Принципы и критерии оценки потенциальной опасности загрязняющих веществ



Скачать 187.92 Kb.
Дата02.05.2016
Размер187.92 Kb.

УДК 550.4.574

С.А. Остроумов

Биологический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова, Москва, Ленгоры, 119991 ar55@yandex.ru


ПРИНЦИПЫ И КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ОПАСНОСТИ ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ


В связи с выявлением давления широкого спектра антропогенных воздействий на биосферу и окружающую среду отмечалось: «несомненно, живая природа долго не сможет выносить такое давление, разнообразные разрушающие влияния без нарушения возможностей поддержания благоприятных для человека условий обитания» (Яблоков, Остроумов, 1985; с. 117).

Одной из задач экотоксикологии, имеющей прикладное значение, является объективная оценка и характеристика биологических эффектов, вызываемых химическими веществами, среди которых есть вещества с токсичным воздействием на биоту (организмы и их сообщества). Воздействия веществ, загрязняющих среду, на организмы и экосистемы весьма разнообразны (например, Флеров, 1989; Безель и др., 1994; Криволуцкий, 1994; Касумян, 1995; Брагинский, Сиренко 2003; Моисеенко 2009; Котелевцев, 2010; и др.), причем экологическая вредоносность этих воздействий не всегда очевидна. Возникает проблема правильного определения приоритетов в усилиях по предотвращению вредных последствий этих воздействий. Поэтому идет поиск критериев, на основе которых формулируется более взвешенное представление о степени опасности того или иного воздействия поллютантов на организмы и экосистемы (Строганов, 1976; Остроумов, 2003).

Негативное воздействие антропогенных факторов (например, Криволуцкий, 1994) и химических веществ в том числе, широко обсуждается в научной литературе (например, Моисеенко 2009; Котелевцев, 2010; Остроумов, 2003, 2005; Остроумов и др., 1997; Ostroumov 2002a,b,c,d; 2005; Ostroumov, Widdows, 2006). Вместе с тем окончательная формулировка и систематизация подобных показателей и критериев еще не закончена, недостаточно ясен вопрос о том, на основе каких принципов нужно взвешивать степень опасности этих воздействий на биосферу. Необходимы дальнейшие усилия в разработке научных основ оценки степени экологической опасности конкретных веществ и их воздействий на биосферу – особенно учитывая большое прикладное значение вопроса о правильной оценке опасности химических веществ для окружающей среды.

Цель данного сообщения – продолжить поиск подходов к разработке системы критериев экологической опасности, а также изложить (в качестве примера, на котором удобно проиллюстрировать применение системы критериев) некоторые новые экспериментальные данные о воздействиях на организмы ксенобиотиков из сравнительно недостаточно изученного класса поверхностно-активных веществ (ПАВ).

Как результат поисков в этом направлении, в статье представлена новая уровне-блочная концепция системы принципов и критериев для выявления экологической опасности химических веществ, которая включает в себя четыре блока потенциально опасных типов воздействий. Эта система может более эффективно, чем практикуемые сейчас подходы, использоваться для анализа степени опасности химических веществ. Ее использование проиллюстрировано на примере успешного выявления сублетальных, но опасных воздействий синтетического ПАВ (представителя неионогенных ПАВ из класса оксиэтилированных алкилфенолов, Тритона Х100) на тест-организмы (мидии).

Статья использует предыдущие публикации автора, в том числе работы (Остроумов 2000а,б; 2003; 2005; Ostroumov 2003).

Основные положения статьи были апробированы в докладах, которые автор сделал в Институте пресноводной экологии (Берлин), лаборатории компании Проктер энд Гэмбл (Procter & Gamble) (Брюссель), на секции МОИП, на семинаре лаборатории аналитической экотоксикологии Института проблем экологии и эволюции (ИЭМЭЖ) РАН (Москва), а также на съезде Американского общества лимнологии и океанографии (American Society of Limnology and Oceanography, г.Санта-Фе, США).

1. Существующие критерии, используемые сейчас на практике при оценке и классификации экологической опасности загрязняющих веществ

Проблема поиска критериев для определения экологической опасности веществ активно разрабатывалась в плоскости оценки токсического загрязнения экосистем Н.С.Строгановым (например, Строганов, 1976) и другими исследователями (Флеров, 1989; Безель и др., 1994; Моисеенко, 2009 и др.), однако вопрос пока еще далек от выработки общепринятых, всеохватывающих и эффективных критериев.

Для критического рассмотрения существующих подходов и критериев для классификации веществ по степени их опасности для окружающей среды можно взять следующую систему критериев, существующую в странах Европейского Сообщества (European Community). Эта четко сформулированная система оценки и классификации экологической опасности (environmental hazards) химических веществ базируется на сочетании следующих трех критериев (de Bruijn, Struijs, 1997).

Критерий 1. Острая токсичность. Критерий работает на основе определения ЛК50 для трех групп организмов - рыб, водорослей и дафний. Из полученных данных выбираются минимальные величины ЛК50, соответствующие максимальной токсичности. Возникает вопрос, достаточно ли учитывается опасность воздействий на другие группы водных организмов. Еще больший вопрос вызывает акцентировка именно летальных эффектов. Не происходит ли при этом недооценка сублетальных эффектов или сравнительно мягких воздействий на поведение организмов?

Критерий 2. Способность вещества к биоразрушению в водной среде. Определяется с помощью ряда лабораторных тестов в аэробных условиях при концентрациях тестируемых веществ от 2 до 100 мг в литре (в некоторых вариантах тестов при значительно меньших концентрациях 5 -50 микрограммов в литре). Разрушение веществ (их окисление) происходит под воздействием микроорганизмов, с поглощением О2 и выделением СО2. Считается, что вещество обладает высокой способностью к биоразрушению (readily biodegradable), если оно разрушается более чем на 80% за период не более 10 дней в тесте, который длится 28 дней (Painter, 1997).

Вещество считается обладающим экологической опасностью, если оно обладает достаточно высокой токсичностью (низкое значение ЛК50), но при этом не обладает высокой способностью к биоразрушению под действием микроорганизмов. В соответствии с этой системой критериев, если вещество быстро разрушается (окисляется) микроорганизмами, то оно не подлежит классификации как опасное для окружающей среды (за некоторыми исключениями). Так, исключением является случай, когда острая токсичность высока, ЛК50 менее 10 мг/л, и при этом имеется высокий потенциал для биоаккумуляции - см. следующий критерий).



Критерий 3. Способность вещества к биоаккумуляции.

На сайте Геологической службы США (U.S. Geological Survey ), в рамках программы «Токсичные вещества – гидрология» (Toxic Substances Hydrology Program) приведено следующее определение биоаккумуляции: «Bioaccumulation is a general term for the accumulation of substances, such as pesticides (DDT is an example), methylmercury, or other organic chemicals in an organism or part of an organism. The accumulation process involves the biological sequestering of substances that enter the organism through respiration, food intake, epidermal (skin) contact with the substance, and/or other means» (http://toxics.usgs.gov/definitions/bioaccumulation.html). Перевод этого определения, выполненный автором: «Биоаккумуляция – общий термин для накопления веществ, таких как пестициды (пример - ДДТ), метилртуть или других органических веществ в организме или в какой-либо части организма. Процесс накопления связан с биологическим секвестром веществ, которые попадают в организм через систему дыхания, вследствие приема пищи, эпидермального (кожного) контакта с веществом и /или другим путем». (Примечание автора: рассматриваемое вещество не обязательно должно быть органическим веществом; это понятие и определение приложимо также к неорганическим и металлоорганическим веществам).

При анализе веществ, загрязняющих воду, используется также понятие биоконцентрации. Определение биоконцентрации: «Bioconcentration is a process that results in an organism having a higher concentration of a substance than is in its surrounding environmental media, such as stream water. … For more information see the definition of the related term bioaccumulation. Bioconcentration differs from bioaccumulation because it refers to the uptake of substances into the organism from water alone. Bioaccumulation is the more general term because it includes all means of uptake into the organism» (Bioconcentration. http://toxics.usgs.gov/definitions/bioconcentration.html). Перевод этого определения, осуществленный автором: «Биоконцентрация – процесс, который приводит к тому, что в организме имеется более высокая концентрация вещества, чем в окружающей среде, например в речной воде… Для дополнительной информации см. определение родственного термина биоаккумуляция. Биоконцентрация отличается от биоаккумуляции, поскольку относится к поглощению веществ организмом только из воды. Биоаккумуляция – более общий термин, поскольку он включает в себя все пути поступления вещества в организм».

Считается, что эта способность к биоаккумуляции опасно высока, если фактор биоаккумуляции (bioaccumulation factor, BAF; используется также выражение bioconcentration factor, BCF) более 1000 или если логарифм коэффициента распределения вещества в системе октанол-вода более 3.

Методика определения величины BCF в организме рыб подробно изложена в соответствующем директивном документе (OECD Guideline No. 305. Bioconcentration: Flow-through Fish Test). Определение этой величины занимает 44-116 дней и стоит в Западной Европе, по некоторым оценкам, 50-100 тысяч евро (for a duration of 44-116 days and a cost for each experiment in the range of 50-100 k€) ( ссылка на сайт: Bioconcentration factor (BCF): the endpoint).

Вышеизложенная система критериев имеет свои преимущества и, казалось бы, продумана в концептуальном отношении. Однако, возникает немало вопросов и, как думается, при таком подходе некоторые неблагоприятные эффекты могут ускользать от внимания исследователя. По мнению автора, неполная адекватность именно такой системы критериев и конкретной схемы их использования (de Bruijn, Struijs, 1997) связана с недооценкой других аспектов экологической опасности веществ - например, опасности снижения концентрации кислорода в водной среде в результате его поглощения микроорганизмами, быстро окисляющими те ксенобиотики, которые легко подвержены биоразрушению (readily biodegradable) (табл. 1). Сверх того, по мнению автора, есть еще одна экологическая опасность - возможное изменение поведения организмов в результате воздействия загрязняющего вещества на рецепторы организма. Воздействие химических веществ на рецепторы не требует накопления ксенобиотика внутри организма и вполне может происходить без биоаккумуляции вещества, т.е. в условиях низких значений фактора биоаккумуляции (BCF < 100). В последнем случае, если пользоваться вышеуказанным критерием 3, такое вещество считается не опасным, что ошибочно. В самом деле, изменение поведения организмов может вызвать уход (эмиграцию) данного вида из экосистемы и снижение ее видового богатства, что с экологической точки зрения является явно негативным последствием. С точки зрения экосистемы, одинаково негативны оба явления – гибель организмов определенного вида или эмиграция организмов данного вида; оба явления означают потерю данного вида экосистемой и снижение ее функциональности.

Поэтому, признавая то ценное, что есть в существующих системах критериев оценки и классификации экологической опасности, необходимо вместе с тем совершенствовать принципы классификации веществ по их воздействию на организмы и экосистемы и продолжать поиск более полных и адекватных систем критериев.

2. Концепция уровней организации живой материи (живых систем) как основа нового подхода к системе критериев экологической опасности антропогенных воздействий

Ранее были опубликованы работы, в которых классификация антропогенных воздействий на живую природу была проведена на основе концепции уровней организации живой материи (Яблоков, Остроумов, 1985; Yablokov, Ostroumov, 1991). Прошедшее со времени этих публикаций время подтвердило обоснованность этого подхода (Остроумов, 2000а,б). Многие последующие публикации других авторов дали новые примеры экологически неблагоприятных воздействий на живую природу, которые вписываются и хорошо классифицируются с помощью подхода по уровням организации живых систем (например, Безель и др., 1994; Криволуцкий, 1994; Касумян, 1995; Остроумов, 2003). Возможный вариант системы, которая упорядочивает и объединяет значительное разнообразие экологически значимых эффектов, связанных с антропогенным воздействием на организмы и экосистемы, приведен в таблице 2. Думается, что подобный подход мог бы быть полезным при разработке более полной системы критериев для оценки и классификации экологической опасности антропогенных воздействий, в том числе экологической опасности загрязняющих веществ.

Центральное место в данном варианте анализа экологической опасности занимают четыре группы потенциальных нарушений под воздействием антропогенных факторам, которые соответствуют следующим уровням:

1. Уровень индивидуальных и популяционных откликов организмов (например, классические проявления токсичности, увеличение смертности и др.).

2. Уровень агрегированных откликов, в которых участвует не один вид организмов, а группа видов с общими экологическими особенностями и общей экологической ролью в экосистеме (например, изменение первичной продуктивности экосистемы, изменение концентрации хлорофилла в воде и др.). В этих примерах первичная продуктивность и концентрация хлорофилла в воде зависит от группы фотосинтезирующих видов. Следовательно, изменение (отклик) этих параметров – результат агрегированного отклика группы фотосинтезирующих видов на данный антропогенный фактор.

3. Уровень устойчивости и целостности экосистемы (подробнее чуть ниже).

4. Уровень вклада экосистемы в биосферные процессы (например, изменение биогеохимическиx потоков химических элементов через экосистему).

В предложенном подходе к анализу экологической опасности, как отмечалось, должное место занимает опасность воздействия на устойчивость и целостность экосистемы, конкретным примером которой может служить опасность ослабления связи между планктоном и бентосом (plankton-benthos coupling), которую называют иногда пелагиально-бентальным сопряжением (Остроумов, 2002). Если антропогенное воздействие ослабляет именно эту связь в водной экосистеме, то последствия представляются весьма неблагоприятными (Остроумов и др., 1997). Детализация этого положения может быть сделана при анализе возможных последствий снижения скорости фильтрации воды и изъятия из воды взвеси (сестона) такими организмами - фильтраторами, как двустворчатые моллюски (Таблица 3), поскольку именно фильтрационная активность двустворчатых моллюсков является одним из важных примеров реализации и поддержания пелагиально-бентального сопряжения. Если загрязняющее вещество будет нарушать фильтрационную активность организмов, то это приведет к нарушению пелагиально-бентального сопряжения, важного вида связей внутри экосистемы и биосферы ( Остроумов, 2002). В этой связи целесообразно рассмотреть данные о том, насколько фильтрационная активность моллюсков подвержена воздействию различных ксенобиотиков, которые могут загрязнять водную среду.



3. Пример потенциальной экологической опасности сублетальных воздействий, не связанных с гибелью организмов: воздействие ксенобиотиков на скорость фильтрации воды водными беспозвоночными

Установлено, что ряд загрязняющих веществ (поллютантов, ксенобиотиков) могут ингибировать скорость фильтрации воды водными беспозвоночными. И органические, и неорганические вещества, которые могут загрязнять морские и пресноводные экосистемы, способны ингибировать фильтрацию воды моллюсками (Smaal, Widdows, 1994; Donkin et al., 1997; Ostroumov, 1998). Cреди веществ, которые способны ингибировать фильтрацию воды двустворчатыми моллюсками при хроническом и краткосрочном воздействии (обзор см.: Остроумов, 2005), отмечены: металлы (например, медь), металлорганические соединения (TBT, DBT), многие органические соединения - ароматические углеводороды, флуорантрен, бензо[a]пирен, полихлобифенилы (Smaal, Widdows, 1994) и пестициды (Donkin et al., 1997).

Наши данные, полученные на мидиях Mytilus edulis, также подтверждают эту возможность. Нами изучался представитель класса широко применяемых в промышленности оксиэтилированных алкилфенолов, а именно неионогенный ПАВ Тритон Х-100 (ТХ100). Вещества этой группы содержатся в загрязненных и сточных водах и могут загрязнять водоемы и водотоки. Как и другие ПАВ, окисиэтилированные алкилфенолы обладают способностью негативно воздействовать на биомембраны и относятся к мембранотропным веществам. Опыты показали, что ПАВ ТХ100 способен ингибировать скорость фильтрации воды и изъятие из нее водорослей мидиями (таблица 4 и 5).

При концентрации ПАВ ТХ100 1 мг/л концентрация клеток водорослей после 60-минутного периода фильтрации составляла 3143 клетки в 0.5 мл воды по сравнению с концентрацией в контроле, равной 1330.8 клетки в 0.5 мл (таблица 4), т.е. в присутствии ТХ100 концентрация клеток водорослей превышала контроль (в результате ингибирования фильтрации) более чем вдвое и составляла 236.2 % по отношению к контролю. При увеличении концентрации ТХ100 до 4 мг/л концентрация клеток после периода фильтрации составила 10329 клеток в 0.5 мл, по сравнению с 1261.3 клеток в 0.5 мл в контроле, т.е. в присутствии ПАВ концентрация клеток более чем в восемь раз превысила контрольные показатели, составив 818.9 % по отношению к контролю (таблица 5). Таким образом, ингибирование нарастало при увеличении концентрации ПАВ.

Изложенные выше данные об ингибирующем воздействии неионогенного ПАВ на фильтрацию воды моллюсками хорошо согласовывались с данными, полученными при изучении воздействия других веществ (Остроумов, 2005; Остроумов и др., 1997; Ostroumov 2002a,b,c,d; 2005; Ostroumov, Widdows, 2006).

Автор показал, что нарушения фильтрации воды моллюсками и некоторыми другими фильтраторами (коловратками) происходят при сублетальных воздействиях относительно невысоких концентраций других видов ПАВ (анионных и катионогенных ПАВ ), многих смесевых препаратов (таких, как синтетические моющие средства), ряда тяжелых металлов, нефтяных углеводородов.

Дополнительные результаты о негативных эффектах ПАВ при загрязнении воды получены аспиранткой Е.А.Соломоновой, которая работала под руководством автора. Она показала, что сублетальные воздействия синтетического ПАВ (додецилсульфата натрия) вызывали снижение биомассы высших водных растений (макрофитов).

Отмеченные выше типы воздействий антропогенных веществ на организмы-фильтраторы и на водных растения представляется особенно важным ввиду опасности нарушения процессов самоочищения воды (Ostroumov, 1998; Остроумов, 2005), а также ввиду возникновения других неблагоприятных последствий, связанных со структурно-функциональными нарушениями в экосистеме (см. также таблицу 3 в данной статье).

Выше говорилось о нарушении пелагиально-бентального сопряжения. Автор считает, что можно видеть более широкие нарушения - а именно, нарушения сопряжения между гидробиологическими и геохимическими процессами. Используя введенное В.И. Вернадским выражение «биогенная миграция элементов», можно говорить об опасности антропогенного нарушения биогенной миграции элементов.

Предложенная выше система критериев (таблица 2) удобна тем, что позволяет более полно и на системной основе проследить связи между конкретными антропогенными эффектами на ту или иную физиологическую функцию организмов (или на поведение организмов) и дальнейшими экологическим последствиями, которые могут проявиться на различных надорганизменных уровнях. Более того, эта таблица не просто позволяет, но более того – подчеркивает необходимость проследить указанную связь и указывает на некоторые из важнейших аспектов нарушений на надорганизменном уровне, возможность появления которых представляет несомненную экологическую опасность. Тем самым анализ возможной экологической опасности конкретных антропогенных воздействий на организмы и их функционирование углубляется и облегчается благодаря определенному алгоритму, ставится на системную основу.



Заключение.

В.И.Вернадский писал: «Геологически самое существенное отличие, внесенную в эту химическую работу живого вещества человеком, по сравнению с играющими столь важную роль в геологической истории микроорганизмами, заключалось в разнообразии химических изменений, вносимых человеком, в том, что он один коснулся в своей работе почти всех химических элементов и, вероятно, в конечном итоге коснется всех элементов» (Вернадский, 1989, стр. 164). Среди этих химических элементов, затронутых человеком, много токсичных (тяжелые металлы, мышьяк, и многие другие). Кроме того, слова В.И.Вернадского можно распространить не только на химические элементы, но и на многие органические, в том числе токсичные, вещества. Поэтому так важно иметь четкие принципы и четкую систему их применения для того, чтобы выявлять и классифицировать потенциально опасные вещества (токсиканты, поллютанты). В данной статье сделан вклад в формирование научной основы и формулирование принципов для такой системы выявления и классифицирования потенциально опасных веществ. Показаны также недостатки существующей практики выявления опасных веществ, основанной на трех вышеописанных в статье критериев. Анализ наших новых экспериментальных данных подтвердил обоснованность и эффективность применения предложенной системы принципов на конкретных примерах результатов проведенных автором экспериментов. Предложенный автором подход получил название «Концепция уровне-блочного анализа экологической опасности антропогенных воздействий на организмы и экосистемы».



Выводы

1. Сформулирована и обоснована новая система принципов для выявления и классификации химических веществ, потенциально опасных для биосферы.

2. Существующая система критериев для классификации химических веществ (поллютантов, ксенобиотиков) по их опасности для окружающей среды, в особенности водной среды, принятая в ряде стран и основанная на сочетании трех критериев (острая токсичность, способность к биоразрушению гетеротрофными микроорганизмами, способность к биоаккумуляции) недостаточно адекватна. Использование этой системы может приводить к недооценке экологической опасности некоторых веществ, формально не подпадающих под все критерии этой системы.

3. При использовании в качестве одного из критериев для оценки степени экологической опасности загрязняющих веществ способности (или неспособности) веществ подвергаться биоразрушению гетеротрофными микроорганизмами следует принимать во внимание то, что при окислении органических веществ микроорганизмами возникает экологическая опасность снижения содержания в воде растворенного кислорода. Опасность снижения концентрации кислорода при разрушении (окислении) загрязняющих веществ в определенных условиях может оказаться экологически более значимой, чем факт снижения концентрации разрушаемого вещества.

4. При использовании в качестве критерия оценки экологической опасности вещества (токсиканта) его способности к биоаккумуляции необходимо учитывать также следующее. Помимо биоаккумуляции, имеется также и другая возможность экологически опасных воздействий – а именно, воздействий на рецепторы организмов. Такое воздействие на рецепторы может вызывать уход организмов из загрязняемой экосистемы; при этом не обязательно наблюдается значительная биоаккумуляция токсиканта. В результате при отсутствии биоаккумуляции (биоконцентрирования) может иметь место высокая опасность загрязняющего вещества.

5. Предложенная концепция уровне-блочного подхода к анализу экологической опасности антропогенных нарушений в экосистемах может иметь широкую сферу применения. Эта концепция может использоваться при разработке критериев и принципов оценки экологической опасности не только ксенобиотиков и загрязняющих веществ (поллютантов), но при оценке опасности более широкого круга антропогенных воздействий.

6. Получены новые экспериментальные данные о воздействии синтетических органических веществ (в том числе неионогенного ПАВ из класса оксиэтилированных алкилфенолов) на фильтрацию воды беспозвоночными. Это существенно дополняет сведения об опасности нарушения внутренних связей в экосистеме и биосфере (связи между планктоном и бентосом, между пелагиалью и бенталью) при воздействии антропогенных веществ (поллютантов). В данной статье в качестве примера приведены данные автора о воздействии ПАВ на фильтрационную активность мидий. Аналогичные данные получены автором при изучении действия и других органических и неорганических веществ, а также при изучении других видов беспозвоночных-фильтраторов.

Благодарность. Часть данных, упоминаемых в статье, была получена благодаря поддержке EERO (European Environmental Research Organization) и MacArthur Foundation (в рамках конкурса индивидуальных исследовательских проектов Программы по глобальной безопасности и устойчивому развитию). Автор благодарит за научное сотрудничество П. Донкина (P. Donkin), Дж. Виддоуса (J. Widdows) и сотрудников Института биологии южных морей (Севастополь), за обсуждение некоторых затронутых вопросов сотрудников МГУ С.В.Котелевцева, А.И.Азовского, Н.В.Карташеву, за советы Г.А.Заварзина, Ю.И.Чернова, а также Кристиана Стейнберга (Prof. Ch. Steinberg), Н. Вальца (Prof. N. Walz), Т. Фейтеля (Dr. T. Feijtel).

ЛИТЕРАТУРА




  1. Безель В.С., Большаков В.Н., Воробейчик Е.Л. Популяционная экотоксикология. М.: Наука. 1994. 81 с.

  2. Брагинский Л.П., Сиренко Л.А. Всесторонний анализ токсикологической опасности поверхностно - активных веществ для гидробионтов. // Гидробиологический журнал. 2003, т. 39, № 3, с. 115-118.

  3. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. М.: Наука, 1989. 264 с.

  4. Касумян А.О. Обонятельная и вкусовая рецепция и поведение рыб: эколого-физиологические и онтогенетические аспекты. Автореферат..доктора биол.наук. - М. -1995.- 46 с.

  5. Котелевцев, С.В. Мутагенные и канцерогенные соединения в окружающей среде: возможность контроля и потенциальные опасности/ С.В. Котелевцев //Биозащита и биобезопасность. - 2010. - Т. 2, № 1. - С. 40-49.

  6. Криволуцкий Д.А. Почвенная фауна в экотоксикологическом контроле. М.:Наука.1994. 272 с.

  7. Моисеенко Т.И. Водная экотоксикология. Теоретические и прикладные аспекты. 2009. 400 с.

  8. Остроумов С.А. Критерии экологической опасности антропогенных воздействий на биоту: поиски системы // ДАН. 2000а. Т. 371. № 6. С.844-846.

  9. Остроумов С.А. Принципы анализа экологической опасности антропогенных воздействий, в том числе химического загрязнения: концепция и новые данные // Вестник Моск. ун-та. Сер.16. Биол. 2000б. № 4. С.27-34.

  10. Остроумов С.А. Новый тип действия потенциально опасных веществ: разобщители пелагиально-бентального сопряжения // ДАН. 2002. т. 383. № 1. C.138-141.

  11. Остроумов С.А. Некоторые подходы к системе критериев экологической опасности антропогенных воздействий на организмы и экосистемы // Сибирский экологический журнал. 2003. № 2. С.247-253.

  12. Остроумов С.А. О полифункциональной роли биоты в самоочищении водных экосистем // Экология. 2005. № 6. С. 452–459.

  13. Остроумов С.А., Донкин П., Стафф Ф. Ингибирование анионным поверхностно-активным веществом способности мидий Mytilus edulis фильтровать и очищать морскую воду // Вестник Московского ун-та. Биология. 1997. № 3. С. 30-36.

  14. Остроумов С.А., Донкин П., Стафф Ф. Нарушение фильтрации под воздействием синтетических поверхностно-активных веществ двух классов // ДАН. 1998. Т. 362. № 4. С. 574-576.

  15. Строганов Н.С. Токсическое загрязнение водоемов и деградация водных экосистем // Общая экология. Биоценология. Гидробиология. Т.3. Водная токсикология. 1976. М. : ВИНИТИ. С.5-47

  16. Флеров Б.А. Эколого-физиологические аспекты токсикологии пресноводных животных. Л.: Наука. 1989. 144 с.

  17. Яблоков A.В., Остроумов С.А. Уровни охраны живой природы. М., Наука, 1985. 176 с.

  18. Bioaccumulation.http://toxics.usgs.gov/definitions/bioaccumulation.html;

  19. Bioconcentration.http://toxics.usgs.gov/definitions/bioconcentration.html;

  20. Bioconcentration factor (BCF): the endpoint. http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:-_cmdIoJ5UkJ:www.caesar-project.eu/index.php; просмотр 20.05.2010;

  21. de Bruijn, J., Struijs J. Biodegradation in chemical substances policy. In: S.Hales, T.Feijtel, H.King, K.Fox, W.Verstraete (Eds) Biodegradation kinetics. 1997. SETAC-Europe, Brussels, p.33-45.

  22. Donkin P., Widdows J., Evans S.V., Staff F., Yan T. Effects of neurotoxic pesticides on the feeding rate of marine mussels Mytilus edulis // Pestic. Sci.-1997.- V.49. -P.196-209.

  23. Ostroumov S. Biological filtering and ecological machinery for self-purification and bioremediation in aquatic ecosystems: towards a holistic view // Rivista di Biologia/Biology Forum. 1998. Vol. 91. - P. 221-232.

  24. Ostroumov S.A. A new type of effect of potentially hazardous substances: uncouplers of pelagial-benthal coupling. - Doklady Biological Sciences. 2002a; 383: 127-130. www.springerlink.com/index/28V23JBFADL1Y100.pdf;

  25. Ostroumov S. A. Identification of a New Type of Ecological Hazard of Chemicals: Inhibition of Processes of Ecological Remediation. - Doklady Biological Sciences, 2002b,Vol. 385, pp. 377–379. [Translated from Doklady Akademii Nauk, Vol. 385, No. 4, 2002, pp. 571–573];

  26. Ostroumov S. A. Inhibitory analysis of top-down control: new keys to studying eutrophication, algal blooms, and water self-purification // Hydrobiologia. 2002c, vol. 469. P.117-129. DOI 10.1023/A:1015559123646; www.springerlink.com/index/R9PTJEQ5FK8VLA6M.pdf;

  27. Ostroumov S.A. Polyfunctional role of biodiversity in processes leading to water purification: current conceptualizations and concluding remarks. - Hydrobiologia, 2002d, 469: 203-204

http://scipeople.com/uploads/materials/4389/2H469p203.Polyfunctional.role.w.Addendum.rtf;

  1. Ostroumov S.A. Anthropogenic effects on the biota: towards a new system of principles and criteria for analysis of ecological hazards. - Rivista di Biologia/Biology Forum. 2003. 96: 159-170. http://sites.google.com/site/ostroumovsergei/publications-1/rivista2003criteria; http://scipeople.com/uploads/materials/4389/3RB96p159Anth..Criteria.doc;

  2. Ostroumov S. A. Some aspects of water filtering activity of filter-feeders // Hydrobiologia, 2005. Vol. 542, No. 1. P. 275 – 286;

http://scipeople.com/uploads/materials/4389/5Hydr542p275water.filt.doc;

  1. Ostroumov S. A., Widdows J. Inhibition of mussel suspension feeding by surfactants of three classes. // Hydrobiologia. 2006. Vol. 556, No. 1. Pages: 381 – 386. http://sites.google.com/site/ostroumovsergei/publications-1/hydrobiologia2006ostwidd; http://sites.google.com/site/3surfactantsfiltrationmytilus/; http://scipeople.ru/uploads/materials/4389/_Hydrobiologia2006%20vol%20556%20No.1%20pages381-386.pdf;

  2. Painter H. Biodegradability tests: can they yield kinetic constants? In: S.Hales, T.Feijtel, H.King, K.Fox, W.Verstraete (Eds) Biodegradation kinetics. 1997. SETAC-Europe, Brussels, p.55-67.

  3. Smaal A., Widdows J., The scope for growth of bivalves as an integrated response parameter in biological monitoring // In: Kremer K., editor. Biomonitoring of Coastal Waters and Estuaries. 1994. Boca Raton: CRC Press. p. 247.

  4. Yablokov A.V., Ostroumov S.A. Conservation of Living Nature and Resources: Problems, Trends, Prospects. Berlin, New York et al. Springer Press. 1991. 272 p.






ЛАСТАУШЫ ЗАТТАРДЫҢ ПОТЕНЦИАЛДЫ ҚАУІПТІЛІГІН БАҒАЛАУ

ПРИНЦИПТЕРІ МЕН КРИТЕРИЙЛЕРІ

С.А. Остроумов
Мақаланың авторы ортаны ластайтын химиялық заттардың (токсиканттардың, поллютанттардың, ксенобиотиктердің) экологиялық қауіптілігін анықтау және бағалау принциптерінің (критерийлерінің) жаңа жүйесін ұсынады. Бұл жүйе тірі ағзадағы антропогендік бұзылыстардың төрт деңгейіне сәйкес, төрт блоктан тұрады. Жасанды химиялық затпен шығарылатын потенциалды маңызды антропогендік әсерлердің мысалы ретінде, автордың екі қақпалы ұлыларға мембранотроптық ксенобиотиктің – беткі белсенді заттың (ББЗ) летальсіз әсері туралы эксперименталдық мәліметтері келтіріледі.



PRINCIPLES AND CRITERIA TO EVALUATE THE PROTENTIAL HAZARDS FROM POLLUTANTS

S.A. Ostroumov
Improving the system of criteria for environmental hazards of chemicals

A conceptually new system of criteria (principles) for identification of environmental hazards is proposed by the author. The system includes four blocks according to the four levels of anthropogenous disturbances in living systems. As an example of a non-lethal but potentially important effect produced by a man-made chemical, some new data on the inhibitory effects of a membranotropic xenobiotic (a surfactant) on bivalve molluscs are presented. A non-ionic surfactant inhibited the water filtration by bivalve molluscs.







База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал