От самарского волгостроя



страница1/18
Дата26.04.2016
Размер3.85 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Бурдин Евгений Анатольевич



ГИДРОСТРОИТЕЛЬСТВО В РОССИИ:

ОТ САМАРСКОГО ВОЛГОСТРОЯ

К БОЛЬШОЙ ВОЛГЕ (1930 – 1980 гг.)

Ульяновск

2010

УДК 947.084

ББК 63.3. (2) 6

Б 91


Ответственный редактор: кандидат исторических наук,

доцент Ю.А. Семыкин



Бурдин Е.А. Гидростроительство в России: от самарского Волгостроя к Большой Волге (1930 – 1980 гг.). – Ульяновск: УлГПУ, 2010. – 222 с.
ISBN 978-5-86045-392-0
Монография посвящена исследованию политики советской партийно-хозяйственной элиты в сфере гидростроительства, которая привела к созданию в 1930 – 1980-х гг. Волжского каскада, состоящего из 7 гидроузлов большой мощности и 1 средней мощности. На базе значительного массива источников, большую часть из которых составляют неопубликованные архивные документы, анализируются теоретические основы сооружения гидротехнических объектов в России, главные направления и обеспечение государственной политики в области гидростроительства, в том числе научное обоснование схемы «Большая Волга», основные факторы возведения гидроузлов в Поволжье, а также проектно-изыскательские работы.

Книга предназначена для историков, экономистов и всех интересующихся прошлым нашей родины.


Монография издана в рамках работы по гранту № ГК16.740.11.0404. Шифр 2010-1.2.1.-300-028156
Рецензенты: доктор исторических наук, профессор И.А. Чуканов

доктор исторических наук, доцент Р.А. Мухамедов

кандидат исторических наук, доцент Т.В. Никитенко

Бурдин Е.А., 2010

Оформление УлГПУ, 2010

ISBN 978-5-86045-392-0
ОГЛАВЛЕНИЕ:

Введение ...………………………………………………………………… 4
Глава 1. Теоретические основы исследования гидростроительства

в России ………………………............................................ 8


1.1. Анализ источников по истории хозяйственного освоения

водных ресурсов Волжского бассейна ……………………………... 8


1.2. Историографический обзор проблемы …………………………..... 27
1.3. Методологический аспект исследования …………......................... 52
Глава 2. Основные направления и научное обеспечение государственной

политики в сфере сооружения гидротехнических объектов …. 70

2.1. Генезис и развитие гидростроительства в России

(конец XVII в. – 1930 г.) ……………………………………………… 70


2.2. Научное обоснование схемы «Большая Волга» (1930 – 1938 гг.) …. 88
2.3. Основные факторы возведения гидроузлов в Поволжье …………. 113
2.4. Проектно-изыскательские работы ………………………………….. 133
Заключение ……………………………..................................................... 155
Список источников и литературы ……………………………………. 158
Список сокращений …………………………………………………….. 209
Приложения ................................................................................................ 211


ВВЕДЕНИЕ
Великий Волжский путь с глубокой древности играл важную политическую, экономическую и культурную роль, способствовал интенсивному развитию экономических связей между Европой и Азией. Большое значение придавалось Волге и во внутреннем развитии Российского государства, особенно с XIX в. Несмотря на актуальность и значимость заявленной проблемы, до сих пор в отечественной историографии не было обобщающих трудов по ней. Исследование исторического, технического и социально-экономического аспектов гидростроительства на Волге позволяет проследить основные направления политики государства по разработке и практической реализации планов освоения водных ресурсов великой реки.

Создание в 1930 – 1980-е гг. каскада мощных гидроузлов на Волге, крупнейшей равнинной реке Европейской части России, оказало и продолжает оказывать колоссальное влияние на все сферы жизни регионов Поволжья и всей страны в целом. Экономическое значение Волжского каскада, выразившееся прежде всего в выработке значительного количества электроэнергии и улучшении условий судоходства, изучалось проектировщиками достаточно глубоко, а социальному аспекту внимания уделялось гораздо меньше. Между тем появление гигантских водохранилищ на Волге коренным образом изменило жизнь около 500 тыс. человек, вынужденных переселиться на новые места. В настоящее время по берегам водохранилищ каскада располагаются многомиллионные города с мощным промышленным потенциалом, обусловленным в том числе и гидроэнергией. Что касается влияния гидроузлов на экологию, то оно в ходе проектирования почти не рассматривалось. Однако многолетняя эксплуатация Волжского каскада показала, что строительство подобных сооружений без тщательной проработки социально-экономических и особенно экологических вопросов приводит к появлению многочисленных проблем, главной из которых является недопустимое увеличение антропогенной нагрузки на окружающую среду.



Объектом исследования является сложный комплекс проблем, связанных с разработкой и практической реализацией гидростроительных планов советского руководства в Поволжье в условиях догоняющей модернизации.

Предметом работы выступает генезис и развитие гидроэнергетики, в том числе обоснование планов хозяйственного освоения волжских ресурсов, практическая реализация схемы «Большая Волга», включавшая в себя проектно-изыскательские работы и организацию строительства гидроузлов и водохранилищ.

Территориальные рамки исследования включают в себя регионы, примыкающие к Волжскому каскаду гидроузлов и образованным ими водохранилищам: Московскую, Тверскую, Ярославскую, Вологодскую, Костромскую, Ивановскую, Нижегородскую области, Чувашскую Республику, Республику Марий Эл, Республику Татарстан, Ульяновскую, Самарскую, Саратовскую и Волгоградскую области.

Перечисленные административно-территориальные единицы входят в состав 4 из 11 экономических районов России (СССР). К Центральному экономическому району относятся: Ивановская, Костромская, Московская, Тверская и Ярославская области, к Поволжскому экономическому району – Республика Татарстан, Волгоградская, Самарская, Саратовская и Ульяновская области, к Волго-Вятскому экономическому району – Республика Марий Эл, Чувашская Республика и Нижегородская область, к Северному экономическому району – Вологодская область. Общая пло­щадь этих республик и областей в 1989 г. составляла 5,5 % от общей территории РСФСР, на кото­рой про­живало 32,3 млн. человек (22 % от общей численности населения РСФСР). На этой территории сосредотачивалось до 40 % промышленного производства РСФСР. Для её обозначения в работе в основном будет применяться термин «Поволжье» как наиболее удобный, хотя и не совсем точный. С

Протяжённость Волги составляет более 3500 км, а её бассейн занимает около 1/3 Европейской территории России, простираясь от Валдайской и Среднерусской возвышенностей на западе до Урала на востоке. Основная часть Волжского бассейна, от истока до г. Казани, расположена в лесной зоне, средняя (до г. Самары) – в лесостепной зоне, нижняя часть – в степной зоне до г. Волгограда, а южнее – в полупустынной зоне. Как правило, исследователи выделяют Верхнюю Волгу – от истока до устья Оки, Среднюю Волгу – от устья Оки до Саратовского участка Волги, и Нижнюю Волгу – до дельты включительно.

Следует отметить, что данное исследование в силу своей специфики не ограничивается очерченными территориальными рамками, поэтому для сравнительного анализа мы использовали общероссийские и зарубежные данные.



Хронологические рамки работы в основном охватывают период с 1930 г. по 1980-е гг. Выбор нижних рамок исследования связан с тем обстоятельством, что именно в 1930 г. ЦК ВКП (б) после рассмотрения доклада Средневолжского крайкома принял постановление о проработке проблемы создания Самарского гидроузла, которое стало началом крупномасштабных работ по проектированию и последующему строительству Волжского каскада гидроузлов. Концепция хозяйственного освоения волжских ресурсов стала известной под названием «Большая Волга». Её основные положения были разработаны в 1931 – 1937 гг.

Практическая реализация схемы «Большая Волга» началась со строительства Ярославского и Иваньковского гидроузлов в 1932 – 1933 г., а завершилась в 1989 г., после полного ввода в эксплуатацию Чебоксарского гидроузла.

Чтобы проанализировать предпосылки, причины и последствия изучаемого процесса, нам приходилось использовать документальные материалы до 1930 г. и после 1989 г.

Целью исследования является комплексный анализ важнейших проблем гидроэнергетического строительства в 1930 – 1980-х гг. на примере Волжского каскада гидроузлов.

Для анализа основных задач темы нами был использован широкий круг разноплановых источников, которые можно разделить на пять групп. Первую группу составили документы, извлечённые из 15 архивов. Наиболее значимыми явились документальные комплексы, изученные нами в Архиве Российской Академии наук (АРАН, г. Москва), Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ, г. Москва), Российском государственном архиве экономики (РГАЭ, г. Москва), Самарском областном государственном архиве социально-политической истории (СОГАСПИ, г. Самара), Филиале Российского государственного архива научно-технической документации в г. Самаре (Филиал РГАНТД,) и Центральном государственном архиве Самарской области (ЦГАСО, г. Самара).

Вторую группу источников составляют опубликованные материалы: нормативно-правовые акты советского и российского государства, регулирующие гидростроительную деятельность, решения партийно-хозяйственных органов власти, технические отчёты, документы ГУЛАГа (постановления, приказы, распоряжения), а также другие материалы. В третью группу вошли справочные и статистические материалы органов власти, научно-исследовательских, проектных и строительных организаций. К четвёртой группе относятся материалы периодической печати исследуемого периода. Пятая группа представлена мемуарной литературой и устными воспоминаниями.

В методологическом аспекте работа базируется на принципах историзма и объективности. Из общенаучных методов мы применяли преимущественно исторический, логический и системный. В качестве общеисторических использовались в основном историко-генетический, историко-сравнительный, проблемно-хронологический, историко-системный, количественные (группировка статистических данных и факторный анализ). Специфика исследования обусловила употребление таких смежных методов, как историко-правовой, историко-психологический и социологический (интервьюирование). В результате использования и синтеза всех указанных принципов и общенаучных, общеисторических и дополнительных методов познания стало возможным обеспечение строгой научности и достоверности в изучении интересующей нас проблематики.

Всестороннее изучение и специфика заявленной темы предопределили применение нескольких методологических концепций. Фундаментом работы является модернизационная концепция. Также нами применялись формационная и цивилизационная концепции. Анализ теоретико-методологических проблем модернизационного подхода показал, что изучались в основном социокультурные, технологические и политические аспекты этого процесса в России. Большинство учёных, несмотря на некоторые расхождения, едины в том, что модернизация в России была моделью догоняющего развития и проводилась сверху, насильственными методами, иногда ускоренно, но в целом замедленно. Для неё характерны противоречивость и односторонность, так как она сводилась преимущественно к индустриализации и усилению военно-технической мощи государства.

Использование обширного массива источников, включающего в себя неопубликованные и опубликованные архивные материалы, нормативно-правовые акты, техническую документацию, справочные и статистические данные, воспоминания и мемуары, периодическую печать позволили с большой степенью достоверности и полноты установить общие тенденции, факторы и основные этапы проектирования гидроэнергетических объектов Волжского каскада и многое другое.

Научной новизной отличается исследование процесса рассмотрения и экспертизы гидростроительных проектов в Госплане СССР, Совнаркоме СССР и ЦК ВКП (б), механизма выработки и принятия решений по схеме «Большая Волга», в контексте которого весьма важным представляется изучение взаимодействия центральных и региональных органов власти.

Впервые для оценки научно-технического потенциала, необходимого для крупного гидростроительства, были рассмотрены научно-исследовательские и проектно-изыскательские исследования в Поволжье, проводившиеся учреждениями Академии наук СССР, а также организациями в системе различных ведомств в зоне намечаемого строительства гидроузлов.



Структура работы в соответствии с поставленной целью и задачами исследования содержит введение, две главы, заключение, список источников и литературы, список сокращений и приложения.

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ГИДРОСТРОИТЕЛЬСТВА В РОССИИ
1.1. Анализ источников по истории хозяйственного освоения водных ресурсов Волжского бассейна
В процессе исследования сложного комплекса проблем, связанных с разработкой и практической реализацией планов советского руководства по сооружению Волжского каскада гидроузлов нами был использован широкий круг разноплановых источников, которые можно разделить на пять групп.

К первой группе относятся архивные (неопубликованные) источники. В ходе изучения заявленной темы мы изучили, систематизировали и обобщили материалы цен­тральных и региональных архивов, извлечённые из Архива Российской Академии наук (АРАН, г. Москва), Санкт-Петербургского филиала архива РАН (СПФ АРАН, г. Санкт-Петербург), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ, г. Москва), Российского государственного архива экономики (РГАЭ, г. Москва), Государственного архива новейшей истории Ульяновской области (ГАНИУО, г. Ульяновск), Государственного архива Ульяновской области (ГАУО, г. Ульяновск), Государственного архива Ярославской области (ГАЯО, г. Ярославль), Национального архива Республики Татарстан (НАРТ, г. Казань), Рыбинского филиала государственного архива Ярославской области (РФ ГАЯО, г. Рыбинск), Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ, г. Самара), Филиала Российского государственного архива научно-технической документации в г. Самаре (Филиал РГАНТД), Угличского филиала государственного архива Ярославской области (УФ ГАЯО, г. Углич), Управления по делам архивов мэрии городского округа Тольятти (г. Тольятти), Центрального государственного архива Самарской области (ЦГАСО, г. Самара) и архивного отдела исполкома Спасского муниципального района Республики Татарстан (г. Болгар). Всего в пятнадцати ар­хивах в 45 фондах было изучено 724 дела из 97 описей.

Необходимо отметить, что многие архивные дела по изучаемой нами теме до сих пор засекречены, а в доступных для исследования отсутствуют документы за некоторые годы. Например, в фонде Р–5446 ГАРФ многие постановления правительства после 1940 г. являются секретными. Изучая роль принудительного труда заключённых на строительстве гидроузлов, мы обнаружили, что подавляющая часть архивов Дмитровского и Волжского исправительно-трудовых лагерей была уничтожена в годы Великой Отечественной войны. Документация Ахтубинского и Кунеевского ИТЛ сохранилась, но большая часть её находится в архивах региональных ГУВД и недоступна для исследователей. Некоторое количество архивных дел Самарского ИТЛ обнаружено нами в Центральном Государственном архиве Самарской области (ЦГАСО), однако основная часть указанных в описях дел изъята и отсутствует. Ненамного лучше обстоит ситуация с документальными источниками по истории строительных организаций, возводивших волжские гидроузлы – Волгостроя, Куйбышевгидростроя, Сталинградгидростроя и других. Особенно мало документов сохранилось по Волгострою. Большая часть архивных дел Куйбышевгидростроя и Сталинградгидростроя засекречена. Архив Саратовгэсстроя до настоящего времени не систематизирован и закрыт для историков. Тем не менее, охват значительного количества архивных дел в различных фондах множества центральных и местных архивов, а также привлечение других источников позволили нам реконструировать основные вопросы изучаемой проблемы.

Кроме этого, мы учитывали, что в условиях однопартийной политической системы в СССР официальные источники далеко не всегда являлись полными и достоверными, а содержание документов и реальное положение дел на местах нередко расходились. Поэтому остались не до конца выясненными некоторые практические вопросы трудового использования заключённых, организации строительства гидроузлов и подготовки зоны водохранилищ к затоплению. Все эти обстоятельства значительно усложнили нашу работу.

В Архиве Российской Академии наук (АРАН) хранятся документы учреждений АН СССР, в 1933 – 1936 гг. принимавших активное участие в научном обосновании различных аспектов плана коренной реконструкции Волги. Большой научный интерес представляют доклады и отчёты комплексной Волжско-Камской экспедиции Совета по изучению производительных сил СССР (СОПС) 1933 – 1936 гг., проводившей исследования на Верхней Волге в районах, прилегающих к зонам строительства Ярославского и Василёвского гидроузлов (фонд 174). В документах Энергетического института АН СССР нашли отражение технические вопросы сооружения каскада Волжских гидроузлов (фонд 209). Вышеуказанные источники позволили нам выяснить вклад отдельных учреждений Академии наук СССР в научное обоснование схемы «Большая Волга».

Санкт-Петербургский филиал архива РАН (СПФ АРАН) содержит документы Комиссии по изучению производительных сил России (СССР). Анализ фондов КЕПС за 1915 – 1930 гг. помог нам не только значительно расширить представление о работе КЕПС в целом, но и впервые полностью раскрыть её исследования в области изучения водных ресурсов России, в том числе Волги (фонды 1, 2, 132).

Основным объектом изучения в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) стали постановления и другие нормативно-правовые акты ЦК ВКП (б) – КПСС и правительства СССР, Министерства внутренних дел СССР и Главного управления мест заключения МВД СССР, санкционировавшие сооружение гидроузлов Волжского каскада, а также деятельность строительных управлений и исправительно-трудовых лагерей (фонды Р–5446, Р–9401, Р–9414). Постановления и распоряжения содержали цели, сроки сооружения и параметры гидроузлов, устанавливали мероприятия, включавшие в себя возведение собственно объектов гидроузлов и действия по подготовке территорий водохранилищ к затоплению, определяли порядок их проведения, а также круг ответственных за организацию строительства ведомств. В ряде случаев указывались объёмы материально-технического и финансового обеспечения. Отметим, что все восемь волжских гидроузлов строились на основании постановлений правительства СССР (РСФСР) (иногда совместных с ЦК ВКП (б) – КПСС), которые были обязательными к исполнению. Всего вышло более 60 постановлений и распоряжений.

Ведомственные инструкции и положения, различные редакции уголовно-исправительных кодексов и указы регулировали все стороны жизнедеятельности лагерей ГУЛАГа, наиболее важной из которых для нас является производственная. Остальные сферы – бытовая, воспитательная, режимная и другие имеют отношение к изучаемой проблеме лишь в той степени, в которой они влияли на эффективность труда заключённых.

Документы оперативной группы Куйбышевгидростроя МВД СССР за 1950 – 1951 гг. (фонд 8359) включают в себя справки о плановой и фактической численности заключённых по подразделениям Куйбышевгидростроя МВД СССР, ежемесячные справки о трудовом использовании контингента Кунеевского ИТЛ.

Большой блок делопроизводственной документации по изучаемой проблеме хранится в фондах НКВД – МВД и ГУЛАГа (фонды Р–9401, Р–9414). Основное внимание мы уделили рассмотрению дел Ахтубинского, Волжского и Кунеевского ИТЛ. В целом исследованные архивные источники можно условно разделить на организационно-распорядительные, отчётные документы и деловую переписку.

Организационно-распорядительные документы включают в себя директивы, приказы и циркуляры. Ежегодные промышленно-финансовые планы, определявшие производственные показатели и финансирование, спускались в ИТЛ из Главного управления в виде директив. Приказы регламентировали внешнюю и внутреннюю деятельность исправительно-трудовых лагерей. Кроме того, они могли издаваться по итогам служебных проверок с целью поощрения или наказания.

Отчёты ИТЛ ГУЛАГа были различными по форме и содержанию. Как правило, они содержали детальную информацию о воспитательной и производственной деятельности, в том числе трудовом использовании заключённых.

К деловой переписке относятся докладные записки, обзоры, письма, планы мероприятий, рапорты, сводки и справки, направляемые руководством лагерей в вышестоящие инстанции и наоборот. В перечисленных документах содержится много статистической информации. Наиболее ценными в этом отношении являются сводки и справки о количестве, составе, побегах, физическом состоянии, смертности заключённых, категориях их трудового использования и т.д. Введение этих сведений в научный оборот даёт возможность определить роль и место принудительного труда в гидростроительстве, его динамику и эффективность, степень эксплуатации осуждённых.

Важное значение для нашего исследования имеют выявленные документы Волгостроя и Волжского ИТЛ за 1935 – 1953 гг., особенно протоколы и стенограммы шести партийных конференций 1937 – 1941 гг. Их дополняют стенограммы партийно-хозяйственного актива и протоколы партийной комиссии при политотделе Волгостроя за 1939 – 1941 гг. Анализ содержания партийных конференций показал, что главной задачей политического отдела был контроль над хозяйственной деятельностью строительной организации, занимавшейся возведением Рыбинского и Угличского гидроузлов. Поэтому на них в качестве главных обсуждались следующие вопросы: выполнение годовых производственных планов, основные показатели плана работ, механизация работ и использование строительных механизмов, состав и динамика рабочей силы, подготовка кадров, работа транспорта, производительность труда.

Значительная документальная база ГАРФа помогла нам выяснить нормативно-правовую базу процесса сооружения Волжского каскада, роль принудительного труда заключённых на строительстве Рыбинского, Угличского, Куйбышевского и Сталинградского гидроузлов. В процессе исследования мы учитывали, что нормативно-правовым актам присуща декларативность, а некоторой части лагерной делопроизводственной документации – недостоверность. Например, производственные показатели завышались путём приписок. Поэтому по возможности мы проверяли информацию из этих источников путём сравнения с другими имеющимися источниками.

Богатейшая архивная документация по изучаемой проблеме содержится в Российском государственном архиве экономики (РГАЭ). Наиболее информативным оказался массив документов Госплана СССР за 1925 – 1937 гг. (фонд 4372). Первым источником, свидетельствующим о внимании к проблеме хозяйственного освоения Волги, являются протоколы заседаний секции водного хозяйства за 1925 – 1927 гг. Показательно, что в центральном планирующем органе начиная с 1926 г. собирались материалы об использовании опыта проектирования и сооружения Волховстроя, Днепростроя и других крупных гидротехнических строительств.

В фонде Госплана СССР отложились первые постановления ЦК ВКП (б) и СНК СССР о гидростроительстве на Волге (1931 – 1932 гг.), докладные и пояснительные записки, заключения, протоколы и стенограммы совещаний различных секций Госплана и планы работ, в том числе контрольные цифры проектно-изыскательских работ Волгостроя на 1930 – 1932 гг. и финансовые сметы.

Помимо постановлений партии и правительства, в РГАЭ содержатся постановления президиума Госплана СССР за 1931 – 1970 гг. по вопросам сооружения гидроузлов на Волге. Как правило, в них ставилась проблема, которую необходимо было решить, указывались пути её решения и назначались организации и учреждения, ответственные за реализацию. Анализ документов Госплана СССР показал, что основные положения коренной реконструкции Волги были разработаны в 1931 – 1937 гг.

Как видно из архивных документов, после внесения в Госплан СССР проектных разработок различных вариантов схемы «Большая Волга» создавалась экспертная комиссия, которая изучала их и выносила заключение о практической значимости и готовности. Основные заседания таких комиссий состоялись в 1934 и 1936 гг. По итогам работы экспертизы делались заключения для комиссии правительства. О большом масштабе работы свидетельствует тот факт, что на экспертизу Госплана СССР только в 1934 г. поступило 14 проектных материалов. Документы показывают напряжённый процесс их обсуждений и выработки заключений. Большой интерес представляют доклады председателя Госплана В. И. Межлаука в секретариат И. В. Сталина от 01.04.1935 г. о ходе работ по волжской схеме и руководителя экспертизы Б. Е. Веденеева В. И. Межлауку в апреле 1936 г. Они позволили проследить механизм использования административного ресурса властных структур для нажима на экспертов с целью принятия нужных решений.

Уникальными являются обнаруженные нами материалы об альтернативном проекте народнохозяйственного освоения водных ресурсов Средней Волги изобретателя-самоучки В. Н. Емельянова из г. Сызрани, который в 1930 – 1931 гг. выступал с критикой схемы, предлагаемой А. В. Чаплыгиным в рамках самарского Волгостроя. Отметим, что проект Емельянова предусматривал относительно небольшие масштабы зарегулирования Волги и площади затопления.

Решения ВЦИК и СНК РСФСР о порядке изъятия земель для строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов на р. Волге, протоколы совещаний экспертной комиссии при Госплане СССР по вопросам затопления и подтопления при сооружении Рыбинского и Угличского гидроузлов, объяснительная записка к проекту постановления СНК СССР о переселении из хозяйственной зоны затопления Волгостроя и другие материалы за 1936 – 1937 гг. дают представление о некоторых аспектах сооружения Рыбинского и Угличского гидроузлов на Верхней Волге, в частности, о мероприятиях по переселению населения из зоны затопления, их финансировании, количестве переселяемых хозяйств, о затратах на сооружение объектов Волгостроя за 1936 – 1940 гг. и выполнении плана строительства за июль – сентябрь 1936 г.

Значительное количество извлечённых из хранилищ РГАЭ документов позволило нам реконструировать процесс обсуждения и принятия основных положений схемы «Большая Волга» в 1930 – 1938 гг. Кроме того, анализ источников в большой степени способствовал выявлению факторов и тенденций гидротехнического строительства в СССР, конкретных вопросов в проектировании и сооружении волжских гидроузлов, установлению механизма принятия решений в этой сфере. Архивные дела РГАЭ существенно дополнили наши представления о законодательной базе процесса возведения Волжского каскада. В данном случае нормативно-правовые акты, имеющие декларативный характер, прекрасно сочетались с делопроизводственными и другими документами, воссоздающими реальное положение дел на местах.

Широкий круг документов изучен нами в архивных делах Главного управления по строительству и монтажу гидроэлектростанций за 1934 – 1967 гг. (фонд 7854). В их число входят распоряжения и приказы по Главгидроэнергострою за 1934 – 1936, 1947 – 1950 гг., отчёты государственного треста по техническому проектированию гидроузлов «Гидроэнергопроект» по основной деятельности за 1934 – 1939 гг., отчёт Управления «Волгострой» по капитальному строительству за 1947 – 1949 гг., содержащие сведения о планах работ и их выполнении, о кадровом составе, общем объёме капиталовложений и т.д. По документам можно проследить некоторые аспекты истории Главного управления по строительству электростанций (Главгидроэнергостроя) и треста «Гидроэнергопроект».

Весьма важными для нашего исследования являются отчеты Управления «Горьковгэсстрой» по основной деятельности и капитальному строительству, а также объяснительные записки к ним за 1947 – 1953 гг. В них отражаются следующие вопросы: выполнение планов капитальных вложений, жилищного строительства, структура и количество кадров, динамика стахановского движения и социалистического соревнования. Особое внимание уделялось недостаткам в работе и мероприятиям по их ликвидации. Аналогичными являются отчёты Управления Сталинградгидростроя по основной деятельности за 1957 – 1958 гг. В одном из них приведена динамика выполнения основных работ по годам строительства (1950 – 1957).

Архивные документы Министерства строительства электростанций (МСЭС) СССР (фонд 9572) включают в себя большое количество источников, в том числе докладные записки, справки о выполнении плана капитального строительства, сведения Управления по строительству волжских ГЭС о состоянии и ходе строительно-монтажных работ на строительстве Куйбышевского и Сталинградского гидроузлов, сведения Куйбышевгидростроя и Сталинградгидростроя о состоянии и ходе возведения гидроузлов за 1954 – 1956 гг. Особенно важную информацию о проблемах, возникавших при сооружении Куйбышевского гидроузла, мы получили из докладов начальника Куйбышевгидростроя И. В. Комзина (1954 г.). Главными из них были нехватка рабочей силы и трудности с материально-техническим и продовольственным снабжением. Нами выявлены заключения экспертов по проектным заданиям Саратовской ГЭС и отзывы экспертов по техническому проекту инструкции по определению экономической эффективности ГЭС за 1959 г.

Из фонда Государственного комитета Совета Министров СССР по делам строительства (фонд 339) мы извлекли материалы отдела по сельскохозяйственному строительству (заключения, поручения, справки, переписка) 1954 – 1955 гг. о проектировании и рассмотрении технических условий на подготовку к затоплению зон водохранилищ Горьковского, Куйбышевского и Сталинградского гидроузлов.

Большую ценность для диссертационного исследования представляют фонды Филиала Российского государственного архива научно-технической документации в г. Самаре (Филиал РГАНТД), в которых собрана научно-техническая (проектная, конструкторская, технологическая, научно-исследовательская) документация, образовавшаяся в результате деятельности научно-исследовательских и проектных организаций союзного подчинения, занимавшихся проектированием большинства волжских гидроузлов: Рыбинского, Угличского, Горьковского, Куйбышевского, Сталинградского и Саратовского.

В архивных делах научно-исследовательского института водоснабжения, канализации, гидротехнических сооружений и инженерной гидрогеологии (ВНИИВОДГЕО) Госстроя СССР и его предшественников (фонд Р–309) за 1929 – 1932 гг. содержатся сведения о начале широких проектно-изыскательских работ по проблеме Волгостроя, заключавшейся в сооружении крупного гидроузла у Самарской Луки на Волге. Выяснилось, что в 1929 г. по приглашению Средневолжского крайисполкома экспедиция Гидротехгеоинститута (г. Ленинград) приступила к планомерным геологическим и инженерно-гидрогеологическим работам с целью технического обоснования возможности строительства гидроузла в этом районе. В результате изучения отчётов экспедиции за 1929 – 1932 гг. удалось установить, что проектировщики рассматривали четыре варианта местоположения плотины.

Анализ технической документации показал, что практическую реализацию проекта «Волгострой» на Средней Волге временно отложили, а в 1935 г. в районе г. Рыбинска была создана строительная организация «Волгострой», целью которой являлось возведение Рыбинского и Угличского гидроузлов. В фонде государственного проектного института «Гидроэнергопроект» Министерства строительства электростанций СССР (фонд Р–119) отложились материалы к выбору подпорной отметки, генеральная смета Волгостроя, записки и чертежи технического проекта вышеуказанных гидроузлов за 1937 г. Отметим отрывочность и неполноту сохранившихся материалов технического проекта. Так, основную часть из них составляют рабочие чертежи различных объектов, а вопросы организации водохранилищ почти не освещены.

В этом же фонде содержится важная информация по проектированию Горьковского гидроузла за 1946 – 1956 гг., в которую входят: паспорт ГЭС, проектное задание, технический проект (19 томов), отражающий проектные, организационные и технические вопросы сооружения объектов собственно гидроузла, а также организацию водохранилища; материалы к работе по обобщению опыта проектирования и подготовки водохранилища по лесосводке, переустройству сельского хозяйства, переносу индивидуальных строений и санитарной подготовке; фотоальбомы, запечатлевшие процесс проектно-изыскательских работ, подготовки зоны затопления и инженерной защиты городов.

Изучив эти объёмные документы, мы пришли к выводу, что наряду с Рыбинским и Угличским гидроузлами Горьковский был полигоном, в ходе строительства которого обобщался и проверялся на практике накопленный начиная с 1933 г. опыт крупного гидростроительства на Волге. Если Иваньковский, Рыбинский и Угличский гидроузлы строились в большой спешке, иногда без полного оформления проектной документации, что повлияло на её сохранность, то здесь ситуация кардинально отличалась. Особенно это касается вопросов подготовки ложа Горьковского водохранилища к затоплению. Они прорабатывались максимально детально для того времени. Так, в итоге дамбами была защищена от затопления часть знаменитой в сельскохозяйственном отношении Костромской низины, в отличие от предыдущих строительств, где вопрос о защите земельных угодий даже не ставился.

Архивная информация по проектированию Куйбышевского гидроузла хранится в фонде проектно-изыскательского и научно-исследовательского института «Гидропроект» Министерства энергетики и электрификации СССР и его предшественников (фонд Р–109). 19 томов технического проекта Куйбышевского гидроузла за 1950 – 1957 гг. включают в себя описание основных и вспомогательных гидротехнических объектов, сметно-финансовые расчёты, планы, схемы и чертежи, мероприятия и затраты по водохранилищу. Большое внимание проект отводил инженерной защите населённых пунктов в зоне затопления, особенно городов Казани и Ульяновска.

В технической документации по Куйбышевскому гидроузлу, в отличие от других волжских ГЭС, в полном объёме сохранились акты приёмки под затопление зон водохранилища до НПГ 53 м в пределах Марийской, Чувашской, Татарской автономных республик, а также Ульяновской и Куйбышевской областей, благодаря чему мы установили почти все количественные показатели по мероприятиям, проведённым в зоне затопления, в том числе количество переселённых населённых пунктов, дворов, площадь ушедших под воду земельных угодий, лесосводки и т.д.

В этом же фонде присутствуют материалы по строительству Сталинградского и Саратовского гидроузлов за 1950 – 1961 гг., в том числе технические задания, проекты и другие документы. Отличительной чертой технической документации по Саратовскому гидроузлу являются многочисленные детально разработанные проекты межхозяйственного землеустройства колхозов и других пользователей в связи с созданием водохранилища (1960 – 1961 гг.), которые охватывали 10 районов Куйбышевской, 4 района Саратовской и 1 район Ульяновской областей. Аналогичные проекты создавались и по другим, более ранним водохранилищам, но они не были так хорошо проработаны.

Помимо научно-технического обеспечения строительства отдельных гидроузлов, в 1946 – 1965 гг. Гидропроект разрабатывал общие принципы схемы использования водных ресурсов Средней Волги, генеральной схемы комплексного использования и охраны водных ресурсов Поволжского и Волго-Вятского экономических районов (фонды Р–28, Р–109), а Гидроэнергопроект – планы эксплуатации Верхневолжских гидроузлов (фонд Р–119).

На основании изучения большого массива архивных источников Филиала РГАНТД можно сделать вывод о том, что находящаяся в нём научно-техническая документация отражает процесс проектирования и строительства шести из восьми возведённых гидроузлов Волжского каскада: Рыбинского, Угличского, Горьковского, Куйбышевского, Сталинградского и Саратовского. Основными документами являлись проектные задания и многотомные технические проекты вышеуказанных гидроузлов. Проектные задания состояли из сводных записок, водохозяйственных и энергоэкономических расчётов, сведений о гидротехнических сооружениях, оборудовании, организации и производстве работ и сметно-финансовых расчётов. Технические проекты включали в себя генеральные планы, сводные записки, технико-экономические, технологические, транспортные, сметные и жилищные разделы. В этих общих разделах содержались следующие важные сведения: краткая история проектирования (и иногда строительства) со ссылками на нормативно-правовые акты и решения директивных органов, задачи гидроузлов, состав сооружений, их параметры, стоимость и объёмы работ, технические схемы, планы и чертежи. Как правило, анализировались перспективы энергопотребления и графики электрических нагрузок районов влияния гидроузлов, давались современная и перспективная характеристика условий судоходства и рыболовства, приводились примерные расчёты затоплений водохранилищами и намечались мероприятия по подготовке к затоплению, основными из которых являлись переселение населения и перенос строений, лесосводка, инженерная защита и санитарная подготовка территории. Определялся круг ведомств и организаций, ответственных за проведение всех необходимых мероприятий.

Характерной чертой технических проектов волжских гидроузлов был факт их составления параллельно сооружению самого объекта, причём проектирование часто завершалось вместе со строительством. Эти материалы позволили нам установить сроки и последовательность проведения проектно-изыскательских работ с целью обоснования местоположений планируемых гидроузлов.

При работе с указанными источниками мы учитывали, что технические проекты нередко уточнялись или менялись, и даже окончательно утверждённые варианты не давали гарантии их стопроцентного воплощения в реальности. Поэтому данные научно-технической документации приходилось по возможности проверять, используя другие доступные нам источники.

В исследовании активно применялись документы из Центрального Государственного архива Самарской области (ЦГАСО). Изучение материалов Средневолжского краевого исполкома и его предшественников (фонд Р–779) за период с 1919 по 1935 гг. показало, что вопрос о Волгострое (проект возведения гидроузла в районе Жигулей) поднимался на заседаниях президиума 8 раз, причём первый раз в 1929 г., последний – в 1931 г. С целью проработки этой проблемы были намечены подготовительные мероприятия, в частности, план финансирования научно-исследовательских работ, а также решён кадровый вопрос. Судя по документам, самарские власти понимали, что проблема Волгостроя настолько сложна, что требует привлечения ресурсов центральных властей, поэтому в 1929 – 1930 гг. они неоднократно обращались в ВСНХ СССР и другие органы с ходатайством о включении Волгостроя в список ударных строительств. Однако этот вопрос был решён не сразу. Анализ источников позволяет утверждать, что в 1929 – 1931 гг. Средневолжский крайисполком вёл жёсткую борьбу с местными и центральными ведомствами и организациями, из-за недостаточной помощи или бездействия которых срывались сроки работ и финансирование Волгостроя. Последовавший затем перевод всех работ на центральный бюджет значительно улучшил положение дел.

Дальнейшую деятельность местной исполнительной власти в этом направлении помогли исследовать архивные дела Куйбышевского областного исполкома и его переселенческого отдела за 1937 – 1956 гг. (фонды Р–2558, Р–4072). В первую очередь это нормативно-правовые акты властных структур различных уровней: приказы переселенческого отдела при Совете Министров РСФСР, постановления и распоряжения Куйбышевского облисполкома и бюро обкома ВКП (б), регламентировавшие вопросы, связанные с подготовкой ложа Куйбышевского водохранилища к затоплению (1950 – 1956 гг.), утверждением планов переселения и переноса строений, лесосводки и санитарной очистки территории. Также в состав делопроизводственной документации входят справки и отчёты о проведённых работах и переписка вышестоящих и нижестоящих органов и организаций. Значительная часть этих документов содержала критику работы областного переселенческого отдела, иногда допускавшего серьёзное отставание и неудовлетворительное руководство мероприятиями по переселению.

В архивных делах личного фонда Ф. Г. Попова (фонд Р–1000) содержатся преимущественно рукописные материалы о деятельности самарской комиссии по электрификации за 1919 – 1928 гг., в частности, переписка с членом комиссии Е. В. Лукьяновым и биографии всех её членов.

Некоторые аспекты производственной деятельности Самарского ИТЛ за 1937 – 1939 гг. позволили изучить немногочисленные документы Управления строительства Куйбышевского гидроузла (фонд Р–1664). Среди них наиболее важными оказались проекты постановления СНК СССР по проектному заданию для Куйбышевского гидроузла, семь постановлений СНК Татарской АССР, изданные в связи с подготовкой ложа водохранилища, а также сводное заключение экспертной комиссии Госплана СССР по рассмотрению проектного задания Куйбышевского гидроузла, установившее техническую возможность и экономическую целесообразность его сооружения в районе Красной Глинки.

Изученные архивные источники Самарского ИТЛ НКВД СССР, как и аналогичные материалы из ГАРФа, можно разделить на организационно-распорядительные, отчётные документы и деловую переписку, в данном фонде включающие в себя приказы, протоколы совещаний, акты, докладные записки, рапорты, справки и другие сведения (например, списки ударников). В силу отрывочности и малочисленности эти источники не могут дать полного представления о производственной деятельности ИТЛ. Отметим, что основное количество документов относилось к культурно-воспитательному отделу Самарлага. Тем не менее, в них содержалось много информации о выполнении производственных планов отдельными участками лагеря, об организации трудового соревнования и ударничества среди заключённых и т.д.

В ходе изучения фондов ЦГАСО нам удалось выяснить процесс взаимодействия региональных властных структур практически всех уровней, центра и руководства строительства Куйбышевского гидроузла, а также получить сведения различной степени полноты и достоверности о выполнении производственных планов по строительству его объектов, количестве переносимых населённых пунктов и переселяемых домовладений, сумме затрат на некоторые мероприятия по подготовке ложа водохранилища к затоплению. Кроме того, мы значительно дополнили наши представления о нормативно-правовой базе исследуемой проблемы.

Весьма ценными оказались источники, извлечённые из фондов Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ). Материалы Средневолжского крайкома ВКП (б) (фонд 1141) за 1928 – 1932 гг. содержат протоколы трёх заседаний бюро, на которых обсуждалась проблема Волгостроя. В докладе крайкома о хозяйственных проблемах (1929 г.) подчёркивалось колоссальное значение энергетических ресурсов Волги, в два раза превышавших ресурсы Днепра, в связи с чем проблема должна была стать общесоюзной.

В мае 1932 г. в ЦК ВКП (б) и СНК СССР была направлена докладная записка о ходе работ по самарскому Волгострою с просьбой обеспечить финансирование проектно-изыскательских работ, созыв экспертизы для выбора варианта плотины, дать указание о начале эскизного проектирования и т.д. Заключение экспертного совета по инженерно-геологическим работам в районе Волгостроя от 14 июня 1932 г. является одним из первых известных нам заключений. Рассмотрев 4 варианта плотины в районе Самарской Луки, совет пришел к выводу: условия для постройки гидроузла трудные, но они не представляют непреодолимого препятствия при условии продолжения активных проектно-изыскательских исследований. Также в фонде хранятся сводки о выполнении изыскательских работ по Волгострою с 1929 по 1932 гг. и их стоимости, план финансирования на 1932 г. и ориентировочная программа изысканий.

Документы СОГАСПИ по Самарскому ИТЛ (фонды 888, 898) дополняют материалы ЦГАСО. Единицы хранения политотдела строительства Куйбышевского гидроузла и Самарлага НКВД СССР за 1938 – 1940 гг. включают в себя протоколы совещаний партийного актива, статистические отчёты, материалы о социалистическом соревновании и решения политотдела по различным проблемам строительства. Большое значение для нашего исследования имеет протокол I партийной конференции Самарлага, состоявшейся в октябре 1939 г. В нём нашли отражение такие важные вопросы, как выполнение годового плана капиталовложений, трудовое использование заключённых, производительность труда, стахановское движение и ударничество, роль партийной организации в хозяйственной деятельности и кадровая политика. Критиковались недостатки и ставились задачи по их ликвидации.

Существенно расширяют представление о производственной деятельности Кунеевского ИТЛ документы политотдела Управления ИТЛ и строительства ГЭС (фонд 6567). Наиболее информативными из них являются протоколы двух партийных конференций 1950 – 1951 гг., в которых освещается партийно-организационная работа, трудовое использование осуждённых и другие вопросы. Дальнейшую работу политотдела Кунеевского ИТЛ позволили проследить протоколы партийных конференций 1953 – 1954 гг. (фонд 7717). Помимо прочего, на них обсуждались задачи по увеличению темпов строительства гидроузла и улучшению эффективности труда спецконтингента, прямо говорилось о приписках в лагерной документации, выявленных комиссией Госконтроля. Данный факт подтверждают выявленные нами противоречия в некоторых отчётных сведениях, составленных администрацией ИТЛ. В материалах этого фонда содержится множество справок о трудовом использовании заключённых, докладные записки о производственном травматизме и другие документы. Большой интерес представляет единственная обнаруженная нами справка о настроениях осуждённых ИТЛ.

В результате исследования фондов СОГАСПИ мы смогли выявить роль партийных органов власти регионального уровня в организации процесса проектирования и строительства Куйбышевского гидроузла, выражавшуюся в тотальном контроле. Прослежены некоторые аспекты взаимодействия местных и центральных властных структур, ведущую роль в котором играли партийные органы. На основании сравнительного анализа из документов удалось извлечь сведения о выполнении производственных планов, трудовом использовании заключённых, партийно-организационной работе и т.д.

Документы Управления «Куйбышевгидрострой» Министерства строительства электростанций СССР за 1949 – 1958 гг. хранятся в Управлении по делам архивов мэрии городского округа г. Тольятти (фонд Р–18) и отражают широкий спектр вопросов. В их число входит переписка с АН СССР по вопросам сооружения гидроузла, сводные отчёты о выполнении производственных планов, справки о движении и состоянии подготовки рабочих кадров, материалы по подбору, расстановке и воспитанию руководящих кадров, годовые отчёты Управления по капитальным вложениям и объяснительные записки к ним, протоколы совещаний при начальнике Куйбышевгидростроя, схемы организационной структуры и т.д. Выяснению реального положения дел способствовал ряд документов, наиболее интересным из которых является заключение внутренней комиссии Управления по расследованию 28 фактов приписок к государственной отчётности по выполнению плана строительства, обнаруженных в результате проверки трёх стройрайонов в 1951 г.

Значительную группу источников составляют постановления и распоряжения Совета Министров СССР и РСФСР, Куйбышевского облисполкома, а также приказы министра внутренних дел СССР и начальника Управления строительства Куйбышевской ГЭС, регламентировавшие порядок реализации важнейших мероприятий по возведению объектов гидроузла, в том числе мобилизацию недостающей рабочей силы, улучшение материально-технической базы и подготовку зоны затопления водохранилища.

Анализ единиц хранения Куйбышевгидростроя позволил нам определить динамику выполнения производственных планов, организационной структуры, вольнонаёмной рабочей силы, а также механизм функционирования основных структурных подразделений строительства гидроузла, их взаимодействие между собой и властными органами и организациями различных уровней, достижения и издержки процесса сооружения гидротехнических объектов. Кроме того, удалось выявить некоторые аспекты правового поля деятельности Куйбышевгидростроя и Кунеевского ИТЛ.

В Государственном архиве Ярославской области (ГАЯО) хранятся документы Ярославского облисполкома (фонд Р–2380), его плановой комиссии и переселенческого отдела (фонды Р–2216, Р–3335), отражающие динамику и специфику процесса подготовки зоны затопления Рыбинского и Угличского гидроузлов в 1936 – 1941 гг. К ним относится переписка центральных и местных партийно-хозяйственных структур, сводный материал по зоне затопления, в том числе планы переселения, сведения о движении переселенцев и устройстве их на новых местах, об эвакуации хозяйств из зоны затопления, сводки затрат на работы по объектам, о ходе переселения по районам области, протоколы заседаний областной комиссии по переселению и т.д. Также нами были изучены нормативно-правовые акты об изъятии земель для строительства гидроузлов.

Содержащиеся в Рыбинском филиале ГАЯО (РФ ГАЯО) единицы хранения Мологского райсовета и трёх сельсоветов Мологского района Ярославской области (фонды Р–606, Р–649, Р–652, Р–1110) за 1936 – 1940 гг. существенно детализировали наши представления о процессе переселения населения и других мероприятиях. Эти источники содержат протоколы заседаний президиума исполкома, общих собраний членов сельсовета, материалы о ходе переселения колхозников и других граждан из зоны затопления, о рассмотрении заявлений и жалоб, о закрытии церквей, а также постановления ЦИК и СНК СССР. Среди большого количества документов выделяются многочисленные жалобы переселенцев на нехватку строительных материалов, денежных средств, транспорта, свидетельствующие о значительных трудностях при эвакуации на новые места, о невнимании властей к нуждам людей.

Дополнением к документам Рыбинского филиала ГАЯО служат источники Угличского райисполкома Ярославской области за 1936 – 1940 гг. из филиала в г. Угличе (УФ ГАЯО, фонд Р–113). В первую очередь это протоколы заседаний президиумов областного и районного исполкомов, материалы о затоплении земель, землеустройстве и ходе переселения, о закрытии и сносе монастырей и церквей, а также постановления ЦИК и СНК СССР.

Изучение документов из фондов ГАЯО и его филиалов помогло нам реконструировать сложный комплекс проблем, связанных с подготовкой ложа Рыбинского и Угличского водохранилищ к затоплению, включавший в себя переселение населения и перенос строений, лесосводку, инженерную защиту населённых пунктов и санитарную очистку территории. Это был первый крупномасштабный процесс, опыт которого впоследствии был применён при строительстве остальных гидроузлов Волжского каскада – Куйбышевского, Сталинградского и других.

Большой объём источников Совета Министров ТАССР по проблемам подготовки зоны затопления Куйбышевского гидроузла за 1951 – 1955 гг. хранится в Национальном архиве Республики Татарстан (НАРТ) (фонд Р–128). В них содержатся: переписка с Совмином СССР, РСФСР, Управлением «Куйбышевгидрострой», различными министерствами и организациями по вопросам, связанным со строительством гидроузла, материалы о выполнении работ по подготовке к затоплению ложа водохранилища (справки, отчёты, докладные записки и др.). Эти сведения позволили проследить механизм принятия решений по подготовке ложа Куйбышевского водохранилища к затоплению в пределах ТАССР, процесс переселения населения и переноса строений, лесосводки, санитарной очистки, инженерной защите г. Казани и ряда рабочих посёлков, а также его количественные показатели.

В работе использовались данные источников, хранящихся в архивном отделе исполкома Спасского муниципального района Республики Татарстан (фонд 195) за 1951 – 1958 гг. Единицы хранения переселенческого отдела исполкома Куйбышевского районного Совета депутатов трудящихся ТАССР включают в себя различные списки, справки, описи, отчёты и другую документацию, связанную с процессом выполнения мероприятий по подготовке к затоплению. Особо следует выделить документы на принудительное переселение граждан, категорически отказывавшихся покидать родные места. Эти источники позволили детализировать процесс организации водохранилища на примере наиболее пострадавшего от его создания Куйбышевского района ТАССР.

Региональный компонент процесса организации водохранилища Куйбышевского гидроузла значительно дополнили источники Ульяновского облисполкома и его переселенческого отдела за 1950 – 1958 гг. из Государственного архива Ульяновской области (ГАУО) (фонд Р–3037). В единицах хранения содержатся различные ведомости, отчёты, планы, списки, справки, а также решения облисполкома и акты приёмки под затопление зоны водохранилища. Эти сведения позволили проследить механизм принятия решений по подготовке зоны затопления в границах Ульяновской области, процесс выполнения всех мероприятий и его количественные показатели.

Немалое значение для нашего исследования имеют документы Ульяновского обкома ВКП (б) – КПСС за 1950 – 1958 гг. и горкома КПСС за 1958 г. (фонды Р–8, 13), находящиеся в Государственном архиве новейшей истории Ульяновской области (ГАНИУО). Это 7 протоколов заседаний обкома партии за 1950 – 1955 гг., а также переписка с ЦК КПСС и другими организациями по вопросу строительства линии электропередач Куйбышевской ГЭС, решения облисполкома о мероприятиях по переселению населения, различные отчёты и справки. В результате изучения документов Ульяновского обкома КПСС удалось в полном объёме проследить процесс подготовки водохранилища и тотальный контроль партийных органов всех уровней за реализацией планов переселения и переноса строений.

Вторую группу источников составляют опубликованные материалы: нормативно-правовые акты советского и российского государства, регулирующие гидростроительную деятельность, решения партийно-хозяйственных органов власти, технические отчёты, сочинения высших государственных деятелей СССР, документы ГУЛАГа, а также другие материалы. В результате анализа значительного количества вышеуказанных документов мы пришли к выводу, что государственную политику в сфере гидростроительства, как и другие направления социально-экономического развития СССР, определяли директивные решения съездов, пленумов, заседаний, совещаний и конференций партийно-хозяйственных властных структур. Так, в резолюции XVII конференции ВКП (б) (январь – февраль 1932 г.), указывалось, что важнейшим элементом реконструкции народного хозяйства во втором пятилетнем плане является создание новейшей энергетической базы, в том числе с использованием огромных ресурсов водной энергии. Завершение строительства мощной энергетической базы для индустриализации и реконструкции всех отраслей экономики предусматривалось резолюцией XVII съезда ВКП (б) в 1934 г. На съезде было принято решение о развёртывании сооружения Ярославского и Горьковского гидроузлов.

Региональный аспект укрепления энергетической сферы рассмотрен нами на примере документов самарского крайисполкома, изданных в 1930 г. Это «Резолюции 1-й конференции по изучению производительных сил и краеведению Средне-Волжского края» и доклад А. П. Брыкова на 2-й краевой партконференции «Новая пятилетка Средней Волги».

К числу наиболее важных изученных нами нормативно-правовых актов относятся постановления и распоряжения ЦК ВКП (б) – КПСС и правительства СССР, опубликованные в 4 томах сборника документов «Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам». Они регулировали основные направления социально-экономического развития страны, в том числе гидроэнергетику и связанные с ней проблемы. Одним из первых постановлений ЦК ВКП (б) и СНК СССР, касающихся использования энергетического потенциала Волги, стало постановление от 23 марта 1932 г. «О строительстве электростанций на Волге». Необходимо отметить, что много документов было издано в сборниках «Сталинские стройки ГУЛАГа. 1930 – 1953», «ГУЛАГ. 1918 – 1960», «История Сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х – первая половина 1950-х гг.», «Заключённые на стройках коммунизма. ГУЛАГ и объекты энергетики в СССР». Основное внимание в них обращено на использование принудительного труда осуждённых на строительстве канала Москва – Волга, Рыбинского, Угличского, Куйбышевского и Сталинградского гидроузлов. Также в этих сборниках содержатся законодательные акты.

Огромное значение для исследования представляют технические отчёты о строительстве Куйбышевского, Сталинградского и Чебоксарского гидроузлов (всего 6 томов), составленные Гидропроектом по материалам проектных заданий, технических проектов, рабочих чертежей, отчётов по исследованиям объектов, а также по результатам натурных исследований и наблюдений за сооружениями. В них содержится подробная информация о народнохозяйственном значении гидроузлов, основных этапах проектирования, технико-экономических характеристиках сооружений, параметрах и конструкциях ГЭС, водосливных плотинах, судоходных сооружениях, водном режиме и водном хозяйстве Волги и т.д. Особое место в технических отчётах отводится описанию водохранилищ, в том числе их общей характеристике, переселению и земельно-хозяйственному устройству населения в сельской местности, инженерной защите городов, рабочих посёлков и предприятий, переустройству железнодорожных путей и мостовых переходов, автомобильных дорог, лесосводке и лесоочистке ложа, санитарным мероприятиям, рыбному хозяйству и воднотранспортному освоению. Подчеркнём, что эти уникальные материалы до сих пор почти не использовались в исторических трудах.

Весьма ценной для понимания основных направлений политики советского государства в области электрификации, особенно в 1920 – 1932 гг., является информация, извлечённая из «Доклада VIII съезду Советов Государственной комиссии по электрификации России» и сборников документов «Электрификация СССР», «Труды Государственной комиссии по электрификации России – ГОЭЛРО» и др.

Доклад К. Э. Ласского «О значении реки Волги в торгово-промышленном отношении…», сделанный в 1896 г. на Всероссийском торгово-промышленном съезде, а также другие документы конца XIX – начала XX вв. свидетельствуют о понимании властными структурами и обществом огромной роли Волги в социально-экономическом развитии страны. Значительный вклад Академии наук, в том числе КЕПС, в изучение водных ресурсов России и научную разработку схемы «Большая Волга» позволяют оценить опубликованные «Отчёты о деятельности Российской Академии наук…» за 1917 – 1926 гг. и труды ноябрьской сессии АН СССР 1933 г., посвящённой проблеме Волго-Каспия.

Сочинения руководителей советского государства, прежде всего В. И. Ленина и И. В. Сталина, помогли нам проследить основные направления социально-экономической политики изучаемого периода, эволюцию их взглядов на индустриализацию, энергетическое строительство и другие процессы. Выяснилось, что в качестве главной задачи в сфере экономики они поставили задачу догнать передовые западные страны в индустриальном развитии путём ускоренного развития тяжёлой промышленности. И. В. Сталин рассматривал социалистическую индустриализацию как процесс форсированного наращивания промышленного потенциала с целью сокращения отставания экономики от передовых капиталистических стран, а также военной защиты от них. Отметим преемственность в позиции советской политической элиты по указанным проблемам. Изучение первоисточников подобного рода даёт возможность не только извлечь информацию из «первых рук» и тем самым минимизировать её искажения, но и в определённой степени корректировать устоявшиеся взгляды.

В целом нам удалось проследить общие тенденции государственной политики в социально-экономической, историко-культурной и экологической сферах, как в центральном, так и региональном масштабах на протяжении 1930 – 2000 гг. Ещё раз подчеркнём, что основные положения официальных документов не всегда полностью реализовывались на практике.



В третью группу вошли справочные и статистические материалы органов власти, научно-исследовательских, проектных и строительных организаций, которые позволяют существенно расширить картину социально-экономических и других процессов в стране и Поволжье в период с начала XX в. по настоящее время, установить их количественные показатели. Она включает в себя энциклопедические издания и справочники, а также статистические сборники. Однако необходимо отметить, что в условиях тоталитарной политической системы в СССР официальные статистические сведения далеко не всегда являлись полными и неискажёнными, поэтому при использовании данных советской статистики мы учитывали недостаточную степень их достоверности. Кроме этого, практически во всех статистических сборниках за 1940 – 1960 гг. очень мало количественных данных по экономике, а по доходам и уровню жизни населения, жилищных условиях и прочим параметрам данных нет вообще.

К четвёртой группе относятся материалы периодической печати исследуемого периода, извлечённые из 11 газет и 3 журналов. Основными источниками центральной периодики являлись газета «Правда» и журнал «Гидротехническое строительство» за 1931 – 1958 гг. Также мы проанализировали содержимое статей в областных и районных региональных газетах Поволжья, относящееся к изучаемой нами теме: «Рыбинская правда» за 1938 – 1940 гг., «Северный рабочий» за 1936 – 1946 гг. (Ярославская область), «Колхозный путь» за 1938 – 1957 гг. (Татарская АССР), «Ульяновская правда» за 1953 – 1958 гг., «Пролетарский путь» за 1931 г. (г. Ульяновск), «Сталинский организатор» и «Строитель» за 1955 г. (Ульяновская область). В качестве отдельной подгруппы можно выделить периодику таких строительных организаций, как Волгострой и Куйбышевгидрострой – газеты «Большая Волга» за 1939 – 1940 гг. и «Гидростроитель» за 1953 – 1957 гг., а также журнал «Волгострой» за 1936 г.

В центральных изданиях обычно публиковались статьи общего содержания и пропагандистской направленности, а также официальные законодательные акты, касающиеся процесса проектирования и сооружения грандиозных гидроузлов Волжского каскада. Отличительной чертой журнала «Гидротехническое строительство» была его научно-техническая направленность, однако в нём печаталось немало статей по истории советской гидроэнергетики. Источники официальной информации в местных газетах включали в себя большое количество перепечаток из центральной прессы, а также статьи о процессе сооружения гидроузлов и выполнении некоторых мероприятий по подготовке зон затопления. В газетах Волгостроя и Куйбышевгидростроя в основном публиковались повседневные официальные сведения о выполнении производственных планов, социалистическом соревновании, об успехах и недостатках на строительстве гидроузлов.

В силу ограничений, обусловленных идеологической заданностью и требованиями цензуры, материалы периодической печати не отражают все стороны сложного и многопланового процесса создания Волжского каскада гидроузлов, поэтому их нужно тщательно проверять и использовать только в качестве дополнительного источника. К тому же в них помещались преимущественно материалы, свидетельствующие о больших достижениях при возведении гидротехнических сооружений. Политика государства в этой сфере однозначно трактовалась как положительная.

Пятая группа представлена мемуарной литературой и устными воспоминаниями. Они придают деловому тону официальных документов эмоциональный оттенок и помогают проникнуть в атмосферу изучаемого нами периода на личностном уровне. Более того, иногда из них удавалось получить сведения, которых нет в архивных документах. В опубликованной мемуарной литературе содержатся в основном воспоминания старожилов о строительстве Рыбинского, Угличского, Горьковского и Куйбышевского гидроузлов, об условиях содержания в Волжском и Кунеевском исправительно-трудовых лагерях, а также о жизни в подлежащих затоплению населённых пунктах и окружающей природе, в том числе Волге и её пойме. Однако подавляющую часть источников этой группы составляют записанные нами в 2004 – 2010 гг. устные воспоминания старожилов о повседневной жизни общества в 1930 – 1950-х гг., об эвакуации жителей переносимых населённых пунктов из зоны затопления и о чувствах, которые испытывали переселенцы. В основном это воспоминания очевидцев, проживающих в Республике Татарстан и Ульяновской области.

Свидетельства современников исследуемых нами событий порою были единственными источниками по некоторым вопросам, касающимся процесса сооружения гидроузлов, в том числе эвакуации из зоны затопления, особенно о морально-психологическом состоянии переселявшихся людей и их отношении к происходящим событиям. Нередко рассказы очевидцев расходились с официальными сведениями по одному и тому же вопросу, а иногда полностью подтверждали их. Большая ценность собранных нами устных свидетельств непосредственных участников процесса гидростроительства на Волге (особенно в 1930 – 1950-е гг.) обусловлена его относительной давностью, в силу чего свидетелей становится всё меньше и меньше. Через несколько лет опрашивать уже будет некого.

Итак, с целью всестороннего изучения процесса разработки и практической реализации планов советского руководства по сооружению Волжского каскада гидроузлов нами был использован обширный массив источников, состоящий из пяти групп: 1) архивные материалы; 2) опубликованные документы; 3) справочные и статистические сведения; 4) материалы периодической печати; 5) мемуарная литература и устные воспоминания.

Фундаментом нашего исследования являлись неопубликованные источники из 15 центральных и региональных архивов. Однако в первую очередь мы опирались на материалы, извлечённые из фондов ГАРФ, РГАЭ и Филиала РГАНТД. Значительная документальная база ГАРФ помогла нам выяснить нормативно-правовую базу процесса сооружения Волжского каскада, роль принудительного труда заключённых на строительстве Верхневолжских, Куйбышевского и Сталинградского гидроузлов. Большой интерес представляют выявленные нами стенограммы шести партийных конференций Волгостроя НКВД СССР за 1937 – 1941 гг., содержавшие информацию по широкому спектру вопросов строительства Рыбинского и Угличского гидроузлов и функционирования Волжского ИТЛ.

Значительное количество извлечённых из хранилищ РГАЭ документов позволило нам реконструировать процесс обсуждения и принятия основных положений схемы «Большая Волга» в 1930 – 1938 гг. Важнейшими в этом отношении были документы Госплана СССР за 1925 – 1937 гг., являвшегося основным координатором всех работ. Кроме того, анализ источников в большой степени способствовал выявлению факторов и тенденций гидротехнического строительства в СССР, конкретных вопросов в проектировании и сооружении волжских гидроузлов, установлению механизма принятия решений в этой сфере. Архивные дела РГАЭ существенно дополнили наши представления о законодательной базе процесса возведения Волжского каскада.

Находящаяся в Филиале РГАНТД научно-техническая документация отражает процесс проектирования и строительства шести из восьми возведённых гидроузлов Волжского каскада: Рыбинского, Угличского, Горьковского, Куйбышевского, Сталинградского и Саратовского. Основными документами являлись проектные задания и многотомные технические проекты вышеуказанных гидроузлов. Проектные задания состояли из сводных записок, водохозяйственных и энергоэкономических расчётов, сведений о гидротехнических сооружениях и т.д. Технические проекты включали в себя генеральные планы, сводные записки, технико-экономические и другие разделы. Проектные материалы позволили нам установить сроки и последовательность проведения проектно-изыскательских работ с целью обоснования местоположений планируемых гидроузлов, а также основные мероприятия процесса подготовки территорий некоторых водохранилищ к затоплению, а также их показатели и ход выполнения.

Подчеркнём, что сведения из вышеуказанных архивов были в значительной степени дополнены и уточнены документами из других хранилищ, наиболее информативными из которых оказались АРАН, РФ ГАЯО, СОГАСПИ, Управления по делам архивов мэрии городского округа Тольятти и ЦГАСО.

В процессе анализа различных групп архивных документов мы учитывали следующие особенности: применительно к законодательным актам – декларативность, а к некоторой части делопроизводственной документации, в том числе лагерной, – невысокую степень достоверности (например, производственные показатели завышались путем приписок). В работе с научно-технической документацией мы имели в виду, что проекты нередко уточнялись или менялись, и даже окончательно утвержденные варианты не гарантировали их стопроцентного воплощения в жизнь. Поэтому выявленную информацию по возможности мы сравнивали с данными других доступных источников.

Корректное сопряжение материалов применяемых нами пяти групп источников позволило нам использовать их наиболее сильные стороны для выявления и детального изучения важнейших аспектов рассматриваемой темы. Документы и материалы из каждой группы анализировались нами комплексно, при этом они в значительной мере дополняли друг друга. Этот сложный аналитический процесс сопровождался постоянными взаимопроверками и сравнениями.

Таким образом, собранный обширный фактический материал, основная масса которого извлечена из 15 архивов, дал возможность с высокой степенью достоверности, полноты и репрезентативности провести комплексное исследование важнейших проблем разработки и практической реализации схемы «Большая Волга» в 1930 – 1980-х гг.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал