Понятие, структура и виды эколого-административных правонарушений



Скачать 288.53 Kb.
Дата25.04.2016
Размер288.53 Kb.
Монгуш А.Л., соискатель
Понятие, структура и виды

эколого-административных правонарушений
Правонарушения в сфере экологии характеризуются высокой степенью общественной опасности, на что неоднократно обращалось внимание, научным сообществом1. Немаловажно, и то, что Российским государством также придается большое значение предотвращению данного вида правонарушений, что, в частности, следует из постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 года № 142. Прослеживается тенденция увеличения государственного финансирования природоохранных мероприятий3, усиления государственного экологического контроля4. Некоторые авторы на основе статистических данных делают вывод, что сохранение приоритета административных наказаний в сфере юридической ответственности за правонарушения в сфере экологии, тоже является одним из средств обеспечения государством экологической безопасности5. Данное утверждение представляется верным, однако оно требует более глубокого обоснования. Действительно среди общей массы составов правонарушений в сфере экологии и защиты окружающей среды административные являются наиболее многочисленными. Возросшее в последнее время воздействие административного права на экологические правоотношения связано с закреплением мер ответственности за правонарушения в сфере экологии в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ)6 и законодательстве субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях. Однако, представляется, что объединение значительной массы правонарушений именно в данном акте помимо других имело и следующую причину. Как было указано ранее, административная ответственность применяется широким кругом субъектов, а производство по делам, вытекающих из административных правонарушений осуществляется на основе принципов экономичности и оперативности. Данные особенности определяют большую эффективность применения административной ответственности по сравнению с уголовной, применению которой препятствует целый ряд причин7, в целях предупреждения и оперативного пресечения правонарушений в сфере экологии и защиты окружающей среды. Для последних временной фактор имеет большое значение, а сжатые сроки применения административной ответственности, установленные для субъектов административной юрисдикции, способствуют своевременному реагированию уполномоченных органов на выявленные правонарушения.

Вместе с тем ряд вопросов теоретического и практического характера до сих пор остаются нерешенными. Отсутствует единая точка зрения по вопросу формулировки определения правонарушений в сфере экологии и защиты окружающей среды. Ранее статья 81 Закона Российской Федерации «Об охране окружающей природной среды» (далее – закон «об охране окружающей природной среды»)8содержало дефиницию экологического правонарушения, под которым понималось «виновное, противоправное деяние, нарушающее природоохранительное законодательство и причиняющее вред окружающей природной среде и здоровью человека». Определение было небесспорным и подвергалось обоснованной критике. В частности указывалось, что противоправное деяние не всегда должно быть виновным (например, в случае причинения вреда источником повышенной опасности), не во всех случаях влечет за собой наступление вреда9 и т.д.

В настоящее время законодательство не содержит единого понятия, либо определения правонарушений в данной области. Федеральный закон Российской Федерации «Об охране окружающей среды» (далее – ФЗ РФ «Об охране окружающей среды»)10 в статье 75 говорит о «нарушениях в области охраны окружающей среды» и указывает на различные виды ответственности: имущественную, дисциплинарную, административную и уголовную. Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ)11 оперирует понятием «экологические преступления», КоАП РФ – «административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования». Такое разнообразие в формулировках не может быть вызвано тем, что объектом данных правонарушений выступает не только окружающая среда, но и природно-ресурсный потенциал и право каждого человека на благоприятную окружающую среду12, поскольку окружающая среда, в смысле, придаваемом данному понятию ФЗ РФ «Об охране окружающей среды» включает в себя и человека. Как отмечает В.В. Петров – «постепенный переход от охраны окружающей природной среды к охране окружающей среды делает человека непосредственным объектом охраны. В отличие от природных объектов, предметом охраны здесь выступает не сам человек, а его права и интересы. Точнее, экологические права и интересы»13.Следовательно, приведение законодательных дефиниций к единообразию не только возможно, но и необходимо.

В научной литературе правонарушения данного рода предпринимаются попытки обобщить все данные правонарушения под одним понятием – наиболее распространены такие названия как экологические правонарушения14, правонарушения в сфере экологии15 и др.. Несмотря на то, что вышеуказанные дефиниции являются общераспространенными, с ними нельзя полностью согласиться. Экология – это наука, изучающая закономерности взаимоотношений организмов с окружающей средой, наука, исследующая структуру, динамику и историческое развитие надорганизменных систем, видов, биогеоценозов и биосферы в целом16. Сферой – признается область, место, пределы, в которых существует, действует, развивается, применяется что-нибудь17. Правонарушения же входят в предмет науки экологическое право, либо правовой экологии18, следовательно, понятие «правонарушений в сфере экологии» точно не отражают природу изучаемого явления. По этой же причине не достаточно удовлетворительным является понятие «экологических правонарушений». Нельзя согласиться с утверждением Л.А. Деревянко, приведенном в обоснование точности понятия «экологические правонарушения», о том, что «в современном понимании экологические отношения – это не только отношения по охране окружающей среды и природопользования, но и отношения по обеспечению экологических прав граждан»19. Проблемы названия данной отрасли20 в полной мере распространяются и на ее элементы – правонарушения. Представляется, что распространенность понятия «экологические правонарушения» могут свидетельствовать о его неразработанности, а не достоверности.

Для обозначения всей совокупности правонарушений в этой области предлагается использовать понятие эколого-правовых нарушений, как более корректное. Примеры других наук подтверждают обоснованность такого подхода, в котором вторая часть является основой, а первая указывает на определенные факторы, влияющие на базисные категории21. Что касается определения данного рода правонарушения, то в научном сообществе существует несколько подходов. Наиболее распространенным является построение определения на основе традиционного понятия правонарушения как общественно вредного, противоправного, виновного деяния деликтоспособного лица22. Так, в комментарии к ФЗ РФ «Об охране окружающей среды» экологическое правонарушение понимается как противоправное, виновное деяние (действие или бездействие), причиняющее вред или несущее реальную угрозу причинения экологического вреда, либо нарушающее права и законные интересы субъектов экологического права23. Схожие определения с небольшими отличиями можно встретить в работах и других ученых, разрабатывающих проблемы экологического права24. Некоторые авторы учитывают позицию отдельных представителей науки теории государства25 и дополняют это определение указанием на обязательное последствие эколого-правового нарушения в виде юридической ответственности26. Вместе с тем определения данной группы во многом идентичны тому, которое было в законе «об охране окружающей природной среды» и содержат те же недостатки. Многие из них не упоминают о субъекте правонарушения, хотя последний является одним из элементов традиционного понимания правонарушения наряду с объектом, объективной стороной и субъективной стороной. Само «традиционное понимание» также вызывает множество дискуссионных вопросов. Например, наступление юридической ответственности в отсутствии вины 27(гражданско-правовая ответственность). Так, согласно статье 316 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации ответственность за ущерб от загрязнения с судов нефтью несет собственник судна, в том числе и при отсутствии его вины28. Большинство же указанных определений ориентированы на административные и уголовные правонарушения и поэтому виновность противоправного деяния является их обязательным элементом.

Название главы 8 КоАП РФ – «Административные правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природопользования» критикуется за то, что оно «не отражает социальной сущности данного вида правонарушений»29 поскольку в качестве непосредственных объектов защиты необходимо рассматривать благоприятную среду обитания человека. Следует также указать, что и в самом законе «Об охране окружающей среды» нет понятия «окружающей природной среды», которое содержалось в ранее действующем законе от 19.12.91 № 2061-1, а есть два различных понятия окружающей, и природной среды. Под последней понимается совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов (статья 1 ФЗ РФ «Об охране окружающей среды»). Понятие окружающей среды наряду с перечисленными элементами, также включает в себя антропогенные объекты. Таким образом, в целях приведения законодательных формулировок к единообразию более корректным названием для главы 8 КоАП РФ было бы - «административные правонарушения в области охраны окружающей среды и природопользования». Кроме того, как будет показано ниже, правонарушения, рассматриваемые в науке как «экологические», содержатся не только в упомянутой главе, а следовательно необходима разработка единого понятия, которым бы охватывалась вся их совокупность.

В научном сообществе существует несколько точек зрения относительно понятия и определения данного вида административных правонарушений. Ряд авторов предлагают рассматривать эти правонарушения через основные характеристики понятия административного правонарушения. Примером может служить понятие, сформулированное О.Л. Дубовик: «административное правонарушение в сфере экологии - посягаю­щее на экологический правопорядок, экологические права и сво­боды граждан, право собственности на природные ресурсы и по­рядок управления природопользованием и охраной окружающей среды противоправное, виновное (умышленное или неосторож­ное) действие (бездействие), которое причинило или могло при­чинить вред окружающей среде и за которое законодательством предусмотрена административная ответственность30». Схожие определения, можно встретить и у других авторов31. Так, в работе под редакцией Ю.Е. Винокурова под административным экологическим правонарушением признается «противоправное, виновное действие либо бездействие, посягающее на установленный в РФ экологический правопорядок, здоровье и экологическую безопасность населения. Причиняющее вред окружающей природной среде или содержащее реальную угрозу причинения, за которое предусмотрена административная ответственность32». Приведенные определения, основываются на традиционном понимании правонарушения и положениях КоАП РФ. Необходимо отметить, что они не только указывают на объект данного вида административного правонарушения, но и определяют такую характеристику, как его вредоностность. Тем не менее, в ряде из них не содержится указания на субъект правонарушения.

Представители второго подхода также строят определение на основе понятия административного правонарушения, с указанием эколого-правовых особенностей, но при этом не раскрывают признаки указанного понятия. В эколого-правовом словаре под экологическим административным правонарушением понимается, во-первых, вид экологического правонарушения, а во-вторых «родовой термин, применяемый для обозначения специфичной группы административных правонарушений - правонарушений в области охраны окружающей природной среды и природопользования, предусмотренных главой 8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»33. В.Г. Абрамов говорит об «административно-экологическом правонарушении» характеризуя его как «экологическое правонарушение, за совершение которого нормами права предусматривается применение мер административной ответственности»34.

Последний подход представляется более точным, поскольку признаки административного правонарушения останутся одинаковыми для любой сферы, в которой они совершаются, и не являются отличительными для правонарушения в области окружающей среды и природопользования. Вместе с тем все вышерассмотренные подходы для обозначения данных видов правонарушений основываются на таких понятиях как экология, экологическое, что, как было указано выше является не совсем корректным. Поэтому предлагается понятие эколого-административного правонарушения для обозначения административных правонарушений, содержащихся в главе 8 КоАП РФ. При формулировке определения последнего необходимо подчеркнуть его характерные особенности, которые можно будет выделить после рассмотрения его элементов.

Традиционные элементы состава эколого-административного правонарушения: объект, предмет, объективная сторона, субъект и субъективная сторона имеют следующие отличительные черты.

Под объектом правонарушения в науке административного права понимается то, на что направлено посягательство, т.е. определенная группа общественных отношений, урегулированных нормами конкретной отрасли права и охраняемые законодательством об административных правонарушениях35. Под объектом эколого-правового нарушения в научной литературе понимается совокупность общественных отношений по охране окружающей природной среды, рациональному использованию природных ресурсов и обеспечение экологической безопасности36. В трактовке Верховного Суда Российской Федерации, объект эколого-правовых нарушений имеет тройственную природу: стабильность окружающей среды, природно-ресурсный потенциал и право каждого человека на благоприятную окружающую среду37.

Отдельные авторы дают развернутую классификацию объекта эколого-административного правонарушения подразделяя его на три вида:

- общий – вся совокупность административных правоотношений в сфере экологии;

- родовой – отношения по рациональному природопользованию и охране природных ресурсов и отношения в сфере управления охраной природы;

- непосредственный – отношения в области конкретных объектов природы и экологических прав граждан38.

В свою очередь, при определении предмета эколого-правового нарушения учеными высказываются различные точки зрения. М.М. Бринчук считает, что предметом правонарушения выступает окружающая природная среда или природа в целом39. В.Г. Абрамов указывает, что к предмету данного правонарушения относится не только природная среда как единое целое, но и ее отдельные компоненты (например, вода, воздух, животный мир, почва)40. С нашей точки зрения предмет эколого-административного правонарушения не ограничивается только вышеуказанными элементами. В отдельных случаях информация является непосредственным предметом правонарушения. Например, предметом правонарушения, предусмотренного статьей 8.5 КоАП РФ, - сокрытие или искажение экологической информации является полная и достоверная информация о состоянии окружающей природной среды и природных ресурсов, об источниках загрязнения окружающей природной среды и природных ресурсов или иного вредного воздействия на окружающую природную среду и природные ресурсы, о радиационной обстановке.

Важной является взаимосвязь предмета и объекта эколого-административного правонарушения, игнорирование которой может вызвать ошибки в правоприменительной практике. Примером может служить следующий случай: решением инженера-инспектора по охране лесов, к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ст. 8.39 КоАП РФ (нарушение правил охраны и использования природных ресурсов), был привлечен гражданин Н., который, находись на территории государственного заказника «Зурбаган», занимался ловом птицы41. Представляется, что в данном случае, налицо несколько ошибок. Во-первых, инженер-инспектор по охране леса не обладал полномочиями по привлечению гражданина Н. к административной ответственности. Во-вторых, объектом правонарушения являлись общественные отношения, связанные с правилами охоты, а предметом выступал животный мир, поэтому при квалификации действий гражданина Н., была допущена ошибка - его действия подпадают под состав п. 1 ст. 8.37 КоАП РФ (нарушение правил пользования объектами животного мира).

Под объективной стороной административного правонарушения многие ученые понимают противоправное деяние, т.е. действие или бездействие, направленное на объект административного правонарушения, его характер, а также условия его совершения (или несовершения)42. Объективная сторона характеризует внешние проявления противоправного деяния, включая способ и условия его совершения, наступившие последствия и т.д.43. При определении объективной стороны экологического правонарушения ученые исходят из того, что объективной стороной является нарушение нормативно установленных правил природопользования и охраны окружающей среды, а также причинение вреда экологическим интересам личности, общества или государства либо создание реальной опасности причинения такого вреда путем действия или бездействия44. Важным признаком объективной стороны является связь между экологически опасным деянием и причиненным вредом. Объективная сторона включает в себя: место, время, обстановку, орудия, способы и методы совершения правонарушения45. Например, объективная сторона состава статьи 8.35 КоАП РФ включает в себя уничтожение редких видов животных или растений либо добывание, сбор, содержание, приобретение, пересылка указанных животных или растений без надлежащего на то разрешения.

Необходимо отметить, что объект и объективная сторона эколого-административного правонарушения мало отличаются от объекта и объективной стороны других эколого-правовых нарушений. Объектом правонарушения и в том и в другом случае выступают общественные отношения по охране окружающей среды и её компонентов, рациональному использованию природных ресурсов и обеспечение экологической безопасности, а также экологические права личности, общества и государства. Объективная сторона представляет собой определенное действие/бездействие.

Отличительным элементом состава эколого-административного правонарушения от экологического преступления является то, что его субъектами могут быть как физические, так и юридические лица, включая хозяйствующих субъектов различных форм собственности и подчиненности, а также иностранные организации и граждане.46. Действующим законодательством предусмотрено, что административная ответственность физических лиц за экологические правонарушения наступает с 16-летнего возраста.

Субъективная сторона административного правонарушения характеризует психическое отношение физического лица к совершенному деянию и его последствиям47 и имеет определенную специфику. В частности, юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, но данным лицом не были предприняты все зависящие от него меры по их соблюдению (пункт 2 статьи 2.1 КоАП РФ).

Субъективную сторону эколого-правового нарушения исследователи характеризуют как психическое отношение правонарушителя к своему противоправному поведению, которое может проявляться в действии или бездействии48. Эколого-административное правонарушение может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. Например, незаконная рубка лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан (статья 8.28 КоАП РФ) совершается только умышленно, а вот нарушение правил пожарной безопасности в лесах (статья 8.29 КоАП) может быть совершено по неосторожности.

Таким образом, эколого-административное правонарушение отличает от других видов эколого-правовых нарушений только субъект и субъективная сторона, а также степень общественной опасности.

На практике это во многом порождает проблему отграничения преступлений от эколого-административных правонарушений. Некоторые авторы указывают, что более 63% содержащихся в УК РФ норм, устанавливающих ответственность за экологические преступления, схожи с нормами административного законодательства49. Общая характеристика преступления и административного правонарушения в этой области, за исключением степени общественной опасности, практически идентичны и состоят, как правило, в нарушении правил охоты, рыболовства, недропользованию и т.д. В связи с этим КоАП РФ устанавливает важным условием применения административ­ной ответственности отсутствие в совершенном правонарушении признаков состава уголовного преступления. При этом юрисдикционным органам необходимо исходить из остаточного принципа, т.е. опираться на признаки, которые приводятся, как пра­вило, в УК РФ. Например, порча земли (Ст. 254 УК РФ) влечет уголовную ответственность лишь в случае наступления тяжких последствий, а при отсутствии таковых субъект привлекается к административной ответственности. Аналогичные последствия наступают в случае загрязнение водоемов (Ст. 250 УК РФ), нарушении правил охраны окружающей среды при производстве работ (Ст. 246 УК РФ) и в ряде других составов уголовного кодекса.

Однако данный подход к отнесению того или иного деяния к эколого-административному правонарушению или к экологическому преступлению в ряде случаев может оказаться неэффективным. Определение эколого-административного правонарушения подобным образом заставляет правоприменителя вначале изучать уголовное законодательство и лишь затем, удостоверившись в отсутствии состава преступления применять КоАП РФ. Вместе с тем, как и отмечалось ранее, одной из характерных черт административной ответственности является оперативность ее применения, соответственно и определение имеет ли место административное правонарушение или преступление должно быть произведено в кратчайшие сроки. Проблема заключается в том, что не каждый инспектор рыбоохраны (пожарный инспектор либо работник другого органа, уполномоченного рассматривать дела об административных правонарушениях) имеет юридической образование и способен быстро разобраться в данном вопросе.

Соответствующие примеры можно найти в материалах судебной практики. Весной 1995 года на железнодорожные подъездные пути котельной № 6 города Осташкова подавались цистерны для разгрузки мазута. По технологии, при сливе мазута при низких температурах, его разогревали в цистернах при помощи паропровода. Через нижний слив к цистернам (каждая цистерна объемом 63 тонны) подключали мазутопровод, по которому мазут перекачивался в емкости для хранения мазута (каждая емкость объемом 120 тонн). После слива мазута оператор, ответственный за эту процедуру по халатности не закрыл задвижку, в результате чего, мазут после слива вылился на землю в объеме 70 тонн. Старший государственный инспектор по регулированию использования и охране вод привлек оператора и главного инженера котельной к административной ответственности по статье 57 КоАП РСФСР. Однако в это дело вмешалась межрайонная природоохранная прокуратура, которая возбудила уголовное дело по статье 223 УК РСФСР50, так как в результате розлива часть мазута попала в акваторию реки Емша, в которой нерестились особо ценные породы рыб (судак, форель)51.

Сложившаяся ситуация требует создания научного обоснованных критериев дифференциации экологического преступления и эколого-административного правонарушения. Решение проблемы разграничения экологических преступлений и эколого-административных правонарушений упрощается, когда факторы, влияющие на степень общественной опасности правонарушений, учитываются законодателем непосредственно в диспозициях правовых норм. Например, когда в норме указываются последствия совершенного деяния, повторность и т.д..

В теоретических исследованиях в настоящее время преобладает позиция, согласно которой преступления и правонарушения дифференцируются по степени общественной опасности («вредности»)52. Мы полагаем, что в общеправовом смысле под общественной опасностью следует понимать — совокупность общих признаков правонарушения, на основе которых можно сделать вывод о характеристике деяния и дать ему оценку. Данная позиция нашла свое отражение в определенных научных исследованиях, однако на законодательном уровне не закреплена53. Исключением стало конструкция состава преступления, в котором отражается количественная (например, повторность или систематичность деяния), и качественная (например, способ совершения деяния) характеристика деяния.

Разрешению подобной ситуации могут способствовать только комплексные меры:

1) Повышение уровня правовой грамотности субъектов административной юрисдикции;

2) Обобщение Верховным Судом Российской Федерации правоприменительной практики по таким делам;

3) Законодательное закрепление признака общественной опасности и в понятии административного правонарушения.

Указанные меры призваны способствовать преодолению существующей проблемы, как в теоретическом, так и в практическом плане.

Из вышеизложенного следует, что отличительным признаком эколого-административного правонарушения являются только субъект и степень общественной опасности. Однако, любое административное правонарушение отличается по субъекту от преступления, и говорить о принципиальном отличии эколого-административного правонарушения нельзя. Таким образом, можно сформулировать следующее понятие эколого-административного правонарушения – правонарушение в сфере окружающей среды природопользования и корреллирующих прав граждан, за которые КоАП РФ и законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Определив понятие и состав эколого-административного правонарушения можно перейти к рассмотрению системы данных правонарушений.

При изучении системы эколого-административных правонарушений необходимо исходить из того, что таковые содержатся не только в главе 8 КоАП РФ. Так, к эколого-административным могут быть отнесены некоторые правонарушения, совершаемые в сельском хозяйстве, ветеринарии и мелиорации земель (например, статьи 7.1-7.11, 10.1 - 10.3, 10.6 КоАП РФ).

Также к эколого-административным правонарушениям прямое отношение имеет статья 5.39 КоАП РФ, которая устанавливает административную ответственность за отказ в предоставлении гражданину информации, а также неко­торые другие правонарушения, предусмотренные КоАП РФ и за­конами субъектов РФ.

По своим признакам некоторые правонарушения, указанные в главах 7 и 10 КоАП РФ, относятся к экологическим правонарушениям и должны находится в главе 8 Кодекса. Так, например, ст. 10.10 КоАП РФ устанавливает ответственность за нарушение правил эксплуатации мелиоративных систем или отдельно расположенных гидротехнических сооружений и повреждение мелиоративных систем. Нарушение работы данного гидротехнического сооружения может привести к эрозии почв, заболачиванию местности, либо, наоборот, опустыниванию того или иного земельного участка. Как видно, дополнительным объектом данного правонарушение будет отдельные элементы окружающей среды – земли той или иной категории.

Таким образом, эколого-административные правонарушения содержаться в следующих главах КоАП РФ:

- правонарушения в области охраны собствен­ности (гл. 7 КоАП РФ);

- правонарушения в области охраны окружающей природной среды и природо­пользования (гл. 8 КоАП РФ);

- правонарушения в сельском хозяйстве, ветеринарии и мелио­рации земель (гл. 10 КоАП РФ).

В науке нет единого мнения по поводу классификации административных правонарушений в сфере экологии и защиты окружающей природной среды54. В основном деление происходит:

А) по объекту посягательства — на земельные, водные, лесонарушения, нарушения законодательства об охране животного мира, континентального шельфа и т. п.55. Классификация по объекту и предмету правонарушения является одной из наиболее распространенных – существует множество различной степени детализации классификаций, построенных на данном основании. Примером может служить классификация В.Б. Россинского56:

1. нарушение экологических и санитарно-эпидемиологических требований в процессе строительства, при обращении с отходами производства, с пестицидами и агрохимикатами;

2. нарушение законодательства об экологической экспертизе, сокрытие и искажение экологической информации;

3. нарушение требований по использованию и охране земель и недр;

4. нарушение правил охраны водных объектов, водопользования и эксплуатации водохозяйственных сооружений;

5. нарушение правил охраны атмосферного воздуха;

6. нарушение правил охраны лесов и лесопользования;

7. нарушение правил пользования объектами животного мира, охраны и использования природных объектов;

Б) по субъекту — на совер­шаемые должностными лицами, гражданами, юридическими лица­ми57;

В) по объективной стороне деяния – в зависимости от форм деяния (на действия и бездействия), способа осуществления правонарушения (невыполнение правил охраны окружающей среды, незаконное использование из корыстных побуждений и т. п.), характера наступивших последствий (материальные и формальные)58;

Г) по субъективной стороне — на совершенные виновно, т. е. умыш­ленно и по неосторожности, без вины;

Д) по принад­лежности субъекта, управомоченного на реализацию мер юридиче­ской ответственности, — на наказуемые судебными и административ­ными органами (должностными лицами) РФ и международными судебными и административными органами59.

Такое расположение точек зрения носит условный характер, поскольку большинство авторов приводят несколько классификаций, например по объекту, предмету, способу совершения и санкциям60, по объекту, субъекту, способу совершения, форме вины, правовым последствиям61 и т.п.

Дополнительной классификацией может служить деление административных правонарушений в сфере экологии на основе нормативно-правовых актов, закрепляющих ответственность за данное правонарушение. Смысл этого деления заключается в том, что все экологические правонарушения делятся на:

- правонарушения, закрепляемые нормативно-правовыми актами субъектов РФ;

- правонарушения, устанавливаемые федеральными органами государственной власти Российской Федерации62.

Человек привязан к конкретной территории своего проживания, этот фактор детерминирует необходимость контроля за местным правовым регулированием экологических и природоохранных отношений. Стоит согласится с точкой зрения некоторых авторов о том, что «…осуществление экологического контроля и надзора на региональном и местном уровне способствует вовлечению в него населения, конкретизации целей и методов…»63. Данная классификация обусловлена особым характером экологических отношений, а именно тем, что природопользование, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности, особо охраняемые природные территории находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Тем самым государственный экологический контроль и надзор рассредоточивается по нескольким федеральным министерствам и ведомствам, совмещается с функциями рационального управления природными ресурсами, а также передается органам государственной власти субъектов Федерации. Решение законодателя отнести природопользование к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов связано с тем, что природный фактор жизнедеятельности человека относится к конкретному региональному, местному характеру, территории проживания. «Это обусловливает необходимость учета местных природных обстоятельств при регулировании водных, лесных, горных, фаунистических, земельных и иных природоресурсных отношений. Осуществление экологического контроля и надзора на региональном и местном уровне способствует вовлечению в него населения, конкретизации целей и методов»64.

Интересной является точка зрения И.Б. Калинина65, который предложил классифицировать эколого-административные правонарушения на:

А) Правонарушения, посягающие на отношения собственности на природные ресурсы и информацию о природных ресурсах (например, самовольное пользование природными ресурсами).

Б) Правонарушения, посягающие на установленный порядок предоставления права пользования природными ресурсами (например, нарушение должностными лицами порядка предоставления лицензий на ресурсопользование и изменение условий лицензии);

В) Правонарушения в сфере установленного порядка ресурсопользования (например, нарушение стандартов по безопасному ведению работ, связанных с использованием природных ресурсов).

Как утверждает создатель данной концепции, «в основе данной классификации лежит система общественных отношений, возникающих в процессе ресурсопользования»66.

Существенным недостатком данной концепции является то, что опираясь на столь важный объект эколого-правовых отношений как природопользование, она не затрагивает такие объекты правонарушения как окружающую среду в целом и ее отдельные элементы.

Каждая из предложенных классификаций преследует цель осветить всю совокупность эколого-административных правонарушений с той или иной стороны, а, следовательно, и не может претендовать на статус единственной. Полноценное изучение системы эколого-административных правонарушений возможно при последовательном построении множества классификаций. На наш взгляд, для более полного исследования видов эколого-административных правонарушений необходимо исходить из следующей классификации:


  1. Правонарушения против права собственности в области окружающей среды (статьи 7.1-7.11, 8.6, 8.26 ,8.28 КоАП РФ) и права на получение достоверной информации о состоянии окружающей среды (статьи 8.5, 10.7 КоАП РФ);

2. Правонарушения против установленных правил охраны окружающей среды и природопользования. В этой группе можно выделить как правонарушения, которые могут иметь своим объектом различные элементы окружающей среды (универсальные эколого-административные правонарушения), так и затрагивающие лишь конкретные элементы (специальные эколого-административные правонарушения). Универсальные правонарушения содержаться в статьях 8.1-8.4 КоАП РФ.

Среди специальных правонарушений можно выделить следующие категории:

- в сфере охраны земель (статьи 8.6-8.8, 10.9-10.10 КоАП РФ);

- в сфере охраны недр (статьи 8.9 – 8.11 КоАП РФ);

- в сфере охраны животного мира (флоры и фауны) (статья 8.33-8.38, 10.1-10.3, 10.6 КоАП РФ);

- в сфере охраны атмосферного воздуха (8.21-8.23);

- в сфере охраны лесов (статьи 8.25-8.32 КоАП РФ);

- в сфере охраны водных объектов (статьи 8.13-8.15 КоАП РФ);

- на особо охраняемых территориях (статья 8.39 КоАП РФ).

Основой деления в данном случае выступает объект правонарушения, но целью классификации является распределения элементов системы административных правонарушений в области охраны окружающей среды в определенной логической последовательности, что позволяет более четко исследовать данный институт административного права.




1 См.: Абрамов В.Г. Административно-экологическое правонарушение: Дисс…канд.юр.наук. – Волгоград, 1999. С. 3; Агеев А.А. Природоохранная деятельность органов прокуратуры Российской Федерации. Дисс…канд.юр.наук - М., 1998.С.11; Савиченко И.А. Проблемы возбуждения уголовных дел по экологическим преступлениям // Сибирский юридический вестник, 2004. № 3. Сайт юридического института ИГУ (http://law.isu.ru/).

2 Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 05.11.1998 № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1.

3 По материалам Интернет-интервью Председателя Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по экологии Грачева В.А. от 12.12.2007// Сайт Garant.ru (http://www.garant.ru/)

4 См.: Боголюбов С.А. Экологическое право: Учебник для вузов. М.: НОРМА (НОРМА-ИНФРА-М), 2002. С. 192.

5 См.: Деревянко Л.А. Административные правонарушения в сфере экологии. Дисс…канд.юр.наук. – М., 2003. С. 4.

6 Федеральный закон от 30.12.2001 N 195-ФЗ Кодекс РФ об административных правонарушениях // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002, N 1. Ст. 1

7 См.: Савиченко И.А. Указ. соч. Сайт юридического института ИГУ (http://law.isu.ru/).

8 Закон РСФСР от 19.12.1991 N 2061-1 «Об охране окружающей природной среды»// Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992. N 10, Ст.457.

9 См.: Бринчук М.М. Экологическое право (право окружающей среды): Учебник для высших юридических учебных заведений. – М.: Юристъ, 1998. С.

10 Федеральный закон от 10.01.2001 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»// Собрание законодательства РФ, 2002. № 2. Ст. 133.

11 Федеральный закон от 13.06.1996 №63-ФЗ «Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собрание Законодательства РФ, 1996. № 25. Ст. 2954.

12 Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 05.11.1998 № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1.

13 См. Петров. В.В. Экологическое право России: Учебник. М.: БЕК, 1995.С. 119.

14 См.: Боголюбов С.А., Сиваков Д.О. Комментарий к Водному кодексу Российской Федерации от 03.06.2006 № 74-ФЗ / Юстицинформ, 2007. ИПБ Консультант Плюс; Михайлова Е.С. Государственный контроль в области охраны атмосферного воздуха: Учебное пособие. – Оренбург: ГОУ ОГУ, 2004. С. 75. Черешнев В.А. Экологическая доктрина России: от замысла к пилотным проектам // Известия Уральского государственного университета, 2002. № 23. С.17.

15 См.: Деревянко Л.А. Указ. соч. С.4.

16 Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл. - Мн.: Книжный Дом. 2003./ Электронная версия (с) Яндекс. (http://slovari.yandex.ru/)

17 Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. - М.: Гос. ин-т "Сов. энцикл."; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935-1940. ./ Электронная версия (с) Яндекс. (http://slovari.yandex.ru/)

18См.: Кузнецова Н.В. Экологическое право: Учебное пособие. – М. : Юриспруденция, 2000. С.18.

19 См.: Деревянко Л.А. Указ. соч. С.24.

20 См.: Бринчук М.М. Экологическое право (право окружающей среды): Учебник для высших юридических учебных заведений. – М.: Юристъ, 1998. С.

21 См.: Общая психология. Словарь / Под. ред. А.В. Петровского // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред.-сост. Л.А. Карпенко. Под общ. ред. А.В. Петровского. - М.: ПЕР СЭ, 2005. (понятие эколого-психологической экспертизы.); Лопатников Л. И. Экономико-математический словарь: Словарь современной экономической науки. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Дело, 2003. (понятие эколого-экономического моделирования).

22 См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права. М., 1996; Теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2002. С. 43; Морозова Л.А. Теория государства и права: учебник. Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. С.362.

23 См.: Абанина Е.Н., Зенюкова О.В., Сухова Е.А. Комментарий к Федеральному закону от 10.01.2001 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» 2-е изд. перераб. и доп. // ИПБ Консультант Плюс.

24 См.: Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2003. С. 354; Дубовик О.Л. Экологическое правонарушение: понятие и виды // Окружающая среда под охраной закона. Сб. статей. - М., 1982. С.99-107; Жевлаков Э.Н. Экологические правонарушения и ответственность. –М.: Интел Синтез. 1997. С. 12; Петров В.В. Указ. соч. С.271; Тарнавский А. Эффективность юридической ответственности в охране окружающей среды. - М., 1985; Шемшученко Ю.С. Правовые проблемы экологии. - Киев, 1989. С. 154; С. 7-24.

25 Марченко М.Н. Теория государства и права. Учебник. – М.: Юрид. лит., 1996. С. 419.

26 См.: Шемшученко Ю.С. Указ. соч. С. 154.

27 См.: Афанасьев В.С., Сунцова Е.А. Некоторые проблемы теории правонарушений и юридической ответственности // Право и политика, 2006. № 3. С. 17-23.

28 Федеральный закон от 30.04.1999 № 81-ФЗ «Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 1999. № 18. Ст. 2207.

29 См.: Деревянко Л.А. Указ. соч. С. 25.

30 См.: Дубовик О.Л. Указ. соч. С. 137.

31 См.: Крассов О.И. Экологическое право. М., 2001. С. 400 - 407.

32 Экологическое право: Курс лекций и практикум / Под ред. Ю.Е. Винокурова. М.: Издательство "Экзамен", 2003. С. 242.

33 См.: Голинченков А.К. Эколого-правовой словарь// Экологическое право, 2003 №№ 3-6; 2004, №№1-6; 2005, №№ 1-4. ИПБ Консультант Плюс.

34 См.: Абрамов В.Г. Указ. соч. С. 67.

35 Административное право России: курс лекций/К.С. Бельский [и др.]; под ред. Н.Ю. Хаманевой. – М.:ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. С.442.

36 См.: Кузнецова Н.В. Указ. соч. С. 94; Бринчук М.М., Экологическое право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2003. С. 135.

37 Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 05.11.1998 № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1.

38 См.: Деревянко Л.А. Указ. соч. С. 41.

39 См.: Бринчук М.М., Экологическое право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2003.С.135.

40 См.: Абрамов В.Г. Понятие и социальная сущность объекта и предмета экологического правонарушения // Право: история, теория, практика. Сборник статей и материалов. Вып. 11, 2007. С. 99-112; Кузнецова Н.В. Указ. соч. С. 94-105.

41 По материалам архива районного суда Кувшиновского района Тверской области дело №5- 18-2007(А).

42 Административно право: учебник/Под ред. Ю.М. Козлова. – М. 1999. С. 173.

43 Административное право России: курс лекций/К.С. Бельский [и др.]; под ред. Н.Ю. Хаманевой. – М.:ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. С.443.

44 См.: Антипов В.Г., Соловьев В.Н. Административное правонарушение и административная ответственность. Состав административного проступка. – М.: ВИПК МВД России . 2003. С. 7; Кисин В.Р. Административное правонарушение: понятие, состав, квалификация. Учебное пособие. – М.: Изд-во МВШМ МВД РСФСР. 1991. С. 6.;

45 Большой юридический словарь/Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. – М.: Инфра-М, 2004. С. 386.

46 Необходимо указать, что в научной среде достаточно давно высказывается мысль о распространении на юридических лиц уголовной ответственности за экологические преступления. См., например: Виноградова Е. Юридические лица должны нести ответственность за экологические преступления// Российская юстиция, 2001. №8. С. 27; Кийко А.Ю. К вопросу о проблеме вины юридического лица как субъекта административного правонарушения // Теоретико-методологические и прикладные аспекты борьбы с преступностью: история и современность. Материалы международной научно-практической конференции (17 - 18 марта 2005 г.): В 4-х ч.. Ч. 2 – Уфа.: УЮИ МВД РФ. 2005. С. 212-218.

47 Административное право России: курс лекций/К.С. Бельский [и др.]; под ред. Н.Ю. Хаманевой. – М.:ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. С.444.

48 См.: Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2003.С.376-377.

49 См.: Мосин М.В. Правовые основания, процессуальный порядок и тактика административного задержания. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.: 2006. С. 27.

50 Уголовный кодекс РСФСР от 27.10.1960 // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1960, N 40, ст. 591.

51 По материалам архива районного суда города Осташкова Тверской области дело № 28-4-12/95.

52 См. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: учеб. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. – С. 700-708.; Ломакина В.Ф. Разграничение преступлений и сходных с ними административных правонарушений // Институты административного права России – М.: Изд-во ИГиП РАН. 1999. С. 245-249; Сахаров А. Разграничение преступлений и иных правонарушений // Социалистическая законность, 1974. № 7. 

53 См.: Фефелов П.А. Общественная опасность преступного деяния // Советское государство и право. 1977, № 5. С. 135-138; Пермяков Ю.Е.  Категория «общественная опасность» в советском уголовном праве. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М.1989. С.3.; Шириков А.С. Социальная вредность и общественная опасность противоправного деяния: проблема соотношения // Право и политика, 2004. № 5. С.21-26.

54См. Адиханов Ф.Х. Юридическая ответственность за экологические правонарушения. Учебное пособие. – Барнаул: Изд-во Алтайского университета. 1991. С.20-24; Кузнецова Н.В. Указ. соч. С. 63.

55 См.: Деревянко Л.А. Указ. соч. С. 46-49.

56 См.: Россинский Б.В. Административная ответственность. Курс лекций. М., 2004. С.291-292.

57 См. Бринчук М.М. Экологическое право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ, 2003.С. 66.; Хаманева Н.Ю. Указ. соч. С. 449.

58 См.: Деревянко Л.А. Указ. соч. С. 50-53.

59 См.: Дубовик О.Л. Указ. соч. С.135-136.

60 См.: Петров В.В. Указ. соч. С. 277-278.

61См.: Кожевников В.Я. О классификации правонарушений области лесного хозяйства// Вестник МГУ. Серия Право, 1997. №2. С. 49-52.

62См.: Боголюбов С.А. Соотношение федерального и регионального законодательства в области охраны окружающей среды// "Журнал российского права", N 2, февраль 2003 г. С. 7-13.

63 См.: Боголюбов С.А. Указ. соч. С. 7.

64 См.: Боголюбов С.А. Указ. соч. С. 7.

65 См.: Калинин И.В. Природоресурсное право: Учебное пособие. Основные положения. - Томск. 2000. С.55.

66 Там же.







База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал