Социальные аспекты человеческого развития в региональном разрезе



страница6/8
Дата02.05.2016
Размер0.93 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Высшее образование. Национальная программа по подготовке кадров предусматривает создание такой системы высшего образования, которая обеспечивала бы подготовку квалифицированных специалистов в условиях рыночной экономики. Фундаментальным положением программы является признание необходимости диверсификации учебных программ в высшей школе с целью расширения набора знаний, умений и навыков выпускников ВУЗов для обеспечения их большей гибкости и адаптивности на рынке труда.

Таблица 3. Распределение ВУЗов по специализации в 2008 году.




Всего

Просвещение*

Промышленность

Здравоохранение

Экономика

Сельское хозяйство

Искусство и культура

Транспорт

Право

Связь

Строительство

Физкультура и спорт

Каракалпакстан

2

2

 

 

 

 




 

 

 

 

 

Андижанская область

5

2

 

1

1

1




 

 

 

 

 

Бухарская область

3

1

1

1

 

 




 

 

 

 

 

Джизакская область

2

1

1

 

 

 




 

 

 

 

 

Кашкадарьинская область

2

1

1

 

 

 




 

 

 

 

 

Навоийская область

2

1

1

 

 

 




 

 

 

 

 

Наманганская область

3

1

2

 

 

 




 

 

 

 

 

Самаркандская область

6

2

 

1

1

1




 

 

 

1

 

Сурхандарьинская область

1

1

 

 

 

 




 

 

 

 

 

Сырдарьинская область

1

1

 

 

 

 




 

 

 

 

 

Ташкентская область

2

1

 

 

 

1




 

 

 

 

 

Ферганская область

3

2

1

 

 

 




 

 

 

 

 

Хорезмская область

1

1

 

 

 

 




 

 

 

 

 

г. Ташкент

29

10

3

3

4

1

3

2

1

1

 

1

Узбекистан

62

27

10

6

6

4

3

2

1

1

1

1

* К направлению «Просвещение» отнесены все университеты.

Источник: Госкомстат РУз.

Однако следует признать, что развитие высшего образования в Узбекистане сталкивается со значительными проблемами. В первую очередь нужно отметить ограниченное число национальных ВУЗов в стране – в 2008 году их насчитывалось всего 62, из которых почти половина расположены в Ташкенте. В большинстве регионов действуют 2-3 ВУЗа, но есть области, в которых имеется только одно высшее учебное заведение. Действующие ВУЗы предоставляют ограниченное число направлений обучения, и по многим направлениям обучение можно получить только в одном регионе (см. Таблицу 3). Несмотря на то, что Национальная программа по подготовке кадров предусматривает создание негосударственных образовательных учреждений, в стране отсутствуют частные ВУЗы, имеются лишь филиалы иностранных университетов. Главным придерживающим фактором отсутствия частных ВУЗов является отсутствие процедур получения лицензии.



Процесс получения лицензии высшими учебными заведениями

Противоречивыми остаются законодательно установленные процедуры создания негосударственного ВУЗа и его аккредитации. Законом «Об образовании», принятом в 1997г., предусмотрено создание негосударственных образовательных учреждений, которые приобретают права юридического лица и право на образовательную деятельность с момента их государственной аккредитации в порядке, установленном Кабинетом Министров. То есть ВУЗ может начинать свою деятельность только после аккредитации, а ведь смысл аккредитации в том, чтобы подтвердить качество и соответствие предоставляемых ВУЗом услуг установленным стандартам. Получается, что ВУЗ не может быть создан без аккредитации, а чтобы ее пройти, ВУЗ должен проработать какой-то срок и доказать, что предоставляемые им образовательные услуги соответствуют установленному уровню. Без разрешения этого противоречия и четкого разграничения в законодательстве и определения процедур лицензирования и аккредитации вузов вряд ли можно рассчитывать на создание и развитие негосударственного сектора в этой сфере.

Число студентов высшей школы в Узбекистане относительно маленькое. В 2007-2008 гг. наметилась тенденция к сокращению численности студентов. Например, в 2008 году выпуск специалистов из всех ВУЗов страны составил около 83 тыс. человек, а прием – менее 64 тыс. человек (см. Таблицу 9 Приложения 15). Особенно заметно сократился прием студентов в регионах Ферганской долины и в г. Ташкенте. Ограниченное число студентов получают степень магистра – в том же 2008 году доля студентов магистратуры составляла менее 5% от числа всех студентов, хотя прием в магистратуру несколько увеличился - до 7,5% от числа всех принятых студентов. В трех же регионах (Джизакская, Кашкадарьинская, Хорезмская области) подготовка магистров вовсе была прекращена. Подготовка научных кадров сведена к минимуму: в 2008 году в аспирантуре учились 2,6 тыс. человек, в докторантуре - 229 человек. В некоторых регионах прием в докторантуру даже не проводился, а в аспирантуре и докторантуре обучались всего несколько человек.

Численность студентов как доля в населении остается довольно низкой по сравнению с другими странами. Если в Узбекистане в 2008 г. было 109 студентов на 10 тыс. населения, то, например, в России эта цифра в 2005-2006 учебном году составляла 492 человека, а в Казахстане – 510 человек15 (подробнее см. Таблицу 10 Приложения 15).

Необходимо отметить, что в последние годы размер платы за обучение в высших учебных заведениях значительно вырос и в настоящее время сопоставим со средней годовой зарплатой16. При этом не развита система поддержки студентов, которые не в состоянии оплатить обучение (льготное кредитование, целевые стипендии, социальная помощь). Льготные кредиты предоставляются любым студентам, но не целевой группе малообеспеченных. Стипендии и гранты зависят от результатов экзаменов, но не от уровня доходов. Социальная помощь предусматривается только для выпускников детских домов, при условии, что они полные сироты или остались без попечения родителей.

На фоне вполне благополучных общих показателей охвата гендерных групп высшим образованием сформировались диспропорции в профессиональной структуре женщин-студенток, аналогичные диспропорциям в системе среднего специально образования. «Женскими» направлениями высшего образования являются просвещение, здравоохранение и искусство (см. Таблицы 12 и 13 Приложения 15). Можно предположить, что гендерная диспропорция не в последнюю очередь связанна с нежеланием родителей обучать девушек вдали от дома в течение длительного времени (педагогические ВУЗы есть во всех регионах, медицинские – в половине регионов).

Наряду с необходимостью расширения доступа к высшему образованию не менее важно создать предпосылки для постоянного улучшения качества обучения. На относительно низкий уровень качества обучения в ВУЗах Узбекистана указывает ряд исследований. Например, проведенный ПРООН в 2006 г. опрос предпринимателей показал, что полностью устраивает уровень подготовки выпускников отечественных высших и средних специальных учреждений по экономическим специальностям только 18,2% респондентов, по техническим специальностям – 18,6%, в области юридического образования – 17%, информационных технологий – 28,9%. Кроме того, 63,7% респондентов хотели бы, чтобы их сын получил образование не в Узбекистане, а за рубежом.17

На сегодняшний день возможности улучшения качества обучения в системе высшего образования ограничены:


  • неудовлетворительным состоянием материально-технической базы ВУЗов, не соответствующей современным требованиям, вследствие недостаточного финансирования. В 2010 году базовый норматив затрат по расходам на развитие и улучшение материально-технической базы ВУЗа, определяющий размер бюджетных средств на приобретение основных активов и капитальный ремонт, установлен в размере либо 65 тыс. сум, либо 90 тыс. сум (в зависимости от группы, к которой относится конкретный ВУЗ) в расчете на одного студента в год. Это составляет от 0,9% до 3,5% от нормативного бюджетного финансирования высших учебных заведений. На текущие расходы (коммунальные услуги, эксплуатационные и учебные расходы, текущий ремонт, приобретение расходных материалов) разрешается расходовать 5-7% от установленного бюджетного финансирования. Основная же часть бюджетных затрат на ВУЗы (около 90%) предназначена для оплаты труда, налогов на ФОТ и стипендий18;

  • низким уровнем кадрового потенциала ВУЗов вследствие старения профессорско-преподавательского состава и ограниченного объема подготовки новых научных кадров. Так в течение 2004-2009гг в аспирантуре ежегодно обучались менее 3000 человек, в докторантуре – менее 250 человек. В некоторых регионах прием в докторантуру в этот период вообще не проводился. Доля профессорско-преподавательского состава с ученой степенью снизилась с 38% в 2005г до 37% в 2008г (см. Таблицу 14 Приложения 15);

  • нехваткой современных учебных пособий для студентов ВУЗов, обусловленной отсутствием национальных и переведенных учебников на латинской графике (для студентов, которые обучались в школе на латинице, затруднена возможность пользоваться учебниками на кириллице);

  • неразвитостью конкуренции среди высших учебных заведений за покупателей своих услуг (негосударственные ВУЗы в Узбекистане отсутствуют, а государственные не могут самостоятельно увеличивать набор студентов). Как результат - низкая мотивация руководства и преподавателей ВУЗов в повышении качества обучения;

  • отсутствием реальной самостоятельности учебных заведений в управлении собственной учебной, административной и финансовой деятельностью, в результате чего ВУЗы не в состоянии хоть сколько-нибудь оптимизировать затраты ограниченных фондов (см. Приложение 16).

В Термезе всего 1 университет - бывший педагогический институт. Этого явно недостаточно. Существенная проблема – старение кадров. Докторам наук в среднем 73 года, кандидатам – 65 лет. Многие хорошие специалисты уезжают в Ташкент, магистры не возвращаются. Это связанно с тем, что условия и уровень жизни в Ташкенте и в Термезе разные.

Необходима академическая самостоятельность ВУЗов как в вопросах форм и способов обучения, так и определения собственной структуры: факультетов, кафедр, отделений. Финансирование высшего образования находится в компетенции центральных органов. Законодательством определены и разрешены альтернативные источники финансирования, но в настоящее время воспользоваться ими очень и очень проблематично.



Из интервью с представителями Сурхандарьинской области, 2009г.




Низкая материальная база ВУЗов. Надо усилить повышение квалификации преподавателей. Настало время создавать конкурентную среду в высшем образовании. Приватизация ВУЗов - необходимость времени.

Из интервью представителей Самаркандской области, 2009г.


3.3. Система социальной защиты населения
Социальная защита населения - это система мер, направленных на предупреждение социально-рисковых ситуаций, а также смягчение и ликвидацию их последствий. Под социальным риском следует понимать вероятность наступления неблагоприятной жизненной ситуации, обусловленной независящими от самого человека внешними причинами. Основной целью социальной защиты является обеспечение гарантированных минимально достаточных условий жизни, поддержание жизнеобеспечения и деятельного существования человека.

За годы независимости в Узбекистане сформирована многоуровневая система социальной защиты, охватывающая несколько десятков категорий и групп населения, нуждающихся в поддержке государства. Развитие системы социальной защиты в течение последних двух десятилетий во многом определялось состоянием экономики страны. На первом этапе экономических реформ государство проводило политику упреждающей защиты всего населения, призванную смягчить последствия перехода к рыночным отношениям, не допустить обвального снижения уровня жизни, сохранить приемлемый уровень потребления и доступ к базовым социальным услугам. После обеспечения макроэкономической стабильности, снижения инфляции, достижения положительных темпов экономического роста был взят курс на переход к адресным механизмам социальной защиты.

В системе социальной защиты Узбекистана выделяются две крупные составляющие – социальное обеспечение и социальная помощь. Программы социального обеспечения включают социальные выплаты, осуществляемые в рамках обязательного государственного страхования и финансируемые из внебюджетных фондов (Пенсионный фонд и Фонд содействия занятости) – пенсии по возрасту, инвалидности и по случаю потери кормильца, а также пособия по безработице. Социальная помощь малообеспеченным предоставляется вне зависимости от участия в системе социального страхования и финансируется из государственного бюджета. Помимо этого существует ряд других пособий и льгот в денежном и натуральном выражении, которые предоставляются 25 категориям уязвимых граждан.

Пенсионное обеспечение по возрасту – это самый масштабный элемент системы социальной защиты и по охвату целевого контингента и по размерам выплат. В 2008 году доля пенсионеров по возрасту в структуре населения составляла в Узбекистане 7,6% (см. Таблицу 1), и более 30% семей имеют в своем составе пенсионеров по возрасту19. Средний размер назначенной пенсии по возрасту в разных регионах составляет 30-40% от средней заработной платы в том же году, то есть около 10-15% совокупных доходов семей, в которых есть пенсионеры.

В последние годы в сфере занятости проявляются следующие тенденции20:

- снижение охвата лиц пенсионного возраста системой пенсионного обеспечения. По данным Госкомстата в течение 2005-2009 гг. число лиц, достигших пенсионного возраста, увеличилось на 8,9%, а число получателей пенсий по возрасту – на 5,1%21;

- нарастание числа получателей минимальных и неполных пенсий. По данным Госкомстата в течение 2004-2009 гг. численность этой категории пенсионеров возросла на 6%, в том числе среди женщин-пенсионеров – на 18%;

- снижение темпов роста пенсий по сравнению с темпами роста заработной платы (см. Рисунок 1).

Рисунок 1. Динамика заработной платы и пенсий в 2004-2008 гг.



Источник: Госкомстат РУз.

Рисунок 2. Структура получателей пенсий по возрасту и по инвалидности в 2008 году.
Источники: Таблицы 1-2 приложения 17.

Самый важный фактор, влияющий на размер пенсий по возрасту – уровень заработка получателей в течение трудовой жизни. Поэтому не удивительно, что региональные различия в уровне средней пенсии зависят от доли занятых в промышленности (где зарплата выше средней зарплаты) – см. Таблицу 1 Приложения 17 и Рисунок 2. Кроме того, в регионах с высокой долей занятых в промышленности в среднем меньше получателей минимальных пенсий. Среди получателей минимальных пенсий большинство составляют женщины, для которых более характерны неэффективные и низкодоходные формы занятости (см. Таблицу 2 Приложения 17).

Другим фактором, снижающим размер пенсий по возрасту, является законодательно установленное ограничение на размер базовой зарплаты, которая принимается для исчисления пенсии. В настоящее время максимальный размер заработной платы при расчете пенсий установлен на уровне 8-кратной минимальной заработной платы, и максимальная пенсия может составлять не более 55% от этого уровня. Дальнейшее повышение пенсии (максимум на 10-12%) возможно только за счет надбавок за дополнительный стаж работы.

Росту доходов пенсионеров препятствует также ограничения на выплату пенсии в том случае, если пенсионер продолжает работать. Работающие пенсионеры могут получать 50% начисленной пенсии. Это ограничение сдерживает трудовую активность лиц пенсионного возраста и заставляет их либо вовсе отказываться от трудоустройства, либо работать без регистрации. Данная мера, возможно, снижает давление на рынок труда, однако не может оказать существенного влияния на стабильность Пенсионного Фонда.



Пенсионное обеспечение по инвалидности оказывает позитивное воздействие на уровень жизни семей в случае, если инвалид имеет полный трудовой стаж и не полностью утратил трудоспособность, поскольку размеры пенсий по инвалидности практически не отличаются от пенсий по возрасту и составляют в разных регионах 35-50% от средней заработной платы. Кроме того, работающие инвалиды I-II групп получают пенсию в полном размере и имеют льготы по уплате подоходного налога. Однако пенсии по инвалидности во многих случаях не позволяют семьям обеспечить приемлемый уровень жизни, особенно если в семье есть дети-инвалиды или инвалиды с детства, сдерживающие трудовую активность трудоспособных членов семьи и требующие значительных затрат на медицинское обслуживание. Размер пенсионных пособий для инвалидов с детства и детей-инвалидов слишком мал (97,3 тыс. сум в декабре 2010 года, или 57 долл. США), чтобы обеспечить необходимые потребности самого инвалида, не говоря уже об ухаживающих за ним членах семьи.

Доля получателей минимальных пенсий по инвалидности точно так же зависит от структуры занятости, как и в случае с назначением пенсий по возрасту (см. Таблицу 2 Приложения 17 и Рисунок 2). В то же время гендерные показатели распределения пенсий по инвалидности не различаются, то есть женщины имеют равный доступ к системе страхования стойких форм нетрудоспособности.

С 2007 года сведена к минимуму система страхования по временной нетрудоспособности – в случае болезни работника или членов его семьи, по беременности и родам. Эти пособия теперь выплачиваются не из Пенсионного фонда, а из средств работодателя. Учитывая ограниченные финансовые возможности многих предприятий, эти пособия выплачиваются фактически по усмотрению работодателя. На практике гарантированный доступ к пособиям по временной нетрудоспособности имеют только работники бюджетных организаций. По данным Минздрава РУз в течение 2006-2008 гг. число выданных больничных листов сократилось на 14%. Вполне возможно, что отсутствие возможности получить оплачиваемый отпуск по болезни является одной из причин отказа от обращения к врачу.

Социальная защита безработных в Узбекистане не получила широкого распространения. Официальная статистика регистрирует очень низкий уровень безработицы – 4-6% от экономически активного населения на протяжении последних лет22. В течение 2004-2008 гг. уровень безработицы существенно снизился в большинстве регионов (за исключением Каракалпакстана, Ферганской, Ташкентской областей и г. Ташкента)23. Жесткие ограничения на выплату пособий привели к тому, что лишь половина зарегистрированных безработных получают пособия, причем средний размер пособий сопоставим с минимальной заработной платой24. Пособия по безработице имеют крайне незначительный охват и столь низкий размер, что практически никак не влияют на уровень жизни получателей-безработных и их семей. При этом для действующих программ защиты от безработицы, как правило, характерны низкое качество баз данных об имеющихся вакансиях, ограниченные предложения по направлениям профессионального обучения, формам и срокам обучения, низкий доступ к кредитам Фонда содействия занятости (трудновыполнимые требования при оформлении кредита, низкий размер предлагаемых кредитов и пр.).

В 1994-96 гг. система социальной защиты в Узбекистане была дополнена программой социальной помощи, направленной на сокращение малообеспеченности. В рамках этой программы осуществляются адресные целевые выплаты, основанные на проверке нуждаемости. Программа предусматривает выплату трех видов пособий через органы местного самоуправления: пособия детям в возрасте от 2 до 18 лет, пособия детям до 2 лет, материальная помощь малообеспеченным семьям. По данным Министерства труда и социальной защиты РУз охват населения программами социальной помощи очень велик - около трети домохозяйств в течение года получают пособия по малообеспеченности. При этом отказы в назначении пособий сравнительно редки – в среднем два из трех обращений удовлетворяются25.

Программы социальной помощи имеют четко выраженную адресную направленность на наиболее уязвимые группы семей. Вероятность получения любого из трех видов пособий выше для многодетных и низкодоходных семей, в первую очередь в сельской местности. Ошибки включения и ошибки исключения, безусловно, имеют место, однако их оценка затруднена из-за отсутствии строгого критерия малообеспеченности. Вместе с тем размер пособий довольно низок и не позволяет рассматривать систему социальной помощи как адекватный механизм поддержки малообеспеченных семей26.

Система распределения социальной помощи претерпела некоторые изменения с момента введения в 1994-1996гг. Вначале объем финансирования устанавливался на основании сведений о количестве и структуре семей. На следующем этапе начали применяться поправочные коэффициенты, характеризующие уровень территориальной дифференциации денежных доходов населения (коэффициент отклонения от среднего дохода): максимальный коэффициент 1,2 - для областей с уровнем денежных доходов населения ниже среднего, минимальный коэффициент 0,8 – для областей со среднедушевыми доходами, превышающими средний республиканский показатель. В результате этих корректировок распределение объемов финансирования более адекватно отражает территориальное распределение малообеспеченности. Рисунок 3 наглядно демонстрирует результаты перераспределения средств в пользу регионов с низким уровнем жизни.

Проблемы эффективности социальной защиты во многом связаны с особенностями финансирования. Расходы на социальную защиту в Узбекистане довольно велики и в течение последних лет возрастают. Рост расходов на социальную защиту происходит в основном за счет роста расходов на пенсионное обеспечение, которое является наиболее весомым компонентом в структуре затрат на социальную защиту. Расходы на социальную помощь, напротив, заметно сокращаются. При этом расходы на выплату пособий малообеспеченным семьям остаются относительно стабильными, но заметно сокращаются расходы на другие виды социальной помощи (компенсационные выплаты и пр.).

Рисунок 3. Показатели малообеспеченности и доли семей, получающих пособия, от числа семей с детьми в 2005 году, в %.
Источник: Таблица 4 Приложения 17.

Проблемы эффективности социальной защиты во многом связаны с особенностями финансирования. Расходы на социальную защиту в Узбекистане довольно велики и в течение последних лет возрастают (см. Таблицу 5 Приложения 17). Рост расходов на социальную защиту происходит в основном за счет роста расходов на пенсионное обеспечение, которое является наиболее весомым компонентом в структуре затрат на социальную защиту. Расходы на социальную помощь, напротив, заметно сокращаются. При этом расходы на выплату пособий малообеспеченным семьям остаются относительно стабильными, но заметно сокращаются расходы на другие виды социальной помощи (компенсационные выплаты и пр.).



3.4. Экологическая ситуация в регионах Узбекистана
В современном мире состояние окружающей среды обретает все большее значение в контексте человеческого развития. Если в среднемировом масштабе уровень жизни людей, доступность и качество услуг здравоохранения и образования, как правило, неуклонно растут (что обусловлено техническим прогрессом и развитием мировой экономики), то экологическая ситуация имеет обратную тенденцию. Она постепенно ухудшается, что связано, прежде всего, с глобальными экологическими проблемами: изменением климата, загрязнением вредными для окружающей среды веществами, вырубкой лесов, разрушением озонового слоя и пр.

Для Узбекистана экологические проблемы также весьма насущны. Остановимся на наиболее острых из них с учетом особенностей проявления на региональном уровне.



Состояние атмосферного воздуха27. Как видно из Рисунка 1, индекс загрязнения атмосферы (ИЗА)28 ≥ 5, свидетельствующий о повышенном загрязнении, наблюдался в 2006 г. в городах Навои, Ангрен и Нукус, а ближе к 5 – в Фергане и Алмалыке. При этом можно проследить основные источники загрязнения воздуха в каждом из городов, в которых ведутся наблюдения.

Рисунок 1. Индекс загрязнения атмосферы и отдельные показатели загрязнения (близкие к ПДК) по городам Узбекистана, за которыми ведутся наблюдения, данные Узгидромета за 2006 г.

* Ташкентская область, ** Республика Каракалпакстан, *** Сурхандарьинская область,


**** Сырдарьинская область

Источник: данные Узгидромета и Госкомприроды РУз, http://www.undp.uz/en/projects/project.php?id=82

Основные источники загрязнения атмосферы в Ташкенте, Навои, городах Ташкентской области (Ангрен, Алмалык, Бекабад, Чирчик) и Ферганской долины (Фергана, Андижан) - энергетика, нефтегазовая и металлургическая индустрия, а также нестационарные источники – автотранспорт и выпадения из атмосферы. В Каракалпакстане (Нукус) техногенное загрязнение обусловлено в основном автотранспортом, строительной и пищевой промышленностью. Следует также отметить крайне неблагоприятную ситуацию в Бухарской области и Каракалпакстане по показателю содержания пыли в воздухе (оно выше ПДК). Например, количество дней с превышением концентрации твердых частиц в атмосфере г. Нукуса составляет 286 дней/г., что намного выше, чем в других регионах29.

Имеются также локальные очаги трансграничного антропогенного загрязнения атмосферы. Например, выбросы «Таджикской алюминиевой компании» в количестве 22 тыс. т в год, в т.ч. фтористого водорода, продолжают оказывать отрицательное воздействие на состояние здоровья населения и на экологическую ситуацию в Сариасийском, Узунском, Денауском и Олтинсайском районах Сурхандарьинской области30.

Экологическое состояние водных ресурсов. Наиболее острыми проблемами с точки зрения обеспечения экологической безопасности для Узбекистана являются дефицит водных ресурсов и их качество (прежде всего повышенные уровни минерализации и жесткости) на равнинных территориях, которые расположены в среднем течении и особенно в низовьях рек, где вода загрязнена из-за хозяйственной деятельности человека31. Низкое качество водных ресурсов отрицательно влияет на здоровье людей (заболевания почек, онкологические и острые инфекционные болезни), а также на продолжительность их жизни32.

Существующие проблемы с количеством и качеством водных ресурсов имеют преимущественно антропогенное происхождение, то есть связаны с хозяйственной деятельностью человека. Например, сельское хозяйство является основным виновником повышения минерализации воды и ее загрязнения ксенобиотиками (ядохимикатами для защиты растений). Промышленность - источник попадания в воду стоков, содержащих вещества со специфическими токсическими свойствами, таких как ионы тяжелых металлов, нефтепродукты, фенолы и др.

Кроме того, в сельскохозяйственном секторе имеют место значительные потери воды из-за плохого состояния ирригационной инфраструктуры и применения неэффективных, устаревших ирригационных технологий.

Для интегральной оценки качества вод используется индекс загрязненности воды (ИЗВ)33. Комплексная оценка качества поверхностных вод по ИЗВ34 наглядно показана на Рисунке 2, из которого видно, что наиболее низкокачественные водные ресурсы имеются в областях, расположенных в нижнем и среднем течении рек Амударьи и Сырдарьи (Каракалпакстан, Хорезмская, Бухарская, Навоийская и Сырдарьинская области). Данную ситуацию легко можно объяснить, если учесть, что около 50% от всего объема образуемых КДВ (коллекторно-дренажных вод) в стране отводится обратно в речную сеть. Эти КДВ содержат в своем составе не только дренажные воды с сельхозугодий, но и коммунально-бытовые и промышленные сточные воды. Причем, чем ниже по течению воды берется проба, тем, как правило, выше загрязнение. Например, концентрация экологически опасного хлорорганического пестицида ГХЦГ в период 2005-2006гг. в воде реки Амударьи в створе Нукус была выше от 2 до 4 раз по сравнению с таковой в створе Термез35. Кроме того, значительная часть промышленного производства – источников загрязнения водных ресурсов - расположена также в верхнем течении рек. Так как до сих пор качество работы большей части очистных сооружений не соответствует требованиям (особенно с учетом часто наблюдаемых аварийных ситуаций), они также являются виновниками плохой ситуации в нижнем течении рек.



Рисунок 2. Комплексная оценка качества поверхностных вод Узбекистана по ИЗВ.

изв%20рис3

Источник: Атлас оценки состояния окружающей среды Узбекистана по экологическим индикаторам. Ташкент, Госкомземгеодезкадастр, 2008, стр.59.

Наибольшее количество пресных подземных вод (с минерализацией до 1 г/л) сосредоточено в Ташкентской, Самаркандской, Сурхандарьинской, Наманганской, Андижанской областях. Наименьшее количество пресных подземных вод наблюдается в Республике Каракалпакстан, Бухарской, Хорезмской и Навоийской областях36. В Каракалпакстане и Хорезмской области, а также в низовьях реки Зарафшан, где ранее подземные воды являлись основным источником качественной питьевой воды, пресные подземные воды в настоящее время почти полностью истощены. Основная причина этого - повышение их минерализации и жесткости из-за масштабного развития ирригации и несовершенных технологий полива. Кроме того, следует особо отметить отсутствие канализации и очистных сооружений во многих населенных пунктах, вследствие чего происходит органическое и бактериальное загрязнение подземных вод. Таким образом, качество подземных вод в равнинных регионах практически перестало удовлетворять требования питьевого и коммунально-бытового водоснабжения.



Проблемы питьевого водоснабжения. Качество питьевого водоснабжения является одним из основных условий сохранения здоровья и благополучия населения. Это особенно важный фактор для жителей территорий среднего течения и низовья рек Узбекистана. По данным Госкомстата, по состоянию на 2008 г. наиболее низкие показатели охвата водопроводной сетью были в Бухарской, Хорезмской и Наманганской областях (см. Рисунок 3). В Джизакской, Наманганской, Ташкентской, Бухарской и Хорезмской областях произошло ухудшение этого показателя на 5-10% по сравнению с 2000 г., а в остальных областях наблюдалось наоборот его улучшение. Следует также учесть, что показатель «охвата сетью водопровода» не в достаточной степени характеризует обеспеченность населения водопроводной водой. Важным является режим эксплуатации водопроводной сети. То есть работает ли она вообще, если да, то постоянно или в определенные промежутки времени и т.д. И конечно же, важно качество водопроводной воды.

Рисунок 3. Обеспеченность населения водоснабжением, в %.



Источник: Данные Госкомстата РУз.

Опросы участников Региональных учебных семинаров по человеческому развитию показали, что жители многих регионов недовольны работой водопроводной сети, так как режим работы и качество поставляемой воды оставляют желать лучшего. Люди особенно жаловались на очень короткий промежуток времени подачи воды в сеть, на ее неприятную теплую температуру в летний период, повышенную минерализацию и жесткость. Отмечались также частые случаи выхода из строя водопроводной сети, в результате чего люди вынуждены использовать воду сомнительного качества, привозимую иногда водовозами, или же воду из оросительных каналов и колодцев. Данная ситуация особенно характерна опять-таки для Каракалпакстана, Хорезмской, Бухарской и Навоинской областей, а также для Кашкадарьинской области.



В Термезе вода подается утром с 6 до 10 часов, в обед с 12 до 14 часов и вечером с 17 до 02:00 часов. В районах примерно такая же ситуация.

Из интервью с представителями Сурхандарьинской области, 2009 г.

Прерывистая подача воды и отсутствие горячей воды негативно влияют на санитарные условия жизни населения. Имеющиеся мощности водопроводов используются недостаточно – максимум на 63%, а в отдельных областях - от 42 до 62%. При таком низком использовании мощностей водопроводов допускаются значительные потери воды, например, в Каракалпакстане - до 60%, в Джизакской и Хорезмской областях - более 40%, в Ташкентской и Ферганской областях - более 35%37.

Таблица 1. Доля питьевой воды на коммунальных водопроводах, не отвечающей нормам (в %) по химическим и бактериологическим показателям.

 

По химическим показателям

По бактериологическим показателям

 

2002

2003

2004

Среднее

2002

2003

2004

Среднее

Бухарская обл.

34,8

45,5

46,7

42,3

8,3

6,6

9,5

8,1

Респ. Каракалпакстан

33,1

26,2

26,5

28,6

3,5

3,9

2,8

3,4

Хорезмская обл.

20,8

15,1

24,8

20,2

9,0

8,0

9,2

8,7

Сырдарьинская обл.

13,6

9,6

13,1

12,1

13,5

12,7

14,7

13,6

Сурхандарьинская обл.

11,9

13,8

11,9

12,5

8,8

10,2

9,6

9,5

Наманганская обл.

4,7

14,5

10,5

9,9

11,5

12,8

11,1

11,8

Ферганская обл.

6,6

18,8

12,6

12,7

2,7

3,1

3,8

3,2

Навоийская обл.

13,7

9,9

8,3

10,6

3,4

4,8

3,5

3,9

Ташкентская обл.

7,9

9,6

9,0

8,8

5,2

4,1

4,0

4,4

Кашкадарьинская обл.

3,3

3,2

2,9

3,1

3,4

5,5

7,6

5,5

Джизакская обл.

1,2

0,6

1,1

1,0

9,6

6,5

6,3

7,5

Андижанская обл.

4,7

13,6

3,5

7,3

0,0

0,0

0,0

0,0

Самаркандская обл.

6,2

1,7

3,5

3,8

0,9

1,5

0,7

1,0

г. Ташкент

0,1

0,5

0,0

0,2

0,3

0,4

0,8

0,5

Всего

16,3

15,9

16,3

16,2

5,1

5,2

5,5

5,3

Источники: Национальный доклад о состоянии окружающей природной среды и использовании природных ресурсов в Республике Узбекистан. Ташкент, 2005; Национальный доклад о состоянии окружающей природной среды и использовании природных ресурсов в Республике Узбекистан (1988-2007). Ташкент, 2008.

Доля проб воды коммунальных водопроводов республики, не отвечающей гигиеническим требованиям, относительно стабильна и в 2002-2004 гг. составила 16,2% по химическим показателям, 5,3% по микробиологическим показателям. Нетрудно догадаться, что основную часть этого населения составляют жители Каракалпакстана, Хорезмской и Бухарской областей (см. Таблицу 1). По бактериологическим показателям наблюдается несколько иная картина. Наибольшие случаи бактериального загрязнения в 2004-2005 гг. имелись в Сырдарьинской, Сурхандарьинской, Джизакской, Наманганской, Бухарской и Хорезмской областях.



Экологическое состояние земельных ресурсов. Земельные ресурсы с почвенными условиями, пригодными для выращивания сельскохозяйственных культур и разведения животных, а также территории пригодные для рекреации, являются основным национальным богатством любой страны, особенно в аридных территориях с орошаемым земледелием. Соответственно, сохранение плодородия земель и вопросы их устойчивого использования в процессе сельскохозяйственного производства должны стать приоритетом государственной важности.

Вот несколько цифр: в 2007 г. почти 88% жителей сельской местности Узбекистана жили в условиях угрозы опустынивания, около 55% орошаемых земель в той или иной форме страдают от деградации и уменьшения плодородности. Основную угрозу для орошаемых земель представляют засоленность, повышение уровня грунтовых вод, смыв почвы, ирригационная эрозия и эрозия оврагов. Чрезмерный выпас скота стал причиной деградации более чем 16,4 млн. га (или 73%) пастбищных земель38. Наибольший вклад в процесс деградации земель вносит хлопководство. Физическое старение оросительных и дренажных систем, отсталая техника полива, расточительное водопользование, истощающая землю структура посевов приводят к ухудшению мелиоративного состояния земель, прогрессирующему засолению почв, уменьшению запасов гумуса и другим негативным последствиям. Другой причиной снижения плодородия земель, стало сокращение севооборотов, особенно посевов люцерны.

По данным Узгидромета39 за период с 1999 по 2006 гг. наблюдалась тенденция снижения загрязнения почв остаточными количествами пестицидов, применяемых в сельском хозяйстве. Самый высокий уровень загрязнения наблюдается в Андижанской и Ферганской областях. В остальных регионах данный вид загрязнений не превышает предельно допустимые значения. Таким образом, несмотря на значительное сокращение объемов потребления химических веществ сельскохозяйственным производстве (за последнее 10-15 лет объемы использования пестицидов и минеральных удобрений уменьшились в 3-4 раза) проблемы загрязнения почв остаточным количеством токсичных веществ для некоторых регионов не теряет своей остроты40.

Рисунок 4. Засоление орошаемых земель по регионам Узбекистана, 2000 г., в %.



Источник: www.eis.uzbekistan.

Другая острая проблема – засоленность орошаемых земель. Сегодня почти 50% всех орошаемых земель классифицируются как засоленные, а около 5% - как сильно засоленные41. За период с 1990 по 2001 г. общая площадь засоленных земель по республике возросла с 1838,2 до 2446,3 га или на 25%, в том числе слабозасоленных - на 18,2%, среднезасоленных - на 16,2% и сильнозасоленных - более чем в 2 раза. Особенно резкий рост заселенных земель произошел в Ферганской (в 3,7 раза), Самаркандской (в 1,7 раза), Ташкентской (в 1,1 раза) и Джизакской (в 1,4 раза) областях42. В Республике Каракалпакстан, Бухарской, Сырдарьинской областях удельный вес засоленных земель оставался стабильным и высоким (см. Рисунок 4).



Одна треть земель сильно засолена. Урановая переработка также загрязняет почву. Изменения уровня озера Айдаркуль также приводит к поднятию солепылевых частиц в воздух.

Из интервью с представителями Навоийской области, 2009 г.

Об ухудшении качества сельскохозяйственных земель говорят значения балла бонитета орошаемых почв. За период с 1990 по 2006 гг. этот показатель в среднем по республике уменьшился с 58 до 53 (см. Таблицу 2). Особенно сильно снизилось качество почв в Сурхандарьинской области (на 12 баллов), в Ферганской и Самаркандской областях (на 10 баллов), в Бухарской, Ташкентской, Навоийской и Наманганской областях (на 7-8 баллов).

Таблица 2. Динамика качества орошаемых почв, средние баллы бонитета по 100 бальной шкале.

Наименование

1980-85 гг.

1990 г.

1999 г.

2006

2006 к 1990 г., %

Респ. Узбекистан

59

58

55

53

90,4

Респ. Каракалпакстан

46

44

41

41

93,2

Андижанская обл.

60

60

60

57

95,0

Бухарская обл.

56

58

53

50

86,2

Джизакская обл.

54

53

50

50

94,3

Кашкадарьинская обл.

46

54

51

51

94,4

Навоийская обл.

56

59

52

52

88,1

Наманганская обл.

70

66

59

59

89,4

Самаркандская обл.

57

67

57

57

85,1

Сурхандарьинская обл.

70

68

60

56

82,4

Сырдарьинская обл.

54

53

49

49

92,5

Ташкентская обл.

66

66

59

59

89,4

Ферганская обл.

65

66

56

56

84,8

Хорезмская обл.

76

54

54

54

100,0

Источники: Национальный доклад о состоянии окружающей природной среды и использовании природных ресурсов в Республике Узбекистан. Ташкент, 2005; Курбанов Э.К. и др. “Республикадаги сугориладиган ерларнинг холати ва улардан самарали фойдаланиш буйича Таклиф ва Тавсиялар”. Тошкент. 2001 й.; Чертовицкий А.С., Базаров А.К. Система землепользования Узбекистана. Т:, Фан, 2007.

Качество пищевых продуктов. Качество пищевых продуктов оценивается обычно с двух позиций: питательной (медицинской) и санитарно-гигиенической (экологической). Мы будем рассматривать только экологический аспект. Критерием оценки качества пищевых продуктов в экологическом аспекте служит уровень остаточных количеств вредных веществ антропогенного происхождения, измеряемый в мг на 1 кг продукции.

Данные за 2006 г. (Рисунок 6) по удельному весу проб пищевых продуктов, не отвечающих гигиеническим нормативам, показывают, что наиболее негативная ситуация по санитарно-химическим показателям сложилась в Андижанской, Самаркандской и Ферганской областях, а по микробиологическим показателям в г. Ташкенте, Сурхандарьинской, Сырдарьинской и Бухарской областях.



Рисунок 5. Доля проб пищевых продуктов и продовольственного сырья, не соответствующая гигиеническим нормативам в 2006 г., в %.



Источник: www.eis.uzbekistan

3.5. Выводы и рекомендации


1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал