Опасные гидрологические явления и процессы в устьях рек каспийского моря



Скачать 111.76 Kb.
Дата02.05.2016
Размер111.76 Kb.
УДК [556.166:627.51+556.167.6+551.465.75]:556.54(262.81)

ОПАСНЫЕ ГИДРОЛОГИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ И ПРОЦЕССЫ В УСТЬЯХ РЕК КАСПИЙСКОГО МОРЯ

Д.В. Магрицкий

Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова,

119991, г. Москва, Ленинские горы, 1; e-mail: magdima@yandex.ru

В сообщении рассматриваются основные опасные гидрологические явления на побережье и в устьях рек Каспийского моря - наводнения различного генезиса, маловодья и дефицит пресноводных ресурсов. Установлена их территориальная принадлежность, иерархия, основные факторы, пространственно-временные закономерности. По большинству из опасных явлений получены оценки их основных характеристик, проведен анализ их многолетней динамики и эффективности применяемых защитных мер.

Ключевые термины: Каспийское море, устья рек, дельты, опасные гидрологические явления, наводнения, нагоны, маловодье
Население, объекты экономики, биота и природные ландшафты в устьях рек, впадающих в Каспийское море, очень уязвимы и часто подвержены негативному воздействию внешних и местных природных факторов, непродуманной хозяйственной деятельности. Наибольший ущерб связан с опасными гидрологическими явлениями (ОГЯ) и неблагоприятным развитием морфологических процессов. Среди обширного перечня ОГЯ в устьях рек Каспийского региона наибольший ущерб формируют наводнения, маловодья, опасные ледовые и морфодинамические явления, сгоны, подтопления и штормовое волнение на устьевом взморье. Состав ОГЯ и их характеристики зависят от местонахождения, размеров и строения устьевой области реки, от режима реки и моря, водохозяйственных мероприятий. На интенсивность ряда ОГЯ заметно влияют крупномасштабные и быстрые колебания уровня Каспия.

В ходе многолетних исследований режима устьев каспийских рек выяснено, что наводнения, связанные с разливами речных вод, чаще случались в прошлом и иногда происходят в современный период в низовьях и устьях практически каждой значимой реки региона. Особенностью является то, что к наводнениям здесь приводят не только максимальные расходы воды, но и, во-первых, интенсивные русловые переформирования, способствующие переформированию берегов и размыву дамб обвалования, подъему отметок дна русел и уровня; во-вторых, небольшие высотные отметки и уклоны речной и дельтовой пойм; в-третьих, формирование в ряде устьев мощных заторов льда и зажоров; в-четвертых, повышение уровня моря; в-пятых, нерациональная хозяйственная деятельность. Максимальные расходы воды сопутствуют волне половодья, многочисленным дождевым паводкам, экстремальным сбросам из водохранилищ и прорыву завальных озер. Образование и прорыв завальных озер эпизодически происходили в горной части бассейнов небольших рек, стекающих в море с северо-восточных склонов Большого Кавказа, а также в бассейне Терека. Для большинства устьев критические максимальные расходы воды установлены, а для устьев Терека и Волги есть эмпирические зависимости между ними и площадью затопления.

В устьях рек Каспийского региона, согласно авторской классификации [1], бывают речные наводнения стоковые и смешанного типа – стоково-заторные и стоково-морфодинамические. Стоковые опасные затопления, нередко переходившие в наводнения, присущи низовьям и устьям почти всех рек региона. Стоково-заторные затопления отмечены в дельте Терека, но заторы льда и зажоры периодически возникают в дельте Волги и на устьевом участке Урала, т.е. в северных районах Прикаспия. Стоково-морфодинамические наводнения – характерная черта низовьев и устьев рек со значительной мутностью речных вод и переносящих большое количество наносов, в частности Терека, Куры, Сефидруда и др. Возможность возникновения стоково-морфодинамических наводнений зависит также от положения уровня моря и его колебаний, от уклонов местности, морфометрии и морфологического, литологического строения русловых и прирусловых участков.

Установлено, что борьба с опасными разливами речных вод начиналась еще в XVIII–XIX вв. с создания вначале локальных, вокруг населенных пунктов, систем защитных валов, а затем, со второй половины XIX в. и в XX в., дамб сплошного обвалования речных русел. Но обвалование было недостаточной мерой. Тем более что защитные дамбы представляли собой размываемые земляные валы. Одновременно обвалование водотоков способствовало аккумуляции наносов лишь в пределах междамбового участка и, как результат, повышению отметок дна и уровней в реке и дельтовых рукавах по сравнению с прилегающей местностью. В результате наводнения могли происходить реже, но при прорыве дамб – с большей катастрофичностью. Обвалование русел рек и дельтовых рукавов позже дополнили дноуглублением русел, например, с 1923 г. в дельте Терека. К 1980-м гг. оно уже на постоянной основе производилось в устьях Урала, Волги, Терека и Куры. Существенное ослабление угрозы наводнений в дельте Терека произошло после открытия в 1977 г. искусственной прорези через Аграханский п-ов. В 1950–1970-х гг. на реках Сефидруд, Кура, Сулак, Кума и Волга были построены крупные водохранилища, способные регулировать максимальный сток половодья и паводков. Положительный эффект создавали крупномасштабные и безвозвратные изъятия речных вод на водосборах, значительное снижение стока наносов у зарегулированных рек, меры по борьбе с ледяными заторами (в частности в устье Урала), понижение до 1977 г. уровня Каспия и др.

Перечисленные меры, как показали исследования, существенно уменьшили повторяемость и размеры опасных затоплений. Так, в дельте Терека опасные разливы речных вод происходили в условно-естественный период один раз в 1–2 года, а в отдельные годы, например в 1898 и 1900 гг., – 2–3 раза за год [2]. Частота катастрофических наводнений, подобных тем, которые случились в 1863, 1900 и 1914 гг., до середины XX в. составляла приблизительно один раз в 15 лет. Во второй половине XX в., под влиянием защитных мероприятий, повторяемость наводнений в дельте уменьшилась. Значимых наводнений было четыре (в 1958, 1963, 1967 и 1970 гг.), а после 1977 г. – лишь в 2002 и 2005 гг. Масштабные наводнения в низовьях и устье Куры в условно-естественный период режима стока происходили с частотой примерно 1 раз в 5–10 лет. Менее значительные затопления могли происходить 1 раз в 1–2 года и иногда больше одного раза в году. Во время них воды Куры и Аракса заливали огромные пространства Муганской и Ширванской равнин. Ежегодные потери экономики и населения региона и затраты на мероприятия по предупреждению и ликвидации последствий наводнений составляли в среднем 10 млн руб. (по курсу и ценам 1930–1940-х гг.). После зарегулирования стока реки и ее притоков водохранилищами максимальные уровни и расходы воды половодья уменьшились на замыкающем створе реки – посту Сальяны соответственно на 1,3 м и в 1,5 раза. Изменилось их распределение в течение года. В результате наводнения продолжали периодически возникать (как правило, в апреле–июне), но существенно меньшего масштаба – в 1968, 1969, 1976, 1978, 1993, 2003 и 2010 г. По неподтвержденным сведениям, опасные затопления (вероятно меньшего размера) фиксировались еще в ряде лет.

С 1990-х гг. система противопаводковых мероприятий в ряде устьев и выше по течению была нарушена: ряд работ перестали проводить или их объем резко сократился; состояние противопаводковых сооружений ухудшилось. Все это совпало с периодом сравнительно высокой водности на реках Урал, Волга, Терек и Сулак, высоким стоянием уровня моря. В результате в 1990-х гг. и первом десятилетии XXI в. в низовьях и устьях ряда рек прошли крупные наводнения. Это привело к необходимости восстановления всего комплекса ранее осуществлявшихся мер, разработке новых подходов. В современных условиях стоковые наводнения в явном виде случаются лишь на устьевом участке Урала, на отдельных участках дельты Волги, в низовьях и устьях рек Дагестана и в ряде других районов. На придельтовых участках и в дельтах Терека, Куры, Сефидруда и других рек наводнения в основном возникают вследствие переформирования русел, размыва (во время высоких паводков) берегов и прорыва защитных дамб. В дельтах Волги и, в особенности, Терека по-прежнему периодически возникают опасные заторы льда и зажоры.

Другой тип наводнений и опасных затоплений в устьях рек Каспия – нагонные, т.е. морского генезиса. Они наблюдаются на многих участках побережья Каспийского моря во время экстремальных нагонов. Последние могут формироваться во все сезоны, но чаще всего в холодный период года: в Северном Каспии – с сентября по ноябрь и с марта по апрель, на остальных участках побережья – в осенне-зимний сезон [4]. Зимние нагонные затопления усиливаются вследствие забивания льдом дельтовых водотоков и судоходных каналов, выноса на сушу большого количества морского льда, оказывающего дополнительное динамическое воздействие на хозяйственные объекты. Экстремальные нагоны могут наблюдаться по несколько раз в году (например, в 1892 и 1881 гг.) и даже 1–2 раза в месяц (например, в 1980 г.). Продолжительность нагонов в Северном Каспии изменяется в широких пределах – от нескольких часов до нескольких суток. Наиболее часто нагоны длятся 1,5–2,5 сут, а максимальная продолжительность достигает и иногда превышает 6–8 сут.

Самые большие нагоны и наибольшая опасность нагонных наводнений характерны для северо-западного побережья Северного Каспия – между Аграханским п-овом и устьем Волги. Развитию высоких нагонов здесь способствуют отмелость и малые уклоны дна прибрежной зоны моря, малые высоты и уклоны приморской суши, конфигурация береговой линии и особенности ветрового режима. Максимальная величина нагонов (над среднемесячным уровнем) достигает 2,4–4,2 м, а по некоторым сведениям бывает даже выше. В этом районе отмечается в среднем по 3–4 нагона и 2–4 сгона в месяц. Ширина зоны затопления при малых нагонах равна нескольким километрам, при экстремальных нагонах – 10–35 и даже 40–50 км, как в ноябре 1952 г. В эту зону попадают многие населенные пункты, включая г. Лагань (бывш. пос. Каспийский), автомобильные дороги, нефтегазовые промыслы, склады ГСМ и др. Для сравнения, на северо-восточном и восточном участках побережья Северного Каспия максимальная ширина зоны нагонного затопления составляет 15–30 км, на дагестанском побережье – 0,5–1,5 км, южнее устья Куры – нескольких километров. За последние 150 лет в северо-западном районе Северного Каспия наблюдались 12–14 нагонов величиной свыше 1,5–2,0 м. По [3], на северо-западном побережье Каспия с 1936 по 2001 г. зафиксировано около 40 опасных нагонных затоплений, нанесших значительный ущерб хозяйственным объектам. Наиболее катастрофическим многими исследователями признается нагон 10–14 ноября 1952 г.

Характеристики нагонов и, соответственно, опасность нагонных затоплений постепенно изменялись в течение XX в. и начале XXI в., в след за изменениями среднего уровня и площади Каспийского моря, конфигурации береговой линии, штормовой активности и других факторов, в частности инженерного характера. К последним можно отнести строительство высоких набережных, локальных защитных дамб вокруг населенных пунктов и важных объектов, сплошных сооружений – вдоль русел и через всю дельту, высоких дорожных насыпей.

Еще один вид морских наводнений, присущих, по сути, лишь устьям и побережьям Каспийского моря, но уже в другой временной шкалетрансгрессивные наводнения, развивающиеся сравнительно быстро в отличии от побережий других морей и океанов. Предпосылками последнего такого наводнения послужило повышение в 1978–1995 г. уровня моря на 2,35 м. Дополнительно подъем уровня Каспия способствовал усилению нагонных явлений и разрушающего воздействия морского волнения на берега, повышению уровня грунтовых вод и подтоплению обширных территорий, примыкающих к зоне трансгрессивного затопления. Экономический ущерб, связанный с быстрым и значительным подъемом уровня Каспийского моря и затоплением суши, составил, по оценкам Всемирной метеорологической организации, 15 млрд долл. США, а по оценкам из [3], – 30 млрд долл. Реакция устьев крупных рек на одно и то же повышение уровня моря и степень затопления приморской дельтовой зоны оказались различными из-за различий в строении устьевого взморья, морфологического типа и размеров дельты, величины стока наносов. Она подробно рассмотрена в [5].



Подтопления в дельтах каспийских рек обусловлены, главным образом, повышением уровня моря. В дельте Терека оно было также следствием интенсивного развития мелиоративной сети каналов и орошения полей. В дельте Волги, в районе г.Астрахани, к нему привело обвалование русел дельтовых рукавов и нарушение естественного гидрологического и гидрогеологического режима занимаемой городом территории.

Другим бедствием для устьев рек и в целом побережья Каспийского моря являются маловодья и дефицит пресноводных ресурсов. Они не приводят к разрушениям и человеческим жертвам, как наводнения, однако в данном регионе бывают чаще их, сильно ограничивают хозяйственную деятельность, ухудшают качество жизни населения и наносят ущерб экосистемам. Хотя устья таких крупных (полизональных) рек, таких как Волга, Урал, Терек, Сулак, Самур, Кура и Сефидруд, лучше всего обеспечены пресноводными ресурсами, но и они в отдельные периоды испытывают нехватку речных вод. Во время маловодья на р.Куре и ее притоках в 2000–2001 гг. общие экономические потери для Азербайджана были оценены, согласно разным источникам, приблизительно в 110 млн долларов США. Критические расходы и уровни воды, их обеспеченность для ряда рассматриваемых устьев установлены.



Для устьев рек можно выделить четыре вида дефицита пресноводных ресурсов, некоторые из которых связаны с маловодьем рек. Дефицит первого вида обусловлен общим снижением водности реки и объемов речных вод, поступающих на устьевой участок и в дельту. Он характерен для отдельных маловодных лет и многолетних маловодных периодов. Так, длительные маловодья были в устье Волги в 1904–1913, 1919–1921 (с самым маловодным 1921 г.), 1930–1940, 1959–1977 и 2006–2010 гг.; на устьевом участке и в дельте Урала – в 1933–1940 (с самым маловодным 1937 г.), 1950–1956, 1967–1969, 1973–1984 и 1995–1999 гг.; в дельте Терека в 1947–1987 гг. (с самым маловодным 1986 г.). В этом случае нехватку водных ресурсов испытывает большинство водопотребителей и водопользователей, почти все устьевые биоценозы.

Дефицит пресноводных ресурсов второго вида связан с «неблагоприятным» для отдельных водопотребителей и водопользователей, а также устьевых экосистем распределением речного стока в течение года (т.е. с сезонным маловодьем), даже в годы со средней или повышенной водностью. Внутригодовое распределение стока, не отвечающее сезонным изменениям водохозяйственных и экологических потребностей в воде, обычно имеет естественный характер и обусловлено типом водного режима реки. В устьях зарегулированных рек сезонное распределение стока – следствие установленного режима сброса вод в нижний бьеф водохранилища. В большинстве случаев эксплуатация водохранилищ, как правило, нацелено на удовлетворение сезонных запросов в воде максимально возможного числа водопотребителей и водопользователей. Например, строительство Волжско-Камских, Чиркейского и Мингечаурского водохранилищ, гидроузла Шахбану-Фарах и др. сняло многие проблемы в бесперебойном функционировании водозаборных и сбросных сооружений, водного транспорта в меженные периоды годы. Но все равно есть отрасли, не дополучающие необходимого количества воды.

Дефицит водных ресурсов третьего вида характерен для крупных дельт, в которых при некоторых условиях ухудшается водообеспечение отдельных территорий и водных объектов. Подобное может произойти вследствие естественной эволюции русловой сети дельты и отдельных ее элементов. Опасный характер этот процесс приобретает в аридных дельтах и со скачкообразным изменением строения русловой сети. Примеры неблагоприятного рассредоточения речного стока по территории и водным объектам есть в дельтах Волги, Терека и Сефидруда. Эффективным здесь признается строительства вододелителей и систем распределительных каналов.

Дефицит водных ресурсов четвертого вида обусловлен сильным загрязнением речных и подземных вод, ухудшением их качества и невозможностью их использовать без предварительной и сложной и затратной водоподготовки, даже в условиях достаточной водности реки. Это характерно именно для низовьев и устьев рек, в которые поступают воды со всего бассейна реки (со всеми его источниками загрязнения поверхностных и подземных вод) и имеются собственные источники загрязнения вод в устьевых водных объектах. Воды Нижней Волги оцениваются как грязные, особенно в районе г. Астрахани и Волго-Ахтубинской поймы. В нижнем течении Терека категория качества воды умеренно загрязненная или загрязненная.

Детальный анализ рассмотренных и не упомянутых ОГЯ (сгонов, морфологических процессов, волнения и др.) позволяет ранжировать устья и их отдельные районы по степени реальной и потенциальной опасности, что немаловажно для устойчивого развития этих важных участков морского побережья. Что и было сделано на основе методики Н.И. Алексеевского. Исследования выполнены при финансовой поддержке гранта РФФИ № 14-05-00949.



Библиографический список

1. Алексеевский Н.И., Магрицкий Д.В. Методика исследования и оценки опасных гидрологических явлений в устьях рек / в кн. "Устья рек Каспийского региона: история формирования, современные гидролого-морфологические процессы и опасные гидрологические явления. М.: ГЕОС, 2013. С.38-50.

2. Алексеевский Н.И., Магрицкий Д.В. Современные опасные гидрологические явления в устьях рек / в кн. "Устья рек Каспийского региона: история формирования, современные гидролого-морфологические процессы и опасные гидрологические явления. М.: ГЕОС, 2013. С.630-664.

3. Атлас природных и техногенных опасностей и рисков чрезвычайных ситуаций Южного Федерального округа. М., 2007. 384 с.

4. Гидрометеорология и гидрохимия морей. Том VI. Каспийское море. Вып. 1 Гидрометеорологические условия. СПб: Гидрометеоиздат, 1992. 359 с.

5. Mikhailov V.N., Magritsky D.V., Kravtsova V.I., Mikhailova M.V., Isupova M.V. The Response of River Mouths to Large_Scale Variations in Sea Level and River Runoff: Case Study of Rivers Flowing into the Caspian Sea // Water Resources. 2012. Vol.39. No.1. Pp. 11–43.
DANGEROUS HYDROLOGICAL PHENOMENA AND PROCESSES IN THE RIVER MOUTHS OF CASPIAN SEA

D.V. Magritsky

Lomonosov Moscow State University,

119991, Moscow, Leninskiy Gory, 1; e-mail: magdima@yandex.ru



Dangerous hydrological phenomena on the sea coast and in the mouths of rivers of the Caspian Sea are discussed in this report. These are inundations of different origins, water shortage, water logging, etc. Distribution on the territory and objects, hierarchy, main factors, spatial-temporal regularities of hydrological hazards were established. For most hazards evaluations of their basic characteristics were obtained, the analysis of their long-term dynamics and efficiency of applied protection measures were carried out.

Key terms: Caspian sea, mouth, delta, hydrological hazards, inundations, storm surges, water shortage

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал