатель рождаемости, и в 2001 году рост продолжался. Младенческая смертность в 2001 году по сравнению с 2000 годом увеличилась на 1,7%. Вместе с тем в целом в последние годы в республике отмечается некоторая стабилизация младенческой смертности. В 2001 году по сравнению с 2000 годом несколько увеличилась болезненность детского населения (0-14 лет) – от 1658,3 до 1727,1 на 1000 детского населения. Рост заболеваемости детей школьного возраста свидетельствует о том, что создание в школах здоровой и безопасной образовательной среды (микроклимат, мебель, компьютерная техника, освещение, горячее питание и др.) остается актуальной проблемой.

В 2001 году удалось добиться снижения заболеваемости по 23 нозологическим формам инфекционных заболеваний. Вместе с тем произошел рост заболеваемости по 17 нозологическим формам, в том числе сальмонеллезами, дизентерией, вирусным гепатитом А, хроническими вирусными гепатитами, краснухой, гонореей, трихофитией, эхинококкозом, гнойно-септическими инфекциями новорожденных, малярией. В течение ряда лет в республике не регистрировались заболевания туляремией, сибирской язвой, бешенством, лептоспирозом. Очаги туляремии имеются в 19 улусах. Зарегистрировано 240 стационарно неблагополучных очагов сибирской язвы. Последний случай заболевания людей этой инфекцией был зарегистрирован в 1984 г. в Жиганском улусе. По бруцеллезу крупного рогатого скота животноводческие хозяйства республики с 1989 года остаются благополучными (данные Департамента ветеринарии). Несколько уменьшилась по сравнению с 2000 годом паразитарная заболеваемость. Из группы биогельминтозов в республике основное значение имеет дифиллоботриоз, наиболее высокая заболеваемость которым отмечается в четырех улусах в бассейне Лены, где показатели превышают среднереспубликанский от 3,3 до 6,5 раза. Заражению рыб личинками дифиллоботриид является следствием загрязнения Лены неочищенными сточными водами. В 2001 году в РС(Я) исследовано 508 проб сточных вод, из них в 196 пробах обнаружены яйца широкого лентеца. В последние годы наблюдается увеличение свежих случаев больных эхинококкозами. В структуре заболевших преобладают сельские жители (81,2%). Функционирует система мер по санитарной охране территории республики – по профилактике завоза и распространения особо опасных инфекционных заболеваний, недоброкачественной продукции и токсичных веществ.

Мировой опыт показывает, что влияние экологических факторов среды обитания на здоровье населения велико. В республике эта проблема изучена весьма недостаточно.

О эпизоотической ситуации на территории Республики Саха (Якутия) (Л.И.Макарова, Департамент ветеринарии МСХ РС(Я). Эпизоотическое благополучие – один из главных факторов, определяющих здоровье населения. Республика неблагополучна по особо опасным природно-очаговым инфекциям (сибирская язва, бешенство, некробактериоз, бруцеллез северных оленей и др.). По официальным данным, с 1990 года на территории республики зарегистрировано 259 захоронений сибирской язвы. Последний случай вспышки сибирской язвы регистрировался в 1993 году в Мирнинском улусе в 27 местах. Если были случаи вспышек сибирской язвы в регионе, то существует постоянная угроза их повторения. Во внешней среде возбудитель сибирской язвы сохраняет патогенные свойства более 100 лет. По степени неблагополучия по сибирской язве территорию республики делят на 4 эпизоотические зоны:

1. Зона высокого уровня инцидентности и неблагополучия: Якутский, Чурапчинский, Верхневилюйский, Вилюйский, Нюрбинский, Среднеколымский улусы.

2. Зона по средним уровнем инцидентности и неблагополучия: Оймяконский, Намский, Хангаласский, Олекминский, Горный, Амгинский, Оленекский, Сунтарский улусы.

3. Зона с низким уровнем инцидентности и неблагополучия: Алданский, Жиганский, Кобяйский, Томпонский, Таттинский, Верхоянский, Мегино-Кангаласский, Мирнинский, Усть-Алданский, Момский, Усть-Майский улусы.

4.Зона свободная от сибирской язвы: арктические тундровые заполярные и южные улусы – Нерюнгринский, Ленский.

В результате профилактических мер в 2001 году в Якутии не было вспышек сибирской язвы. Специалисты Департамента ветеринарии МСХ РС(Я) готовят кадастр по сибирской язве на территории Якутии. Во время паводка большую опасность повторных вспышек сибирской язвы представляют захоронения сибиреязвенных трупов в поймах рек. За отчетный период вакцинировано против сибирской язвы КРС 275760, оленей 114815, свиней 6371. При серологическом исследовании кожевенного сырья положительных проб не выявлено. Поступление животноводческого сырья и готовой продукции из-за пределов республики под строгим контролем. Эпизоотическая ситуация по бешенству среди дикой фауны и домашних животных становится чрезвычайной. С 1931 по 2002 годы на территории республики регистрировался 121 случай эпизоотий бешенства. Борьба с бешенством очень сложна и трудоемка. Ликвидация бешенства на территории республики невозможна из-за природной очаговости, где резервуаром инфекции являются грызуны. Ситуация по бешенству в центральных улусах напряженная: ежегодно выявляются больные бешенством дикие пушные звери в Таттинском, Мегино-Кангаласском и других улусах. В 2001 году бешенство регистрировалось в Эвено-Бытантайском улусе среди красных лисиц, в Анабарском среди домашних оленей. В I квартале 2002 года бешенство регистрировалось в Томпонском улусе среди волков, в Олекминском среди красных лисиц, в Верхнеколымском среди леммингов, в Горном среди лошадей и волков, в Анабарском среди домашних животных. Эпизоотии были локализованы и ликвидированы в кратчайшие сроки. За 2001 год вакцинировано против бешенства оленей 16269, собак 38622, кошек 8356, пушных зверей 7461. Уничтожено бесхозных собак 7579, кошек 1956, отстреляно волков 195. За отчетный период 1077 человек обратились за помощью в медицинские учреждения с укусами животных. В согласительной комиссии Ил-Тумэн рассматривается проект Закона РС(Я) «О содержании собак, кошек и экзотических животных и ответственности их владельцев».

Бруцеллез КРС и оленей является одной из наиболее опасных болезней и для человека. Республика оздоровлена от бруцеллеза КРС в 1987 году. Ситуация по бруцеллезу КРС может осложниться с активизацией завоза племенных телочек и коз в связи с реализацией программы развития скороспелых отраслей животноводства. За 2001 год исследовано на бруцеллез 328211 голов КРС. Положительно реагирующих животных не выявлено. Вакцинировано против бруцеллеза 27306 голов молодняка, ревакцинировано 14498 телочек. В республике 18 неблагополучных пунктов по бруцеллезу северных оленей в 9 арктических улусах. Основным источником инфекции являются больные дикие олени. За последние годы путем иммунизации оленей оздоровлено 2 неблагополучных пункта в Булунском улусе. За отчетный период исследовано на бруцеллез 55625 оленей. Положительно реагировали 167. Вакцинировано 7081 оленей. В 2001 году в п.Сунтар в личном подворье Спиридонова установлен туберкулез. Причина заболевания – скрытое носительство возбудителя туберкулеза животными данного подворья и связано с неблагополучием п.Сунтар в прошлом. Вспышка туберкулеза произошла вследствие неполноценного кормления животных, на фоне их истощения. Проведена полная санация территории неблагополучного подворья. Скотопомещения и хозяйственные постройки снесены и сожжены. За 2002 год на туберкулез исследовано 389417 голов КРС, выявлено 1538 положительно реагирующих на туберкулин. Особенно много положительно реагирующих животных в Амгинском, Сунтарском, Нюрбинском, Усть-Алданском и Таттинском улусах.

Республика неблагополучна по лейкозу крупного рогатого скота. За отчетный период исследовано 345103 головы КРС, выявлено 109 инфицированных животных, гематологически исследовано 77 голов, выявлено 7 больных. Все РИД-положительные животные, в том числе гембольные подвергнуты убою по мере выявления. За 2001 год оздоровлено 6 неблагополучных пунктов, на 1 января 2002 года осталось 3 неблагополучных пункта в Ленском, Намском и Хангаласском улусах.

На 1 января 2002 года в республике I неблагополучный пункт по паратуберкулезному энтериту крупного рогатого скота с.Едейцы Намского улуса. За 2001 год исследовано 260954 головы, выявлено положительно реагирующих 162, серологически исследовано 38264 головы – 10 положительно реагирующих, в т.ч. 9 голов в с.Едейцы Намского улуса. Все положительно реагирующие животные подвергаются контрольному убою. За отчетный период некробактериоз северных оленей регистрировался в 12 арктических улусах, заболело 8119 оленей, пало 1734. Массовые заболевания оленей некробактериозом с июля по сентябрь. Для профилактики и лечения некробактериоза северных оленей Департаментом ветеринарии МСХ РС(Я) внедрена иммунизация инактивированной эмульгированной вакциной ВИЭВ. За 2001 год вакцинировано 28470 оленей. Осложнений не отмечено, падежа вакцинированного поголовья нет. По итогам 5-летнего испытания предотвращенный ущерб от применения вакцины против некробактериоза в оленеводстве республики ежегодно около 11 миллионов рублей.

На территории республики за 2001 год зарегистрировано 53 неблагополучных пункта по трихофитии. Заболело 486 голов молодняка. Большая пораженность трихофитией в Сунтарском улусе – 12 неблагополучных пунктов, где заболело 230 голов молодняка КРС. Эффективным методом профилактики трихофитии является поголовная вакцинация молодняка КРС вакциной ЛТФ-130. За год вакцинировано 76517 голов молодняка.

В марте 2001 года провели обследование быков-производителей Якутского племобъединения на инфекционный ринотрахеит крупного рогатого скота. Выявлены первые больные животные. В этом же году начали проводить исследования КРС на инфекционный ринотрахеит в Амгинском, Таттинском, Чурапчинском, Мегино-Кангаласском, Усть-Алданском, Хангаласском, Томпонском и Якутском улусах. Исследовано 1164 головы. Положительную реакцию дали 106 голов. В неблагополучных пунктах проводится оздоровление.

За год по республике зарегистрировано 63 неблагополучных пункта по актиномикозу крупного рогатого скота. Выявлено 462 головы больных. Много больных животных в Чурапчинском, Сунтарском, Таттинском, Амгинском, Верхневилюйском, Горном и Нюрбинском улусах.

Из инфекционных болезней лошадей встречаются мыт и сальмонеллезный аборт кобыл. Мыт регистрировался в Амгинском, Вилюйском, Верхневилюйском, Горном, Сунтарском, Таттинском, Усть-Алданском, Хангаласском и Якутском улусах. За год заболело 289 жеребят и молодняка лошадей. Пало 5 голов. Для профилактики и лечения лошадей применяют вакцину ЯНИИСХ СО РАСХН.

Из болезней свиней на территории республики встречаются рожа, дизентерия, колибактериоз, пастереллез, сальмонеллез, саркоптоз, гемофилезная плевропневмония, трансмиссивный гастроэнтерит. Борьба с этими болезнями проводится специфическими вакцинами, сыворотками, различными антибиотиками и сульфаниламидными препаратами.

Из болезней птиц часто встречаются болезнь Марека, сальмонеллез, псевдомоноз, колибактериоз, кокцидиоз и др. Лечение и профилактика этих болезней методами вакцинации и химиотерапии. Паразитарная инвазированность рыб Средней Лены (д.в.н. А.Д.Решетников, лаборатория паразитологии Якутского НИИСХ). За 2001 год в среднем течении Лены обследованы щука, елец, налим, карась, окунь, ерш, хариус, омуль, муксун, сиг-пыжьян и тугун. При вскрытии 190 рыб нашли паразитов: простейших 3 вида, моногенетических сосальщиков 4, цестод 6, трематод 2, нематод 3, скребней 2, рачков 2. Впервые здесь выявлены паразитические инфузории рода Trichodina. Общая зараженность отдельных видов рыб от 5 до 100%. Наиболее распространены цестоды, которыми отдельные виды рыб инвазированы почти на 100%. Восемь видов рыб оказались зараженными дифиллоботриидами – особо опасными для человека и животных видами гельминтов. Наибольшая инвазированность плероцеркоидами типа А (D. Latum) у налима и щуки (100 и 63,1% соответственно при интенсивности инвазии (ИИ) от 15 до 56 экз). Окунь и ерши личинками широкого лентеца заражены на 47,8 и 7,6% соответственно с ИИ 1-6 экз. Плероцеркоиды типа Е (D. Ditremum) обнаружены у 70,3% ряпушки, 25% муксуна и 53,3% омуля. У омуля инвазированность личинками лентеца чаечного на 13,3% с ИИ 1-2 экз. Из других цестод широко распространен Triaenoporus hodylosus (щука, налима, окунь, ерш, елец, сиг-пыжьян). Цестода Caryophyllaeides fennica найдена у карася (зараженность до 25%) и гольяна (20%). Диграммозом (D. interrupta) поражается в основном карась, в отдельных озерах Намского и Кобяйского улусов наблюдается гибель рыб от этой инвазии. Среди нематод чаще других встречаются Camallanus lacustris и С. trihcatus (щука, окунь, налим, ерш). Из крустацеозор (паразитических рачков) в озерах широко распространены Argulus foliaceus. Зараженность моногенетическими сосальщиками и рачками значительно выше летом (в июле-августе), чем весной. Нематода Philometroides lusiaha в большом количестве – до 20 экз. – встречается в полости тела и в чешуйных кармашках у гольянов в мае-июне. Рыбы в тех же местах летом оказались свободными от этих гельминтов. Экстенсивность инвазии (ЭИ) рыб плероцеркоидами дифиллоботриид от 17,8 до 56,0%. Это тип А – D. latum, тип С – D. dendriticum, типы Е и В – D. detremum. Дополнительными хозяевами D. latum служат щука (ЭИ 38,0% при ИИ – 3,76 экз.личинок), налим (ЭИ 100%, ИИ – 27,4 – 48,8 экз), окунь (ЭИ 13,2% с ИИ 1-3 экз.), ерш (ЭИ 61,5%, ИИ 1-2 экз.) и тугун (ЭИ 8,1% при ИИ – 1-2 плероцеркоидов). Дополнительными хозяевами D. dendriticum служат омуль (ЭИ 10,1% с ИИ 1-3 кэз.), муксун (ЭИ 33,3% при ИИ от 1 до 3 экз. плероцеркоидов). Дополнительными хозяевами D. detremum являются омуль (ЭИ 55,0% при ИИ 2-6 экз.), муксун (ЭИ 41,6%, ИИ 1-3 личинок), ряпушка (ЭИ66,6% при ИИ 5-17 экз.), сиг-пыжьян (ЭИ 14,2% с ИИ 1 экз.) и тугун (ЭИ 1,5% при ИИ 1 экз.плероцеркоидов).

Тяжелые металлы в биологических объектах разных природно-климатических территорий Якутии (А.И.Павлова – доктор ветеринарных наук, директор НИИ ветеринарной экологии). Проведены наблюдения за содержанием тяжелых металлов в воде хозбытового назначения  от юго-западных территорий Якутии к северо-восточным. В пробах воды не обнаружены никель и кобальт, свинец содержался в 16% проб, цинк в 28%, медь в 72%, железо в 66%, марганец в 62%, хром в 98%, что возможно связано с растворимостью элементов в воде.



Свинец.  В пробах воды Нюрбинского и Сунтарского улусов Рb не обнаружен. Но в озерах Чурапчинского и Амгинского улусов максимальное содержание элемента доходило до 3,1 и 5,7 ПДК, что может быть обусловлено аласным типом ландшафта.

Цинк. Отмечалось возрастание концентрации цинка в озерной воде от юго-западных территорий Якутии к северо-восточным.

Медь. Превышений ПДК не выявлено. Максимальное содержание Cu в озерах Амгинского и Сунтарского улусов.

Железо. Средняя концентрация элемента в озерной воде не превышала предельно допустимой, за исключением северных озер и озер Нюрбинского улуса (1,1 ПДК).

Марганец. Для озер Нюрбинского улуса характерно низкое содержание Мn. В Оймяконском и Амгинском 3 и 1 ПДК соответственно. Высокая концентрация марганца в водах северных территорий объясняется высоким содержанием органического вещества и малой отточностью.

Хром. В пробах озерной воды наблюдалось возрастание средней концентрации элемента от южных к северным территориям. В Амгинском, Чурапчинском и Оймяконском улусах в отдельных пробах концентрации хрома выше ПДК (1,3; 1,5; 1,6 раз). На всех остальных изученных территориях содержание элемента в пределах допустимого.

Таким образом, природно-климатический фактор играет существенную роль в содержании тяжелых металлов в озерных водах. Так, концентрация Pb, Zn, Fe и Mn возрастает от южных территорий Якутии к северным, а Cu – наоборот. Исключение – центральные территории, где сравнительно высокие содержания Pb (Чурапчинский, Амгинский), Zn (Нюрбинский, Сунтарский), Fe (Нюрбинский), Cu (Амгинский, Сунтарский улусы).

Изучение накопления тяжелых металлов в растениях  в зависимости от природно-климатических факторов представляет интерес, так как территории Якутии пока еще сохраняют естественный облик.

Сено в Якутии является основным кормом для крупного рогатого скота. Поэтому оно стало объектом исследования. В составе растений доминировали злаковые (пырей ползучий, ячмень короткоостистый, бескильница тонкоцветковая, полевица, мятлики). Главным источником элементов в растениях являются почвы. Во всех почвах Якутии малое содержание минерального азота (замедление разложения органического вещества, слабая микробиологическая деятельность, холодность почв и короткий период их прогревания), подвижного фосфора и в среднем высокое содержание калия (преобладание гидрослюдистых минералов в почвообразующих породах).



Свинец. Средняя концентрация свинца в образцах сена с северных территорий Якутии наиболее высокая (2 мг/кг), минимальная – на центральных (0,62 – 0,99 мг/кг). Вероятно, засушливость центральных территорий замедляет захват элементов растениями.

Цинк. Относится к сильно накопляемым растениями элементам и равномерно распределяется по всем органам растений. Концентрация элемента в образцах сена незначительно возрастала от южных территорий Якутии к северным (от 29,7 до 35,8 мг/кг). Концентрация цинка на центральных территориях в среднем 21,9 мг/кг, что является следствием засушливости.

Медь. Относится к группе слабого накопления и среднего захвата растениями. Накапливается в основном в листьях и стеблях. Максимальная средняя концентрация отмечена в растениях северо-восточных (8,2 мг/кг), минимальная – юго-западных территорий (1,8 мг/кг).

Железо. Относится к группе слабого захвата растениями, накапливается в основном в листьях и стеблях. Концентрация в растениях возрастает с юга на север (34,6 – 71,9 мг/кг).

Марганец. Относится к группе слабого накопления и среднего захвата растениями, накапливается в основном в листьях и стеблях. Концентрация в сене возрастала с юга на север (14,04 – 29,71 мг/кг).

Хром. В ряду слабого и очень слабого захвата растениями. Наблюдалось возрастание содержания с юга на север (от 0,72 до 2,92 мг/кг).

Таким образом, содержание тяжелых металлов в растениях, как и в воде, возрастает с юга на север. Центральные территории характеризуются сравнительно низким содержанием Pb, Zn (все улусы), Cu (Сунтарский улус), Fe, Mn, Cr (Амгинский), что объясняется засушливостью.

Кровь крупного рогатого скота и лошадей исследовали на свинец, медь, железо и хром.

Свинец. Концентрация свинца в крови КРС возрастала с юга на север (0,51 – 0,59 мг/л). Аналогичная тенденция и по сену.

Медь. Концентрация меди в крови КРС повышалась с юга на север (от 0,21 до 0,38 мг/кг), как и в сенном корме.

Железо. Максимальное среднее содержание железа в цельной крови КРС на центральных территориях (203, 297 мг/кг), минимальное на северных (107 мг/кг), среднее на южных (152 мг/кг). Такая разница не отражает концентрации железа по растениям (возрастание с юга на север). По-видимому, разница объясняется условиями содержания. КРС в Оймяконском улусе (север Якутии) практически всю зиму в скотопомещении (гиподинамия). В Олекминском улусе (юг Якутии) скот 5-6 часов ежедневно находится вне скотопомещения. В центральных улусах животные на открытом воздухе 2-4 часа. Но разница может быть связана и с породами скота (на южных территориях – холмогорский, центральных и северных – симментальский). Холмогорский – порода молочная, и, следовательно, потери элементов с молоком выше по сравнению с симментальской.

Хром. Концентрация хрома в крови КРС возрастает от центральных территорий Якутии к южным и северным. При сравнении между собой южных и северных концентрация выше на северных. Минимальное содержание хрома в крови животных Нюрбинского улуса, возможно из-за железа, т.к. эти элементы конкуренты за участки связывания. Итак, концентрация Pb, Cu и Cr от южных территорий Якутии к северным возрастала незначительно. Максимальное содержание железа у коров центральных территорий, минимальное – у коров северных, среднее – у южных, что объясняем разницей в условиях содержания и, возможно, породными различиями.

Изучена цельная кровь лошадей первого года жизни и 5-6 лет на свинец, медь, железо и хром.

Свинец. Концентрация элемента в крови лошадей старшего возраста 0,38 мг/л, а у молодняка 0,25 мг/л.

Медь. Концентрация в крови взрослых животных 0,96 мг/л, а молодняка 0,53 мг/л.

Железо. Концентрация железа в крови в 1,5 раза выше у молодняка (105 мг/л), т.к. в связи с активным ростом в организме жеребят интенсивны обменные процессы с участием кислорода, а железо – главный переносчик кислорода в гемоглобине.

Хром. Концентрация в 6 раз выше в крови взрослых животных (1,97 и 0,31 мг/л). По данным же других исследователей, хром единственный микроэлемент, содержание которого с возрастом уменьшается.

Молоко первое, что необходимо для питания человека, особенно для ребенка, и от содержания в молоке тяжелых металлов, особенно свинца, зависит здоровье. Содержание тяжелых металлов в молоке коров отражает концентрацию их в растениях.

Свинец. Концентрация в молоке возрастала от южных территорий к северным, за исключением Нюрбинского и Сунтарского улусов (центр), где средние концентрации максимальны – 0,044 и 0,047 мг/л. Максимальная концентрация свинца в молоке коров Оймяконского улуса 1,46, Чурапчинского 1,38, Нюрбинского 2,26, Сунтарского 1,2, Олекминского 0,3 ПДК. Только в Олекминском улусе во всех пробах молока не обнаружено показателей выше предельно допустимых. Экстремальные природные условия действительно способствуют накоплению элемента в кормах и организме животных, но в то же время максимальное содержание свинца в молоке Нюрбинского и Сунтарского улусов говорит о том, что существуют и другие факторы, от которых в не меньшей степени зависит распределение и накопление металлов (возможно, антропогенный, техногенный).

Медь. Во всех пробах не было концентраций выше ПДК (0,11 – 0,2 мг/л). Максимальны концентрации в молоке коров центральных, минимальны – северных, средние – южных территорий.

Железо. В Оймяконском, Нюрбинском и Олекминском улусах средние значения почти на одном уровне. В Сунтарском улусе концентрация железа в молоке коров в 1,5 раза ниже, чем в перечисленных улусах, и в 2 раза, чем в Чурапчинском. Максимальная концентрация железа в молоке коров Оймяконского улуса 1,03, в Чурапчинском 2,6, Сунтарском 1,2, Олекминском 2,2 ПДК. Таким образом, максимальные значения превышали ПДК всюду, кроме Нюрбинского улуса. Средние данные по Fe в молоке везде в пределах допустимых, за исключением Чурапчинского улуса (1,3 ПДК), что нельзя объяснить содержанием элемента в сене и воде данного улуса. Возможно влияние других факторов.

Хром. В молоке коров центральных территорий максимально среднее содержание хрома по сравнению с северными и южными. Средняя концентрация элемента не выше ПДК, но максимальные доходили до 1,58 (Чурапчинский) и 1,6 ПДК (Нюрбинский).

Итак, концентрация Pb и Cr в молоке коров незначительно возрастает от юга к северу. Сравнительно более высокие показатели содержания Pb (Сунтар, Нюрба), Cr (Чурапча, Нюрба), Fe (Чурапча) и Cu (Сунтар и Чурапча) в молоке коров центра. Разница может быть следствием неравномерного перехода металлов в цепи «корм-молоко».

В мышечной ткани крупного рогатого скота территорий Якутии различия в концентрации элементов существенны.

Свинец. Концентрация в мышечной ткани возрастала от центральных территорий к северным и южным (от 0,62 до 0,84 и 0,67 мг/кг соответственно). Максимальная средняя концентрация у животных северных территорий – 0,84 мг/кг (1,68 ПДК), средняя – южных (0,67 мг/кг, 1,34 ПДК), минимальная – в Амгинском улусе 0,56 мг/кг (1,12 ПДК). То есть на всех изученных территориях значения ПДК превышены.

Цинк. Концентрация элемента на всех территориях ниже ПДК (от 5 до 26 раз). Минимальное среднее содержание в Оймяконском улусе – 2,74 мг/кг, максимальное в Нюрбинском – 13,6 мг/кг.

Медь. На всех территориях концентрации меди в 4-9 раз ниже ПДК. Максимальное среднее значение в мышечной ткани животных Нюрбинского улуса 1,41 мг/кг, минимальное – Оймяконского 0,52 мг/кг. Средние концентрации в Оймяконском, Сунтарском и Олекминском улусах отличались незначительно (0,52, 0,53 и 0,59 кг/кг).

Никель. Концентрации на всех территориях ниже ПДК от 2 до 5 раз. Максимальное среднее содержание на южных территориях (0,24 мг/кг), минимальное в Амгинском улусе (0,09 мг/кг).

Кобальт. Максимальное среднее содержание в Нюрбинском улусе (0,08 мг/кг), минимальное в Оймяконском (0,025 мг/кг). Содержание элемента в мышечной ткани КРС Амгинского и Сунтарского улусов 0,037 и 0,035 мг/кг. В Оймяконском кобальт в мышечной ткани животных не обнаружен.

Железо. Максимальная средняя концентрация в улусах центра (до 7,47 мг/кг) ниже ПДК (максимальная средняя ниже в 6,6 раза). Минимальная концентрация элемента на севере (2,99 мг/кг) ниже ПДК в 16,6 раза. На южных территориях концентрация железа в мышечной ткани животных лишь немного превышает северные показатели (3,57 мг/к).

Марганец. Концентрации элемента в образцах мышечной ткани были ниже ПДК во всех зонах в 20-50 раз. Максимальные средние концентрации в Сунтарском улусе – 0,12 мг/кг, минимальные в Олекминском – 0,05 мг/кг. Средняя концентрация в Олекминском и Оймяконском улусах отличалась незначительно (0,05 и 0,059 мг/кг).

Хром. Средняя концентрация элемента в мышечной ткани всех территорий от 1,25 до 3,9 ПДК, что отмечалось и по свинцу. Максимальная концентрация хрома в Оймяконском улусе 0,78 мг/кг, минимальная в Чурапчинском 0,25 мг/кг.

Таким образом, концентрация свинца, хрома, никеля в мышечной ткани КРС возрастала от центральных территорий Якутии к северо-восточным и юго-западным, а концентрация цинка, меди, кобальта, железа и марганца наоборот – от северо-восточных и юго-западных к центральным. При минимуме в Оймяконском улусе цинка, меди и железа, содержание свинца и хрома было максимальным. При максимуме цинка, меди и железа в Нюрбинском меньшая концентрация свинца (за исключением Амгинского) и хрома (за исключением Чурапчинского). Соотношение тяжелых металлов в мышечной ткани КРС также неоднородно по местам обитания, как и по их содержанию. В отношении отдельных элементов выявлена относительная стабильность независимо от территории: Pb и Си, Pb и Cr, Zn и Fe, Cu и Fe, Co и Mn. На всех природно-климатических территориях максимальный коэффициент перехода тяжелых металлов из растений (сено) в мышечную ткань отмечен по свинцу и хрому, минимальный по железу и марганцу. А цинк, никель, медь, кобальт характеризуются средней степенью перехода. Животные северных территорий испытывают больший недостаток цинка и меди, в южных – марганца.



Свинец. Средняя концентрация элемента в мышечной ткани лошадей по зонам (север, центр, юг Якутии) – 0,69, 0,72 и 0,71 мг/кг. Максимальная средняя концентрация у животных Амгинского, Нюрбинского и Чурапчинского улусов – 0,82 и 0,78 мг/кг (1,64 и 1,56 ПДК), средняя 0,71 мг/кг (1,42 ПДК) у лошадей юга Якутии, минимальная – в Сунтарском улусе – 0,5 мг/кг (1 ПДК). Таким образом, всюду содержание свинца в мышечной ткани лошадей выше ПДК, как и у КРС.

Цинк. На всех территориях концентрация ниже ПДК от 33 до 5 раз. Минимальное среднее содержание в Сунтарском улусе – 2,11 мг/кг, максимальное – в Амгинском – 12,7 мг/кг.

Медь. Всюду концентрации меди в 4-10 раз ниже ПДК. Максимальный средний показатель в мышечной ткани лошадей Олекминского улуса – 1,16 мг/кг, минимальный – Сунтарского – 0,47 мг/кг.

Никель. Концентрации на всех территориях ниже ПДК от 4 до 25 раз. Максимальное среднее содержание на северных территориях (0,13 мг/кг), минимальное в Чурапчинском улусе центра 0,02 мг/кг.

Кобальт. Максимальное среднее содержание в Амгинском улусе 0,037 мг/кг, минимальное в Оймяконском 0,001 мг/кг. В мышечной ткани лошадей Чурапчинского, Сунтарского, Олекминского улусов кобальт не обнаружен.

Железо. Максимальная концентрация в Нюрбинском улусе 7,63 мг/кг – ниже ПДК в 6,5 раза, минимальная – в Сунтарском – 2,37 мг/кг, ниже ПДК в 21 раз.

Марганец. Концентрации в мышечной ткани лошадей ниже ПДК на всех территориях в 29 – 208 раз. Максимальные показатели в Амгинском улусе, минимальные в Олекминском.

Хром. Средняя концентрация в образцах ткани лошадей всех территорий от 1,9 до 3,6 ПДК, что отмечалось и по свинцу. Максимальное и минимальное содержание хрома наблюдалось в центральных территориях Якутии: максимальные в Амгинском и Нюрбинском улусах, минимальные в Чурапчинском. На северных территориях значения элемента были выше, чем на южных.

Концентрации свинца, цинка, меди, никеля, кобальта, железа, марганца и хрома в мышечной ткани крупного рогатого скота и лошадей свидетельствуют, что в организме этих животных избыток свинца и хрома при недостатке всех других элементов. Объяснение: при избытке в организме токсичных элементов нарушается микроэлементный баланс за счет снижения эссенциальных элементов (Ревич, 1992), хотя хром и не относят к токсичным.

Максимальная концентрация свинца и хрома у лошадей Амгинского и Нюрбинского улусов, там же отмечалась и максимальная концентрация цинка, меди (за исключением Олекминского улуса), кобальта, железа и марганца. Минимальная концентрация свинца и хрома (за исключением Чурапчинского улуса) в мышечной ткани лошадей Сунтарского улуса и в этом же улусе минимальное содержание цинка, меди и железа. На всех территориях максимальный коэффициент перехода тяжелых металлов из растений (сено) в мышечную ткань лошадей отмечен по свинцу, цинку и хрому, минимальный по кобальту, железу и марганцу. Никель и медь – средней степени перехода. Лошади Сунтарского улуса по сравнению с лошадьми других территорий испытывают больший недостаток цинка и меди, лошади Олекминского – марганца. Как и в мышечной ткани крупного рогатого скота на всех территориях в мышечной ткани лошадей относительно стабильно количественное соотношение Pb и Cu, Pb и Cr, Zn и Fe, Cu и Cr, Cu и Fe, Co и Mn. Соотношения других элементов могут характеризовать вероятную территориальную принадлежность животных.

По итогам исследования можно заключить, что природно-климатический фактор оказывает существенное влияние на концентрацию тяжелых металлов в поверхностных водах. Для северных озер Якутии характерно относительно высокое содержание Fe, Mn, Cr, центральных – Pb, Cu (Чурапчинский, Амгинский улусы), Zn и Fe (Нюрбинский, Сунтарский). Pb, Fe и Mn в озерах этих территорий в период ледостава могут превышать ПДК для питьевой воды.

Диапазон концентраций тяжелых металлов в сене злаковых трав естественных лугов широк в зависимости от природно-климатических условий. Растения северных территорий характеризуются высоким содержанием Pb, Zn, Cu, Fe, Mn и Cr, центральных – относительно низким уровнем накопления данных элементов, южных – умеренным.

Состав крови крупного рогатого скота изучаемых территорий различается больше по концентрации Fe, Cr. У коров Оймяконского улуса (север) сравнительно низко содержание Fe, у коров Нюрбинского – Cr. В крови взрослых лошадей уровень Pb и Cr выше, а Fe ниже, чем у молодняка.

По содержанию тяжелых металлов в молоке коров не наблюдалось четко выраженной зональности. Высокое содержание Fe (Чурапчинский улус) и Cr (Чурапчинский, Нюрбинский) на центральных территориях.

Выявлена тенденция снижения содержания Zn и Cu в мышечной ткани крупного рогатого скота северных территорий при одновременном повышении содержания Pb и Cr, и наоборот – максимальное содержание Cu, Zn, Fe при минимуме Pb и Cr на центральных территориях. В мышечной ткани якутских лошадей северных и южных территорий показатели концентрации Pb примерно на одном уровне, в то время как на центральных территориях этот показатель выше. При этом относительно стабильно соотношение Pb, Cu и Cr, Zn и Fe, Co и Mn.

На территориях с повышенным содержанием тяжелых металлов в растительности выявлен низкий коэффициент перехода их в молоко и мышечную ткань животных и, наоборот, на территориях с низким содержанием – более высокий. Высокий коэффициент перехода «корм мышечная ткань» характерен для Pb, Zn и Cr, низкий – Co, Fe и Mn, вследствие чего концентрации Pb и Cr в мышечной ткани КРС и лошадей выше ПДК.

Недостаток Zn, Cu и Mn в организме животных возрастает от юга к северу у крупного рогатого скота и, наоборот – у лошадей, что может быть связано с круглогодичной пастьбой лошадей и особенностями их адаптации к условиям среды.



Экологически чистые технологии выращивания овощных культур (Скрыбыкина М.И., с.н.с. ИПЭС АН РС(Я). В числе мер снижения заболеваемости населения первоочередной является корректировка состава пищи (Хоруджая, 1998). В свое время при исследованиях в бассейнах Вилюя и его притока Мархи не был изучен химический состав культурных растений, выращенных в данном регионе и используемых в рационе местного населения. В результате из экологической цепочки окружающая среда – растения (продукты питания) – человек выпало основное звено, непосредственно влияющее на здоровье человека – качество растительной продукции. В этой связи ИПЭС АН РС(Я) проведены в Алмазной провинции (на примере Нюрбинского улуса) исследования по качеству сельскохозяйственной продукции (овощей, картофеля) и содержанию в них микроэлементов, питательных веществ, витаминов, минеральных солей, а также по накоплению в них токсичных веществ, поскольку именно они определяют возможность использования продукции в пищу. Установлены накопление тяжелых металлов (Ni, Zn, Cu, Pb) в овощах, картофеле и коррелятивная связь накопления этих металлов в почве и продукции сельского хозяйства. С целью оздоровления продукции земледелия институтом проводятся мероприятия по улучшению качества почвенной среды земель экологического риска сельскохозяйственного пользования (биологическая рекультивация), подбор, выращивание барьерных культур (клубнеплоды и ягодные), лекарственных трав, древесных культур и кустарников (облепиха, золотой корень, вишня, яблоня и т.д.). Разрабатываются и внедряются экологически чистые технологии выращивания овощных культур (помидоры, огурцы, бобовые, корнеплоды, зеленные). Применение технологий оказалось достаточно эффективным. В частности, получено снижение избыточного содержания тяжелых металлов (Co, Pb, Zn, Mo) в овощных культурах до 2 раз, превышение товарных качеств – 28%, урожайности – 32,6%. С 1997г. издается серия «Лекарственные овощи в Якутии» (методические указания). Проводятся лекции по вопросам выращивания экологически чистого урожая овощей и картофеля в почвах загрязненных земель. Площади сельскохозяйственного значения на 01.01.2001г. по РС(Я) 31957,4 тыс.км2. Это 10,4% общей площади республики. Наиболее подвержен техногенному воздействию бассейн р.Вилюй. Ранее проводимые ИПЭС АН РС(Я) исследования показали необходимость организации системы комплексного медико-экологического мониторинга в улусах алмазоносной провинции. Впервые такие работы были проведены на территории Верхневилюйского улуса. Общая площадь земель Верхневилюйского улуса 4205025 га, из них сельскохозяйственных угодий 69283 га. В естественном почвенном покрове долинно-речных экосистем доминируют мерзлотные аласные лугово-черноземные, мерзлотные аласные дерново-луговые, перегнойно-глеевые и аласные сапропелевые почвы. По результатам морфологического, физико-агрохимического исследования состояние почвенного покрова в 2001г. на территории долинно-речных экосистем Верхневилюйского улуса можно считать удовлетворительным, за исключением участков старых пашен и земель, долго эксплуатируемых под сенокосные угодья, где прогрессируют процессы засоления. В целом аллювиальные почвы района характеризуются факторами, способствующими дефициту микрокомпонентов питания для растений – вынос кальция, засоление, изменение рН в сторону щелочности. Высокая обводненность некоторых аласных почв способствует увеличению содержания воднорастворимых, т.е. наиболее подвижных, форм элементов, среди которых доминируют Sn, Zn, V, Cr, Ni и Co. Высокие концентрации Mn, Ti, V в почвах и природных водах как в речных, так и в озерных системах отражаются на накоплении этих элементов в избыточных количествах и в растительности, и в рыбе. «Сквозными» элементами по основным компонентам долинно-речных экосистем Верхневилюйского улуса являются Mn, Zn, Cr, Ti, Li и Co. В группе индикаторных биосред человека считается, что элементарный состав волос лучше других отражает воздействие на человека повышенных концентраций микроэлементов (прежде всего Pb, Cd, Cr, Mn и др.). Проведенные пробные исследования детского населения некоторых наслегов Верхневилюйского улуса с целью оценки влияния окружающей среды на здоровье детей, постоянно проживающих на территории улуса, показали, что зафиксированы высокие, по сравнению с фоновыми, концентрации в волосах детей Mn, Ti и Cr. Наибольшие значения хрома характерны для детей наслега Харбалах, а марганца и кобальта в наслеге Дюллюкю, но, тем не менее, концентрации этих элементов значительно ниже норм ПДК.


Часть III. ОСОБО ОХРАНЯЕМЫЕ ПРИРОДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ

На 01.01. 2002 года общая площадь особо охраняемых природных территорий - Ытык Кэрэ Сирдэр доведена до 883,3 тыс.км2 или 28,5% всей территории республики.

Таблица 25 Особо охраняемые природные территории на 01.02.2002 г.

 

      Категории


Количество ООПТ

Площадь(км2)

Федеральные

Заповедники

2

22801

Республиканские

Национальные природные парки

Ресурсные резерваты

Резервные территории

Охраняемые ландшафты

Уникальные озера

Памятники природы



5

70


9

1

26



17

82001,2

499086,8

47099,4

10,5


Всего:

 


128

628197,9

Местные

Ресурсные резерваты

Зоны покоя

Памятники природы

Ландшафтно-этнографический парк

Детские экологические парки


42

14


73

1

4



211248,1

20849 ,9

 

1,4


291,5

Всего:

 


133

232931

ИТОГО:

 


262

883395,2 (28,5%)



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал