Паневразия регионов буковинский кластер



Скачать 203.37 Kb.
Дата02.05.2016
Размер203.37 Kb.
Бройде З.С.

к.т.н., с.н.с., член-корреспондент УЭАН, советник главы Черновицкой облгосадминистрации, директор Государственного научно-технического центра по межотраслевым и региональным проблемам экологической безопасности и ресурсосбережения



broyde@sacura.net
ПАНЕВРАЗИЯ РЕГИОНОВ – БУКОВИНСКИЙ КЛАСТЕР
Рассматривая феномен регионов в историческом и актуальном аспектах, приходится балансировать между глобальными закономерностями и сиюминутными интересами внутренней и внешней политики.

Большинство исторических регионов Европы и Азии (будь то Пьемонт, Швабия, Каринтия, Галиция, Слобожанщина, Новгородчина, Бухара, Хорезм или китайские провинции) балансируют так уже в течение многих столетий.

Для исконного приграничья, коим является Буковина с античных времен1, определяющую роль играют ключевые закономерности формирования современной цивилизации в ее европейском варианте.

За сменой социально-экономических формаций по К.Марксу здесь проглядывают особенности развития человеческой цивилизации как смены технологий и обращения со «сверх-экологическим продуктом»2, которые заключаются в следующем.

Отличием цивилизационных процессов от природного хода вещей (природной среды от природно-антропогенной) являются технологии. Под технологиями следует понимать любые целенаправленные действия человека, преобразующие материальные, энергетические, биологические и информационные ресурсы, изымаемые из природной среды, или порождаемые в ней антропогенными воздействиями. В результате природная среда превратилась в природно-антропогенную ноосферу, а уровень развития цивилизации определяется технологическими цепочками изъятия из окружающей среды ее компонентов (ресурсов), способов обращения с ними, их утилизации человеком и возврата в окружающую среду неутилизированных остатков в виде жидких, твердых, газообразных, энергетических, информационных отходов и излучения.

С этой точки зрения вся история нашей цивилизации (как последовательная смена технологических циклов, не обусловленных природными закономерностями) условно подразделяется на 3 этапа.

Исходный – от первичного разделения труда до средневековья - характеризуется только удовлетворением природных потребностей человека. Промышленности, в ее современном понимании, не существует (только ремесла), равно как и науки, точнее она развивается лишь как философия. Обмен информацией происходит на вербальном уровне. Соответственно, конкретное место обитания играет основную роль, и в Европе и Азии преобладают полисы и провинции, лишь частично объединенные в государства.

Знаковой фигурой перехода ко второму этапу является Л. да Винчи. Человек стал выдумывать новые потребности. Как инструмент для такого выдумывания развиваются научные технологии, структурировавшиеся из философии в отдельные виды (физика, химия, гуманитарные науки…) и по отраслям прикладных потребностей (агрономия, медицина, юриспруденция, проектирование…). Выстраиваются принципиально новые технологические цепочки (узлами которых служат открытия и изобретения) выдумывания и приспособления природных явлений и ресурсов для новых потребностей людей и соответственного изменения окружающей среды. А для удовлетворения этих неприродных потребностей развиваются технологии отраслей индустрии в ее нынешнем разумении. Соответственно и торговля от процессов обмена предметами потребления и едой постепенно переходит к глобализованному манипулированию ресурсами, товарными потоками и услугами. Информация также становится ресурсом. Ее сочетание с развитием транспортных технологий раздвигает рамки обывательского сознания от местности и провинции до страны и континента. Формируется «Вестфальский» примат государственности (метрополии)1 и слово «провинция» приобретает второй смысл.

Третий (нынешний) этап определяется информационными технологиями. Слияние отражения мира в нашем сознании (основанном на пяти природных чувствах и питавшемся до того преимущественно вербальными данными на уровне второй сигнальной системы) с уже неограниченными технологиями сбора, хранения, обработки и сенсорного обмена информацией (которые сперва развивались для удовлетворения технических нужд науки и индустрии) привело к сегодняшнему слиянию объективно ощущаемой человеком (материальной) и виртуальной реальности. При этом на виртуальную реальность расходуется все больше материальных средств, и именно на ней взращивается глобализация и надгосударственные структуры. По всей видимости, эта особенность сегодняшнего развития цивилизации является одним из основных факторов возникновения мировых кризисов.

Наиболее наглядным примером виртуальной составляющей сегодняшнего мироощущения может служить постепенная подмена реальной потребительской стоимости товаров и услуг (качество, доступность, цена) их брендами (часто имеющими мало общего с действительностью). На бренды тратятся огромные деньги, сами они оцениваются в еще большие суммы, фактически изымая эти средства из реального товарного обмена вышеописанного технологического цикла цивилизации.

Такое положение вещей в новом континууме информации заставляет усомниться - способен ли реципиент вообще разобрать, что достоверно, а что нет? Скорее всего, здесь уместна аналогия с квантово-механическим подходом, когда следует сравнивать только вероятности достоверности получаемой информации.

Не вдаваясь в дальнейшие подробности, постараемся взглянуть с таких позиций на уже рассматривавшийся нами диалектический «возврат» роли провинции (региона, территории, города…) как первичной пра-ячейки сегодняшних государств на фоне транснациональной глобализации в «Европе Регионов» и в мире.

Об актуальности такого рассмотрения свидетельствует, например, тот факт, что разработав несколько лет назад стратегию когезии (выравнивания) и создав мощные Структурные фонды для финансирования опережающего развития наиболее депрессивных регионов стран-членов ЕС (к которым отнесены Южная Буковина и другие граничащие с Черновицкой областью уезды Румынии), Евросоюз столкнулся с глубокими противоречиями старых и новых членов ЕС, стран-кандидатов и соседей.

Отталкиваясь от уникального опыта решения проблемы общего бассейна Рейна (регионы и страны ЕС + Швейцария)1, члены ЕС инициировали, а теперь Генеральный директорат Еврокомиссии по региональной политике (DG-Regio) возглавил формирование новых макро-региональных Стратегий2, в частности Балтийской и Дунайской. Их разработка и опережающая имплементация, скорее всего, будет распространена и на ранее начавшиеся процессы формирования Средиземноморского, Черноморского, Арктического, Альпийского, Карпатского и других макрорегионов.

В этих условиях балансирования между глобальным и частным, макрорегиональным и местным по принципу «мыслить глобально – действовать локально», важность «идентичности» трудно переоценить. Т.е «классическое» понимание провинции, проистекающее из стабильного уклада жизни (определенной и медленно меняющейся в пределах поколения обывателей «суммы технологий»), - и кардинально преобразующийся менее чем за десятилетие мир, формируют современное понимание региона, характеризуемое «базовой» и «оперативной» составляющими, рассматриваемое на примере Буковины.

Характерным фактором формирования базового компонента является гео-экономический статус этого края, определившийся на втором цивилизационном этапе (особенно в составе Австро-Венгрии)1, который обусловил и специфику ментальности2 его жителей. Характерными чертами этой ментальности, кроме уже рассмотренных, в частности, являются:

- Провинция без каких-либо претензий на возможность стать метрополией, что в сочетании с ярко выраженной полиэтничностью края породило две психологические особенности буковинского мировоззрения:

- законопослушание (принципиально отличное от соседних значительно более «однородных» регионов гуцулов, галичан, румын и молдаван) по отношению к любой власти (австрийского кайзера, румынского короля, Сталина…);

- альтруистическое (можно даже сказать – жертвенное) донорство, т.е. непропорциально-мощная (по отношению к размеру территории и населению) генерация безвозвратно уходящей из провинции властной, интеллектуальной, культурной, торговой, финансовой и прочей элиты.

Этот имманентный фактор в сочетании с оставленными в наследство ХХ веком украинско-румынскими проблемами привел к «гипер-проблематизации» Буковины. Любая социально-экономическая задача, которая в другом регионе будет «молча» решаться, здесь рассматривается через увеличительное стекло иногда реальной, но чаще всего надуманной, псевдо-политической важности.

Так же, как и привычка бегать по поводу и без в метрополию за деньгами, разрешениями, властью…, выработавшаяся десятилетиями, привела к своеобразному отношению к этому краю со стороны киевских чиновников:

1. Пореже вспоминать о буковинских проблемах. Выгода от их решения мизерная, а заниматься ими – все равно, что (по выражению Хрущева) «поросят стричь – щетины мало, а визгу много». Так, например, в части транзитного потенциала Украины1, Буковина (занимающая 3 место в стране по плотности сети автомобильных и железных дорог, ведущих к границам) даже не упоминалась в «Украинском прорыве» Юлии Тимошенко.

Элита буковинского происхождения (как уже говорилось выше), в частности Буковинское землячество, не очень любит афишировать в Киеве свое происхождение, напоминая гашековского поручика Лукаша из «Швейка», вполголоса говорившего лишь в соответствующей компании «господа, я тоже чех». Тогда как в европейских странах (особенно входивших в состав Австро-Венгрии) буковинский бренд (и, соответственно, поведение выходцев из Буковины) развернут на 180о.

2. Но если уж центральная власть берется «порешить» буковинские проблемы, то надо прилагать немалые усилия, чтобы хоть как-то учитывались местные особенности и детали, в которых, как известно, «кроется дьявол».

Речь идет о меняющемся соотношении «базовой» и «оперативной» компонент провинциальной ментальности. Как уже отмечалось, первая формировалась более или менее длительным социально-экономическими укладом, этнокультурными отношениями и государственно-регионально-местным управлением/самоуправлением. «Быстроменяющаяся» составляющая провинциальной психологии определяется нынешним - ІІІ цивилизационным этапом. Помимо «объективного» изменения вышеупомянутой материально-информационной окружающей среды, существенный «субъективный» вклад в провинциальную ментальность вносят драматически быстрые смены количественного и качественного состава населения.

Если в австрийский период эти изменения носили целенаправленный характер, основывающийся на многовековом опыте последовательного провинциального строительства «лоскутной» Дунайской империи, то за последнее столетие меняющиеся через каждые несколько десятилетий «…фикации» и «…изации» приобрели преимущественно политическую окраску. А последовавшие на их фоне волны массовых репрессий и выездов из региона (принимающие временами характер исхода) следует рассматривать как самостоятельный (если не ключевой, то весьма существенный) аспект провинциализма Буковины и Черновиц.

И, наконец, в условиях нынешнего «динамического равновесия» миграционных процессов последних лет все заметнее становится роль мучительного процесса европейской интеграции Украины.

В конце 2001 г., когда Н.Я.Азаров агитировал в Черновицкой облгосадминистрации за поддержку формировавшейся Партии регионов, ему был задан вопрос: «Осознает ли новая регионально-ориентированная политическая структура, что из 25 региональных субъектов Украины 19 являются приграничными (если учесть и города со специальным статусом – то с Севастополем будет 20 из 27). Будучи распластанными вдоль границ, в сравнении с 6 (7) «внутренними» региональными субъектами, эти 19 (20) объективно зависят от развития трансграничных межрегиональных отношений. Если их нет – указанные субъекты, в зависимости от соотношения длины и особенностей внешней (государственной) и внутригосударственных (административных) границ будут перманентно требовать государственных дотаций на развитие (точнее - содержание) закрытых приграничных территорий. При использовании этих территорий в качестве связок внутреннего и внешнего рынка, предпринимательства, капиталов, формирования кластеров, межчеловеческих контактов… они станут не только интенсивно развиваться, но и приносить доход в государственную казну, как это продемонстрировала Буковина 100 лет назад». На это Н.Я.Азаров ответил, что вопрос слишком серьезен, чтобы рассматривать его сразу, но он обязательно будет учтен в политике партии.

Надо отдать должное - за последующие 10 лет именно при правительствах Кинаха и Януковича-Азарова по буковинским инициативам распоряжением Кабинета Министров был придан специальный пилотный статус Еврорегиону «Верхний Прут» «для экспериментальной отработки в рамках указанного єврорегиона механизмов трансграничного сотрудничества как элементов процесса европейской интеграции и построения региональной политики» (14.02.2002); приграничное и межрегиональное сотрудничество включено в число основных приоритетов сотрудничества Украины с ЕС (11.03.2002); правительством принята программа развития еврорегионов и создана Межведомственная комиссия по трансграничному сотрудничеству и развитию еврорегионов (29.04.2002); принят Закон «О трансграничном сотрудничестве» (2004 г.); проведены парламентские слушания и принято специальное постановление Верховной Рады по этим вопросам (май-июнь 2007 г.). Будучи премьер-министром, В.Янукович специально приезжал на Буковину (19.12.2006) для рассмотрения вопросов развития трансграничного сотрудничества и транзита, по результатам которого им было дано системное правительственное поручение (30.12.2006), включавшее задания:

1. Разработать и согласовать с румынской стороной технико-экономическое обоснование развития, реконструкции и использование существующих трансграничных автомобильных железнодорожных сообщений через г. Черновцы и международные пункты пропуска через украинско-румынскую границу.

2. Согласовать с румынской стороной количество и статус существующих местных пунктов пересечения украинско-румынской границы и международного автомобильного пункта пропуска “Порубное - Сирет” и обеспечить их развитие и реконструкцию за счет средств соответствующих сторон.

3. Рассмотреть на заседании Комитета по вопросам защиты окружающей среды и устойчивого развития Украинско-Румынской Совместной Президентской Комиссии проекты сотрудничества в рамках Карпатской конвенции в сфере мониторинга окружающей среды, устойчивого управления водными ресурсами, согласованного внедрения эффективной системы предупреждения и контроля за уровнем их загрязнения, предотвращения и смягчения последствий чрезвычайных ситуаций природно-антропогенного характера в бассейнах приграничных рек и горных районах.

9. Разработать технико-экономическое обоснование строительства железной дороги “Каменец-Подольский – Хотин – Черновцы”.

13. Представить предложения о возможности заключения договора между Черновицкой областью и одним из регионов Франции с целью реализации пилотного эксперимента технического сотрудничества в сфере конкурентоспособности и благоустройства территорий под патронатом Минстроя Украины и при содействии Министерства внутренних дел и благоустройства территорий Франции.

14. Отработать и направить в установленном порядке Кабинету Министров законопроект “О специальном режиме инвестиционной деятельности на территориях приоритетного развития в Черновицкой области”.

16. Провести консультации с Европейской Комиссией с целью ускорения проведения конкурса по отбору организаций страны для участия в Программе “Украина - Румыния”.

18. Рассмотреть вопрос о возможности включения в сеть международных транспортных коридоров Украины автодороги “Краковец – Львов – Тернополь – Черновцы – Тереблече” с ответвлением “Львов – Рава-Русская”.

19. Отработать модель отношений власти и бизнеса в сфере социальной ответственности.

Почему почти ничего из этого1 не осуществилось и не работает? Наиболее полный ответ на данный вопрос был озвучен в Италии в дни празднования 150-летия создания современного итальянского государства. От одного итальянца я услыхал: «Как государство Италия состоялась. Теперь необходимо, чтобы состоялись итальянцы». Не касаясь применимости этой мысли к Украине в целом, зададимся вопросом: «Каким образом Буковина и буковинцы могут состояться в сегодняшних условиях, как это произошло с коронной землей в ХIХ – начале ХХ века?».

В первую очередь это относится к определению «Modus vivendi» края в современной «Европе Регионов»2. Если на первом цивилизационном цикле место жительства (провинция) играло главную роль и в обывательском, и в информационном смысле, то на нынешнем этапе оба эти фактора носят глобализированный характер. Примером может служить сама буковинская диаспора и институты Буковины, разбросанные по всему миру. Пожалуй, это последствие массовых выездов из Буковины сегодня является важнейшим средством не только для идентификации и «специализации» края и его обитателей в современном мире2, но и формирования необходимой для этого новой провинциальной психологии. К сожалению, пока что этот процесс «застрял» на ностальгической ноте, катализированной 600-летием Черновцов, и до специализации дело еще не дошло.

Здесь наиболее остро ощущается недостаток «европейскости» (точнее – ее утрата) буковинцами. Достаточно было двух дней бесед с депутатом Европарламента Э. Шрёдтер, чтобы она в своей книге «На новых границах Европы»3 (2003 г.) написала следующее:

«…я получила брифинг о городе, о его европейской истории, об европейском проекте по чистой воде, о партнерстве городов Черновцы и Клагенфурт в Австрии, об Экоеврорегионе и о прежнем прямом железнодорожном сообщении с Веной. Все это я узнаю в течение нескольких минут параллельно со спонтанным осмотром города под ливнем… Нынешняя дорога Черновиц в Европу представляется следующей: сперва пути известных поэтов приводят сюда ученых, занимающихся вопросами культуры. К ним присоединяются политики… За этим последовали взаимные посещения конференций, совещания и выработка перечня мероприятий... Собственно в Евросоюзе немногие города и регионы могут показать сопоставимую программу, связанную с окружающей средой, хотя это для них всех является обязательным. Так, например, разработан Энергетический план1, которому, так же как и для водообеспечения2, предшествовала консультативная программа выработки механизмов управления и методологии совместной работы с вовлеченными предприятиями и организациями. Через них предполагается внедрить в Черновцах экономное обращение с природными ресурсами.

Деятельность, связанная с окружающей средой, известна в регионе, а также за его пределами. Поскольку партнерские проекты по ряду причин все еще малоинтересны для сотрудников ЕС, черновчане попытались бросить на чашу весов другой аргумент для того, чтобы убедить Еврокомиссию в том, что бессмысленна дальнейшая поддержка деятельности только в городе, который находится по румынскую сторону границы. Для Румынии как страны-кандидата, так или иначе, необходимо трансграничное сотрудничество с соседствующей областью для того, чтобы улучшить экономические шансы прилегающего приграничного региона. Но импульс к сотрудничеству пограничных регионов в “Верхнем Пруте” идет не из Румынии, а из Черновиц на Украине, т.е. соответственно из-за новых границ Евросоюза. Черновицкая область уже может опираться на полученный ранее опыт партнерских проектов. Для дальнейших проектов, связанных с окружающей средой, проект “Экопрофит”3 направил фирмы к экологически приемлемому и малоотходному производству, равно как и в соседних уездах Румынии: Ботошанах и Сучаве, а также молдавских - Единцах и Бельцах.

Этот эко-проект, благодаря … австрийской помощи в значительной мере способствовал подписанию …в сентябре 2000 года Соглашения о создании нового Еврорегиона “Верхний Прут” совместно с коллегами в Румынии и Молдове.

До Киева и Брюсселя деятельность Экоеврорегиона доходит пока что мало. Я пришла к такому заключению, исходя из информации о том, что отклонены поданные за последние годы следующие проекты «План действий по окружающей среде для Еврорегиона “Верхний Прут”», «Форум участия общественности», «Информационная система», «План управления водопользованием для очистки бассейнов рек». Для дальнейших проектов, связанных с состоянием окружающей среды, подготовлены эскизные наброски».

Именно на основании этих наработок, материализовавшихся через 2 года в Законе Украины «О трансграничном сотрудничестве» (и до сегодня уникальном в СНГ), были сформированы «очередные задачи» для буковинской элиты, которые должны были объединить внутренние «каждодневные» потребности буковинцев с «технологическим предвидением» на глобальном и региональном уровне1.

Разработка системы «зеркальных» трансграничных проектов, нацеленной на устойчивое социально-экономическое и пространственное развитие края (в одном из межгосударственных стандартов ДСТУ 3911-99/ ГОСТ 17.9.0.1-99 вместо общепринятого термина «устойчивое развитие» был предложен «самовоспроизводящее развитие») получила соответствующую оценку за пределами Буковины. Ряд положений был использован при разработке ЕС как самого Инструмента соседства и партнерства (2003-2006 гг.), так и конкретных программ приграничного сотрудничества в 2004-2006 гг. и ныне действующих на период 2007-2013 гг.

Разработанная система трансграничных проектов Еврорегиона получила следующую оценку в письме директора Мирового банка по Украине, Беларуси и Молдове руководству области от 22.04.2003: «На меня оказал большое впечатление комплексный перечень пилотных проектов на базе Черновицкой области и Еврорегиона «Верхний Прут», и я понимаю его как хорошее начало, содействующее интегрированию Украины в европейские инфраструктурные сети и способствующее трансграничному сотрудничеству». На этом основании Стратегия Мирового банка для Украины на 2004-2007 гг. предусматривала региональный «Пилотный проект европейской интеграции» объемом 40 млн. дол. США, который даже не был востребован перманентно-меняющимся руководством Украины и края.

Здесь следует вернуться к заключению работы2 о выборе национальной парадигмы: управление страной, как заштатной европейской провинцией, или страна из самовозрождающихся (развивающихся) провинций в центре Европы Регионов? Насколько драматичен ответ на это вопрос, можно судить по следующему примеру. После 6 лет разговоров о национальной концепции регионального развития, созданное в 2007 правительством Януковича соответствующее министерство (Минрегионстрой), после ключевых решений Совета Регионов от 24.01.2011, утвержденных Президентом1, 6 апреля было ликвидировано Указом Президента, а 12 мая Указом Президента же восстановлено.

Правильному ответу на данный вопрос содействует система мероприятий «ЦЕИ-Буковина» под эгидой Центрально-европейской Инициативы (ЦЕИ являющаяся старейшим и крупнейшим макрорегиональным образованием в Европе, возглавляемым Италией и Австрией, объединяет 18 стран, половина которых сегодня уже стала членами ЕС). В 2006-2010 гг. проведено 4 международных семинара «ЦЕИ-Буковина», на которых в общеевропейском контексте последовательно обсуждается пилотная роль Буковины. В двух последних форумах (возможно, впервые в истории ЦЕИ) принимали участие российские дипломаты и ученые. На ІІІ Рабочей встрече в 2008 году был подписан Протокол намерений Буковинского землячества, предусматривающий создание соответствующей сети, для объединения ресурсов Буковинской диаспоры. Однако, из-за отказа от проведения Всемирного форума буковинцев, посвященного 600-летию Черновцов, и эта инициатива осталась на бумаге.

Последней попыткой сегодняшней самоидентификации Буковины стала брошюра «Буковинский кластер Европы регионов», выпущенная благодаря поддержке ЦЕИ и GIZ (Германия). Обусловлена такая попытка прохождением по «Черновицкому меридиану»2 одной из основных осей, связывающей зоны Балтийской и Дунайской стратегий, что может стать ключевым фактором развития региона и, в частности, влияния и на его провинциологические особенности.

Новым базисом для реализации этого начинания могут стать положения, включенные по нашей инициативе в Декларацию Бухарестского Саммита 14 стран, входящих в новую Стратегию ЕС для Дунайского региона, от 08.11.2010 (выложена на сайте Генерального директората Комиссии ЕС по региональной политике3 с подчеркнутыми новыми возможностями) и в Заключение Совета ЕС по данной Стратегии от 13.04.20114.

В основе этих наработок лежат предложения, представленные Еврокомиссией на сайтах Восточного партнерства5 и Дунайской стратегии6, освещенные в ряде презентаций на Европейской конференции в Вене-Братиславе1. Объединенными усилиями украинских неправительственных экспертов и правительственной Рабочей группы были выработаны дополняющие друг друга Национальный позиционный документ и общественная позиция2, результатом которых стало отражение ключевых украинских государственных и региональных интересов. Для Украины и, особенно, для Буковины кардинальное значение имеет ряд положений этого документа ЕС высшего уровня по совмещению в зоне границ бывшего СССР «внутренних» механизмов и финансовых инструментов региональной политики ЕС и «внешних» программ Инструмента Соседства и Восточного партнерства3.

Особо следует выделить п.18 документа как стратегически важный для Буковины: «Совет ЕС предлагает вовлеченным странам-членам и Еврокомиссии изучить возможные связи и синергию между обеими макрорегиональными Стратегиями, а именно для региона Балтийского моря и для Дунайского региона, и призывает Еврокомиссию обеспечить на этой основе согласованное развитие обоих макрорегионов, включая инфраструктуру сообщений между ними».

Таким образом, созданы условия для «диалектического возврата» к истокам формирования инфраструктуры и всей социально-экономической основы развития Буковины4, которые могут служить «входным билетом» края и в сегодняшнюю «Европу Регионов»4, и в Евразийское пространство. Эти возможности имеют принципиальное евроинтеграционное значение и для Украины в целом. Показанные и обобщенные возможности дальнейшего распространения именно через Украину макрорегиональных подходов ЕС должны обеспечить устойчивое развитие проблемных для Европы международных бассейнов Днестра, Днепра, Дона и Черного моря.

Широкий спектр 11 приоритетов Дунайской стратегии5 в контексте упомянутых решений ЕС открывает разноплановые возможности для украинских регионов и для государства в целом. Но Украина, едва ли не единственная из 14 стран, входящих в этот регион, в силу своей пассивности, не является координатором ни по одному из приоритетных направлений. Единственное, чего удалось добиться – обозначения украинского интереса по субприоритету 1b касательно восстановления транзита через Украину между зонами Балтийской и Дунайской Стратегий.

Для материализации этих возможностей 19.01.2011 на совещании в Мининфраструктры Украины было получено «добро» от соответствующих центральных органов на такой проект, в конце февраля – начале марта эти предложения были предварительно согласованы на региональном и межгосударственном уровне с польской стороной, а 21.03.2011 МИД Украины направил официальное предложение с концепцией проекта румынской стороне, с которой 6 и 28 апреля были успешно начаты конструктивные переговоры.

Параллельно 16.03.2011 на совещании в Минрегионе была предложена схема национальной координации и взаимодействия со структурами ЕС и других стран региона по реализации Дунайской стратегии. Поскольку до момента написания этой статьи правительственных решений по этим вопросам не принято – начата разработка системы проектов на базе Черновицкой области как пилотного региона для реализации вышеописанных возможностей.



Таким образом, концентрируя лучшие черты буковинской провинциальной ментальности и преодолевая ее (и государственную) инертность, ряд других негативных аспектов и противодействий, мы должны вновь воссоздать условия для концентрации европейских возможностей на развитии края «viribus unitis», как это демонстрирует панно на Центральной площади Черновиц.

1 Bukovinian Cluster of the “Europe of Regions”. - Chernivtsi: Centre “EcoResource”, 2010. - 44 р.

2 Бройде З. Можливості трансферу кращих доступних технологій (ВАТ) як основи сталого інноваційно-інвестиційного розвитку, інтегрованого попередження та контролю забруднень і трансрегіональної співпраці Карпатської та Альпійської конвенцій // Матеріали міжнародної науково-практичної конференції «Сталий розвиток Карпат та інших гірських регіонів Європи» (Ужгород, 8-10 вересня 2010 року). - Ужгород: TIMPANI, 2010. - С.223-227.

1 Бройде З. Чернівці на шляху від унікального минулого до «Ширшої Європи Регіонів» // Чернівці в контексті урбаністичних процесів XVIII-ХХ ст.: Мат. Міжнародн. наук. конф. з нагоди 600-літнього ювілею першої писемної згадки Чернівців (6-7 травня 2008 р.). - Чернівці: Зелена Буковина, 2008. - С.222-236.

1 Кромер Р. Рейн используют бережно // Экология и жизнь. 2001. - № 2. - http://www.ecolife.ru/jornal/ereg/2001-2-3.shtml.

2 Macro-regional strategies in the European Union. - http://ec.europa.eu/regional_policy/cooperation/baltic/pdf/macroregional_strategies_2009.pdf.

1 Буковина в контексті європейських міжнародних відносин (З давніх часів до середини ХХ ст..) / В.Ботушанський, С.Гакман, Ю.Макар та ін. За загальною редакцією В.Ботушанського. - Чернівці: Рута, 2005. - 744 с.

2 Бройде З. Завдання і стимули для української еліти у контексті розширення ЄС і НАТО та сучасних критеріїв безпеки // Регіональні та національні еліти: Хто формує політику?: Матеріали Міжнародної наукової конференції 6-7 грудня 2001 р. / Буковинський політологічний центр; Фонд Ф.Еберта. - Чернівці, 2002. - С.90-99.

1 Бройде З. Транс’європейський транзит чи буковинський тупик? // Буковинський вісник державної служби та місцевого самоврядування. 2009. - № 1. - С.37-40.

1 Транскордонне співробітництво та розвиток транскордонних кластерів (збірник науково-аналітичних матеріалів, нормативно-правових актів та методичних рекомендацій). - Київ: Крамар (за рішенням Вченої Ради Академії муніципального управління, протокол № 5 від 13.05.09), 2009. - 242 с.

2 Transregional Trade-Technology Transfer - Challenge of Third Millennium. Materials of III CEI - Bukovina Workshop 7-8 November 2008 in City of Chernivtsi and border check-point “Porubne-Siret”- Centre “EcoResource”. 2008. - 20 р.

3 Schroedter E. An den neuen Grenzen von Europa. Begegnungen aus einer Reise durch die Karpaten. - Berlin: Octoberdruck, 2003. - 327 S.

1 Chernivtsy Energy Plan: Report of TACIS City Twinning project 1299/21. Colir-Druk. – Chernivtsy, 2001. - 46 p.

2 Concept for the Water Supply in Chernovtsy: Report on TACIS “City Twinning” Program project № 1796/69. – Klagenfurt: Alekto Verlag, 1998. - 94 p.

3 Pilot implementation of the Austrian ECOPROFIT Program as a facility for ISO 14000 and CIS Waste Management Standards (TACIS CBC project TSP/UK/9803/126/Phare). - Chernovtsy: Colir-Druk, 2000. - 33 p.

1 Broyde Z. Pilot project on Technology Foresight for Regional Innovation & Investment Development in Euroregion “Upper Prut” // International Conference on Technology Foresight for Ukraine, September 10-12, 2002. – Kiev:UNIDO, British Council Ukraine, 2002. - P.160-166.

2 Кромер Р. Рейн используют бережно // Экология и жизнь. 2001. - № 2. - http://www.ecolife.ru/jornal/ereg/2001-2-3.shtml.

1 Бройде З. Міжрегіональний вимір бізнесу // Вісник УСПП: Бюлетень Українського союзу промисловців і підприємців. 2011. - № 1(23). - С. 25-26. - http://www.uspp.org.ua/magazine.

2 http://www.meridiancz.com/en.

3 http://ec.europa.eu/regional_policy/cooperation/danube/pdf/bucharest_declaration_08112010_en.pdf.

4 http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/EN/genaff/121511.pdf.

5 Z/Broyde/ Neighbours Community Clustering for Eastern Partnership //European Commission: External relations: Eastern Partnership - Civil Society Forum: First meeting in Brussels 16-17 November 2009: Contributions. - http://vi.rorive.be/EaP/PDF/civil_society/written_contribution/Centre%20EcoResource%20-%20Ukraine.pdf.

6 Broyde Z. Transregional Alpine-Carpathian Dimension of Danube Strategy / EU Commission web-site “Regional Policy - Inforegio” - http://ec.europa.eu/regional_policy/consultation/danube/doc/contrib/ua_ecoResource.pdf.

1 http://www.interact-eu.net/advanced_search/interview_z_broyde_vienna_bratislava_04_2010/120/5382.

2 Екологія, Право, Людина. 2010. - № 8 (48). - http://epl.org.ua/uploads/media/EPL__8_48_2010.pdf.

3 Бройде З. Обмін кращими технологіями і транскордонна кластеризація - нові євроінтеграційні можливості Східного Партнерства ЄС // Вісник УСПП: Бюлетень Українського союзу промисловців і підприємців. 2010. - № 1 (21). - С. 31-32. - http://www.uspp.org.ua/magazine.

4 Жалоба І. Інфраструктурна політика австрійського уряду на північному сході монархії у останній чверті XVIII - 60-х роках ХІХ ст.. (на прикладі шляхів сполучення). - Чернівці: Книги-ХХІ, 2004.

5 http://ec.europa.eu/regional_policy/cooperation/danube/priority_en.htm.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал