Программа элективного курса «Человек и природа в русской лирике»



Скачать 378.16 Kb.
Дата02.05.2016
Размер378.16 Kb.
ТипПрограмма
МОУ «СОШ №20 им. Васьлея Митты

с углубленным изучением отдельных предметов»



Программа элективного курса

«Человек и природа в русской лирике»
Светопольская Татьяна Федоровна, учитель русского языка и литературы высшей квалификационной категории

Новочебоксарск, 2007



Название курса: Человек и природа в русской лирике

Дисциплина: литература

ФИО, должность автора программы: Светопольская Татьяна Федоровна, учитель русского языка и литературы высшей категории МОУ «СОШ № 20 имени Васьлея Митты с углубленным изучением отдельных предметов»

Класс, на который рассчитана программа: 10 класс

Сроки реализации программы: 1 учебный год

Краткая аннотация программы:

Изучение программы элективного курса «Человек и природа в русской лирике» поможет в решении задач профильной подготовки учащихся в области гуманитарных наук. Курс направлен на формирование представлений об основных достижениях пейзажной лирики в русской литературе ХIX и XX веков. Не случайно в программах средней школы отводится значительное место стихам о природе. Но эти знания необходимо свести воедино в старших классах, заложить основы своего рода эстетической концепции - «Человек и природа в художественной литературе». Программа элективного курса направлена на выявление и развитие способностей каждого ученика, формирование духовно богатой, творчески мыслящей личности, ориентированной на высокие нравственные ценности, интегрированной в систему национальной и мировой культур, способной в будущем на участие в духовном развитии общества. Программа направлена на формирование грамотного читателя, свободно владеющего словом. Содержание учебного материала программы соответствует целям профильного обучения и в определенной степени обладает новизной для учащихся.

Актуальность программы определяется тем, что учащиеся должны посредством лирических произведений выработать правильное отношение к природе, осознать значимость вопросов, поднимаемых в рассматриваемых произведениях.
Пояснительная записка

Изучение литературы в старшей школе на профильном уровне направлено на достижение следующих целей:


  • воспитание духовно развитой личности, готовой к самопознанию и самосовершенствованию, способной к созидательной деятельности в современном мире; формирование гуманистического мировоззрения, национального самосознания, гражданской позиции, чувства патриотизма, любви и уважения к литературе и ценностям отечественной культуры;

  • развитие представлений о специфике литературы в ряду других искусств; культуры читательского восприятия художественного текста, понимания авторской позиции, исторической и эстетической обусловленности литературного процесса; образного и аналитического мышления, литературно-творческих способностей, читательских интересов, художественного вкуса; устной и письменной речи учащихся;

  • освоение текстов художественных произведений в единстве формы и содержания, историко-литературных сведений и теоретико-литературных понятий; создание общего представления об историко-литературном процессе и его основных закономерностях, о множественности литературно-художественных стилей;

  • совершенствование умений анализа лирического произведения в его историко-литературной обусловленности и культурном контексте с использованием понятийного языка литературоведения; выявления взаимообусловленности элементов формы и содержания лирического произведения; формирование умений сравнительно-сопоставительного анализа различных стихотворений и их научных, критических и художественных интерпретаций; написания сочинений различных типов; определения и использования необходимых источников, включая работу с книгой, поиск информации в библиотеке, в ресурсах Интернета и др.

Рабочая программа составлена на основе федерального компонента государственного стандарта среднего (полного) общего образования на профильном уровне.

Содержание соответствует примерной программе среднего (полного) общего образования по литературе на профильном уровне.

Принципы организации учебного материала соответствуют изложенным в программе по литературе для школ и классов с углубленным изучением литературы, гимназий и лицеев гуманитарного профиля .



Основная цель курса:

Познакомить учащихся с богатством русской пейзажной лирики XIX и XX веков.



Цели курса:

  1. Донести до школьников представление о богатстве русской пейзажной лирики в кратком теоретическом и историческом освещении.

  2. Восстановить в памяти и обобщить знания, полученные в школе за предыдущие годы.

  3. Дать представление о богатстве русской пейзажной лирики, ее многофункциональной направленности.

  4. Подготовить учащихся к восприятию поэтики современной лирики.

Основные задачи курса:

  • изучение теоретической составляющей проблемы модернизации школьного образования;

  • обновление в образовательной практике предметного содержания школьного образования с учётом межкультурного и проблемного подходов к его определению;

  • формирование стимула для поиска дополнительной информации;

  • развитие навыков творческой работы;

  • участие в курсе, где конечным результатом является защита реферата, проекта.

Принципы отбора и структурирования материала:

  • литературная и общественная значимость произведения, их литературно- критическая оценка;

  • репрезентативность произведения для творчества изучаемого писателя;

  • доступность литературного произведения школьникам;

  • «интересность» произведения;

  • стилистическая характерность языка.

Изучаемые стихотворения соответствуют цели программы, способствуют решению обозначенных задач. В программе осуществляется принцип вариативности, который дает учителю право выбора авторов и лирических произведений. Произведения доступны читательскому восприятию учеников, соответствуют интересам и возрастным особенностям школьников. Предлагается два круга чтения и изучения: в классе для выразительного чтения и обсуждения, а также самостоятельно. Эти круги чтения могут варьироваться в зависимости от конкретных условий. Исходя из возможностей библиотечного фонда, уровня подготовленности школьников преподаватель вправе сократить или скорректировать предполагаемый материал.

Программа рассчитана на 8-10 часовое изучение курса (1 час в неделю) для учащихся 10-11классов.


Форма занятий: уроки словесного рисования, лекции с элементами беседы, уроки речевой практики, уроки - концерты с чтением стихов, приготовленных для анализа.
В результате обучения учащиеся должны осознавать значимость изучения лирических произведений, испытывать интерес к ним и потребность в изучении, расширить знания об изобразительно-выразительных средствах языка, выявлять связи между особенностями и составом текста и душевным состоянием автора, "в анализе формы видеть глубину содержания".

Предполагаемые результаты изучаемого курса
Элективный курс «Человек и природа в русской лирике» должен помочь учащимся познакомиться с национальным пейзажем в русской лирике, овладеть навыками анализа лирических произведений, дает возможность подробнее познакомиться с жанрово-стилевым своеобразием пейзажной лирики А.Ахматовой. Два первых раздела должны донести до школьников представление о богатстве русской пейзажной лирики в кратком теоретическом и историческом освещении. В третьем разделе учащиеся должны почувствовать влияние достижений пейзажной лирики на творчество выдающегося поэта ХХ века А. Ахматовой, раскрыть тему природы в ее оригинальном художественном мире. Обширный историко-литературный материал позволяет осветить философское содержание пейзажной лирики, классифицировать разнообразие пейзажных мотивов и образов и показать зависимость пейзажной лирики от особенностей индивидуальных стилей поэтов. Данный курс должен помочь стать фактором формирования творческого мышления учащихся.

Учебно-тематический план курса

«Человек и природа в русской лирике»



Тема

Кол-во

часов


Виды деятельности

Навыки и умения

1.

Введение.

Национальный пейзаж в русской поэзии.



2

Лекция-конспект.

Беседа.



Вести конспект

2.

Времена года.

4

Чтение, анализ лирических произведений. Практическая работа.

Уметь сопоставлять стихотворения разных поэтов по одной теме

(«Осень» Н.Карамзина и «Листопад» И.Бунина)




3.

Ландшафт души.

2

Чтение, сравнительный анализ стихотворений.

Знать эволюцию антропоморфизма

4.

Человек и природа в лирике А.Ахматовой.

2

Чтение, сравнительный анализ стихотворений

Знать об особенностях отношений человека и природы в лирике А.Ахматовой

5.

Контроль знаний

1

Чтение и защита домашних сочинений, рефератов; защита проектов, выполненных с использованием ИКТ

Продемонстрировать знания по курсу «Человек и природа в русской лирике»



Национальный пейзаж в русской поэзии

На первом уроке учитель дает понятие о пейзажной ли­рике, главным предметом которой является природа в ее целостном восприятии поэтом—автором. Речь идет об об­стоятельствах становления и развития пейзажной лирики эпохи романтизма и реализма, о том, как русские поэты, увлеченные романтическими, необычными и экзотическими картинами природы, шли к овладению поэзией обыкновенной жизни, к поэзии, природы своей страны.

Основоположниками, русского национального пейзажа принято считать А.Пушкина и М. Лермонтова. Вспоминаем и декламируем стихотворения Пушкина «Зимний вечер», «Зимняя дорога», «Осень», «Зимнее утро».

Учитель отмечает, что картины природы в стихах Пуш­кина имеют свои особенности: во-первых, они легко узнаваемы нами, они окружают нас с детства; во-вторых, они графичны, четки, как будто нанесены штрихами. Один образ быстро сменяет другой. Таковы пейзажи в романе «Евгений Онегин» («Уж небо осенью дышало...», «Зима… Крестьянин торжествуя…»). В «Отрывках из путешествия Онегина» поэт с улыбкой вспоминает о своих былых увлечениях «кра­сотами природы»:

В ту пору мне казались нужны

Пустыни,волн края жемчужны,

И моря шум, и груды скал…

А ныне пленяет его русский ландшафт:

Иные нужны мне картины;

Люблю песчаный косогор,

Перед избушкой две рябины,

Калитку, сломанный забор,

На небе серенькие тучи,

Перед гумном соломы кучи,

Да пруд под сенью ив густых,

Раздолье уток молодых,

Теперь мила мне балалайка

Да пьяный топот трепака,

Перед порогом кабака.

Эти строки перекликаются со стихотворением М. Лермон­това «Родина» (вспоминаем текст стихотворения).

Пушкин и Лермонтов нашли и отразили в русском ланд­шафте его основные национальные черты.. Приглушенность, скромность красок, цвет и свет создают единый мягкий ко­лорит, а не контрастность, что свойственно краскам южной природы и романтической поэзии. Насколько верно эта осо­бенность была схвачена нашими классиками, подтверждает и творчество лучших пейзажистов—поэтов XX века.

Ученик декламирует стихотворение С. Есенина «Низкий дом с голубыми ставнями». Обсуждаем, какие краски пре­обладают в картине русской деревни, нарисованной Есени­ным. Контрастны они или сливаются в единый колорит? Об­ращаем внимание на сниженность и скромность пространст­венных образов (поле, луг и лес «принакрыты» небесами, дали—тощие, дом—низкий).

Таким же способом знакомимся со стихотворением Ни­колая Рубцова «Тихая моя родина». Находим звуковой лейтмотив, который играет важную роль в стихотворении, созда­вая атмосферу захватывающего лиризма (рефрен—«тихая моя родина», анафора—«Тихо ответили жители,//Тихо про­ехал обоз»; аллитерация т—п—б—«Тина теперь и болоти­на,//Там, где купаться любил...»).

Но есть и другая особенность русского национального пейзажа, которую отметили Пушкин, Лермонтов и другие поэты начала XIX века (П. Вяземский «Степь», А. Кольцов «Косарь», И. Никитин, «Русь»)—это необыкновенная ширь и даль равнины, простор неба « земли, вызывающие неиз­менно чувство восторга, удали, прилива силы молодецкой. Такова же Русь и в стихах поэтов второй половины XIX ве­ка А. Толстого, А. Фета, Н. Некрасова.

Ученики читают стихи А.Толстого «Край ты мой, роди­мый край» (1856), А. Фета «Чудная картина, как ты мне родна» (1842). Тексты стихотворений Н. А. Некрасова «Ти­шина» (1857) и А. А. Блока «Осенняя воля» (1905) долж­ны быть перед глазами учащихся для того, чтобы сопоста­вить их содержание и форму. У Некрасова два опорных об­раза—тишины и «врачующего простора». «Врачующие про­сторы» родины воспевает и поэт XX века А. А. Блок, но по стилю это очень разные произведения. Некрасов—реалист, его стихотворение содержит множество реальных деталей, описание поля, леса, реки, нивы; лирический герой—легко узнаваемый народный заступник, поэт-демократ. Иное у сим­волиста Блока: реальные образы здесь перемежаются с об­разами—символами (веселье, тюрьма, нищий). Лирический герой—условная фигура романтического бродяги, странни­ка. Пафос стихотворений Некрасова и Блока тоже разный-Некрасов просторами родного края врачует свою граждан­скую скорбь, Блок—личную трагедию, трагедию человека эпохи «безвременья». Но в принципе у них одно стремление выразить в картинах природы глубоко национальное и патриотическое чувство, чувство неразрывной связи с родной землей.

Современные поэты остаются верными традиции воспро­изводить в русском ландшафте характерное и странное со­четание скромных неярких тонов и красок с необыкновен­ным, захватывающим дух простором, вызывающим щемя­щее чувство близости ко всему родному миру, его людям, его истории. Вот как национальный русский пейзаж пере­дает известный поэт нашего времени В. Соколов:
Россия средней полосы...

Туман лугов, и запах прелый

Копны, промокшей от росы.

И карий глаз ромашки белой.

И тропка узкая в кусты,

В орешник уведет. А выйдешь,

Такую сразу даль увидишь,

Что встанешь, замирая, ты. -

Бескрайняя какая воля!

Блестит цзгиб Тверцы—реки.

С размаху вширь простерлось поле,

В нем тонут леса островки-

Сужается, летит шоссе...

Стоишь. И словно шире плечи,

И крепче дух от этой встречи

С землей во всей ее красе.

А возле, на кусту в росе,

Как часики, стучит кузнечик.

Стояли цитрусы стеной,

Стучали в крепкие ладошки,

Но все всплывал передо мной

Непризнанный цветок картошки...

Вопросы к классу:

Как передано поэтом ощущение пространства России?

Как возникает образ шири и дали?

В какое время года все это видится и переживается?

Есть ли взаимосвязь между временем и пространством?

Как понять концовку стихотворения?

Учителю важно указать в ходе беседы с учащимися на мастерское сочетание ближнего и дальнего планов. Время года—лето, «земля во всей красе», когда любуешься ромаш­кой белой и цветущей картошкой, и зелено-голубой далью свежим росистым утром. Ребята должны заметить полеми­ческий подтекст последнего четверостишия. «Как ни тепло чужое море, как ни красна чужая даль» (Некрасов), а скром­ная родная природа ближе и памятней.

На уроке можно использовать картины русских художни­ков XIX века. Для разъяснения того, как отличается изо­бражение ландшафтов у романтиков и реалистов, можно со­поставить «Итальянский полдень» К. Брюллова с картина­ми А. Саврасова «Грачи прилетели» и И. Левитана—«Зо­лотая осень», «Над вечным покоем».

Картина К. Брюллова поражает праздничным эффектом контрастных красок. В литературе эти особенности видения красоты природы в то время, в первой трети века, выразил словами ф. И. Тютчев:

Люблю, друзья, ласкать очами

Иль пурпур искрометных вин,

Или плодов между листами

Благоухающий рубин. (Слезы. 1823)

…В палящий летний зной

Лестней для чувств, приманчивей для взгляда

Смотреть, в тени как в кисти винограда

Сверкает кровь сквозь зелени густой.

(К №•№• 1830)

Но в пору освоения национального русского пейзажа в живописи (с0 второй половины XIX века) «лестней для чув­ств, приманчивей для взгляда» становится не нарядность ландшафта, а естественная обыденность его, не контрасты цвета и света, а тонкое их взаимопроникновение, сочетание, создающее типичный для срединной России колорит. Имен­но приглушенность и соотнесенность тонов и оттенков способствует созданию лирической атмосферы картины, ее про­никновенной одухотворенности. Таковы картины Саврасова и Левитана.

Следует обратить внимание и на изображенный ими простор, без которого русский пейзаж уже, кажется, и не­мыслим.

Эффективность занятия будет очевиднее, если накануне урока учитель поработает с декламаторами, чтобы худо­жественный текст звучал выразительно и ясно. Ряд текстов, по которым идет беседа с учащимися, желательно размно­жить и раздавать на уроке. Желательно также, чтобы уча­щиеся вели краткие записи излагаемого в ходе занятия.
Времена года

Национальный пейзаж в русской лирике узнаваем на­ми не только по основным постоянным его признакам (оп­ределенная цветовая гамма, протяженность и обширность пространства), но и по своеобразной и постоянной сменяемости, череде времен года.

Каждое время года имеет свой поэтический смысл, свое лирическое обаяние. Золотой век русской поэзии, век XIX, имеет богатейший опыт изображе­ния русской зимы и осени, весны и лета. Это мастерское воспроизведение звуков, красок, запахов, света и тени, пер­спективы, объемов и форм, различных видов растений, цве­тов, деревьев, животных.

На уроке сопоставляем стихотворения двух русских поэ­тов: одного из зачинателей русской пейзажной лирики Н. М. Карамзина и талантливого пейзажиста начала XX века И. А-Бунина. Читаем «Осень» Н- Карамзина (1789):

Веют осенние ветры

В мрачной дубраве;

С шумом на землю валятся

Желтые листья.

Поле и сад опустели;

Сетуют холмы;

Пение в рощах умолкло—

Скрылися птички.

Поздние гуси станицей

К югу стремятся,

Плавным полетом несяся

В горних пределах.

Вьются седые туманы

В тихой долине;

С дымом в деревне мешаясь,

К небу восходят.

Странник, стоящий на холме,

Взором унылым

Смотрит на бледную осень,

Томно вздыхая…

Далее читаем вслух начало «осенней поэмы» И. А. Буни­на «Листопад» (1900), описание золотой осени, «последних мгновений счастья», по выражению поэта. Пейзаж словно заключен в раму словесным кольцевым обрамлением:

Лес, точно терем расписной,

Лиловый, золотой, багряный,

Стоит над солнечной поляной,

Завороженный тишиной.

Сопоставляем две осени, изображенные русскими поэ­тами, и в беседе с классом выясняем, что Карамзин назы­вает самые общие приметы осени: веют ветры, валятся листья, улетают птицы, плывут туманы. Его «унылый» пей­заж представляет осень как одно целостное явление природы. А вместе с тем это самое переменчивое непостоянное время года.

Бунин во всем конкретен. Он запечатлевает начало осе­ни—листопад, пору, исполненную неизъяснимой внутренней грусти и прелести. Какое обилие изобразительных средств —пиршество красок, оттенки запахов Находим в тексте стихотворения эпитеты, сравнения, метафоры и другие поэ­тические средства. Ребята могут ответить и на такой вопрос: как организовано пространство в стихотворении Бунина? У Карамзина странник, стоя на холме, взором охватывает лес, поле, сад, долину, деревню. А у Бунина?

Бунин тоже дает целостный образ леса, но замечает и поляну, и двор с последней паутиной и мотыльком. Он пред­лагает нам вслушаться в тишину, несущую малейший звук, даже «листика шуршанье».

Чтобы словом воссоздать такую полную иллюзию осен­него мира, нужно было иметь не только личное дарование, нужны были поиски и находки многих мастеров слова. Дол­жен был прозвучать торжественный гимн осени в пушкин­ских стихах («Унылая пора! Очей очарованье!»). Нужно было открыть задушевно-лирическое звучание первого осен­него дня, того самого, что стоит «как бы хрустальный» и переходит в удивительный по красоте лучезарный вечер (Ф. Тютчев. «Есть в осени первоначальной...»). И должны были появиться подчеркнуто обыденные, какие-то домашние картины русской осени у А.Фета и А. Плещеева

Ласточки пропали,

А вчера зарей

Все грачи летали

Да, как сеть мелькали

Вон под той горой.

С вечера все спится,

На дворе темно.

Лист сухой валится

Да стучит в окно.

Лучше б снег да вьюгу

Встретить грудью рад!

Словно как с испугу

Раскричавшись, к югу

Журавли летят.

Выйдешь—поневоле

Тяжело—хоть плачь!

Смотришь—через поле

Перекати—поле

Прыгает, как мяч. (1855).



А.Н. Плещеев

Скучная картина!

Тучи без конца,

Дождик так и льется,

Лужи у крыльца...

Чахлая рябина

Мокнет под окном.

Смотрит деревушка

Сереньким пятном.

Что ты рано в гости,

Осень, к нам пришла?

Еще просит сердце

Света и тепла! (1860)

Перед нами так называемые пейзажи созерцания. Пусть ребята догадаются, почему эти пейзажи так названы, отвечая на вопрос, каков поэтический угол зрения в этих сти­хотворениях. Оба поэта смотрят на природу из окна дома. Осень гонит под крышу, к тоскливому уединению, и обы­денность картин создается в значительной мере благодаря особому углу зрения.

Пронзительной лирической силой и силой словесного изображения отличаются стихи поэтов XX века А. Блока и С. Есенина. Уместно воспроизвести в памяти учащихся зна­комое многим стихотворение Есенина «Отговорила роща золотая...» для того, чтобы в сопоставлении с осенью Ка­рамзина показать, как обогатилась пейзажная лирика за полтора столетия своего существования.

У Есенина тоже воссоздается панорама осени. Поэт видит родные места: рощу, пруд, равнину, сад. Но какие смелые, неожиданные словесные образы делают есенинскую панораму конкретно видимой, яркой, и грустной, и праздничной в одно и то же время. Учащимся можно предложить поделиться впечатле­ниями об этом стихотворении.

Не менее, чем осенние пейзажи, представлены в русской поэзии пейзажи зимние.

Пушкинское «Зимнее утро» («Мороз и солнце! День чу­десный...») с его мажорным радостным настроем надолго создает в русской поэзии особую традицию. Поэты воспева­ют великолепие русской зимы, видят в ней чудесное сказоч­ное преображение природы. Читаем стихи Ф. Тютчева:
Чародейкою зимою

Околдован, лес стоит—

И под снежной бахрамою,

Неподвижною, немою,

Чудной жизнью он блестит,

И стоит он, околдован,—

Не мертвец и не живой—

Сном волшебным очарован,

Весь опутан, весь окован

Легкой цепью пуховой...

Солнце зимнее ли мещет

На него свой луч косой—

В нем ничто не затрепещет,

Он весь вспыхнет и заблещет

Ослепительной красой. (1852)

Приход зимы после затяжной осени для россиянина всег­да праздник. Об этом стихотворение Н. Никитина «Встреча зимы» (1854). Изображая зиму в современном городе, Б. Пастернак объединяет картины колдовского преображения мира ме­телью и обыденной обстановки

Снег идет

Снег .идет, снег идет-

К белым звездочкам в буране

Тянутся цветы герани

За оконный переплет.

Снег идет, и все в смятеньи

Все пускается в полет,—

Черной лестницы ступени,

Перекрестка поворот.

Снег идет, снег идет,

Словно падают не хлопья,

А в заплатанном салопе

Сходит наземь небосвод.

Словно с видом чудака,-

С верхней лестничной площадки,

Крадучись, играя в прятки,

Сходит небо с чердака..

Потому что жизнь не ждет.

Не оглянешься—и святки.

Только промежуток краткий,

Смотришь, там и новый год.

Снег идет, густой, густой.

В ногу с ним, стопами теми,

В том же темпе, с тенью той

Или с той же быстротой,

Может быть, проходит время?

Может быть, за годом год

Следуют, как снег идет,

Или как слова в поэме?

Снег идет, снег идет,

Снег идет, и все в смятенья:

Убеленный пешеход,

Удивленные растенья,

Перекрестка поворот. (1957

В стихотворении создан образ непрерывного беззвучно­го движения: «все пускается в полет». Иллюзию полета не­ба, земли, времени выражает мерный ритм, целая система анафор и звукопись, преобладание С—П—С—Т— Г—К.

Прекрасны стихи русских поэтов, посвященные весне. Они преисполнены живительной силой обновления жизни, переживания ее радостей, верой в будущее, надеждой на счастье. Приход весны мы всегда встречаем ставшими хрес­томатийными стихами ф. Тютчева «Весенние воды», «Еще в полях белеет снег...» (1832) и А.Фета «Я Пришел к тебе с приветом...» (1843).

Особо останавливаемся на стихах Н.А. Некрасова, по­священных весне, в его маленькой поэме «Зеленый шум» (1862). Поэт изображает расцвет весны, ее неукротимую силу глазами человека из народа, крестьянина, для которо­го все в мире природы названо словом, каждое дерево, каж­дая былинка. И все это — живое, все звучит, движется, и сливается в единую мелодию Зеленого Шума. Заметьте, спрашиваем учащихся, сколько и какие деревья названы в этих стихах?

А теперь послушаем поэтов XX века. Тема та же и те же мотивы: весна, радостное мировосприятие, приток новых сил, мечты о счастье. Но как меняется язык и стиль, со­держание словесных образов.

О весне можно писать не только восторженно, торжест­венно, но и с юмором, уведя свои восторги в подтекст, мож­но использовать прозаизмы и просторечия, современные фразеологизмы.

Читаем стихи Н. Заболоцкого 1946 года:

Уступи мне, скворец, уголок;

Посели меня в старом скворешнике.

Отдаю тебе душу в залог

За твои голубые подснежники.

И свистит и бормочет весна.

По колено затоплены тополи.

Пробуждаются клены от сна,

Чтоб, как бабочки, листья захлопали-



И такой на полях кавардак,

И такая ручьев околесица,

Что попробуй, покинув чердак,

Сломя голову в рощу не броситься!

Начинай серенады, скворец!

Сквозь литавры и бубны истории

Ты—наш первый весенний певец

Из березовой консерватории.

Открывай представленье, свистун!

Запрокинься головкою розовой,

Разрывая сияние струн

В самом горле у рощи березовой.

Я и сам бы стараться горазд,

Да шепнула мне бабочка-странница:

«Кто бывает весною горласт,

Тот без голоса к лету останется».

А весна, хороша, хороша!

Охватило всю душу сиренями,

Поднимай же скворешню, душа,

Над твоими садами весенними.

Поселись на высоком шесте,

Полыхая по небу восторгами,

Прилепись паутинкой к звезде

Вместе с птичьими скороговорками.

Повернись к мирозданью лицом,

Голубые подснежники чествуя,

С потерявшим сознание скворцом

По весенним полям путешествуя.

Спрашиваем ребят: «Что это за странная просьба у поэта? Как вы понимаете в стихотворении цепочку ассоциаций —скворец—певец—душа поэта ?»

У Заболоцкого олицетворением весеннего мира стано­вится скворец, «наш первый весенний певец», родственная душа поэту, опьяненному светом, свистом, бормотанием— всем тем кавардаком, который принесла весна. В шутку поэт просит поселить его душу в скворешнике на высоком месте, чтобы лицом обратиться ко всему мирозданию. Полыхающие восторги души чуточку, в меру (чтобы не сорвать голос!) гасит добрая улыбка поэта.

Прекрасен свежий дух берез весной (А. К. Толстой. «То было раннею весной...) Но не менее живителен в мартов­ском воздухе запах навоза в распахнутых настежь конюш­нях и коровниках—у Пастернака это поэтически доказано!

В заключение раздела «Времена года» знакомимся со стихотворением Н. Заболоцкого «Вечер на Оке». В нем не только мастерски описан летний вечер на реке, но содер­жится глубокая философская мысль (природа и человек), оно проникнуто трепетным чувством любви к родному краю.

В очарованье русского пейзажа

Есть подлинная радость, но она

Открыта не для каждого и даже

Не каждому художнику видна.

С утра обремененная работой,

Трудом лесов, заботами полей

Природа смотрит как бы с неохотой

На нас, неочарованных людей.

И лишь когда за темной чащей леса

Вечерний луч таинственно блеснет,

Обыденности плотная завеса

С ее красот мгновенно упадет.

Вздохнут леса, опущенные в воду,

И, как бы сквозь прозрачное стекло,

Вся грудь реки приникнет к небосводу

И загорится влажно и светло.

Из белых бачнен облачного мира

Сойдет огонь, и в нежном том огне,

Как будто под руками ювелира,

Сквозные тени лягут в глубине.

И чем ясней становятся детали

Предметов, расположенных вокруг,

Тем необъятней делаются дали

Речных лугов, затонов и излук.

Горит весь мир, прозрачен и духовен,

Теперь—то он поистине хорош,

И ты, ликуя, множество диковин

В его живых чертах распознаешь. 1957-

Естественно возникает вопрос к классу: какие же типичные черты национального пейзажа России удалось передать поэту? Надо обратить внимание на сопоставление внеш­него и внутреннего облика родной природы. Внешне—при­рода у Заболоцкого обыденна и неприметна, но внутренне — прекрасна, это дивный союз неба и земли, союз духовный, прозрачный и лучезарный, объемлющей великие просторы и дали.

Так учат нас большие художники открывать красоту во­круг нас и ценить ее, как жизнь. В споре с теми, кто рав­нодушен к живой красоте природы, Ф. И. Тютчев писал:

Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик—

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык…



ЛАНДШАФТ ДУШИ

Главное назначение лирики состоит в изображении вну­тренней жизни человека, его мыслей и чувств. Для лирика неисчерпаемы и всегда волнующе интересны пути познания состояния души и само познание в первую очередь. Луч­шие лирические произведения, в каком бы жанре они ни создавались (элегия, послание, ода и т. д.), какой бы теме ни отвечали (гражданской, любовной, философской...), всегда глубоко психологичны. Не является исключением и пей­зажная лирика. Ее бурное развитие в XIX и XX веках — не только в овладении поэтами разнообразными средствами изображения природы, приемами словесной жи­вописи, но и не менее разнообразными средствами выраже­ния поэтических чувств, вызываемых созерцанием природы, ее влияния на человеческое настроение. Иначе говоря, с го­дами психологическая и пейзажная лирика сближались и ныне существуют неразрывно друг с другом.

Мы уже видели на первых занятиях, какие глубокие чувства национальной гордости, патриотизма вызывают сти­хи о природе. Но красота окружающего мира способна обо­стрить любовное переживание, заставляет задуматься над смыслом жизни личности и сопоставить ее с противоречия­ми общественной жизни.

Любуясь красотой бушующих волн океана, снежных вер­шин гор, мирного сельского кладбища или тихого озера на закате летнего дня, в старину говорили, что это—«ландшаф­ты души», пейзажи, которые много говорят уму и сердцу Основным художественным приемам, который объединя­ет словесные изобразительные средства и средства выра­жения внутреннего мира человека с давних времен был и остается так называемый антропоморфизм (наделение чело­веческими свойствами явлений природы), Учителю нужно показать, что антропоморфизм в ландшафтах души прошел путь обогащения и развития от простого сравнения и оли­цетворения к сложному метафорическому ряду поэтических ассоциаций с использованием подтекста, символики, «поэ­тики соответствий». В этих целях даем сравнительный ана­лиз трех стихотворений русских поэтов о грозе: Ф. Тютче­ва «Люблю грозу в начале мая» (1828), А. Фета «После бури» (1828) и Н. Заболоцкого «Гроза» (1946).

Стихотворение Ф. Тютчева читаем и анализируем, отве­чая на следующие вопросы:


  1. Что важнее, по-вашему, для поэта—стремление нари­совать словами грозу, ввести читателя в атмосферу первоговесеннего дождя или рассказать о своем душевном состоя­
    нии?

  2. Какими средствами поэтической лексики и фонетики создастся картина грозы? (Найти эпитеты, метафоры, срав­нения, создающие образ грома как молодого резвого су­
    щества; заметить сочетание красок—голубого, жемчужного,и золотого; обратить внимание на то, какое пространство охватывает взор поэта; найти аллитерацию в стихотворении).

А. Фет запечатлевает состояние природы после грозы:

Пронеслась гроза седая,

Разлетевшись по лазури.

Только дышит зыбь морская,

Не опомнится от бури.

Спит, кидаясь, челн убогий,

Как больной от страдной мысли,

Лишь забытые тревогой



Складки паруса обвисли.

Освеженный лес прибрежный

Весь в росе, не шелохнется,—

Час спасенья, яркий, нежный,

Словно плачет и смеется. (1870).

На первый взгляд, это стихотворение похоже на предыдущее: одна картина сменяет другую—небо, море, челн убо­гий и прибрежный лес На всем печать успокоения после пережитой опасности. Но характер эпитетов, метафор, срав­нений иной. Задача поэта не столько изобразить природу, сколько выразить ею душевное состояние и настроение. Отсюда такой неожиданный и смелый поток ассоциаций: зыбь морская не опомнится от бури; челн на волнах подобен больному в беспокойном сне; складки паруса забыты тревогой; лес в росе, как в слезах, Все сводится к тому, что­бы показать, как прекрасен «час спасенья» от недавней ду­шевной бури.

Еще более сложным становится соотношение природы и человека в лирике XX века. Поэтика соответствий, которую открыли поэты-символисты, не имеет в виду прямой про­екции душевного состояния на состояние природы. Человек и природа соотносятся, как два зеркала, поставленные перед другим: отражения множатся и трудно сказать, ка­кое из них первоначальное, какое же—отражение отраже­ния. Так и в лирике несколько тем, несколько мотивов мо­гут создать насыщенную духовную атмосферу. Знакомимся со стихотворением виднейшего поэта-пейзажиста середины XX пека Н. Заболоцкого «Гроза»:

Содрогаясь от мук, пробежала над миром зарница,

Тень от тучи легла, и слилась, и смешалась с травой.

Все труднее дышать, в небе облачный вал шевелится,

Низко стелется птица, пролетев над моей головой.

Я люблю этот сумрак восторга, эту краткую ночь вдохновенья,

Человеческий шорох травы, вещий холод на темной руке,

Эту молнию мысли и медлительное появленье

Первых дальних громов—первых слов на родном языке.

Так из темной воды появляется в мир светлоокая дева,

И стекает по телу, замирая в восторге, вода,

Травы падают в обморок, и направо бегут и налево

Увидавшие небо стада.

А она над водой, над просторами круга земного,

Удивленная, смотрит в дивном блеске своей красоты,

И, играя громами, в белом облаке катится слово,

И сияющий дождь на счастливые рвется цветы.

Вопросы к классу:

1) Стихотворение заключает в себе три темы—Природы, Поэзии и Красоты. Перечитайте, найдите эти темы.

2) Какие моменты выделены поэтом в изображении грозы?

3) Какие этапы творческого процесса воспроизведены им?

4) Какое символическое содержание несет образ светлоокой девы?

Е. Г. Эткинд пишет: «Конечно, гроза помогает нам по­нять творчество, это так; но и творчество помогает нам по­нять грозу. Происходит взаимное отражение—сопрягаемые

явления, все снова и снова друг в друге отражаясь, объяс­няют друг друга».

Н. Заболоцкому в равной степени удается и живописать грозу, и проникнуть в «муки творчества» поэта, он выступает и как пейзажист, и как психолог. Небольшое произведение богато чувствами: мучительный страх сменяется ликованием и восторгом, легкий юмор, с которым написана сцена явления новой Афродиты, напоминает о скептическом XX иске, не верящим в мифы. Поэт владеет ритмом стиха, как музыкант своим инструментом. Мерный пятистопный ана­пест вдруг начинает «спотыкаться», когда создается карти­на трудного рождения слова («…и медлительное появленье...) или становится кратким, трехстопным, как завершающий аккорд мелодии («Увидавшие небо стада»). Стихотворение проникнуто игрой света и тьмы, блестяще используется зву­копись, особенно в заключительной строфе.

Сближение пейзажной и психологической лирики, их взаимопроникновение можно показать и на том, как обога­щается поэтическое содержание образа березы в русской поэзии.

Береза издавна песенное дерево нашего фольклора, но в литературу образ этого дерева вошел сравнительно недавно (см. стихотворение Вяземского П. А. «Береза», 1855). Сти­хотворение Лермонтова «Родина» ввело в русскую лирику в качестве основной приметы российского пейзажа «чету белеющих берез». И через сто лет в годы Великой Отечест­венной войны в стихах К. Симонова боец на фронте вспо­минает:

Клочок земли, припавший к трем березам,

Далекую дорогу за леском,

Речонку со скрипучим перевозом,

Песчаный берег с низким ивняком.

Он убежден, что «эти три березы», олицетворяющие собою Россию, «при жизни никому нельзя отдать».

Б,ереза—красивейшее дерево русских равнин. Она хо­роша и ранней весною, когда распускаются ее клейкие лис­точки, и летом, щедрая на тень с шумящей густой лис и осенью, вся золотая, и зимой в инее, излучающая свет вокруг себя. Поэты любуются ее внешним нарядом и видят в ней одухотворенное живое существо. Чаще всего береза в поэзии—прелестная девушка, нежная и ранимая, как сама юность. Один из ряда таких образов находим у А.К. Тол­стого:

Острою секирой ранена береза.

По коре сребристой покатились слезы;

Ты не плачь, береза, бедная, не сетуй!

Рана не смертельна, вылечится к лету,

Будешь красоваться, листьями убрана..

. Лишь больное сердце не залечит раны! 1856-

Заметят ли ребята психологический подтекст в стихотво­рении и поймут ли содержание подтекста?

Далее обращаемся к стихотворению С Есенина «Зеле­ная прическа, Девическая грудь...» 01918)- В произведении поэта есть литературная условность. Он восстанавливает жанр средневековой пастореллы, стихотворения, в котором на фоне идиллического пейзажа изливают свои чувства пастух и пастушка. Березка Есенина и напоминает такую селянку, которая жалуется на измену пастушка или разлу­ку с ним. Условен и диалог поэта с березкой, который ор­ганизует композицию стихотворения. Главное, что составля­ет очарование лирической миниатюры, это нарядный живо­писный облик березы и тонкая одухотворенность ее- Haxoдим перифразы, метафоры, эпитеты, создающие поэтический портрет березки. Задаем вопрос, можно ли это стихотворе­ние назвать стихотворением о первой любви-

Новое время—новые песни. Александр Прокофьев, поэт есенинской школы, наделяет березку уже конкретной живой биографией, не забывая при этом задачи изобразительной, любуясь ее весенней нарядностью.

Стоит березка фронтовая,
Ей не от солнца горячо,

У ней ведь рана огневая;

Пробила пуля ей плечо!

Почти закрыта рана эта

Как бы припухшею корой…

Березка зеленью берета

Уже хвастнула пред сестрой.

Как северянка речь заводит,

Все с переспорам; «Чо да чо?»

И только ноет к непогоде

С закрытой раною плечо! 1960-

Внимание к этому стихотворению можно привлечь рядом вопросов:

1) Стихотворение явно содержит иносказание, в чем его СМЫСЛ?


  1. Какие тропы, создающие «портрет» березки», вам кажутся особенно удачными?

  2. Какие языковые приметы говорят нам о том, что прокофьевская березка—девушка деревенская?

В. С. Бахтин в своей книге о Прокофьеве так определял содержание стихотворения: «Поэт не произносит громких (.слов о войне, о мире, о ценности человеческой личности, но ведь все это есть в его стихах, и понимание всего этого вхо­дит в нашу душу вместе с трогательным и чистым образом березки, радующейся и страдающей, совсем как мы».

Богатым и сложным содержанием наделяет свою «Березу» А. Твардовский. (1967).

Анализ стихотворения после ознакомления с ним ведем по частям. Первая часть—первые три строфы. Это пласти­ческая зарисовка, описание облика кремлевской березки, которую с неким радостным удивлением рассматривает поэт. Уточняем, что именно удивляет и радует Твардовского.

Вторая часть, основная, с четвертой по десятую строфы, в которой береза предстает немой свидетельницей нашей истории. Надо определить, какие исторические события вол­нуют память поэта.

Третья часть—заключительные две строфы, обращение автора к читателю. Здесь полезно выслушать мнение ребят, как они поняли совет поэта, обращенный к ним, к читателям.

В заключение учитель объясняет классу: все три части взаимосвязаны, наполняя образ кремлевской березы высоким символическим содержанием. Твардовский не прикрашивает романтически березу. Она у него «простецкая», оли­цетворяет собою крестьянскую многомиллионную Россию. Поэт делает березу свидетельницей самых тяжелых траги­ческих этапов русской истории и подводит нас к выводу о том, что народ, мнением которого правители пренебрегают, не дорожат, все помнит и судит судом праведным и непод­купным-

Символический образ березы содержит мысль и о вечной непреходящей жизни народа, об уроках истории и, как под­линный художественный символ, остается неисчерпаемым, открываясь читателю то как примета родного пейзажа, то как олицетворение народной жизни, то какая живая часть нашей истории, то как образ философский о связи времен, об отношениях власти и народа.

ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА В ЛИРИКЕ А. АХМАТОВОЙ

Мы убедились, что совершенство пейзажной лирики за­висит от развитой наблюдательности и тонкой восприимчи­вости поэтом жизни природы, от умения владеть художест­венным инструментарием, созданным опытом предшествен­ников. Но многое также зависит от индивидуального худо­жественного мира писателя, от своеобразия его литератур­ного стиля и характера его лирического героя. Каждый боль­шой поэт по-своему решает проблему «человек и природа». По-своему решает эту проблему и великий русский поэт Ан­на Ахматова (1889—1966).

В литературу она вошла в начале века. Уже в первый период творчества становится в ряд самых известных поэтов времени (1912—1917), становится признанным мастером лю­бовной и психологической лирики. После Октября она раз­делила судьбу многих русских интеллигентов; были годы, даже десятилетия вынужденного молчания, пережит страх и ужас сталинщины, Отечественной войны, гибель близких и родных, и все же блестящий талант Ахматовой не угас. Ее поэмы и лирика запечатлели то историческое время и те ис-пытания, которые выпали на долю нашего народа.

При таких драматических обстоятельствах ее жизни природа, казалось бы, должна отойти на второй план. Но это не так. Всем своим творчеством во всех излюбленных ею жанрах от лирического фрагмента, стихотворной мини-но­веллы до стихов одического строя, посланий, элегий, во всех поэмах, написанных ею, Ахматова показывает нам, что современный поэт тысячами нитей связан с жизнью при­роды.

Лирическая героиня Ахматовой на всех этапах ее худо­жественной биографии впитывает в себя красочное много­образие внешнего мира, радуется солнцу и ветру, чутко ре­агирует на смену времени года.

Вот перед нами девочка из южного приморского город­ка в пору свободного «языческого» детства:


Бухты изрезали низкий берег,

Все паруса убежали в море,

А я сушила соленую косу

За версту от земли на плоском камне.

Ко мне приплывала зеленая рыба,

Ко мне прилетала белая чайка,

А я была дерзкой, злой и веселой

И вовсе не знала, что это—счастье.

В песок зарывала желтое платье,

Чтоб ветер не сдул, не унес бродяга,

И уплывала далеко в море,

На темных, теплых волнах лежала.

Романтически прекрасен этот пейзаж приморья, нари­сованный Ахматовой в ее поэме «У самого моря».

Расцвет молодости тоже запечатлен ею как глубокое переживание своей слитности с жизнью природы, острое ощущение счастья бытия на земле. Такова зимняя прогулка по вечернему Петербургу в «Эпических мотивах»: ей не за­быть «Закат неистовый, и полноту

Душевных сил, и прелесть милой жизни».

(«Смеркается, и в небе темно-синем...», 1915).

А вот Ахматова на склоне лет все также любовно вгля­дывается в родную северную весну, быть может, одну из последних в ее жизни:

Приморский сонет

Здесь все меня переживет,

Все, даже ветхие скворешни

И этот воздух, воздух вешний,

Морской свершивший перелет.

И голос вечности зовет

С неодолимостью нездешней.



И над цветущею черешней

Сиянье легкий месяц льет.

И кажется такой нетрудной,

Белея в чаще изумрудной,

Дорога не скажу куда…

Там средь стволов еще светлее,

И все похоже на аллею

У царскосельского пруда. 1958.

Ахматова неслучайно в этом сонете вспоминает об аллее царскосельского парка. В Царском Селе она жила и учи­лась до 16 лет, но ни Черное море, где она родилась и про­водила каждое лето, ни Царское Село с его великолепным дворцом и паркам, а Слепнево небольшое имение ее мужа Н. С. Гумилева в центре России, недалеко от Твери, прив­лекало взоры поэта к национальному русскому пейзажу. Необъятная деревенская Россия входит в ее сердце без при­крас и удивляет чувством родственной близости к этой земле:

Ты знаешь, я томлюсь в неволе,

О смерти Господа моля,

Но все мне памятна до боли

Тверская скудная земля.

Журавль у ветхого колодца,

Над ним, как кипень, облака,

В полях скрипучие воротца,

И запах хлеба, и тоска.

И те неяркие просторы,

Где даже голос ветра слаб,

И осуждающие взоры

Спокойных загорелых баб.

Слепневские виды запечатлены Ахматовой в стихах о первом дыхании весны («Перед весной бывают дни такие..», 1915),, о разгаре русского лета, страды в деревне («Я слышу иволги всегда печальный голос..», 1917).

В этих и других стихах, когда речь идет о природе с ее ночным круговоротом, Ахматовой присуще сопоставление величавой вечности и стремительного бега времени, который уносит человеческие жизни. Так в стихотворении 1922 года предстает перед нами русская зима:

Хорошо здесь: и шелест и хруст;

С каждым утром сильнее мороз,

В белом пламени клонится куст

Ледяных ослепительных роз.

И на пышных парадных снегах

Лыжный след, словно память о том,

Что в каких-то далеких веках

Здесь с тобою прошли мы вдвоем.



Очарование стихотворения в соединении мига и вечнос­ти. Мгновения счастья и ощущения полноты жизни, стре­мительно уходящих в прошлое. Начало—чувства, перепол­няющие душу, слова, вырвавшиеся из груди: «Хорошо здесь...» Эта разговорная доверительная фраза звучит не торжественно, а задушевно. И вся поэтическая лексика, передающая великолепие зимы (в белом пламени куст, ле­дяные розы, пышные парадные снега) подчиняются общей тональности—выражению тихого признательного восторга. Активную роль выполняют все изобразительные средства: звукопись и лексика заставляют слышать морозный день, мы видим его яркий свет, снежное поле и линию проложен­ной лыжни.

Ахматова- замечательный мастер штрихового пейзажа. В ее любовной, гражданской, философской лирике всегда прописаны место переживания или действия, время года или суток.

Окружающий вещный предметный мир становится не­отъемлемой приметой пережитого и переживаемого. Жизнь природы всегда рядом с жизнью лирической героини и не­уловимо направляет мир ее чувств и мыслей.

Чернеет дорога приморского сада,

Желты и свежи фонари.

Я очень спокойная.

Только не надо

Со мною о нем говорить.

Ты милый и верный, мы будем друзьями…

Гулять, целоваться, стареть…

И легкие «месяцы будут над нами,

Как снежные звезды, лететь. 1914

В этой лирической миниатюре передано сложное душев­ное состояние. Лирическая героиня дорожит временным по­коем, уже отдаляющем горечь пережитого разочарования. Ее отношения с собеседником тоже сложные, не только дру­жеские. А вечер в приморском парке, эта черная дорога и желтые фонари, свет и тьма, летящие снежинки становятся тревожными спутниками ее мнимой душевной умиротворен­ности. И, как это мы часто наблюдаем у Ахматовой, возни­кает острое ощущение «бега времени», видимого как будто со стороны, а не переживаемого автором. Штриховой пей­заж привносит свое дополнительное и всеобъемлющее со­держание в смысл стихотворения.

Человек трезвого, ясного ума, Ахматова не идеализиру­ет природу, не обожествляет ее, но признает красоту, таин­ственность законов жизни растений и животных, пугающее величие природных явлений и стихий. Она чувствует себя обязанной в поэзии откликнуться на немые призывы при­роды:

Многое еще, наверно, хочет

Быть воспетым голосом моим:

То, что, бессловесное, грохочет,

Иль во тьме подземный камень точит,

Или пробивается сквозь дым.

У меня не выяснены счеты

С пламенем, и ветром, и водой--- I960

Природа в творчестве Ахматовой одухотворена, но как-то очень своеобразно. Поэт и природа как будто всматри­ваются друг в друга, ведут молчаливый разговор. Особен­но близки ей деревья и цветы: розы, шиповник, царскосель­ская ива, милая спутница ее юности; старый клен, глядев­ший в окна Фонтанного дома, где Ахматова прожила 35 лет. А комаровские сосны! Они только притворяются мол­чальницами, с ними можно вести самый непринужденный разговор:

Не здороваются, не рады!

А всю зиму стояли тут,

Охраняли снежные клады,

Вьюг подслушивали рулады,

Создавая смертный уют.

Шутить, имея воображаемым собеседником природу,—это что-то очень редкое в литературе. Разве что у Маяковского:

От этого Терека

в поэтах истерика…

Ахматовой свойственно шутливое доброжелательное от­ношение к природе. Вот примечательный отрывок «Еще об одном лете»:

Я говорила облакам:

«Ну, ладно, ладно, по рукам».

А облака—ни слова,

И ливень льется снова.

Духовным завещанием Ахматовой называют ее стихотворение «Родная земля» 1961 года. Как нигде, слиты в этом произведении человек и природа, народ и родная земля. Поэт выражает не только свое представление о родине, а наше органическое, естественное чувство, потому что родная земля «Для нас это грязь на калошах,

Да, для нас это хруст на зубах»,

и в то же время чувство священное, ибо «ложимся в нее и становимся ею. Оттого и зовем так свободно—своею». Л. К. Чуковская писала об этом стихотворении: «Никакой нежности к родине, никаких сантиментов, никакого умиления....— а звучит как присяга». И здесь характерный ахматовский мотив быстролетности отдельной человеческой жизни, подобной мигу, и вечного круговорота в жизни природы и челове­чества.




Литература
О, русская земля! (Россия в русской поэзии). Сборник стихов.-М.: Молодая гвардия.-1971

Григорьев В.П. Поэтика слова.- М.: Наука.-1971

Лихачев Д.С. Поэзия садов. – Л.: Наука. – 1982 Очерки русской поэзии ХХ века.- М.:Наука. -1990

Поэтический строй русской лирики.-Л.:Сов. Писатель.-1977



Сильман Тамара. Заметки о лирикуе.-Л.:Сов. Писатель.-1977

Эткинд Е. Разговор о стихах. – М.: Детская литература.-1970

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал