Сценарий «Традиционные приоритеты и направления развития Москвы» 27 Сценарий «Москва глобальный город» 29



страница1/5
Дата02.05.2016
Размер0.96 Mb.
ТипСценарий
  1   2   3   4   5
ПРОЕКТ

Версия от 09.08.2012


Стратегия социально-экономического развития Москвы на период до 2025 года

Москва


2012
Оглавление

Введение 4

Анализ социально-экономической ситуации 6

Стратегические ресурсы и вызовы развития Москвы 12

Человеческий потенциал 12

Пространственно-территориальный потенциал 14

Экономический потенциал 18

Конкурентные преимущества Москвы 23

Сценарии развития Москвы 26

Сценарий «Традиционные приоритеты и направления развития Москвы» 27

Сценарий «Москва – глобальный город» 29

Обоснование выбора базового сценария развития 33

Миссия Москвы 36

Основные направления, приоритеты и цели реализации Стратегии 38

Качественное преобразование человеческого потенциала 38

Пространственно-территориальное развитие и формирование нового качества городской среды 44

Трансформация и наращивание качества экономического потенциала 50

Система управления развитием города 55

Приложение 1. Система целей и механизмов Стратегии

Приложение 2. Стратегические проекты-драйверы


Перечень таблиц

  1. 1. Таблица 1. Прогнозные значения базовых показателей традиционного сценария...........................................................................................................................стр. 27

  2. 2. Таблица 2. Прогнозные значения базовых показателей сценария «Москва – глобальный город»..........................................................................................................стр. 30

  3. 3. Таблица 3. Сравнение структурных показателей сценариев развития, % ВРП...................................................................................................................................стр. 35

  4. 4. Таблица 4. Ключевые целевые индикаторы по направлению «Качественное преобразование человеческого потенциала».............................................................стр. 39

  5. 5. Таблица 5. Ключевые целевые индикаторы по направлению «Пространственно-территориальное развитие и формирование нового качества городской среды»......................................................................................................................стр. 45

  6. 6. Таблица 6. Ключевые целевые индикаторы по направлению «Трансформация и наращивание качества экономического потенциала»..............................................стр. 51

Введение

Стратегия социально-экономического развития Москвы на период до 2025 года (далее – Стратегия) определяет систему долгосрочных целей, важнейшие направления деятельности, приоритеты социально-экономической политики Правительства Москвы и механизмы достижения намеченных целей. Стратегия направлена на формирование долгосрочной политики и реализацию мер по укреплению позиций российской столицы как глобального города, использующего и развивающего свой политический, экономический, культурно-исторический и интеллектуальный потенциал, города – лидера в области научно-технологического развития, безопасного и комфортного для москвичей и гостей столицы, дружественного для бизнеса.

Стратегия определяет направления развития системы государственного управления и местного самоуправления, взаимодействия власти и гражданского общества города Москвы.

Объектом Стратегии является город Москва в границах, установленных законом города Москвы «О наименованиях и границах внутригородских муниципальных образований в городе Москве», рассматриваемый как столица, самостоятельный субъект Российской Федерации, центр московской агломерации, определяющий развитие территории Центрального федерального округа.

Территории, присоединенные к городу Москве в 2012 г., являются дополнительным стратегическим ресурсом, позволяющим обеспечить более высокий уровень городского развития, смягчить сложившиеся диспропорции.

Реализация Стратегии развития города Москвы должна обеспечить модернизацию и рост социально-экономического потенциала Москвы в координации с соседними субъектами Российской Федерации, развитие человеческого потенциала города, снижение социальной дифференциации и уровня бедности, упорядочение миграционных потоков, интеграцию, надежность и высокую эффективность функционирования транспортной, информационной, инженерной, рекреационной, коммунальной и социальной инфраструктуры, сохранение историко-культурного и природного наследия, экологической безопасности.

Москва, в силу своего особого положения, является столицей, самостоятельным субъектом Российской Федерации и центром (ядром) московской агломерации, определяющей пространственное развитие обширной территории. Эти функциональные роли Москвы задают разные уровни рассмотрения: глобальный, национальный, региональный и местный.

На глобальном уровне в стратегической перспективе Москва укрепит свои позиции одного из ведущих мировых центров выработки принятия политических и экономических решений, стимулирующих прогрессивное развитие мирового человеческого сообщества.

На национальном уровне развитие Москвы должно ориентироваться на формирование ее как мирового города, являющегося глобально притягательным для мирового сообщества, для различных слоев российского населения и, прежде всего, для носителей нового знания, новых идей, способных их реализовывать. Это является условием укрепления международного авторитета Москвы, притока инвестиций в развитие экономики знаний и высокотехнологичных услуг.

На региональном уровне развитие Москвы как ядра московской агломерации, должно обеспечить эффективность региональных связей, надежность и бесперебойность работы инфраструктуры (информационной, транспортной, инженерной, рекреационной, коммунальной), сохранение рекреационных территорий, упорядочение миграционных потоков, формирование инновационных кластеров.

На местном (городском) уровне необходимо создание комфортной городской среды, обеспечивающей удобное проживание москвичей и гостей столицы, современных условий для начала и ведения бизнеса, эффективной коммуникации различных слоев населения в городском и глобальном информационном пространстве.

Анализ социально-экономической ситуации

Москва является мировым городом. Однако позиции Москвы в средне- и долгосрочной перспективе должны быть кардинально усилены, прежде всего, по параметрам качества городской среды и жизни, удобства ведения бизнеса.

В 2000-2008 гг. экономика Москвы развивалась устойчиво высокими темпами, превышающими темпы роста экономики России в целом. ВРП за 8 лет увеличился в 1,92 раза, его среднегодовой рост составил 108,5%. Промышленное производство увеличилось в 1,9 раза, инвестиции в основной капитал – в 1,8 раза, товарооборот – в 1,6 раза.

В этот период основу экономического роста Москвы составляли рост объемов поступлений от внешнеэкономической деятельности, а также использование преимуществ положения столицы как ведущего в России центра деловой активности. Ускоренному росту ВРП способствовала относительно благоприятная демографическая ситуация и наращивание трудовых ресурсов за счет других регионов страны и мигрантов из СНГ.

Кризис 2009-2010 гг. негативно сказался на экономике Москвы в большей степени, чем на экономике страны в целом. В 2009 г. ВРП сократился на 12,8%, в то время как ВВП Российской Федерации – на 7,8%. В 2010-2011 гг. основные макроэкономические показатели Москвы росли медленнее общероссийских. В 2010 г. прирост ВРП к предыдущему году составил 1,4% против 4,3% по России в целом, в 2011 г. – 3,0% против 4,3%.

В последние годы Москва перестала демонстрировать роль общероссийского лидера в темпах экономического роста. Темпы прироста товарооборота в 2010-2011 гг. еще только вышли на докризисный уровень. После спада инвестиционной активности в течение этих двух лет, прирост инвестиций в 2011 г. составил всего 5,0%, что примерно вдвое ниже среднегодовых темпов 2000-2008 гг.

Несмотря на то, что основные абсолютные показатели социально-экономического положения Москвы значительно превосходят среднероссийский уровень, по ряду качественных показателей наблюдается существенное отставание. При высоком уровне доходов населения их дифференциация слишком высока. Выделяется недостаточная обеспеченность горожан жильем. По показателю общей площади жилых помещений в среднем на одного человека Москва занимает 69-е место по России. Ситуацию усугубляет низкая обеспеченность территории объектами базовой социальной инфраструктуры. Неприемлемыми для столицы являются также показатели числа зарегистрированных преступлений (39-е место по стране), коэффициент младенческой смертности (21-е место по стране), иные индикаторы, характеризующие качество жизни и безопасности городской среды.

За прошедшее десятилетие сложился, а в последние годы усилился очевидный дисбаланс между относительно высоким уровнем экономического потенциала и несоразмерно скромным уровнем жизни и качества городской среды. Этот дисбаланс все в большей степени ограничивает развитие Москвы, приводит к снижению ее конкурентоспособности относительно других глобальных городов мира.

Неизбежным результатом практиковавшейся в столице модели роста стало исчерпание экстенсивных ресурсов роста, определившее ограничения развития: транспортный коллапс, относительное снижение комфортности и безопасности проживания.

Необходим переход на новую модель развития, предполагает гораздо более эффективное использование человеческого потенциала, территории, модернизацию производственных мощностей, инфраструктуры и системы городского управления. При этом благоустройство «город для жизни» должно опережать развитие «города для бизнеса», а ресурсосберегающий на базе инновационных технологий обгонять рост экономической активности.

К числу важнейших стратегических проблем и вызовов, стоящих перед Москвой в 2012 г., относятся:

1. Дисбаланс экономических возможностей и качества городской среды для жизни и ведения бизнеса.

С 1991 г. Москва постоянно присутствует в списке мировых городов-лидеров. Однако позиции Москвы в этом списке слабеют, прежде всего, по тем параметрам, которые составляют ядро развития и конкуренции лидеров глобальных рейтингов: качество среды и институтов, качество жизни, безопасность и экология.

Ключевой проблемой города является острый дисбаланс между экономическим потенциалом и уровнем деловой активности Москвы (обычно фиксируется в первой двадцатке мировых рейтингов) и качеством городской среды (по этому индикатору Москва занимает в разных рейтингах от 50-го до 70-го места).

Иными словами, существенная часть доходов городского бюджета не возвращается налогоплательщикам в виде общественных благ. Социальная политика безадресна. Москва привлекательна скорее для реципиентов социальной помощи, чем для активно работающих граждан. Наиболее мобильная, производительная и креативная часть населения не видит заинтересованности в ней со стороны города, оставаясь в то же время главным донором его бюджета.

Стоимость недвижимости – коммерческой и жилой, деловых услуг, образования и здравоохранения и т.д. находится на уровне мировых мегаполисов (в том числе, и для бюджета), а их качество остается на низком уровне. Наихудшая ситуация складывается в сферах здоровья и безопасности, ЖКХ, экологии и условий ведения бизнеса.

2. Уязвимость источников финансового и бюджетного «благополучия» города.

Эксклюзивное политическое положение Москвы как столицы России создало условия для концентрации в городе 80% финансового оборота страны, такой же доли инвестиций в коммерческую недвижимость, 70% доли московских банков в суммарных активах российской банковской системы и значительной части доходов от экспортно-импортных операций. Это привело к формированию в Москве феномена «рентной экономики», создало условия неустойчивости и зависимости финансового потенциала столицы от конъюнктуры мировых цен на предметы российского экспорта и размещения налоговой базы. Городу, как это показал последний финансовый кризис, сложно компенсировать колебания внешней конъюнктуры, поскольку собственный экспортный потенциал невелик, а развитие перспективных видов экономической деятельности имеет незначительные масштабы, ограничено спросом и слабостью основных инфраструктур. В дополнение к сложившимся сферам роста (торговля, строительство) не возникает новых активных драйверов экономического и инновационного развития.



3. Высокая дифференциация по качеству и уровню жизни горожан.

Среднедушевые доходы москвичей опережают общероссийский уровень в 2,2 раза. При этом в городе сохраняется исключительно высокий уровень дифференциации доходов. Он практически вдвое выше, чем в целом по России и в 4 – 6 раз выше, чем в крупнейших городах Европы. До 30% москвичей имеют доходы менее 60% от медианного уровня, а это означает высокий уровень относительной бедности. Такое положение является потенциальным источником социальной напряженности в городском сообществе.

Остается острой проблема бедности среди молодых семей с детьми. До 1/5 детей при рождении попадают в зону официально признаваемой бедности. При этом вклад социальных выплат из бюджета города в сокращение дефицита доходов семей с детьми (в уменьшение глубины бедности) мало эффективен и составляет около 20%.

В Москве быстрее, чем в среднем по России, становится ощутимым кризис пенсионной системы. Столица существенно отстает от среднероссийского уровня по коэффициенту замещения (соотношение средней трудовой пенсии и средней заработной платы) и в два с половиной раза – от стандартов, установленных Конвенцией МОТ (не менее 40%). Несмотря на то, что уровень московских пенсий значительно превосходит среднероссийские показатели, высокая стоимость основных услуг и жизни в целом сводят это преимущество на нет.



4. Несоответствие образовательного уровня населения и требований рынка труда.

Образовательный уровень москвичей находится в противоречии со структурой рынка труда, где непропорционально высока доля низко квалифицированного сегмента. Высокий уровень образования мог бы, как и в других мировых городах, рассматриваться как потенциал роста сферы интеллектуальных услуг. Однако реальное качество образования, с одной стороны, и невостребованность «высоких компетенций» рынком труда, с другой, приводит к тому, что множество дипломированных специалистов занято на рабочих местах, не требующих полученной ими квалификации.

В условиях недостаточно благоприятного бизнес-климата, непривлекательных условий труда и качества жизни молодых специалистов, конкуренция за человеческие ресурсы складывается не в пользу Москвы, а утечка наиболее мобильных и квалифицированных молодых специалистов вместе с их предпринимательскими проектами стала распространенной практикой.

5. Низкая эффективность использования территории города.

При чрезвычайно высокой плотности населения Москвы (свыше 10 тыс. чел./кв. км в границах до 1 июля 2012 г., что соответствует плотности населения Гонконга) столица не имеет адекватной инфраструктуры и организации жизни города. Притом, что плотность населения в ведущих мировых мегаполисах является преимуществом стимулирующим развитие постиндустриальных секторов экономики (деловых и финансовых услуг, консалтинга, маркетинга и дизайна, креативных индустрий, технологий гостеприимства и т.д.). По «плотности» экономической деятельности Москва отстает не только от лидеров по этому показателю, но и от столиц ряда развивающихся стран, например, Буэнос-Айреса и Мехико.

В стратегическом плане оптимизация использования территории Москвы, размещение на присоединяемых территориях государственных учреждений, предприятий и организаций приоритетных инновационных сервисных кластеров, создание новых образовательных и культурных центров должны осуществляться на программной основе и в строгой увязке с развитием информационной, транспортной и социальной инфраструктур.

Наиболее острой проблемой в рамках пространственно-территориального организации города является слабое развитие транспортной инфраструктуры. При сложившемся росте протяженности линий общественного транспорта и некотором увеличении средней плотности транспортной сети за последнее десятилетие ослабла реальная связность городских территорий.



6. Высокий уровень административных барьеров для бизнеса.

Значительные резервы развития города связаны с улучшением конкурентной среды и снижением административных барьеров. При высоком инвестиционном потенциале Москвы столь же высокими оказываются административные барьеры и затраты по обеспечению прав собственности. Наиболее проблемными процедурами в Москве являются регистрация прав собственности и сделок, получение разрешений на строительство, оформление экспортных и импортных операций. Особо неблагоприятная ситуация складывается на рынке недвижимости. По экспертным оценкам, проявления коррупции, усложненные процедуры и избыточные согласования приводят к удорожанию коммерческой недвижимости – на 25-30%, а жилой – до 60%.



7. Критическая экологическая нагрузка.

Воздушная среда. Суммарный выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух автомобильным транспортом в 2011 году составил около 1 млн. тонн. Москва может быть включена в перечень городов с очень высоким уровнем загрязнения атмосферного воздуха.

Водные ресурсы. Несмотря на положительную динамику снижения объема сброса загрязненных сточных вод в водные объекты город Москва по-прежнему занимает по данному показателю первое место в России

Твердые бытовые отходы. Ежегодно в городе образуется около 18 млн. т. отходов, из которых перерабатывается немногим боле 2 млн. т. (около 12 %), в том числе в городе всего 686 тыс. тонн (из них 97% - строительные отходы), а остальное вывозится на переработку в другие регионы: Московская область, Череповец, Набережные Челны, Нижний Новгород, Курск, Вологда, Санкт-Петербург, на Украину.

Особо охраняемые природные территории (ООПТ). ООПТ Москвы включает национальный парк «Лосиный остров», 10 природно-исторических парков, 7 заказников (природные, комплексные, ландшафтные) и 100 памятников природы.

Площадь земельных участков ООПТ составляет 16 925 га, в т.ч. 4 527,62 га - территории, планируемые к образованию ООПТ. Значительная часть территории ООПТ (25%) занято сторонними землепользователями, в том числе территориями подлежащими освобождению.

В границах ООПТ располагается 115 водных объектов (20 рек, 4 озера, 6 ручьев, прудов, заливов), 35% из которых находится в неудовлетворительном состоянии и требуют проведения мероприятий по реабилитации.

«Зеленая Москва». В Москве отмечается устойчивая тенденция снижения площади зеленых массивов и насаждений, в том числе, в расчете на одного городского жителя. Москва по данному показателю уступает Санкт-Петербургу почти в 3 раза, Московской области - более чем в 5 раз.

8. Недостаточная роль органов местного самоуправления и гражданского общества в определении приоритетов и контроле исполнения обязательств городских властей.

Недостаточны прозрачность и подотчетность населению органов исполнительной власти, местного самоуправления и коммунальных предприятий города.

Неразвитость местного самоуправления препятствует эффективному взаимодействию власти и гражданского общества. Москвичи имеют крайне ограниченные возможности влияния на управленческие решения. В результате, не удается использовать потенциал гражданских инициатив и участия, снизить уровень патерналистских настроений, учесть в полной мере изменение общественных приоритетов, обозначить разделение ответственности власти с гражданским обществом. В последнее время приняты решения по развитию местного самоуправления, расширен доступ москвичей к информации о деятельности органов власти, созданы сервисы, обеспечивающие оперативную обратную связь. Эти тенденции должны получить дальнейшее развитие.

Москвичи демонстрируют высокую социально-политическую активность, обладают высоким потенциалом созидательной инициативы. Необходимо создать условия для реализации этого потенциала в интересах развития Москвы, московской агломерации и России в целом.

Очевидна необходимость мер по развитию конкуренции в секторе бюджетных услуг, в том числе при получении городских заказов. Общественно-государственные партнерства в социальной сфере, привлечение некоммерческих организаций к решению задач развития города позволит увеличить направляемые на эти цели ресурсы и повысить их эффективность.

Впервые за последнее столетие Москва оказалась в ситуации реальной международной и внутрироссийской конкуренции: за приток инвестиций, за удержание и наращивание человеческого потенциала, за развитие на своей территории отраслей экономики знаний, производств и услуг с высокой добавленной стоимостью и позитивным влиянием на качество жизни горожан.

Это означает для Москвы необходимость перехода к качественно новому этапу развития на широкой модернизационной основе, что потребует кардинальных институциональных изменений, мобилизации ресурсного потенциала, согласованных действий городских и федеральных властей, всех субъектов московской агломерации.

Стратегические ресурсы и вызовы развития Москвы

Человеческий потенциал

Население города становится все более неоднородным. Различные группы населения, формирующие человеческий потенциал Москвы, существенно различаются по уровню доходов, стилю жизни, предъявляют разные требования к организации городской среды, по-разному проявляют себя в общественной жизни. В стратегической перспективе необходимо создать условия для развития потенциала различных групп населения, их бесконфликтного проживания, интеграции, взаимоподдержки, повышения общего квалификационного и культурного ценза для жителей города.

В соответствии со средним вариантом прогноза численность населения Москвы увеличится с 11,6 млн. человек в 2011 г. до 12,2 млн. человек в 2025 г., или на 0,6 млн. человек. В максимальном варианте возможно увеличение населения города за 15 лет на 0,9 млн. человек, главным образом за счет мигрантов. При прекращении притока мигрантов население города за два десятилетия сократится на 0,4 млн. человек.

В последние годы уровень рождаемости был почти достаточным для обеспечения нулевого естественного прироста. Этому способствовало как заметное повышение рождаемости в последние годы, так и сложившаяся относительно благоприятная половозрастная структура населения, сравнительно низкий уровень смертности. Однако в ближайшие 15 лет ожидается ухудшение половозрастной структуры населения (сокращение доли женщин активного репродуктивного возраста и увеличение доли пожилого населения), произойдет сокращение уровня рождаемости. Поэтому для сокращения масштабов естественной убыли населения в Москве потребуются существенные дополнительные меры помощи семьям с детьми, ориентированные, прежде всего, на поддержку вторых и третьих рождений. Необходимо ориентироваться на создание условий, благоприятствующих рождению и воспитанию детей, на формирование потребности в нескольких детях.

Численность населения в возрастах 20-35 лет, по прогнозу, сократится на треть, даже в варианте, допускающем прирост населения за счет притока мигрантов. Существенно увеличится население старше 60 лет. Эффект, оказываемый миграцией, смягчает тенденцию старения, но не меняет коренным образом структуру половозрастной пирамиды. В предстоящие 15 лет доля лиц в пенсионных возрастах подойдет к 30%. Еще быстрее вырастут удельный вес и численность лиц в возрасте 75 лет и старше – с 6,1% до 7,6% по среднему варианту.

Неизбежна убыль населения трудоспособного возраста. По среднему варианту с учетом миграции численность населения в трудоспособном возрасте уменьшится на 550 тыс. человек, или на 7,5%. Изменение в рождаемости никак не влияет на данную группу населения: все, кто будет работать в период до 2025 г., уже родились. В случае прекращения притока мигрантов сокращение трудоспособного населения города составит 1300 тыс. человек, или 18% от современного уровня. Таких изменений в возрастной структуре населения Москвы еще не было. (Для сравнения: за последний межпереписной период – 2003-2010 гг., т.е. за 8 лет – численность населения в трудоспособном возрасте увеличилась на 1 млн. человек).

Для поддержания численности населения в трудоспособном возрасте на неизменном уровне, столице нужно принимать ежегодно более 100 тыс. мигрантов. Другое дело, что такой «механический прирост» оказывается ненужным и даже опасным, при условии изменения приоритетов социального, экономического и пространственного развития.

Миграционный приток населения в Москву продолжится, хотя в значительно меньших объемах, по сравнению с прошедшим пятнадцатилетием. Этот поток может существенно колебаться под влиянием целого ряда внутренних и внешних факторов. Значительное влияние, например, может оказать политика Правительства Москвы в отношении вывода части производств за пределы городской черты.

Поскольку Москва является «главным потребителем» миграционных ресурсов из стран СНГ и регионов России, то на миграционную ситуацию в городе будут влиять политические и экономические процессы извне, а также последствия реализации Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года в части содействия образовательной миграции и поддержки академической мобильности применительно к г. Москве. В самой России и в большинстве стран СНГ (за исключением Средней Азии и Азербайджана) идут депопуляционные процессы. Миграционный потенциал регионов России, стран СНГ и Балтии для Москвы, принявшей более 2,5 млн. мигрантов за последние 15 лет, уже сократился, а его качество имеет тенденцию к снижению.

Положительное сальдо миграции (при неизменных условиях социально-экономического развития столицы ежегодный миграционный прирост составляет около 50-60 тыс. человек в год) будет обеспечиваться притоком населения из стран Центральной Азии. Согласно этой гипотезе население Москвы увеличится за счет миграции в 2011-2025 гг. на более чем 800 тыс. человек.

Значение Индекса развития человеческого потенциала для Москвы превышает средний российский уровень примерно на 13%. Высокий уровень образования населения Москвы является потенциалом развития экономики знаний. Более 48% – лица с высшим и послевузовским образованием (для сравнения: в среднем по России эта группа составляет менее 29 %). При этом в городе нарастает несоответствие между высокими ожиданиями таких работников в отношении заработной платы и качества рабочих мест и растущим спросом на малоквалифицированный труд со стороны «поддерживающих» сервисов традиционной городской экономики.

Плотность кадров НИОКР в Москве велика даже по сравнению с мировыми аналогами (42 % от численности в Российской Федерации), но эффективность их использования ниже, чем у других российских городов, не говоря уже об мировых городах-лидерах.

Направления политики по развитию человеческого потенциала города на ближайшие 15 лет будут ориентированы на решение следующих задач:


  •  компенсация уменьшения численности трудоспособного населения эффективной технологической и миграционной политикой в соответствии с приоритетами городской экономики и социальной политики;

  •  стабилизация роста численности населения за счет экономического (модернизация структуры экономики), пространственного (управление территорией, создание привлекательных сред для жизни конкретных целевых групп), демографического (политика рождаемости) и собственно миграционного (целевые миграционные группы) маневра;

  •  формирование гибкой среды для развития человеческого потенциала, которая бы совмещала две взаимозаменяющие функции: 1) создание равных возможностей для всех; 2) стимулирование наиболее талантливых; с учетом меняющейся социально-экономической структуры. Основной упор должен быть сделан на политике по стимулированию рождаемости и семейной политике;

  •  создание системы механизмов социальной адаптации и социальных лифтов для разных категорий населения, которая позволит жителям города с разным уровнем амбиций и способностей занимать ту нишу, которая соответствует их усилиям и компетенциям;

  •  построение эффективных механизмов культурной и социальной адаптации мигрантов, способствующих их интеграции и натурализации в жизнь города.


Пространственно-территориальный потенциал

За последние 20 лет Москва развивалась в неизменных границах, что привело к исчерпанию свободных территориальных резервов и чрезвычайному уплотнению городской застройки, которое не сопровождалось адекватным развитием городских инфраструктур, прежде всего транспортных и социальных (здравоохранение и образование). Город, который проектировался в стране с низким уровнем автомобилизации и социальным пакетом, «привязанным» к месту постоянной прописки, оказался не готов к роли мирового (глобального) города, требующего значительно более плотной транспортной сети и рынка диверсифицированных (по цене и качеству) социальных услуг.

Территория Москвы в границах 2011 г., составляющая 108,1 тыс.га, оказалась мала для ее населения, превысившего 11 млн. человек. В структуре использования территории на долю земель жилых зданий приходится 28%, земли производственного назначения занимают 19,5%; земли природного комплекса и рекреации – 16,7%.

Земли общего пользования (улично-дорожная сеть) составляют 12370 или 11,4 % территории города и за 10 лет увеличились на 15% в структуре баланса, но для преодоления накопленного отставания в развитии улично-дорожной сети в городе этого явно не достаточно. Средняя обеспеченность москвичей улично–дорожной сетью (11,9 м2/чел.) варьирует по административным округам от 9,2 (ЮЗАО) до 19,8 м2/чел. (ЦАО). В соответствии с градостроительными рекомендациями Москве необходимо иметь не менее 13,5 тыс. га улично–дорожной сети только для селитебных территорий (без учёта производственных территорий).

Земли учреждений социальной сферы, в отличии от земель общего пользования (улично-дорожная сеть) за последние 10 лет сократились на 0,8% и сегодня занимают 10,1% городской территории. При этом доля земель образования и здравоохранения и социального обеспечения сократилась с 6,9% до 6,5%

Физическая плотность современной Москвы не означает равномерно высокой плотности ее пространства и ее инфраструктур. Разрыв между центром и окраинами чрезвычайно велик. Наряду с низким уровнем разнообразия городской среды и в целом с бедностью впечатлений (низким стандартом среды и пространства), «спальные районы» и центр города качественно различаются по уровню развития инфраструктуры, доступности сервисов и жизненному укладу. Большая часть «точек притяжения» (театры, музеи, ночные клубы, книжные магазины и т.д.) сосредоточена в центре.

При высокой плотности населения Москвы уровень транспортной инфраструктуры является критически недостаточным. Более 40% мест приложения труда сосредоточены в центральном ядре Москвы. Перегрузка центра усиливается традиционной радиально-кольцевой схемой улично-дорожной сети. В целом доля площади города, занятая дорожной сетью, составляет менее 1/3 от нормы, характерной для мировых городов, сопоставимых по размерам с Москвой. При стремительном росте количества автомобилей, низкий комфорт и перегруженность общественного транспорта снизили среднюю скорость перемещения до 20 км/час и менее.

Москва характеризуется высокой степенью изношенности объектов ее жилищно-коммунального хозяйства. По экспертным оценкам, износ электрических сетей Москвы превышает 40–50%, что в свою очередь влияет на высокий уровень потерь электроэнергии в сетях и количество технологических сбоев системы. Износ генерирующего оборудования оценивается на уровне более 55%. В изношенном состоянии находятся более 50% теплогенерирующих объектов и тепловых сетей всех крупных компаний, более 50% водопроводных и 64% канализационных труб, общий износ газового хозяйства города Москвы приблизительно равен 60%.

Присоединение новых территорий на юго-западе может стать новым вызовом для бюджета Москвы, резко увеличив дефицит финансовых ресурсов на реконструкцию изношенной инфраструктуры и городской среды в традиционных административных границах.

В Москве велика доля территорий, занятых промышленными площадками, использовавшимися крайне нерационально, а в настоящее время – часто не по назначению, т.е. вне собственных потребностей города. По экспертным оценкам, четверть промышленных зон – это арендный бизнес. Сотни гектаров московской земли выпадают из эффективного использования, т.к. заняты полосами отчуждения линий электропередач. При этом Москва не имеет оперативного резерва для решения пространственно-территориальных задач самого неотложного характера.

В этом смысле, новые территории, при эффективном их использовании, могли бы стать основой для необходимого маневра, в том числе как ресурс повышения качества и разнообразия городской среды.

Структура землепользования на присоединяемых территориях принципиально иная. Если в существующих границах Москвы преимущественно застроенные территории составляют 64,4%, незастроенные – 35,6%, то для присоединяемой части характерны обратные пропорции: застроенные территории – 19,8%, незастроенные – 80,2%.

В результате присоединения территории доля застроенных территорий в планируемых границах города сократится до 30,4%, а доля незастроенных увеличится до 61,6%.

Даже при самом эффективном использовании новых пространственных возможностей городу необходимо вводить свой собственный «стандарт качества среды», позволяющий сгладить дисбалансы территориального развития.

Распространение юрисдикции Москвы на обширные территории в юго-западном направлении, в том числе передача в ведение Москвы существенной части лесфонда на этой территории, позволяет поставить вопрос о качественном прорыве в современной российской политике пространственного развития, придав ей необходимую целостность и многофокусность.

Новые территории, в случае рационального планирования и создания схем, привлекательных для участия бизнеса разного уровня, предоставляют возможность снизить нагрузку нынешней Москвы за счет перехода от моноцентрической к полицентрической схеме планировки города. Пространственный маневр, который появляется в результате расширения территории города, может быть использован для апробации моделей новой жилищной политики, с акцентом на создание кварталов многоцелевой застройки с максимальным приближением рабочих мест к местам проживания, для создания сети инновационных парков и университетских кампусов с опорой на научные центры (г. Троицк), для формирования современных рекреационных зон и т.д.

Уникальность ситуации с управлением новыми территориями также в том, что она может сыграть важную роль в нахождении оптимального баланса полномочий между федеральным центром и регионами, с одной стороны, и между региональной властью и муниципалитетами – с другой.

Основные риски ситуации расширения связаны с ограничением ресурсов развития города, которые необходимы также в зоне уже сложившейся и требующей регенерации застройки на территории «старой» Москвы. В этом смысле, появление эффективных схем привлечения бизнеса к проектам развития территории и инфраструктурным проектам является жизненно необходимым.

В любом случае, в условиях изменения административной карты города особое внимание должно быть уделено формированию принципиально новой политики пространственного развития Москвы, частью которой является Генеральный план.

Среди мировых городов Москва является фактически единственным глобальным городом, не имеющим системы управления своей агломерацией. Так, отсутствие согласованной стратегии развития Москвы и Московской области и, как следствие, независимая разработка их генеральных планов привела в области – к утрате необходимой меры контроля над землепользованием, а в Москве – к чрезвычайному переуплотнению застройки и исчерпанию пропускной способности дорожно-уличной сети.

В то же время, сегодня реальная Московская агломерация охватывает большую часть Московской области и втягивает в сферу своего влияния территорию других субъектов Российской Федерации, входящих в состав Центрального федерального округа.

Быстрое развитие железнодорожного и, по мере развития дорожной сети и вылетных магистралей, автомобильного транспорта серьезно повлияет на конфигурацию Московской агломерации. Увеличение скорости движения на основных направлениях до 150-200 км в час помещает крупные города соседних субъектов Российской Федерации внутрь 1,5 часовой транспортной изохроны. Это означает новую структуру рынка труда и миграции, новый тип хозяйственной кооперации на этой территории, что потребует кардинально иных решений в сфере управления этим сложным объектом.

Направления пространственной политики города на ближайшие 10-15 лет будут сосредоточены на решении следующих задач:


  •  введение единого «московского стандарта» (минимального уровня) среды и пространства, позволяющего сгладить основные дисбалансы территориального развития;

  •  принятие пакета мер по повышению разнообразия городской среды, отвечающих запросам и образу жизни различных социальных групп, в том числе тех, которые являются целевыми для городской миграционной политики;

  •  переход к полицентричной структуре городского пространства, создание центров – точек притяжения транспортных, человеческих, деловых и иных потоков, в т.ч. высвобождение исторического центра от излишних административных функций;

  •  реконструкция исторического ядра города с акцентом на усиление культурно-исторических, рекреационных и туристических функций;

  •  разработка принципиальной экономической, бюджетной и социальной схемы освоения и использования новых городских территорий;

  •  формирование «зеленых коридоров» (зеленого каркаса) Москвы и Московской агломерации в соответствии с современными требованиями к качеству среды города – мирового лидера;

  •  разработка стратегии «зеленого роста» и экологическое развитие на комплексной основе, охватывающее природоохранную деятельность, энергетику, энергосбережение, рациональное использование природных ресурсов, в том числе в жилищно-коммунальном хозяйстве, сокращение образования отходов и их переработку;

  •  создание совместно с федеральными органами власти системы распределения грузовых, транспортных и миграционных потоков в обход Москвы и Московской агломерации.

Экономический потенциал

Москва производит около 23% российского валового регионального продукта при доле в населении России 7,4%. До кризиса 2008-2009 гг. Москва концентрировала до 60% иностранных инвестиций в Россию. Доля московских банков в суммарных активах российской банковской системы достигает 70%. Москва обеспечивает почти четверть поступлений в федеральный бюджет России и концентрирует около одной пятой всех бюджетных доходов (в том числе примерно треть налога на прибыль). По уровню денежных доходов на душу населения Москва превосходит среднероссийский уровень в 2,3-2,5 раза.

Москва доминирует по объему экспортных и импортных операций, т.к. основные компании, занимающиеся внешнеэкономической деятельностью, зарегистрированы в Москве. Доля экспорта продукции топливно-энергетического комплекса Москвы в экспорте России составила в 2010 г. около 47%. Москва экспортировала 26% российской машиностроительной продукции, 13% продовольственных товаров и сырья и 12% продукции нефтехимического комплекса.

Все это, с одной стороны, стимулирует ее развитие за счет «не инвестиционных» факторов, а с другой стороны, формирует стратегический разрыв в экономическом развитии Москвы по сравнению с важнейшими мировыми городами, финансовая база которых, как правило, формируется за счет несырьевого реального сектора и сферы постиндустриальных услуг.

Высокий вклад не инвестиционных, прежде всего, внешнеэкономических факторов в докризисный рост экономики Москвы в форме доходов от экспорта, реализуемых в виде торгово-транспортных наценок и торгово-посреднической и транспортной наценок на импортные товары, не имеет долгосрочного характера. «Аккумуляция денег» (в частности, за счет проведения торговых операций по экспорту сырья через московские головные офисы российских транснациональных корпораций) имеет высокие риски уже в среднесрочной перспективе.

В рамках активной экономической политики целесообразно дифференцированно относиться к существующему потенциалу московской промышленности. Формальное наличие элементов промышленного потенциала (территорий, зданий, оборудования) не означает, что этот потенциал непременно должен быть активизирован.

Такие высокотехнологичные отрасли как космическая промышленность, микроэлектроника и приборостроение, ядерные технологии, военная и гражданская авиация, получили широкое развитие в черте города еще в советскую эпоху. Традиционно они были связаны с образовательными и научно-исследовательскими организациями, что создавало синергетический эффект, давало импульс развитию науки и производства. Потенциал этих традиционных кластеров не только не должен быть утрачен, но и развит на новой научно-технической и технологической базе, в том числе с использованием федеральных механизмов управления и с учетом интересов города.

Предприятия традиционных ресурсоемких отраслей в Москве оснащены чаще всего устаревшим оборудованием с высоким уровнем износа, которое ни по качеству выпускаемой продукции, ни по экологическим нормам не соответствует запросам современного рынка. Реализовать произведенную на них продукцию можно лишь при высоком уровне защиты от импорта, что после вступления России в ВТО представляется мало реалистичным. На этом основании потенциал поточных производств с высокой долей ручного труда следует признать исчерпанным уже к настоящему времени. В них не имеет смысла инвестировать даже ради сохранения рабочих мест, т.к. это будет означать усугубление нынешней структурной безработицы, когда московская экономика испытывает постоянный дефицит специальностей, которые непривлекательны и не будут привлекательны для москвичей. Под этот вывод подпадает химия и нефтехимия, станкостроение в его нынешнем формате, автомобилестроение, а также большая часть пищевой промышленности.

В обрабатывающей промышленности потенциал имеют экологически чистые производства, технологии которых исключают рутинные операции. Под это определение подходят высоко автоматизированные производства, производство мелкосерийной и кастомизированной продукции. Реализация потенциала таких производств облегчается наличием достаточного человеческого капитала и растущего интереса к инженерным профессиям.

На территории Москвы сосредоточено более 1/5 крупных и средних организаций России, выполняющих исследования и разработки. При этом отношение внутренних текущих затрат на них к валовому региональному продукту в Москве составляет лишь около 2%.

Особо высокий потенциал имеют внедренческие структуры, доводящие инновационные разработки до уровня промышленной технологии (в этом звене использование московского потенциала минимально), и опытные производства. Потенциал обуславливается:


  •  высоким уровнем образования москвичей, в том числе и в технической области, и привлекательностью работы такого типа;

  •  наличием колоссального научно-технологического задела благодаря многолетней практике концентрации НИОКР в Москве;

  •  наличием существенных сетевых эффектов за счет концентрации и высокого уровня развития информационно-компьютерных технологий;

  •  большими усилиями последних лет по формированию и поддержке различных институтов развития, нацеленных на разработку и внедрение инноваций (технопарки, технико-внедренческие зоны, венчурный бизнес и т.п.).

Максимальным потенциалом в реальном секторе московской экономики обладает не промышленность, а сфера услуг, что полностью соответствует претензиям Москвы на роль постиндустриального города.

Являясь крупнейшим образовательным центром России, Москва имеет реальные возможности нарастить и более эффективно использовать имеющийся экономический потенциал сектора во всем спектре образовательных услуг, включая развитие его экспортного сегмента.

Москва обладает высоким потенциалом увеличения доходов от туризма (в странах-членах Организации экономического сотрудничества и развития на туризм приходится около 11% ВВП; в Москве – менее 1% ВРП города).

В Москве находятся центры компетенций в области медицины катастроф, кардиологии, онкологии, офтальмологии, имеют потенциал развития фармацевтика, производство медицинского оборудования и широкого спектра высокотехнологичных медицинских услуг.

Среди относительно новых несырьевых производств и услуг наиболее перспективными для Москвы могут стать бизнес-услуги и сфера информационных технологий.

В Москве сосредоточены компании индустрии средств массовых коммуникаций и информации, компании по производству кинофильмов, теле- и радиопрограмм, центры по производству медиа-контента, доля которых в экономическом потенциале города может быть существенно увеличена.

Город обладает высоким потенциалом размещения инновационного производства товаров премиум-класса (с высокой добавленной стоимостью) и привлечения сетей для торговли товарами этого сегмента.

В целом перспективным является более активное позиционирование наукоемких кластеров Москвы на внешних рынках. Ключевое условие развития этих кластеров – привлекательность города для высококвалифицированных профессионалов и креативного класса.

Москва является лидером России по уровню развития финансовых услуг, обладая значительным инвестиционным потенциалом. Финансовый сектор в Москве представлен банками, страховыми компаниями, финансовыми, кредитными и консалтинговыми организациями. При реализации мер по улучшению состояния финансового сектора Москва сможет не только улучшить свои позиции в международных рейтингах и войти в топ-40 международных финансовых центров (2011 г. – 61-е место по индексу международных финансовых центров, публикуемому консалтинговой компанией Z/Yen), но и превратиться в отдельных сегментах рынка финансовых услуг в ведущий финансовый центр в СНГ и Восточной Европе.

Несмотря на то, что главная роль в развитии Москвы как финансового центра принадлежит федеральным органам власти, власти города также могут содействовать развитию финансового сектора за счет активного привлечения в Москву финансовых компаний и высококвалифицированных специалистов из-за рубежа, создания специальной инфраструктуры и системы продвижения финансовых услуг в рамках целевых сегментов. Становление Москвы как международного финансового хаба позволит существенно увеличить доходную часть городского бюджета (по опыту крупных финансовых центров), решит проблему занятости высококвалифицированной рабочей силы, существенным образом повлияет на качество миграционного притока.

За последние годы городом были приняты нормативные документы, направленные на повышение инвестиционной привлекательности Москвы как мирового финансового центра. Важные подвижки произошли в формировании инфраструктуры единого финансового рынка. Закон о формировании единого депозитария заложил основы для создания учетной системы, сделавшей более понятной и прозрачной работу иностранных игроков на московском рынке. Состоялось слияние двух крупнейших российских фондовых бирж – ММВБ и РТС, что создает основы для формирования в России единого центра ликвидности на фондовом рынке и рынке деривативов, позволяет активно интегрироваться в мировое финансовое сообщество, привлекать средства российских и иностранных инвесторов для развития собственной инфраструктуры.

Концепция развития Москвы как финансового центра предполагает активизацию потенциала финансовых рынков. Но не менее солидный потенциал содержит сфера финансового посредничества (банки, страховые компании, пенсионные фонды, инвестиционные фонды и т.п.). Их потенциал огромен: известно, что даже крупнейшие российские банки (головные учреждения которых сосредоточены именно в Москве) имеют капитализацию в десятки раз меньше сопоставимых западных банков. Для реализации этого потенциала в условиях растущей глобальной конкуренции после вступления во Всемирную торговую организацию необходимо способствовать диверсификации услуг финансовых посредников, снижению трансакционных издержек потребителей (издержек пользования услугами, помимо собственно их цены), развитию инфраструктуры. Важным элементом этой политики является повышение финансовой грамотности населения.

Направления экономической политики города на ближайшие 10-15 лет будут ориентированы на решение следующих задач:


  •  переход от преимущественно рентной модели экономики к развитию высокотехнологичного сегмента реального сектора за счет улучшения делового климата и снижения издержек;

  •  поддержка конкурентных преимуществ в постиндустриальных кластерах (прежде всего, в сфере деловых услуг) для обеспечения устойчивости экономического роста. Позиционирование кластеров – драйверов Москвы на внешних рынках;

  •  становление Москвы как мирового финансового центра в условиях жесткой конкуренции со стороны новых центров в Азии;

  •  эффективность управления городской собственностью как ресурсом расширения организационных и финансовых возможностей города.



  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал