Шорский национальный природный парк или территория традиционного природопользования шорцев: проблемы оптимизации социально-экономического и экологического развития юга Кемеровской области



страница3/4
Дата25.04.2016
Размер0.81 Mb.
1   2   3   4

Этносоциальные особенности природопользования


Социально-экономические факторы, которые могут повлиять на степень выраженности промыслово-заготовительной деятельности, следующие: сельскохозяйственная деятельность жителей поселка с целью получения товарной продукции; уровень занятости населения, т.е. наличие постоянного источника дохода. Для решения этой задачи был использован корреляционный анализ с расчетом коэффициента ранговой корреляции Спирмена (Садовой, Пруель, 1996) и оценкой достоверности полученных значений по таблице распределения коэффициента Спирмена (Глотов и др., 1982). С точки зрения подходов, принятых при интерпретации результатов статистических расчетов, из-за небольшой численности населения во многих поселках Шории, а значит и небольшого объема наблюдений (выборки), с высокой степенью достоверности можно говорить только о тенденциях, проявляющихся на уровне сельсоветов или групп поселков.

Анализ полученных оценок сопряженности трех социально-экономических параметров (табл. 8) показывает, что в среде моноэтничного и полиэтничного населения поселков Шории существует тенденция усиления роли промысловой и сельскохозяйственной деятельности в случае отсутствия рабочих мест, как, например, в пп. Алзак, Карагол, Нымзас, Белка, Бугзас, Кезек. Занятость населения может приводить к росту уровня сельскохозяйственной ориентации, что характерно для Усть-Анзасского и Усть-Колзасского сельской администрации и административного центра Чилису-Анзаского сельсовета. Наиболее выражена эта тенденция среди русских, проживающих на территории Усть-Колзасской сельской администрации, в большинстве семей которых один или два члена имеют постоянную работу. Сопряженность охотопромысловой и сельскохозяйственной деятельности (т.е. ориентация на комплексное ведение хозяйства) проявляется не во всех поселках, а наиболее характерно для шорцев, проживающих в Чилису-Анзасском сельсовете. Действительно, этот моноэтничный район Шории следует отнести к категории территорий с развитыми формами традиционного хозяйства.

Исследование района с полиэтничным составом населения, в отличие от моноэтничных, связано с решением проблемы оценки этнических различий в системе жизнеобеспечения, что требует, на наш взгляд, применения несколько иных методических приемов. Расширение спектра параметров за счет включения в анализ демографических (тип семьи, количество детей, иждивенцев и трудоспособных в семье), хозяйственных (площадь огородов, наличие скота), экономических (среднедушевой доход) и социальных (уровень алкогольной ориентации) показателей позволяет в первом приближении показать особенности их взаимосвязи у разных этнических групп. Примененный для этой цели ранговый корреляционный анализ с одной стороны показывает многообразие достоверно выраженных связей между различными параметрами системы жизнеобеспечения как по группе шорских, так и группе русских семей, а с другой - затрудняет интерпретацию результатов статистической обработки данных.

Для обобщения результатов корреляционного анализа и выявления групп сопряженных параметров у разных этнических групп был применен кластерный анализ, где в качестве меры расстояния между параметрами системы жизнеобеспечения

Таблица 8.

Зависимость ориентации на охотопромысловую (а) и сельскохозяйственную деятельность (б) и занятости (в) населения поселков Шорского национального природного парка.



Поселки

Объем выборки

Наличие работающих

Корреляция




а - б

а – в

б - в

Усть-Анзасский с/с

Усть-Анзас

11

+

-0,104

-0,235

-0,013

Верх-Анзас

4

+

-0,816

-0,816

0,934

Ближний и Дальний Кезек

7

-

0,199

-0,088

0,702

В целом по с/с

22




-0,234

-0,336

0,480*

Чилису-Анзасский с/с

Чилису-Анзас

22

+

0,368*

-0,056

0,301

В. и Н. Алзак

7

-

0,963**

-0,311

-0,444

Карагол

5

-

0,346

-0,720

-0,080

В., Н. и Б. Нымзас

7

-

-0,198

-0,665

-0,353

Белка и Агтыг-аал

13

-

0,539*

-0,308

-0,308

Эльбеза

15

+

-0,130

-0,037

0,285

В. и Н. Бугзас

14

-

0,570*

-0,010

-0,292

В целом по с/с

83




0,473***

-0,144

0,012

Усть-Колзасский с/с (пп. Мрассу и Камзас)

Шорцы

33

+

-0,080

-0,082

0,204

Русские

38

+

-0,396*

-0,498**

0,510**

В целом по с/с

71




-0,059

-0,335**

0,324**

Примечания: * - уровень достоверности p  0,05; ** - уровень достоверности p  0,01; *** - уровень достоверности p  0,001.
использовалось преобразованное значение коэффициента корреляции, рассчитанное по формуле:

1 – r, где r – значение коэффициента корреляции в попарных попризнаковых сравнениях.

После получения матрицы расстояний методом невзвешенного группового среднего (UPGMA) были построены дендрограммы сходства для шорской и русской групп семей (рис. 3). Считается, что этот метод построения дендрограмм является



Рис. 3. Дендрограммы сходства показателей системы жизнеобеспечения шорской (а) и русской (б) групп семей Усть-Колзасской сельской администрации.


наиболее адекватным в сравнении с другими – методом наименьших расстояний и методом максимального приближения (Айвазян и др., 1989).

Анализ характера объединения в отдельные кластеры показателей системы жизнеобеспечения разных этнических групп показывает, что они распадаются на две группы сходства, причем сельскохозяйственная и промысловая ориентация выступают как две противоположно направленных характеристики семей. В первой группе сопряженных признаков как у шорских, так и русских семей объединены параметры, характеризующие их промысловую ориентацию, уровень алкоголизма и количество трудоспособных членов семьи. Порядок объединения остальных признаков, образующих второй кластер, у шорцев и русских различен и проявляется, главным образом, в положении относительно других параметров числа иждивенцев. Так у русских (рис. 3, б), усиление роли сельскохозяйственной ориентации связано с наличием в семье престарелых людей, детей и постоянного источника доходов. У шорцев (рис. 3, а), эта тенденция не прослеживается.

Для большей конкретизации различий систем жизнеобеспечения семей Усть-Колзасского сельсовета, относящимся к разным этническим группам (шорцы, русские, немцы, чуваши, мордва, туркмены и казахи, смешанные шорско-русские семьи) и для выявления группы наиболее значимых демографических, социально-экономических параметров был применен канонический дискриминантный анализ.

Этот метод относится к группе многомерных статистических, позволяет дать оценку степени различий между сравниваемыми группами по всему комплексу показателей и оценить значимость (вес или вклад) каждого из них, а также перейти на уровень анализа характеристик отдельных семей, что не позволяют сделать методы одномерной статистики. В качестве исходных данных послужили ранжированные значения демографических, экономических и хозяйственных показателей (признаков) семей, полученных в ходе проработки документации сельской администрации (похозяйственные книги и лицевые счета 1997-2000 г.), а также ведомостей выплат социальных пособий, пенсий и зарплат, проводимых через другие учреждения. Оценки промыслово-заготовительной ориентации семей и употребления ими алкоголя получены при выборочном интервьюирования жителей Усть-Колзасской сельской администрации.

При интерпретации результатов анализа учитывалось относительное процентное содержание конкретной дискриминантной функции (процент собственного значения конкретной функции от общей суммы собственных значений всех функций) и значение коэффициента канонической корреляции. Последний показатель изменяется от 0 до 1 и позволяет судить о степени выраженности различий анализируемых групп. Нулевые или близкие значения коэффициента канонической корреляции свидетельствуют о невыраженности или об отсутствии различий между ними, соответственно, значения, близкие к единице – о наличии четко выраженных различий. Неравномерность распределения выборок вдоль соответствующих функций оценивалось критерием χ2. Оценка вкладов признаков в значение дискриминантной функции проводилась с использованием структурных коэффициентов (аналог линейной корреляции Пирсона), показывающих насколько скоррелирован признак и функция. Используя этот показатель, можно именовать соответствующие дискриминантные функции. Достоверность вклада признака в разделение сравниваемых групп семей оценивалась с помощью критерия Стьюдента. Графическое отображение результатов анализа представлено в виде скаттер-диаграмм (рис. 4), где в пространстве двух первых (наиболее значимых) дискриминантных функций обозначены области распределения конкретных групп семей. В нашем случае статистические результаты, полученные в ходе реализации метода, характеризуют всю генеральную совокупность семей шорцев, русских и других этнических групп, проживающих на территории ШНПП.

В целом по социально-экономическим, демографическим и хозяйственным показателям самобытной оказалась группа шорско-русских семей (рис. 4, а), область распределения которых не перекрывается с таковыми остальных этнических групп. Разделение наблюдается по первой дискриминантной функции, различия выражены на высоком уровне достоверности, а сама функция характеризует отличия смешанных семей от всех остальных и заключает основную часть информации. Анализируя вклады признаков в первую дискриминантную функцию, можно отметить, что для шорско-русских семей характерно образование сложных двух-, трехпоколенных семей, с численностью 6-8 человек, с более чем двумя детьми. Семьи отличаются выраженной ориентацией хозяйства на разведение крупно-рогатого скота и лошадей, а также на практику заготовки ягод и других видов продукции тайги. По этим признакам значения вкладов достоверные, а их отрицательные значения свидетельствуют об уменьшении абсолютных значений признака в направлении к группам моноэтнических семей. Другие этнические группы семей различаются по второй дискриминантной функции, но в меньшей степени. Неравномерность распределения сравниваемых групп вдоль нее выражено в меньшей степени, ниже 95% уровня достоверности. Однако значение коэффициента канонической корреляции высокое (0,63), что позволяет ожидать наличие различий между шорской и русской группами семей, области распределения которые сдвинуты относительно друг друга. Социально-экономические показатели семей, относящихся к другим этническим группам, совпадают с таковыми русских.

Для выявления этнических особенностей систем жизнеобеспечения из анализа была исключена группа шорско-русских семей. Достоверно выраженная неоднородность распределения семей имеется лишь по первой дискриминантной функции, характеризующей различия между шорскими и русскими семьями. Области их распределения в пространстве дискриминантных функций перекрываются (рис. 4, б), что свидетельствует о сходных социально-экономических и демографических показателях у некоторой части шорских и русских семей. Анализ вкладов признаков в первую дискриминантную функцию позволяет охарактеризовать ее как промыслово- заготовительную (достоверно значимы вклады ориентированности семей на различные промыслы и заготовку растительной продукции). Развитие этого вида специализации хозяйств сопряжено с ростом поголовья лошадей. В тоже время выявляется довольно

а)

б)

Рис. 4. Скаттер-диаграмма распределения семей Усть-Колзасского сельсовета


примечательная особенность. Усиление роли промыслово-заготовительной деятельности наблюдается в основном у семей с относительно высокой степенью алкоголизации по сельсовету, неработающих и имеющих низкий доход из официальных источников. Такое положение в большей степени характерно для группы шорских семей. Как показали полевые исследования, члены части шорских семей нанимаются или ведут промысел с целью погашения задолженности за спиртное или иные товары, а также для их приобретения.

Таким образом, в настоящее время экономические основы большинства хозяйств семей независимо от их этнической принадлежности составляют три источника доходов: приусадебное хозяйство с продажей части сельскохозяйственной продукции и реализации продукции тайги (охото-заготовительная деятельность), зарплаты в случае наличия рабочих мест в поселке, и социальные пособия (на детей и пенсии). Соотношение основных составляющих бюджета семей в разных районах Шории неодинаково и может зависеть от наличия рабочих мест в сельсоветах, обеспеченности угодьями промыслового назначения. Анализ сопряженности этих трех социально-экономических параметров показывает, что в среде моноэтничного и полиэтничного населения поселков Шории существует тенденция усиления роли промысловой и сельскохозяйственной деятельности в случае отсутствия рабочих мест. Занятость населения приводит к росту уровня сельскохозяйственной ориентации и снижения значимости промысловой составляющей в экономике семей. Усиление роли промыслово-заготовительной деятельности наблюдается в основном у семей с относительно высокой степенью алкоголизации, неработающих и имеющих низкий доход из официальных источников. Такое положение в большей степени характерно для шорской группы семей. Исходя из этого, решение природоохранных проблем, в том числе регуляция промысловой нагрузки на наиболее ценные видовые популяции, связано с решением проблемы занятости населения.


Резюме

Горная Шория относится к числу промысловых районов горно-таежной части Алтае-Саянского эеорегиона. Основу современной экономики автохтонного (шорцы) сельского населения помимо животноводства и огородничества (в ограниченных размерах) составляет охото-промысловая деятельность, в структуре которой важное значение имеет пушной промысел и заготовка некоторых видов растительной продукции. Промыслы для большей части семей являются единственным устойчивым источником формирования бюджетов.

В связи с ликвидацией рабочих мест и прогрессирующей безработицей резко обострилась демографическая обстановка. В 1970-2000 гг. произошло почти 4-х кратное сокращение количества проживающих семей, наблюдались достаточно выраженные изменения половозрастной структуры населения, заметно снизился уровень воспроизводства населения. Более стабильна демографическая ситуация в национальных поселках, где сохраняется традиционная хозяйственная специализация как автохтонного, так и русского населения (Садовой, Поддубиков, Шиллер, 2003).

Массовая безработица (по поселкам от 30 до100%), низкий образовательный уровень большей части трудоспособного населения, ограниченный спектр официальных рабочих мест при сельских администрациях, в национальном парке, отсутствие развитой инфраструктуры туризма, более высокие цены на необходимые продовольственные и промышленные товары на местах, чем в г. Таштаголе, не позволяют обеспечить необходимым прожиточным минимумом население таежных поселков. Альтернативная занятость населения за счет развития приусадебного комплекса труднодостижима по двум причинам. С одной стороны, это связано с ограниченной площадью участков сельскохозяйственного использования, а с другой - с неблагоприятными климатическими условиями для сельского хозяйства. В совокупности эти факторы служат ведущими стимулами для развития форм промыслово-заготовительной деятельности повсеместно.

В условиях безработицы в системе жизнеобеспечения семей резко усилилась роль расширенного комплексного хозяйства, сочетающего охоту, заготовку растительных ресурсов и ведение приусадебного хозяйства. Эти процессы привели к ряду эффектов, кардинально сказывающихся как в сфере социально-экономического обеспечения населения, так и в сфере сохранения (восстановления) природно-ресурсного потенциала территории юга Кемеровской области, а в целом - обеспечения условий для сохранения биоразнообразия горных черневых и темнохвойных лесов.

Вследствие параллельного формирования и становления системы полулегальной и нелегальной скупки промысловой продукции наблюдается выраженное экономическое расслоение населения, происходит становление системы частного кредитования промыслов и отработок долга за них, что в конечном итоге приводит к усилению нагрузки на наиболее ликвидные охотопромысловые виды и некоторые растительные ресурсы, практически развивается нерегулируемое и слабо поддающееся контролю природопользование.

Другим эффектом социально-экономического изменения положения населения является становление современной системы опромышления тайги. Разграничение промысловых районов Шории в настоящее время основано на территориальном, но не родовом принципе, заключающийся в том, что каждый таежный поселок имеет свою орехопромысловую и охотничью территорию, которая охватывает почти весь Шорский национальный природный парк. Поселковые угодья разделены между семьями или часть из них относится к категории угодий общественного пользования. Семейные участки передаются по наследству и могут выступать объектом «аренды» на различных условиях. Территории, попадающие в зону сложившегося к настоящему времени традиционного опромышления, рассматриваются автохтонным населением моноэтнических районов как этнические, выступают объектом распределения среди них. В свою очередь, такая система самоорганизации промысловой территории затрудняет, а может и препятствовать выделению резерватов в границах парка, осуществлению природоохранного контроля и управления этой деятельностью в целом.

Приведенные социально-экономические исследования в сфере природопользования позволяют считать, что по организации своей территории Шорский национальный природный парк в основном обеспечивает выполнение задачи обеспечения условий по сохранению традиционного природопользования. По этой причине были скорректированы границы и местоположение зоны заповедного режима, на части территории в особо продуктивных районах располагается 21 охотопромысловый участок штатных охотников ТКПХ, большая часть из которых проживают на территории парка, осуществляются заготовки и закупки у населения кедрового ореха, папоротника-орляка и другой продукции заготовителями ТКПХ.

В то же время развитие традиционных для этой территории форм деятельности связано с решением проблемы организации заготовок, особенно такого важного его звена, как сбыт продукции через легальные структуры, а не через перекупщиков. В настоящее время заготовкой промысловой продукции на территории парка занимается всего лишь одно учреждение – Таштагольский кооппромхоз, через которое проходит лишь часть продукции заготовок и не большая, которая реализуется через частных перекупщиков. Легализация «теневой» стороны промысловой экономики повысит ее рентабельность и придаст ей социальную направленность, позволит наладить снабжение необходимыми товарами удаленные поселки. С подобной проблемой столкнулись в Ханты-Мансийском АО при организации в 1990-х гг. общин коренных народов (хантов, манси и лесных ненцев) и родовых угодий. Решение ее во многом было связано с организацией 57 предприятий, заготавливающих и принимающих продукцию промыслов, реестр которых был утвержден постановлением Правительства автономного округа в 2004 г.

Следует также отметить, что в парке слабо развита сеть дорог, поэтому многие его районы постоянно или временно (в периоды паводка, ледостава или многоснежья) остаются труднодоступными. Это затрудняет равномерное освоение угодий, вывоз продукции промыслов и заготовок, снабжение поселков необходимыми продовольственными и промышленными товарами, горюче-смазочными материалами, а также налаживание эффективной системы природоохранного контроля в местах ведения промыслов. Многие населенные пункты не электрифицированы, крупные поселки обеспечиваются электричеством только за счет дизель-электростанций, 2 – 4 часа в день. Подобная ситуация существенным образом ограничивает развитие местного производства и улучшения бытовых условий жителей поселков.

Устойчивое развитие территории связано не только с обеспечением функционирования форм традиционной специализации населения, но и с оптимизацией социально-экономических и экологических задач. Основные проблемы, которые видятся здесь, следующие: сверхэксплуатация определенных групп биологических ресурсов в отсутствии традиционно закрепленных у населения форм их охраны; слабое информационно-аналитическое обеспечение парка по видовому богатству и природно-ландшафтному разнообразию.

Как показывает опыт деятельности на этой территории промыслово-заготовительных организаций в течение прошлого века, регулирование промысловой нагрузки за счет применения мер охраны, мер по обогащению промысловой фауны, организация ООПТ (охотничьих заказников и национального парка), уголовно-административное преследование браконьеров, прекращение приемки определенных видов пушнины и т.д. не позволяют обеспечить оптимальный режим восстановления ресурсов. Анализ ситуации показывает, что важным фактором, позволяющим снизить активность населения в промыслово-заготовительной деятельности – это уменьшение доли безработных и уровня алкоголизации населения. Однако решение этих задач в компетенции не ШНПП, а органов административно-территориального управления района или местного самоуправления на местах.

Изучение биоразнообразия парка напрямую связано с выполнением его природоохранных задач, суть которых заключается в сохранении черневых и темнохвойных лесов Алтае-Саянского экорегиона. Это возможно лишь при планомерной работе по изучению биоразнообразия с инвентаризацией флоры и фауны, а также уникальных ценозов, организацией долговременных биоценотических наблюдений и др. (Онищенко, 2003). Выполнение этих задач возможно лишь в условиях природоохранного учреждения (заповедника или национального парка), которое в силу специфики деятельности и особенности организации управления может обеспечить научно-прикладную деятельность подобного рода.

Можно отметить, что наиболее перспективным районом для развития блока социально-экономических задач является центральная его часть (Чилису-Анзасская сельская администрация). Места проживания населения в восточных районах парка (Усть-Колзасская администрация) в основном выведены из состава парка, и ,хотя используют его окрестные к поселкам территории, но основные промысловые угодья находятся вне пределов Кемеровской области. Для северных районов (Усть-Анзасская сельская администрация) в большей степени актуальна историко-культурная составляющая в их развитии. Здесь в п. Усть-Анзас имеется культурный центр с музейным комплексом «Тазгол». Все известные археологические памятники располагаются по р. Мрассу от п. Усть-Кабырза и ниже по течению до Хомутовских порогов, концентрируясь около п. Усть-Анзас. Часть из них исследована полностью, а на части проведены только разведочные работы. Некоторые объекты, находящиеся в окр. п. Усть-Анзас (поселение Комус-I, поселение Печергол-II), являются перспективными для музеефикации и включения в состав экспозиции экомузея «Тазгол» (п. Усть-Анзас) (Бобров, Ширин, 2003).

Таким образом, подытоживая результаты анализа в аспекте перспектив организации ТТП, следует отметить, что в настоящее время в пределах своих полномочий Шорский национальный природный парк обеспечивает или не препятствует достижению определенных социально-экономических или историко-культурных целей, связанных с обеспечением ведения традиционного природопользования и традиционного образа жизни проживающих здесь группы малочисленного коренного народа – шорцев.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал