Особенности монополизации в англии (конец XIX начало XX вв.)



Скачать 77.94 Kb.
Дата01.05.2016
Размер77.94 Kb.
ОСОБЕННОСТИ МОНОПОЛИЗАЦИИ В АНГЛИИ

(конец XIX - начало XX вв.)

На протяжении большей части XIX в. Англия по уровню экономического развития была одной из ведущих стран мира. Экономическое первенство, завоеванное ею в ходе промышленного переворота, по­коилось на двух главных основах. Первой было огромное промыш­ленное превосходство. Такой разрыв, когда Англии принадлежала почти треть мирово­го промышленного производства, стал результатом достигнутой страной производительности труда. Второй основой экономического первенства явился наибольший объем колониальных владений. Они были созданы почти во всех частях света: в бассейне Тихого океана, в Азии, Африке, Северной и Южной Америке. Сочетание промышленного и колониального первенства взаимно усиливало друг друга.

Новая эпоха, наступившая в конце XIX—начале XX вв., ознаменовалась радикальными пе­ременами в экономике Англии: страна еще больше усилила свое ко­лониальное могущество, но одновременно утратила промышленное первенство. Эти процессы были тоже тесно связаны между собой.

За период с 1876 по 1914.гг. площадь английских ко­лоний увеличилась на треть и достигла 33,5 млн кв. км. Накануне Первой мировой войны в них проживало почти 70% на­селения всего колониального мира, на 1 жителя метрополии прихо­дилось 8,5 жителей колоний, а на 1 кв. км территории метропо­лии — 111,6 кв. км колониальных земель.

В эти годы изменились формы и методы эксплуатации народов колонии и зависимых стран. Британская империя отнюдь не отказы­валась от старых методов — работорговли, полуфеодальной эксплуа­тации крестьянства, неэквивалентности торговли, прямых грабежей, но ее важнейшим орудием в деле экономического и полити­ческого закабаления колониальных стран стал вывоз капитала.

Англия являлась крупнейшим экспортером капитала. Накануне первой мировой войны заграничные инвестиции ведущих стран то­гдашнего мира оценивались в 44 млрд долл. Из этой суммы на долю Англии приходилось 18 млрд долл. Две особенности отличали активность английских предпринимателей на мировом рынке капиталов.



Первой был вывоз капитала преимущественно в колонии и за­висимые страны. Конечно, английские капиталы находили приме­нение и в самостоятельных странах, развивающихся на основе ры­ночных отношений. Одним из примеров является Россия, но все же около трети капиталовложений было размещено в зависимых странах.

Второй особенностью был вывоз капитала, в основном, в про­изводительной форме в виде инвестиций в насаждаемые в колони­ях предприятия. В промышленности они размещались почти цели­ком в добывающих отраслях. Так, на юге Африки господствовала «Британская Южно-Африканская компания». Там же, на юге, английские пред­приниматели ринулись на захват открытых во второй половине XIX в. богатейших месторождений золота и алмазов. В результате «алмазной лихорадки» 1870-х гг. и «золотой лихорадки» 1880-х гг. были основаны компании, ставшие самыми доходными из всех отраслей, в которые был вложен английский капитал.

Процесс охватил сельское хозяйство в виде создания принадле­жавших англичанам плантационных хозяйств. Появляются хлопко­вые плантации в Египте, рисовые в Бирме, зерновые, хлопковые, чайные и другие в Индии и т.п. Крупнейшими собственниками плантаций зачастую становятся тресты, присваивающие себе ис­ключительное право на выращивание тех или иных сельскохозяйст­венных культур и на реализацию их продукции.

Крайне дешевая рабочая сила в колониях, приобретаемые за бесценок земли и природные богатства, безусловное преобладание ручного труда, низкие в целом издержки производства обеспечива­ли английским колонизаторам огромные прибыли. По данным за 1911г. ежегодный чистый доход, получаемый предпринимателями от капиталовложений в промышленность метрополии, составлял 50 млн ф. ст., тогда как доход от капиталовложений за рубежом, главным образом в колониях, исчислялся в 194 млн ф. ст. Соотно­шение это означает, что экономика Англии оказалась в теснейшей зависимости от вывоза капитала. Он прямо повлиял на экономиче­ское развитие метрополии, определил его главные особенности в конце XIX — начале XX вв. Заключались они в следующем.

Неуклонно сокращалась в собственно национальной экономике доля сельского хозяйства, оказавшегося неспособным конкуриро­вать с дешевым продовольствием, поступавшим из колоний, доми­нионов, а также из США. Происходит забрасывание земельных угодий, растет их непроизводительное использование.

Экономика Англии приобретала все более ярко выраженный индустриальный характер. Наибольшее развитие получают производства, служащие базой для расширения колониальных захватов и утверждения господства английских предпринимателей на подчиненных территориях. Так, одно из первых мест занимает судостроение. Обширность и даль­нее заокеанское местоположение английских колоний, рост в свя­зи с этим оборотов морской внешней торговли превратили судо­строение в ведущую отрасль промышленного производства. Одним из главных средств хозяйственного освоения колониальных территорий становится строительство в колониях железных дорог. Соответственно транспортное машиностроение, паровозо - и ваго­ностроение, рельсовое производство занимают большое место в английской индустрии.

Неразрывно связанная с колониализмом гонка вооружений дает громадный толчок военной промышленности.

Поскольку колонии были рынками сбыта главным образом по­требительских товаров, большой удельный вес в общем объеме про­мышленного производства сохранялся за отраслями легкой индуст­рии.

Направление инвестиций главным образом в отрасли, связан­ные с колониальной экспансией, ограничивало финансирование структурных сдвигов в промышленности. Поэтому в Англии срав­нительно медленно осваивались достижения второй технической революции. Новые отрасли, порожденные этой революци­ей, — электротехника, точное приборостроение, станкостроение, автомобилестроение, химическая индустрия и др., составлявшие основу технического прогресса, но и требовавшие для своего внедрения и развития значительных капиталовложений, — получили в Англии гораздо меньшее развитие, чем в США и Германии. В связи с этим в промышленности почти не происхо­дило обновления основных фондов, предприятия работали боль­шей частью на старом оборудовании. Отставание по темпам и уровню техниче­ского прогресса определило медленный рост производительности труда. Не только в обрабатывающей, но и во всей промышленности Анг­лии она увеличивалась медленнее, чем в США и Германии.

Страна до Первой мировой войны еще лидировала по объему внешних торго­вых связей, но ее конкурентоспособность, становившаяся все более важным показателем национального экономического развития, снизилась. И это не могло не произойти, т.к. кон­курентоспособность была напрямую связана с техническим и тех­нологическим обновлением производства, с темпами роста и уров­нем производительности труда.

Отставание по темпам, уровню и структуре промышленного производства влияло на формирование в Англии такого признака новой эпохи, как концентрация и монополизация производства. В США и Германии промышленность создавалась в конце XIX в., в основном, сразу в форме крупных предприятий, и они особенно были распространены в новейших отраслях, порожденных второй технической революцией. Иные черты организации производства были типичны для Англии. Наиболее высоким уровнем концентра­ции производства отличались здесь отрасли, тесно связанные с ко­лониальной политикой. Так, крупнейшие тресты действовали в судостроительной промышленности. С конца XIX в. они приобретают ярко выраженную милитари­стскую направленность - становятся одними из крупнейших в мире монополий по производству вооружения. В рельсовом производстве сложилось очень крупное объединение - синдикат, вобравшее в себя большинство заводов отрасли. Широкое распространение тресты получили в легкой промышленности. В 1880—1890-х гг. стали дей­ствовать соляной трест, нитя­ной трест, ситцевый трест, табачный и многие другие. Вместе с тем Англия не оставалась в стороне от происхо­дивших в мире структурных перемен, принимала участие в крупных международных объединениях, порожденных обострявшимся перед мировой войной нефтяным соперничеством. Перевод военно-мор­ских судов и кораблей гражданского флота на нефтяные двигатели, распространение нефтяных установок в промышленности, бурное развитие автомо­бильного транспорта, — все это превращало нефть в жизненно важный источник энергии.

В 70—80-х гг. XIX в. фактически безраздельное господство не только на американском, но и на мировом нефтяном рынке принад­лежало нефтяному тресту Рокфеллера. Но в нефтяной международ­ный бизнес стали втягиваться и другие страны, и среди них круп­нейшими соперниками США явились Нидерланды и Англия. В 1890 г. Нидер­ландская компания «Ройял Датч» подписала договор о слиянии с английской компа­нией «Шелл». Он положил начало нефтяному тресту «Ройял Датч Шелл» ставшему важным фактором нефтяной политики на мировом рынке. Новый трест скупил нефтяные месторождения в Румынии, образовал несколько новых британских компаний в России. Все это заметно ослабило рокфелле­ровские позиции. Одновременно английская нефтяная экспансия развертывалась и на Ближнем Востоке. В 1907 г. была создана Англо-Персидская нефтяная компания. Вскоре британское прави­тельство подписало с этой компанией договор, который проложил путь к созданию британской нефтяной монополии «Бритиш Петролеум», ставшей с тех пор одной из крупнейших в мире. В условиях назревавшей Первой мировой войны всем этим акциям придавалось большое воен­но-стратегическое значение. И английское правительство, и англий­ские бизнесмены полностью восприняли известный в то время те­зис: «Кто владеет нефтью, тот правит миром».

Исключительно высоким уровнем концентрации и монополиза­ции характеризовалось в Англии банковое дело. По мощи банковых монополий Англия занимала первенствующее положение в мире.



В самой метрополии наибольшее распространение получили де­позитные и инвестиционные банки, обслужи­вавшие спрос на кредит со стороны промышленности, торговли и других сфер национальной экономики. В результате стремитель­ного процесса, концентрации в 1900-х гг. из депозитных банков вы­делилась «большая пятерка». Каждый банк пятерки образовывался путем многочленных слияний и поглощений и представлял, по существу, трест банков.

Указанные кредитные учреждения были крупными, современ­ными и широко известными в мире. Но все же несравнимо больший объем финансово-кредитных операций осуществляли так называе­мые колониальные и международные бланки. Число этих банков, действовавших за пределами метрополии, во всех районах огромной колониальной империи, было невелико, но каждый из них имел десятки и сотни отделений по всему миру. Главенствующее значение в кредитной системе международ­ных банков определялось тем, что в основном через них осуществ­лялся типичный для Англии экспорт капитала. В ходе этого экс­порта банковый капитал сращивался с промышленностью, желез­ными дорогами, торговлей огромного числа стран, и банкиры делили с промышленниками колоссальные прибыли от колониаль­ной эксплуатации. Через банки британское правительство навязывало кабальные займы зависимым странам. Они не только приносили высокие прибыли банкам, но и приводи­ли к установлению финансового контроля за странами-должника­ми. Создавалось такое положение, когда банки контролировали це­лые страны. Все сказанное свидетельству­ет о том, что Англия в конце XIX — начале. XX вв. являлась одной из богатейших стран мира. Она была крупнейшим экспортером ка­питала и инвестировала его не только в колонии, но и в капитали­стически развитые страны. США все эти годы были ее значитель­ным должником. По мощи военно-морского и торгового флота, по размерам товаро­оборота на мировом рынке с Англией не могло соперничать ни одно государство. Но решающее условие экономического первенст­ва — лидерство в промышленном развитии — было утрачено. После войны это привело к существенному ухудшению и других позиций страны в мировом хозяйстве.



База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал