Ребенок в информационной среде. Феномен качественного информационного стресса



Скачать 82.13 Kb.
Дата24.04.2016
Размер82.13 Kb.
ЭКОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕКА
РЕБЕНОК В ИНФОРМАЦИОННОЙ СРЕДЕ.

ФЕНОМЕН КАЧЕСТВЕННОГО ИНФОРМАЦИОННОГО СТРЕССА
Е.Н. Дзятковская доктор биолог. наук

Проблема экологической безопасности учебного процесса в школе, вузе и т.д. не является новой. Однако её обсуждение чаще ограничивается вопросами санитарии, гигиены и физической культуры. Рассматривается соответствие деятельности образовательного учреждения стандартным требованиям к условиям учебного процесса (световым, тепловым, эпидемиологическим), режиму учебной нагрузки (объем, виды, распределение по дням недели и в течение суток), способам ее компенсации с помощью больших и малых форм физкультуры. Не умаляя значимости этих аспектов экологической безопасности, мы считаем, тем не менее, что при таком подходе один из важнейших ее аспектов упускается. Речь идет не об условиях учебной деятельности, а о самой деятельности. Не о количественном аспекте работы с информацией, а о качественной ее стороне, учитывающей возрастные, половые, этнические и индивидуальные особенности способов научения. Последние имеют широкий спектр от предпочтительных для ребенка методов, приемов, техник учебных действий до индивидуально рационального стиля учебной деятельности, сознательного проектирования собственной образовательной траектории.

Как представляется, такой подход выходит на одно из ключевых противоречий, сложившихся в отечественном образовании: противоречие между широким спектром образовательных услуг, предлагаемых обществом своим гражданам, и ограниченными возможностями современного среднестатистического школьника усваивать даже общеобразовательную программу. Это противоречие, как нам кажется, является своеобразным проявлением экологического кризиса образования. Известно, что экологический кризис всегда наступает с исчерпанием доступных для человека природных ресурсов. Кризисное состояние в образовании в условиях глобализации информационных потоков связано, в частности, с ограниченностью человеческих возможностей усваивать все возрастающие информационные потоки. Фактически речь идет о ведущем противоречии 21 столетия: между характером деятельности человека и объективно существующими законами природы. «Деятельностные структуры, пишет П.К. Щедровицкий, – подчиненные механизмам цели и действия, развертываются в одном направлении. Природные структуры, подчиненные принципиально иным механизмам, сопротивляются направлению и характеру производимого преобразования, выламываются из системы деятельности, а часто – просто разрушают их … Это отношение между деятельностными и природными структурами, которое … мы обозначили как “сопротивление материала природы”, есть вместе с тем обобщенная характеристика любой системы деятельности», в том числе и учебной, добавим мы.

Проявления этого кризиса в первую очередь наблюдаются в странах с низким состоянием нервно-психического здоровья детской популяции, таких как Россия. В нашей стране около 70 % детей, приходящих в первый класс, имеют незрелость психических функций, необходимых для учебы. Из 40 миллионов российских детей 1 миллион обучается в классах коррекционно-развивающего обучения. Стремительно растет число «школьных заболеваний» - так называемых, информационных патологий: это резко «помолодевшие» вегетососудистая дистония, функциональные кардиопатии, разнообразные неврозы, аллергии, заболевания желудочно-кишечного тракта. Неуклонно увеличивается число детей, добросовестно «отбывших» учебный срок, но оставшихся полуграмотными. Растет число малолетних правонарушителей. Их в стране сегодня уже более 1 миллиона. Новые реалии жестко ставят вопрос о рефлексии образованием своего места в информационных потоках современного мира, его ценностно-смысловых доминантах. И проблема здесь, конечно, не столько в учебном режиме, сколько в самом характере учебной деятельности учащегося. Стремление к информации является естественной, базовой, биологической потребностью любого ребенка. Поиск новой информации, творчество, экспериментирование – важнейший фактор психического развития ребенка. Детей не оторвать от мощных современных источников информации – телевизоров, Интернета. И в то же время – повсеместное нежелание детей ходить в школу, учеба как отбывание повинности, активное отторжение детьми учебной информации. И проблема здесь не только в системе отношений между участниками образовательного процесса. Учащимся не прививается культура работы с информацией. Сотни и сотни детей, занятых ежедневной рутинной, мало осознанной, нерациональной работой с учебной информацией, не учитывающей их индивидуальность, «выламываются из системы деятельности», сопротивляясь этой системе ценой своего здоровья или безграмотности (или тем и другим вместе). Как результат – снижается биосоциальное качество выпускников, истощается человеческий ресурс развития общества.

В этих условиях категория «Деятельность» становится ведущей в теории и практике образования. Однако деятельность – категория междисциплинарная, разные ее аспекты изучают практически все науки. Нас заинтересовал прежде всего психофизиологический и медицинский аспекты работы с информацией. Еще в 70-80-ые годах 20 века замечательным отечественным нейрофизиологом М.М. Хананашвили было сформулировано учение об «информационном стрессе». Было доказано, что условием его развития является так называемая информационная триада: 1) слишком большой или слишком объем информации, 2) слишком малое или большое время для ее усвоения, 3) высокий уровень мотивации (ответственности). Под влиянием сочетания этих факторов в результате перенапряжения системы нервно-психической регуляции у человека развиваются разнообразные информационные патологии.

Однако возникает ряд вопросов. Что понимать под «слишком большим или малым» объемом (продолжительности) работы? Одинаковые ли их границы для разных людей? Дозируя учебную нагрузку в стандартных экспериментальных условиях и рассчитывая ее психофизиологическую «цену» для ребенка (артериальное давление, частота пульса, электроэнцефалография), мы обратили внимание на тот факт, что одна и та же интенсивность работы с информацией приводит к разной величине нервно-психического напряжения у разных детей. Решающую роль играет предлагаемый (выбираемый) учащимся метод работы с информацией, с одной стороны, и психофизиологическая индивидуальность ребенка, с другой стороны. Так, письменный тест, предусматривающий нестандартные (мало знакомые ребенку) ситуации выбора, оказывается большой нагрузкой для детей со слабой нервной системой, вегетативными дизрегуляциями (тенденцией к снижению артериального давления, укачиванием в транспорте, «жаворонков»). Такие дети, как правило, имеют хорошую успеваемость в течение учебного года, а тестовый контроль проходят с неважными результатами.

Очень сильно отличается предпочтительный характер работы с учебной информацией у детей с разными типами межполушарных взаимодействий мозга. Например, девочки с ведущим левым ухом и правым глазом попадают в группу риска по развитию дидактогенных неврозов в школах с углубленным изучением иностранного языка, им с трудом дается математика, работа с цифрами. В то же время выражены способности в смежных гуманитарно-естственнонаучной областях, в сфере художественной фотографии, дизайна, музыки. Высок риск эндокринных патологий, что делает обязательным их раннюю диспансеризацию у эндокринолога. Другой пример. Мальчики с ведущим левым глазом и левым ухом лучше учатся по традиционной системе, обладают хорошим пространственным, конструктивным мышлением, музыкальными способностями, но имеют плохую память, особенно слухо-речевую, очень трудно адаптируются к социальному окружению, упрямы, не достаточно усердны в учебе и, как правило, учатся неважно. И таких примеров можно привести множество.

По мере накопления экспериментального материала стало ясно, что в отличие от описанного М.М. Хананшвили количественного информационного стресса, в ряде ситуаций мы имеем дело с качественным феноменом. На базе Центра медицинской экологии Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения Российской академии медицинских наук такие исследования приобрели комплексный, медико-психолого-педагогический характер, как фундаментального, так и прикладного характера (руководитель член-корр.РАМН Л.И.Колесникова). Первый аспект касается целостного и системного изучения педагогической действительности на основе развития комплексного учения о человеке, фундаментальных закономерностей его взаимодействия с информационной средой. Второй, прикладной, аспект включает разработку технологий медико-психолого-педагогического сопровождения учащихся в учебном процессе, педагогических технологий обучения детей с разной психофизиологической индивидуальностью и состоянием здоровьем, учебно-методических комплексов, технологий диагностики и т.д..

Сегодня уже можно говорить о сложившемся комплексном учении о качественном информационном стрессе, развитом в 4 докторских и 8 кандидатских диссертациях (работы Дзятковской Е.Н., Долгих В.В., Рычковой Л.В., Королевой Н.В. и др.). На его основе была сформулирована концепция педагогики управляемых стрессов, теория психологических стресс-лимитирующих факторов, разработана и апробирована технология комплексной профилактики, лечения и реабилитации детей с психосоматическими расстройствами через управление способами их учебной деятельности. Предложена и обоснована методологическая единица проектирования содержания образования, технология проектирования индивидуальной здоровьесберегающей траектории обучения.

При этом остается открытым вопрос о возможностях использования знаний о качественном информационном стрессе в каждодневной образовательной практике. Учитывая имеющийся более, чем десятилетний опыт деятельности в этом направлении, отметим, что задача эта практически неразрешима, если отдается на откуп медицинской и психологической службе, без кардинального изменения самого учебного процесса. Дело здесь не только в том, что медико-психологическое сопровождение, направленное на диагностику качественных информационных стрессов и их устранение, требует участия в обследовании ребенка высоко квалифицированных, в том числе узких, специалистов, что нереально для большинства наших образовательных учреждений. Проблема еще и в том, что объективно любая диагностическая методика имеет допуск на ошибку. Кроме того, ребенок – существо развивающееся, изменяющееся, порой в непредсказуемом направлении, что тоже усложняет ситуацию.

Выход из ситуации, как нам кажется, все же есть. Но для этого нужно вложить в руки самого ребенка инструмент сознательного регулирования им самим своей учебной работы, а в предмет учебной деятельности включить разнообразные (десятки) способы учебных действий для свободного выбора наиболее приемлемых в той или иной ситуации. То есть нужно формировать у школьников умения рациональной работы с информацией с учетом своих психофизиологических особенностей и состояния здоровья. Необходимо зарождать и питать культуру работы с информацией, как части окружающей среды.

Такая задача многоаспектна. Для ее решения необходимо адекватное содержание образования - образования экологического, в его надпредметном, междисциплинарном, деятельностном понимании, уходящем от традиционных образцов предметного наполнения. Достижению этих целей, на наш взгляд, наиболее соответствует идея создания единой образовательной области предположительно «экология – здоровье – безопасность жизни». Предлагаемая образовательная область не дублирует цели учебных предметов, а решает свои, специфические задачи, связанные с социализацией сознания личности, формированием экологической функциональной грамотности гражданина информационного общества.

В частности, решаются задачи обучения ребенка умениям экологически безопасного взаимодействия с информационной средой, проектирования собственного, индивидуального маршрута обучения, в целом – жизнедеятельности в окружающей биосоциальной среде.

Региональный опыт апробации такой образовательной области дает обнадеживающие результаты. Доказано, что оптимизация работы ребенка с информацией позволяет не только не снижать, но и увеличивать объем учебной нагрузки, не изолировать ребенка от современных информационных потоков, а эффективно и безопасно работать с ними. Это пример новой, только зарождающейся в педагогике стратегии – стратегии опережающего образования, один из имманентных аспектов образования в целях устойчивого развития.





Снижение социальной адаптации

Жалобы на самочувствие








База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал