Сергей Георгиевич Кара-Мурза Опять вопросы вождям Сергей Георгиевич Кара-Мурза



страница2/30
Дата02.05.2016
Размер6.57 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
Глава 1. Перестройка как промывание мозгов

Каждая революция в той или иной степени разрушает культурные основы прежнего образа жизни, означает отказ от традиций, разрыв непрерывности. Для этого надо создать "переходный период" — хаос, безвременье, кризис культуры, "время гибели богов".

Горбачевская перестройка, как преамбула «реформы», была громадной культурной программой — программой слома культурных оснований целой цивилизации, каковой был СССР (Российская империя). Скажу коротко, что чувствую я как частица той части народа, что стала жертвой этой программы, а потом уж затрону ее частные стороны.

Что нам в них не нравится

На днях Бэла Куркова умильно представила лидеров трех «партий» демократов: Гайдара, Явлинского и Б.Федорова. Они в лучшем свете хотели выразить самую свою суть. Гайдар даже назойливо позировал на могиле дедушки — чекиста и пулеметчика. Все у него идет в дело, как у немцев пепел и волосы. Глядя на них всех вместе, я лучше понял, что нам в них не нравится. Изложу это без эмоций, не касаясь даже страшных результатов их программы.

Речь, ясно, идет не о трех личностях, а обо всей этой многоголовой гидре. Все они — ее части. Дадут по зубам одной голове, лезет она под крыло, зализываться. Тут работает другая, даже критикует предыдущую. А дело делают одно, и сердце у них у всех одно. И не нравится нам именно это сердце. В нем отрицание почти всего того, что мы с детства, много веков почитаем как добро. В нем ненависть к тому, что нам кажется достойным и красивым. И в нем тотальная, тупая, тевтонская агрессивность, которая не оставляет места на земле иным людям и иным идеалам.

Они назвали свою паству "новыми русскими" — "поколеньем, что выбрало «пепси»! На здоровье. Кто им не давал? Уже двадцать лет как удовлетворяли им эту их жизненную потребность, урывали из валютных запасов, от лекарств и станков, денег им на «пепси», стояло оно на всех углах. Но нет, им этого мало — они пришли, чтобы я не мог выпить квасу за 3 коп. Чтобы я не мог жить по моему вкусу и по моим средствам. Мне противна эта их нетерпимость носорогов.

Они с самого начала не скрывали своей неприязни и даже ненависти к нам — к тем, кто вырос похожим на свою неяркую землю, жил в мире и с нею, и с другими такими же людьми. Как только нас ни обзывали в этой их "демократической прессе". Как противны им были наши повадки, наш способ трудиться, наша манера ходить, говорить, смеяться. Все им было не так. Надо только удивляться, как добродушно люди к этому относились — посмеиваясь, скорее, над собой. Посмотрите, как изгаляется какой нибудь Хазанов, как издевается буквально над всеми нашими черточками, даже над русской военной формой — а народ в зале сидит и хохочет. Но эти господа переборщили, злоупотребили добродушием — вот это нам не нравится.

"Демократы" с самого начала заявили, даже с надрывом, в пику нам, что их бог — Золотой Телец, что они поколоняются Мамоне. Дальше — жадность просто неприличная, тянут и сосут, где только могут. Это даже вызывало какую-то жалость: люди с дефектом, убогие, нашли такую отдушину для самоутверждения. Ведь мы подумали: дадим им в нашем обществе нишу для существования, как нибудь уживемся. Они свои комплексы утолят и в норму вернутся. Но не тут-то было. Они задались целью навязать эти свои комплексы всем, всей стране. Всех заразить вирусом стяжательства, разрушить во всех нас, особенно в молодежи, всякие светлые помыслы и радости. Так подлый душой сифилитик, в злобе на здоровых людей, счастлив кого-нибудь заразить, рассеять свою болезнь. Что может быть противнее!

Когда эти люди пришли к власти, в России официально воцарилась мораль Хама. Важное оружие «демократов» — ТВ. Посмотрите, как оно показывает митинги оппозиции. Чтобы возбудить и настроить обывателя, подонки-космополиты с ТВ выбирают лица страждущих, отчаявшихся старух и стариков. Да, к нам на митинги идут эти люди, полные горя и страсти. Да, они сходят с ума от боли и страха за Россию и за своих близких. Это — доведенный до крайности образ наших отцов и матерей. Господа-демократы злорадствуют, что эти старики ограблены и больны, что они кричат что-то нечленораздельное. Демократы пользуются услугами этого ТВ, они улыбаются, смакуют эти образы — как, мол, непригляден их противник! Они апеллируют к самому гнусному и подлому в душе своих сторонников. Мне противна их низость, полное отсутствие благородства и такта.

С их приходом к власти вся наша общественная жизнь, все наши проблемы бытия, все более и более тревожные, стали излагаться глумливым, ерническим тоном. Все бодренько, с шуточками — ни слова попросту, понятно и серьезно. Даже политики оппозиции, стараясь до предела заполнить данное им скудное экранное время, вынуждены обращаться к народу через пошлые ТВ-шоу, с гадкими комментариями и гоготом подставной "молодежной аудитории". Демократы, захватив средства информации, без которых человек не может жить, втискивают наши трудные и даже трагические раздумья в сценарий гаденького спектакля. Мне противна их психология грызуна: ради мелкого политического выигрыша испоганить сам воздух человеческого общения.

Чтобы создать себе "социальную базу", особенно в среде молодежи, демократы не обратились к ним со словом Добра, с высокими или хотя бы красивыми идеями, пусть даже заемными. Их идеолог прямо сказал: "Мы должны загадить социализм, как мухи засиживают лампочку". Они, пользуясь захваченными деньгами и прессой, стали разлагать молодежь. Они стали культивировать в наших детях пороки и слабости — так уличные торговцы наркотиками создают свой рынок, уговорами и угрозами заставляют детей пристраститься к зелью, и те становятся и покупателями, и мелкими торговцами. Зачем самые многотиражные газеты демократов стали пропагандистами сексуальных извращений? Зачем ТВ, находящееся под полным контролем демократов, показывает в самое активное время порнографические фильмы, которые и на Западе пускают лишь после двух часов ночи? Ничего хорошего нельзя ждать от политиков, которые, чтобы укрепить свое влияние, прибегают к услугам растлителей.

Придя к власти, демократы постарались утвердить принцип "человек человеку волк" как закон жизни. Они вытравили из политики и идеологии самую обыденную доброту и сострадание, которые извечно были частью нашей культуры. Такая нарочитая жестокость по отношению к слабым и обездоленным, которую они демонстрируют в своих выступлениях и поведении, была абсолютно немыслима в поведении русской интеллигенции. Когда Гайдар, Явлинский или Федоров рассуждают об экономике, они напоминают генерала Пауэлла, который у карты излагает план бомбардировки Ирака. В обоих случаях из рассуждений полностью исчезает живой человек. Они — как инопланетяне, у которых под искусственной кожей человека чешуя каких-то ящеров.

Придя к власти, «демократы» стали упорно давить и разрушать именно те общественные устройства и привычки, которые необходимы для поддержания духовной жизни России. Так они уже практически уничтожили русскую науку всемирную культурную ценность, которую Россия, при участии Европы, создавала и пестовала целых триста лет. Это — такая по затратам незначительная вещь, что никакого экономического смысла уничтожать ее не было. Во всех действиях по удушению и распылению нашей науки видна была какая-то болезненная мстительность «демократов». Как будто русские их смертельно обидели, выделив из себя это духовное явление. А сегодня они глумливо показывают по ТВ какие-то собрания академиков, те бессильно машут руками, просят пощадить, что-то смешно доказывают, под издевательские присказки мальчиков с ТВ.

А что сделали эти господа с нашей армией! Армия была жертвенная часть нашего народа, наша крепость и наша вторая Церковь — со времен Ильи Муромца и Добрыни. «Демократы» соблазнили, подкупили, растлили генералов, затянули в спекуляции и махинации офицеров. Заразили их комплексом вины с помощью своих хитроумных провокаций, толкнули их в наемники. Измазали образ Армии кровью и нарядили офицера в фуражку вермахта, нацепив на нее пошлого, никому не греющего душу орла. Думаю, даже капитан Русаков, что нанялся расстрелять Верховный Совет, не испытывает симпатий к этим господам.

Из всей семейки «демократов» один Гайдар считает, что сгорел уже полностью, и открыто работает только на кучку "новых русских". Потому-то он и хвастается, что сумел 4 октября 1993 г. организовать демократическое дно Москвы для избиения депутатов. Выполнил роль генералов Корнилова и Краснова, которые сплоховали при защите Керенского, а теперь вообще в России отсутствуют. Мы помним толпу пьяных мародеров, от которых депутатов защитили автоматы «Альфы». Мы помним, как гайдаровские «дружинники» гоняли, как зайца, старого профессора, депутата Челнокова — а гаденыш с ТВ, показывая этот позор России, на весь мир захлебывался от восторга. Кого сегодня надеется прельстить Гайдар, рассказывая об этом своем подвиге? На чьи симпатии рассчитывают Явлинский и Федоров, подверстав свои чистые личики к образу Гайдара?

Живущему своим трудом человеку всегда претит теневая, закулисная власть, будь то власть масонов, тайных спецслужб или мафии. «Демократы» и пришли как видимые представители теневых сил. Откуда ни возьмись, вылезли серенькие, еле ворочающие языком кандидаты наук, вдруг объявившие себя главными авторитетами в экономике, праве, национальных отношениях. Какие силы вытолкнули их наверх? Кто тасует их, как колоду, передвигая с одного места на другое? Кандидат наук случайно на этот уровень не всплывет, никакая волна демократической революции его туда не забросит. Это все равно что скромному научному сотруднику вроде Борового вдруг превратиться в миллиардера — взял и заработал. Пружины их карьеры темны, и на кого они работают, понять невозможно.

Вот Явлинский, в тот момент просто частное лицо, почему-то едет арестовать Министра Внутренних дел СССР. И тот совершенно необъяснимо "кончает с собой", да еще вместе с женой, да еще аккуратно кладет пистолет на тумбочку. Почему там оказался Явлинский? Кто выписал ему мандат? Что за чин у него в неведомой нам иерархии? Кто назначил его, автора призрачной программы "500 дней", в «оппозицию»? Как противна эта их возня у постели больной страны. Сколько яда уже влито под видом лекарств!

Как по-детски радуются эти экономисты-"демократы", что взяли нас обманом. Явились под видом врача, мыли руки, делали ученый вид — а сами обшарили карманы больного. И обман-то дешевый, шит белыми нитками, люди деже стесняются его разоблачать, а уж так они горды. Так и прет из них восхищение самими собой, глупое неуважение к обманутым. Посмотрели бы на себя на телеэкране — ведь неприглядное зрелище.

Вот, все наперебой деланно ужасаются: как это находятся люди, которые хотели бы вернуться в советское прошлое! Какой, дескать, абсурд вспоминать, сколько стоил хлеб или метро в советское время. Тут же, как бы забыв эти свои насмешки, подлаживаясь под взгляды нормального человека, признают, что этот нормальный человек хочет простых и понятных вещей: надежной работы, скромного достатка, теплого жилища и безопасности на улице. И всего этого большинство наших сограждан уже лишены или неуклонно лишаются. Но сказали бы Явлинский и Федоров — почему же так абсурдно, на их взгляд, желать возврата к советской жизни? Ведь именно эти простые и понятные ценности мы там и имели с гарантией. У наших «демократов» расщепленное сознание и они не видят дикого противоречия в своих словах или считают нас идиотами? Скорее, второе. Сами себя уже обманывают, и в этом своем самообмане выглядят жалко и противно.

Нам всем стыдно смотреть друг другу в глаза, мы свидетели огромной неприличной гадости, что произошла с нашего попущения с Россией. Люди еще не знают, что им делать со всеми этими суетливыми обманщиками, но у большинства при виде их становится муторно на душе.

("Советская Россия". Октябрь 1995 г.)

Наша глумливая демократия

Одна из самых трагических сторон любой революции в том, что она поднимает с морального дна ущербных людей и дает им власть. И они рвутся к этой власти, чтобы в период безвременья, прикрываясь "революционной целесообразностью", поглумиться над людьми, отыграться на них за все свои комплексы и обиды. Такие люди с энтузиазмом кидаются в революцию и легко переходят с одной стороны на другую, следуя своей главной цели. Глумливый хам у власти — вот что ранит чуть ли не каждого мирного жителя и остается в памяти как преступление революции.

Перестройка и ельцинская реформа — революция особого рода. Она происходит, когда четвертой властью стали пресса и телевидение. И это такая власть, от которой не может укрыться ни один человек. Сегодня никто не может жить и действовать без информации, и люди вынуждены впускать в свой дом дикторов, обозревателей, а за ними и целый сонм "духовных лидеров". И именно к этой власти пришли сегодня глумливые и мстительные люди.

Как они упиваются своей властью и своей безнаказанностью! Сидят за толстыми стенами телецентра, под защитой ОМОНа, имеют отмычку в каждую квартиру и могут говорить любые гадости, отравлять в доме воздух — зная, что их лицо на экране неуязвимо. Ну, раз в год прорвется через кордоны кучка отчаявшихся жертв, плюнет в лицо. Так им это только радости и злости добавляет — утрутся и испытают новый прилив сил.

Казалось, мы уже начали привыкать к издевательствам — к радостным воплям по поводу распада "ненавистной империи", лишения России портов и т. д., к постоянным попрекам нашей "нации рабов и лентяев", неспособной войти в XXI век. Но когда "демократическое телевидение" вдруг начинает слезливо разыгрывать патриотическую ноту, голова снова идет кругом. Яд, добавленный в такую музыку, опять проникает в сердце. Эта «патриотическая» кампания началась в связи с Днем Победы и будет, видно, сопровождать всю ударную программу по принятию новой конституции. Капиталистическую фразеологию пока что придется приглушить.

Трудно было новым идеологам резко сменить пластинку после того, как Великая Отечественная война была представлена "столкновением двух мусорных ветров" (Е.Евтушенко), как нам сообщили мнение В.Гроссмана, что "наше дело было неправое" и что советский строй вообще был хуже гитлеровского. После того, как долго пытались уговорить признать предателя Власова национальным героем. Настолько трудно было сменить эту пластинку, что даже перед Минутой молчания 9 мая диктор ТВ прочел всем нам нудную и пошлую антисоветскую лекцию. Есть же такие паскудники!

И нашли соломоново решение — сделать идеологический акцент не на Победе, а на "уважении к ветеранам". Да и не на уважении, а на жалости. Какие они, мол, бедные, воевали неизвестно за что, а теперь мы (!) не умеем их ценить, оставили их без пенсии, без лекарств и т. п. И опять через эту слезливость прорывалось глумление — ослиные уши не спрячешь. "Московский комсомолец" посвятил ветеранам первую страницу с огромным заголовком: "Их осталось совсем мало". Дескать, ура! скоро заживем свободно. А писатель-"демократ" Василь Быков даже развивает в журнале «Столица» такую теорию: "В ближайшие 10–20 лет, я думаю, ничего хорошего нам не светит. Перемены к лучшему могут произойти лишь за пределами физического существования нынешних поколений. Когда окончательно уйдут из жизни те, кто безнадежно отравлен ядом большевистской идеологии… Когда не только не останется ничего, напоминавшего о последних резолюциях очередного съезда, но и ни одного деда или бабки, хранящих память о дефицитах, репрессиях, коллективизации… По-видимому, Моисей был человек умный, недаром же он водил свой народ по пустыне сорок лет, а не четыре года". Насчет Моисея помолчим, а вот насчет русских дедов и бабок — разве нет у демократического Запада какого-нибудь дуста с приятным запахом, который бы сократил столь нежелательное Быкову "физическое существование нынешних поколений"? Впрочем, и нынешние дети на всю жизнь запомнят дефицит 1992 года, когда у власти был Василь Быков и его друзья. Сорока годами наши моисеи явно не обойдутся, и, похоже из пустыни они нас выводить не собираются.

А вот в каких терминах обозpеватель "Комсомольской пpавды" Л.Hикитинский советовал больше не избивать ветеранов, как 23 февраля 1991 года: "Вот хpомает дед, бpенчит медалями, ему зачем-то надо на Манежную. Допустим, он несколько смешон, даже ископаем, допустим, его стаpиковская настыpность никак не соответствует дpяхлеющим мускулам — но тем более почему его надо теснить щитами и баppикадами?". После 1 Мая и он стал требовать крови — но дело даже не в тяготению к тоталитаризму, а в гнусной радости «интеллигента», которому власть дозволила издеваться над людьми. Это качество нашей элиты таит большую угрозу для социального мира, чем самая жестокая эксплуатация и материальные лишения.

Да и эти лишения вызывают у «реформаторов» необъяснимую, какую-то анормальную реакцию. Так, всем известно положение пенсионеров. Они в свое время вступили с обществом в "трудовой договор". Работали всю жизнь за весьма скромную зарплату, а общество в лице государства обязалось обеспечить им до самой смерти старость с вполне определенным уровнем потребления (мы этот набор благ прекрасно помним). Этот уровень постоянно повышался в течение четырех послевоенных десятилетий и уже воспринимался как естественное право человека. Около 30 млн. человек свою часть договора выполнили. Теперь наступило время выполнять свою часть договора обществу. Никакой отсрочки старики дать не могут, никакого рыночного рая вкушать не будут. Как же ведет себя "демократический режим"? Он грабит этих стариков, отказываясь отдавать им заработанное. Он хладнокровно крадет их накопления. Он снижает их потребление ниже физиологического уровня выживания. Если при советской власти на месячную пенсию можно было купить 1000 кг. картошки, то осенью 1992 года — 60.

На деле, при реальных ценах, пенсионеров обрекли на голод и угасание, на попрошайничество и зависимость от не всегда благодарных детей. Само представление нового режима о том, что входит в перечень витальных потребностей пенсионера, говорит или о патологической ненависти к старшим поколениям, или о непроходимой глупости чиновников. Лишая стариков возможности совершить многие исполненные глубокого смысла, поистине ритуальные траты, «либералы» разрубают связь поколений, что равноценно "частичному убийству" миллионов старых людей и есть важный вклад в одичание молодых.

И никакой благотворительностью да разговорами о защите "социально слабых" интеллигенция уже свою совесть не очистит. Старики — никакие не "социально слабые" и подачки им — никакая не благотворительность. Это поколения, цинично ограбленные «демократическим» режимом, который пришел к власти и удерживается у нее благодаря усилиям либеральной интеллигенции. 30 млн. стариков — «чистая», неприкрытая жертва на алтарь новой утопической идеологии, и возможность отмолить этот грех быстро сокращается с каждой очередной смертью одного из ограбленных.

Видны ли хоть следы угрызений совести, раскаяний, хотя бы неловкости у лидеров либеральной интеллигенции? Никаких! Напротив, они наращивают издевательства. Вот автор закона о приватизации, видный ученый-гуманитарий Е.Г.Ясин шутит: "Я как-то говорил с одним исключительно умным человеком, очень известным западным ученым — Биллом Нордхаузом, так он предложил: "Вы на время, когда у вас весь этот кошмар будет, «повесьте» над страной спутники и пускайте в эфир "Плей-бой ченел". Может, это отвлечет?". Нация переживает беду — даже «предприниматели» вынуждены заливать водкой угрызения совести. За год Россия потеряла 1,5 млн неродившихся детей, поколение 1992 года рождения понесло страшный урон. Не издевательство ли советовать нам развлечься порнографией по специальному каналу спутниковой связи? С западным ученым все ясно — с какой стати он должен любить или хотя бы жалеть наших стариков. Но ведь Ясин — светоч интеллигенции, которая пока еще декларирует свою принадлежность к России. Принимает она на себя ответственность за эту его шутку? Ведь в ней отразилась вся нравственность экономической реформы.

В своем глумлении над всем советским наши идеологи утратили способность взглянуть со стороны на самих себя. Вот 10 мая — передача о соцреализме ("Большой скандал"). Гнусавыми голосами поют ведущие "Умом Россию не понять" и другие «песни» на стихи Тютчева. Как смешно! Художник А.Ф.Герасимов показан в своей мастерской в карикатурном виде, в ускоренной съемке — разве отменена уже в России правовая защита достоинства человека (пусть и умершего)? Разве не подлость со стороны государства предоставлять врученный ему на сохранение киноархив для издевательства над человеком, который простодушно разрешил себя снять в мастерской?

Гротескно даны портреты советских военных и ученых времен войны. Вот Буденный. Какие усы — ха-ха-ха! Как приятно этим юнцам смеяться над человеком, который уже в японскую войну был награжден солдатским Георгиевским крестом всех степеней — за редкостное личное мужество и воинскую честность. Поэтому над ним и издеваются с таким сладострастием.

А вот картина Налбандяна "Встреча творческой интеллигенции" (с Хрущевым). Очень кстати, ибо позволяет сравнить с похожей встречей сегодня. Сколько мы слышали о том, что тоталитарное советское государство заставляло прислуживать интеллигенцию, и все наши Эйзенштейны, Станиславские и Улановы имеют перед нацией тяжелый грех верноподданичества. То ли дело демократия! То ли дело наш гордый Марк Захаров! Но что же мы видим? Не службу режиму и даже не службу любимому президенту (хотя, согласитесь, непросто поверить, что Смоктуновский или Ахмадулина искренне полюбили Ельцина). Мы видим просто неприличное поведение. Такого поведения не приняли бы ни Сталин, ни даже Брежнев, и невозможно представить, чтобы так вели себя Яншин или Фадеев. Не может же не понимать Эльдар Рязанов, что его фильм о Наине Иосифовне — это нравственное падение (как бы высоко партия президента ни ценила его пропагандистский эффект). И встает важный для понимания всего происходящего вопрос: зачем? Зачем крупный художник, вошедший в историю нашей культуры и мирового кино, достаточно обеспеченный, марает свое имя? Как ни крути, одно из двух: или нынешний режим несравненно тоталитарнее прошлого и уже смог запугать художников каким-то новым, небывалым страхом или эти художники по своим моральным качествам и в подметки не годятся ни Яншину, ни Улановой. А может, и то, и другое?

Да, СССР был идеократическим государством. Но люди-то были выше этой схемы. И Уланова, и Налбандян укрепляли общество, чтобы оно могло функционировать, чтобы люди могли работать, воевать, воспитывать детей. Обвинять за это художника, глядя сегодня "с другой кочки" — глупо, а издеваться — гнусно. Кстати, сегодня художественная интеллигенция пытается укрепить общество несравненно более идеократическое, чем было уже даже при Хрущеве. «Рынок» так, как он представляется, потерял всякие рациональные черты и превратился в заклинание, в идею-идола. Но в качестве идола это идея предельно пошлая.

Заметим к тому же, что наши «рыночники» клеймят художников советского прошлого именно за то, что те удовлетворяли существовавший тогда платежеспособный спрос — то есть именно работали на рынок. Но насколько человечнее и чище был этот спрос по сравнению с сегодняшним! Вспомним фильмы того же Эльдара Рязанова. А сегодня прекрасные актеры собираются, чтобы снять "по прозе Брюсова" фильм ужасов, где Вертинская разыгрывает сексуальную сцену с ведьмой-лесбиянкой. С вершины этого "социального заказа" вы оплевываете искусство советского периода?

И встает вопрос: зачем, и так имея практически полную власть, издеваться над людьми? Зачем дразнить гусей? Неужели у наших дорвавшихся до власти интеллигентов накопилось столько комплексов, столько невыплеснутой желчи? Сопоставляя все, что довелось видеть, слышать и читать за восемь лет, не могу принять эту «уважительную» причину. И желчь, и комплексы есть — но есть и хладнокровный расчет профессионала, умело разрушающего национальное самосознание народа как целого. Разъединить людей, лишить их чувства локтя а то и натравить друг на друга можно лишь испоганив дорогие для всех образы и символы. Разрушив признаваемые всеми авторитеты. Ибо именно разрушение символов и авторитетов порождает их извращенное подобие — насилие. Это досконально изучено философами и историками (особенно теми, кто наблюдал фашизм в Германии). Глумление над нашими святынями — главный инструмент "социокультурной подготовки" реформ.

Насколько точен выбор объектов для глумления (что говорит о профессионализме), мне объяснили специалисты. Читал я лекцию в Бразилии перед обществом психологов и психоаналитиков. Тему они задали такую: "Технология разрушения культурных устоев в ходе перестройки". Я рассказывал факты, приводил выдержки из газет. А смысл слушатели понимали лучше меня. Особенно их заинтересовала кампания по дискредитации Зои Космодемьянской. Мне задали удивительно точные вопросы о том, кто была Зоя, какая у ней была семья, как она выглядела, в чем была суть ее подвига. А потом объяснили, почему именно ее образ надо было испоганить — ведь имелось множество других героинь. А дело в том, что она была мученицей, не имевшей в момент смерти утешения от воинского успеха (Как, скажем, Лиза Чайкина). И народное сознание, независимо от официальной пропаганды, именно ее выбрало и включило в пантеон святых мучеников. И ее образ, отделившись от реальной биографии, стал служить одной из опор самосознания нашего народа. И те, кто над этим образом глумился, стремились подрубить именно эту опору.

Конечно, вся эта братия многого добилась. Омрачила закат стариков, изгадила души юношей и девушек, расколола множество семей. Но стоит оглянуться и на историю. Революционный слом общества, осуществленный при их участии, вступает в новую фазу. Демократический миф исчерпал себя, и грядущий тоталитаризм может укрепиться лишь опираясь на темные, архаические чувства и стремления людей. И — таков уж непреложный закон — революция на этом этапе начинает пожирать тех своих детей, которые выполняли грязную идеологическую работу. Самые глумливые и будут отданы на съедение — не взыщите, господа московские комсомольцы. И когда я гляжу на их смазливые лица, мне кажется, что из них уже исходит слабое сияние — они уже идут к невидимой гильотине.

("Пpавда". Июнь 1993 г.)



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал