Социосинергетическая динамика общества риска: методологический аспект



Скачать 305.41 Kb.
Дата30.04.2016
Размер305.41 Kb.
ТипАвтореферат диссертации



На правах рукописи

ИВАНОВ Андрей Валерьевич

СОЦИОСИНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА ОБЩЕСТВА РИСКА:

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Специальность 09.00.11 —

социальная философия по философским наукам

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Саратов-2007

Работа выполнена в Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского


Научный руководитель доктор философских наук, профессор

Устьянцев Владимир Борисович

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Демидов Александр Иванович

кандидат философских наук, доцент Заров Дмитрий Иванович

Ведущая организация Самарский государственный технический

университет

Защита диссертации состоится 24 октября 2007 года в 16.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.09 по присуждению ученой степени доктора философских наук в Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Университетская 59 корп. IV, ауд. 30.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной Научной Библиотеке Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Автореферат разослан «24» сентября 2007 г.



Ученый секретарь
диссертационного совета


В.П. Барышков

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования

В условиях обострения глобальных проблем человечества, углубления экологического, демографического, культурного кризиса социальный субъект оказался в неоднозначной ситуации выбора будущего пути развития: либо дезорганизации, дегуманизации общества, либо его организации, самоорганизации на основе поиска рациональных вариантов управления глобальными рисками.

Доминирующей тенденцией в этих условиях являются парадигмальные сдвиги в отношении понимания настоящего и будущего развития социума, его сущности, места человека в нем. Актуальными в науке становятся такие синергетические категории как стохастичность, неравновесность, нелинейность, что приводит современную науку в целом и социальную философию в частности, к переоценке проблем развития современного общества через призму рациональной деятельности самого человека на основе интеграции естественнонаучного и гуманитарного знания, а также к поиску новых методологических ориентиров способных направить развития общества в русло устойчивого развития.

Одним из таких приоритетных ориентиров в диссертации является социальная синергетика и цивилизационный подход, дающие возможность выхода на недостаточно исследованный уровень интерпретаций развития общества в системе нелинейных рискогенных процессов, предполагающих разветвление в траектории своего развития. Исследование цивилизационно-синергетической компоненты рискологического анализа предполагает также исследование нелинейного процесса развития общества в контексте представлений о глобализации, темпоральном синергизме, социокультурной рациональности самоорганизующихся систем, что позволяет выйти на новый уровень интерпретаций проблем современного общества с позиции альтернативных сценариев развития и стратегий управления глобальным риском.



Степень разработанности проблемы

Проблема риска имеет определенную традицию и сложившиеся исследовательские программы. В трудах античных мыслителей, начиная с Гесиода, проявляется общая интенция культуры мифологического мышления, выражающаяся в универсальности синтеза идей случайности и закономерности, объединившем идеи неопределенности с представлениями о регрессивно-циклическом развитии космоса, общества и культуры. Единство категорий регресса и фиксируется в исследовательских программах греческой философии, отождествлявшей риск, опасность и судьбу. В эпоху Нового времени формируется обширный теоретический пласт, связанный с основополагающими предпосылками классической рациональности, играющей важнейшую роль современных прикладных исследованиях. Эти теории формируются в ареале классической рациональности, специфицирующей область социального в терминах детерминированности явлений, рациональной калькуляции (П. Бернстайн, А. Маринелли, К. Шредер-Фречетт, Ф. Эвальд, К. Лау, Г. Шмидт-Семиш, В. Крон, В. Роу, А. Клинке, В. Ковелло, Ф. Найт, П.В. Ваганов и др.).

Дальнейшим этапом развития теорий рисков являются подходы и теории, сформированные в ареале неклассической и постнеклассической рациональности. Исследовательские программы неклассической и постнеклассической рациональности характеризуются включением гораздо более обширных дисциплинарных и предметных областей исследования. Содержательные аспекты системы ценностей как факторов, детерминирующих восприятие, производство, воспроизводство рисков, изучались в контексте исследований традиционных, современных, постсовременных обществ. Эти проблемы нашли отражение в трудах Д. Белла, Р. Дарендорфа, А. Гелена, Э. Гидденса, Р. Инглхарта, Т. Парсонса, П.А. Сорокина, А. Тойнби, Ю. Хабермаса, С. Хантингтона, О. Шпенглера.

В рамках социологического подхода выделяются макротеоретические и индивидуалистские направления тематизации рискогенных явлений, конструктивистские и объективистские направления.

Конструктивистские теории рассматривают риски как продукты социально-культурного развития и ограничиваются исследованием социокультурных механизмов детерминации риска (М. Дуглас, А. Вильдавски, C. Райнер, О. Ренн, П. Видеман, Г. Люббе).

Функционально-структурная теория Н. Лумана, Г. Банзе, В. Бонса, К. Яппа и Ю. Марковица раскрывает проблему риска с помощью оригинальной методологии аутопоэтических социальных систем. Наконец, концепции объективного риска формируются в контексте теории рефлексивной модернизации, глобализации (И. Валлерстайн, Э. Гидденс), концепциях «общества риска» (У. Бек, М. Даниэл, О.Н. Яницкий, А. Эверс и Х. Новотная). В центре внимания этих исследований находится категория риска как концептуализация систематического взаимодействия общества с угрозами и опасностями, индуцируемыми и производимыми модернизацией как таковой.

Со времени начала формирования для социологической теории риска является уже традиционной проблема социальных аспектов технологических глобальных рисков и связанная с ней проблема безопасности (Д. Дюкло, В. В. Кузнецов, П. Лагадек, М. Коэн, Р. А. Яновский). Отдельно можно выделить исследования по экологическим проблемам современности, вызванным научно-техническим прогрессом (В.В. Келле, А.В. Мозговая, А. Мол, А.Д. Урсул). В этих работах технологический риск рассматривается как на макроуровне (как глобальный риск внедрения новых технологий и техники), так и на уровне отдельных производств. В последнее время риск изучается также в рамках социологической теории катастроф (Е.М. Бабосов, Р. Гилмор, В. Арнольд, Ч. Перроу).

Риск анализируется также в социально-философском контексте (А. Альгин, Н. Решер). В современной отечественной науке разработаны основные концепции рискологии. В своих работах В.Б. Живетин, В.И. Зубков, Ю.А. Зубок, С.А. Кравченко и С.А. Красиков, С.М. Никитин и К.А. Феофанов дают определения социального риска, предлагают оригинальные классификации риска, а также анализируют факторы, определяющие рисковое поведение человека. Проблемы рисков и рискогенности современного общества в свете неопределенности новой реальности, нестабильности социальных процессов освещены в работах отечественных специалистов В.В. Гришаева, А.В. Мозговой, Н.Л. Смакотиной.

Особенности развития «общества риска» с нелинейной динамикой и многовариантностью перспектив развития анализируются в рамках синергетики и социосинергетики, развиваемыми И. Пригожиным и И. Стенгерс, Г. Хакеном, а также отечественными исследователями В.И. Аршиновым, О.Н. Астафьевой, В.П. Бранским, Л.Д. Бевзенко, В.А. Владимировым и Ю.Л. Воробьевым, В.В. Васильковой, М.С. Ельчаниновым, Е.Н. Князевой, С.П. Курдюмовым, Л.В. Лесковым, В.П. Миловановым, А.П. Назаретяном, В.Л. Романовым.

Основные социальные и культурные особенности современного российского общества в процессе перехода из общества закрытого типа в открытое и рисков, характерных для общества, находящегося на этапе смены фазы развития, проанализированы в работах А.И. Демидова, В.И. Добренькова, А.Г. Здравомыслова, Т.И. Заславской, Ж.Т. Тощенко, В.А. Ядова.

Рассмотрение современных социально-политических процессов и характерных для российского общества рисков с учетом ментальности и исторического опыта отмечается в работах А.А. Зиновьева, А.С. Панарина.

Исследование рискологических проблем в современной отечественной социальной науке развивается по следующим направлениям: экономические риски и рисковые ситуации в экономике, бизнесе и внешнеэкономической деятельности (В.М. Гранатуров, О.Ю. Мартюченко); проблемы социальной безопасности, в которых риск является специфической оценкой субъектом состояния окружающей среды (А Гыскэ, И.Ф. Дементьева, В.Н. Шубкин, В.К. Левашов, Г.В. Косов, Ф. Кауфман, Т. Хоуп и Р. Спаркс); проблемы риска в условиях глобализации (Д.И. Заров, К.К. Исаев, А.Г. Эфендиева, Р.А. Яновский); экологические риски (А.А. Кузьмина, И.И. Кузьмин, Н.А. Махутов, С.В. Хетагуров, А.С. Курбатова, С.М. Мягков); информационные риски (Т.В. Шафранов-Куцев, В.Л. Романов, В. Крон); управление риском (В.В. Черкасов, Э.О. Човушян и М.А. Сидоров, И.Т. Балабанов, Н.В. Хохлов).

Проблематика риска находит свое отражение и в научной деятельности саратовской философской школы, основные достижения которой проявляются в области исследования жизненного пространства в обществе риска и проблем философии управления в условиях риска (В.Б. Устьянцев, В.Г. Смирнова-Ярская, И.А. Афанасьев, Н.А. Акимова, В.С. Ибрагимова).

Несмотря на это, в современной социально-философской теории рисков недостаточно разработана проблема социодинамического аспекта риска. Дальнейшей разработки требуют вопросы, направленные на анализ стратегий управления риском в цивилизационном пространстве. Для более адекватного понимания методологического, аналитического и мировоззренческого значения категории «риск» требуется синтез имеющихся достижений для раскрытия всей полноты этого многоаспектного явления.



Объектом исследования является общество риска.

Предметом исследования является динамика пространства общества риска.

Цель исследования заключается в разработке критериев концептуализации феноменов социального риска в теориях классической, неклассической, постнеклассической рациональности на основе методологического синтеза социосинергетического, цивилизационного подхода в целях определения социально-философских оснований управления рискогенными процессами общества риска.

Поставленная цель достигается при решении следующих задач:

  1. Осуществить методологическую реконструкцию концепт-рисков в контексте дисциплинарных подходов, эксплицировать социально-философские предпосылки их формирования в концептуальных измерениях классической, неклассической и постнеклассической рациональности;

  2. Выявить концептуально-методологические основания интеграции феноменов социального риска в социодинамическом аспекте общественных изменений и осуществить синтез субъективистских и объективистских концепций, определяя в качестве точки соприкосновения и синтеза комплексный цивилизационный социосинергетический подход на основе категорий «цивилизация», «социальная динамика риска»;

  3. Проанализировать структурно-динамические аспекты генезиса пространства рискогенного общества в контексте постнеклассической парадигмы, определить аксиологические, институциональные и экологические характеристики данного процесса;

  4. Проанализировать социодинамические механизмы рискогенных трансформаций цивилизационного пространства,

  5. Выявить социально-философские принципы и сценарии и минимизации негативных последствий рисков на современном этапе цивилизационного развития.

Теоретическая и методологическая база исследования

Основным методологическим принципом работы избирается философский принцип дополнительности, дающий возможность осуществления методологического синтеза в процессе исследования сложных, динамично изменяющихся социальных явлений, репрезентирующих общество как динамичную пространственную структуру, способную к самоорганизации и поиску альтернативных стационарных и нестационарных состояний.



Научная новизна диссертации раскрывается в осуществлении методологического синтеза синергетического и цивилизационного подходов для поиска оптимальных вариантов управления динамикой общества риска.

Полученные результаты, заключаются в следующем:



  1. Произведена авторская реконструкция и систематизация концепций социальных рисков в классической, неклассической и постнеклассической рациональности;

  2. Выявлены новые методологические аспекты исследования риска на различных стадиях цивилизационной динамики, определены социосинергетические параметры формирования риска в цивилизационном пространстве в концептуальном измерении постнеклассической рациональности на основе авторской версии цивилизационно-синергетического подхода;

  3. Определены структурно-динамические характеристики открытого пространства-времени общества риска в качестве системного основания исследования рискогенных феноменов на современном этапе общественного развития;

  4. Спроектированы эволюционные векторы динамики риска и возможные сценарии развертывания рискогенных трансформаций цивилизационного пространства;

  5. Выделены актуальные для современной ситуации механизмы преодоления цивилизационных рисков, обеспечивающие эффективность социального взаимодействия и включающие систему ценностей и принципов, которые могут войти в основу стратегий управления риском.

Положения, выносимые на защиту

  1. Всесторонний анализ сущностных определений риска наиболее успешно может быть осуществлен на основе реконструкции концепт-рисков в теориях классической и неклассической и постнеклассической рациональности. Концепции риска демонстрируют сущностные смыслы социального бытия общества на различных стадиях социальной эволюции: традиционное общество, индустриальное общество, постиндустриальное общество. Позитивистский концепт-риск в классической парадигме формируется на стадии перехода от мифологемы судьбы традиционных обществ к обществам индустриального типа и представляет собой социокультурную проекцию классической рациональности. Классическая теория позволяет раскрыть объективную сущность риска с помощью научного знания, используя для его формализации методы точных наук и категории неопределенности, случайности, вероятности.

Неклассические концепт-риски формируются в контексте осмысления нарастающих процессов отчуждения и являются одной из ключевых характеристик субъективно-ценностной рефлексии рисков современного общества, которые задают ценностно-аксиологический горизонт понимания риска в категориях сознания и деятельности, в ценностных, институциональных, системных характеристиках открытого социального пространства и нелинейного социального времени современного общества.

  1. Постнеклассическая методология позволяет наиболее емко обозначить не только сущностные, но и качественные, функциональные и ценностные характеристики общества риска, в котором риски носят нелинейный процессуальный характер, снимая различие между субъектом и объектом. Эта установка ориентирует на использование в рискологических исследованиях категорий «социодинамика риска», «порядок и хаос», «бифуркационная» и «эволюционная» динамика, «самоорганизация» и «организация».

  2. Преодоление методологической ограниченности синергетического подхода осуществляется на основе синтеза синергетической методологии и цивилизационного подхода. В цивилизационном контексте социодинамика риска определяется принципом системности, выражающим многомерность социальных образований, процессуальную синхронизацию в пространстве когнитивных, ценностных, ментальных и институциональных параметров риска. При этом категория цивилизации сущностно выражает инвариантную специфику изменяющихся во времени социальных образований, а методологические принципы синергетики выявляют инвариантную специфику траекторий социальных трансформаций, а вместе они описывают пространственно-временной континуум возможных вариаций рискогенных процессов современной цивилизации.

  3. Эволюционная динамика риска в пространстве цивилизации разворачивается на всех структурных уровнях бытия цивилизации – субстратно-энергетическом, организационном, коммуникативном и культурно-ментальном уровнях – и характеризуется непрерывной трансформацией внешних неблагоприятных условий в риски и опасности ее внутреннего функционирования, образуя эволюционный вектор динамики риска  опасность первого порядка ↔ риск первого порядка ↔ опасность второго порядка ↔ риск второго порядка  на основании соответствующих нелинейных системно-синергетических механизмов коэволюции, эволюции, инволюции, эволюции. Приложение социосинергетической методологии к анализу организационных интерстрат цивилизации позволяет исследовать риски в процессе макроисторических трансформаций, выделяя в качестве основных следующие типы: революционные, коэволюционные, инволюционные, эволюционные риски.

  4. Для поиска адекватных стратегий управления цивилизационными рисками предполагается учитывать как эпистемологические, так и социально-философские предпосылки риска. Типы рациональности – техногенной, социальной, экономической, экологической – образуют нормативное ценностное ядро стратегий управления риском, синтез которых представляет собой принцип минимизации негативных тенденций рискогенных трансформаций общества риска.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется обозначенной актуальностью и новизной. Полученные в ходе исследования результаты способствуют проведению эффективного анализа сценариев глобального развития. Основные результаты исследования открывают новые перспективы анализа проблематики риска с позиций цивилизационно-синергетического подхода, исследования ценностных и институциональных структур в различных типах цивилизационных систем, моделирования риска в пространстве цивилизации. Социально-философское рассмотрение социодинамики имеет важное значение для прикладных рискологических исследований. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в составлении учебных программ и спецкурсов по рискам в политологии, социальной психологии, социологии, культурологии.

Апробация работы. Основные положения и результаты, которые содержатся в диссертации, докладывались на заседаниях кафедры теоретической и социальной философии СГУ им. Н.Г. Чернышевского, на аспирантском семинаре в 2005-2007 гг. Главные выводы и положения исследования были представлены на следующих научных конференциях: конференция молодых ученых «Философия и жизненный мир человека» (2002 г.), открытом конкурсе на лучшую работу молодых ученых по естественным, техническим и гуманитарным наукам в ВУЗах Саратовской области, (Саратов, 2003 г.), на международной конференции – «Социальная память и власть» (Саратов, 2003 г.), на межвузовских конференциях молодых ученых проводимых факультетом философии и психологии Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского (Саратов, 2004, 2005, 2006 гг.), Всероссийской научно-практической конференции «Перспективы самоорганизации современных обществ в стратегиях глобального развития» (Саратов, 2005 г.), Республиканской научно-практической конференции «Общество риска и человек в XXI веке: альтернативы и сценарии развития (Саратов, 2006 г.). Полученные в диссертации научные результаты представлены в 7 авторских публикациях общим объемом 4,7 п.л.
Структура работы

Диссертационное исследование состоит из введения двух глав и заключения. В конце работы помещен список использованных источников.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи исследования, рассматриваются теоретико-методологические основы работы, определяется ее научная новизна, излагаются положения, выносимые на защиту, освещается теоретическая и практическая значимость работы, характеризуется ее апробация.

Первая глава – «Становление и развитие концептов риска посвящена рассмотрению особенностей классического, неклассического видения мира, исследованию ценностных доминант концептуализации риска на различных стадиях общественного развития.

В первом параграфе – «Категория “риск” в концептах классической рациональности»диссертантом исследуются специфические особенности классического видения социального мира, показывается переход от классических к неклассическим интерпретациями, а также расширение и изменение самого характера научных исследований в данном направлении.

В работе постулируется тезис, согласно которому в основании концепт-рисков фиксируются методологические принципы и установки, которые оказываются вписанными в динамику эволюции парадигмальных оснований науки, социокультурных контекстов, отражают сформировавшуюся спецификацию и размежевание дисциплинарных областей науки и социальных практик на различных стадиях общественного развития.

В настоящее время в методологии социальных и гуманитарных наук стало общепринятым констатировать взаимосвязь социокультурной и научной эволюции. Наиболее разработанной типологией является выделение классической, неклассической и постнеклассической рациональности, в которых указаны общие установки и осуществлена их социокультурная и методологическая конкретизация (С.А. Кравченко, И.Ю. Яковенко, О.Н. Яницкий, Н. Грегерсен, К. Шредер-Фречетт, Г. Бехманн, В. Бонс, О. Ренн, А. Мариннелли).

При этом авторский анализ концепций развития научного знания показывает, что ситуация в науке напрямую соотносится с доминирующим вектором развития социума в данный исторический период. В научной литературе принято выделять два типа общественной организации общества: традиционный и модернизированный (В.С. Степин, Н. С. Смирнова, В.Г. Федотова, В.В. Ильин, И.Т. Касавин и др.). Учитывая социокультурную детерминацию концептуализации риска, диссертант приходит к выводу о том, что специфика социального риска в какой-либо исторический период обусловлена конкретной социокультурной средой и, будучи атрибутом общества, социальные риски подвержены определенной социальной и культурной динамике, задаваемой характером развития общества и цивилизации в целом. Дихотомия традиционного и модернизированного общества позволяет исследовать социальное пространство традиционного общества как «закрытое общество», а модернизированное как «открытое».

Обозначив данные принципы в качестве базовых, автор переходит к анализу формирования концепт-рисков в дискурсивных стратегиях классической рациональности.

В историко-философской перспективе классическое понятие риска формируется уже на стадии мифологического сознания в рамках традиционного общества. Анализируя теории Т. Парсонса, А. Гелена, К. Юнга, Э. Дюркгейма, В. Бонса, П. Бернстайна, М. Дуглас, Дж. Беннета, Э. Гидденса, М. Мосса, П. Видемана, В. Ковелло, В. Горана, А. Лосева, Ф. Зелинского, С. Радцига по проблеме риска в традиционном обществе, автор приходит к выводу о том, что в мифологическом сознании причинно-следственная связи между индивидуальными действиями субъектов и их негативными последствиями не артикулированы или неизвестны; основную роль в процессах конструирования риска играют не сами действия, а «правила запрета», обеспечивающие континуальность нормативного воспроизводства социального.

По мнению автора, в данном положении можно зафиксировать онтологическое соответствие феноменов риска структурам ценностного и институционального пространства традиционного общества. На стадии мифологического сознания концепт-риск является формой социокультурной неартикулированности мифологической картины мира, структурирующей пространство социального риска на метафизическом (космология судьбы), индивидуальном (восприятие, социальное действие), коллективном (табу и ритуальные практики) уровне социального пространства.

Во второй части параграфа диссертантом исследуется специфика процесса формирования классического концепт-риска на стадии перехода к обществам современного типа. Рассматривая понятия риска в трудах Т. Гоббса, Д. Юма, П. Кардано, Б. Паскаля, П. Ферма, М. Кондорсе, П. Лапласа, Дж. Милля, Дж. Кейнса, Ф. Эвальда, Ф. Найта и др. авторов, диссертант приходит к выводу, что классическая теория риска является ценностно-теоретической рефлексией рисков закрытой социальной системы, для которой в целом характерна линейная динамика, проявлявшаяся в том, что результат социального и культурного развития был практически пропорционален взаимодействию социальных акторов, что позволяло прогнозировать будущее, опираясь на и точные формализованные методы.

Социальность в этих обществах конституируется целерациональной деятельностью, а средствами легитимации социальности выступают логически упорядоченные дискурсы научного знания. А это выражается в росте потенциала принятия решений, примате будущего по отношению к прошлому, формировании новой социокультурной матрицы, исторического сознания и нециклических моделей социального времени (М. Вебер, Ю.Н. Давыдов, В.Г. Федотова, Ю. Марковиц, Н. Луман, А. Нассеи). Причем изменяется не только содержание риска, но и теоретические горизонты его концептуализации. Базовым основанием для развертывания этой стадии выступает структура социального действия и появление новых специфических черт социального действия в социальной системе индустриального общества и представляет собой социокультурную проекцию классической рациональности, выражается в единстве процессов рационализации, институализации и позитивизации риска.

Исследования представителей социокультурного подхода (М. Хоркхаймер, Т. Адорно, Г. Маркузе, Э. Фромм, Ю. Хабермас, О. Шпенглер, А. Гелен, Э. Гуссерль), а также формационной теории (К. Маркс, Ф. Энгельс) позволили выделить и систематически исследовать негативные характеристики рационализации риска в процессе социальной эволюции индустриального общества. В работе делается вывод, что в пространстве индустриального общества генезис социального риска определяется противодействием со стороны общества чрезмерной рационализации жизненного мира, что приводит к росту социального отчуждения и самоотчуждения людей, распространению девиантных форм поведения, деструктивных тенденций и ценностных патологий.

Исследования Д. Норта, Ф. Эвальда, К. Лау, Х. Фридрих-Семиша, Р. Дарендорфа, Л. Козера, Г. Оллпорта и Т. Петтигрю позволили автору проанализировать институциональное измерение риска индустриального общества. При этом диссертантом подчеркивается, что формирование и развитие институтов эффективного контроля и принуждения отражают процесс трансформации неопределенности в риск, а сами риски в контексте институциональных отношений являются состояниями человеческой деятельности, атрибутами развития различных институтов или организаций, которые могут выступать в качестве объектов социального управления и контроля.

Позитивизация риска характеризует преимущественное понимание проблемы управления риском как задачи теоретического разума (Е. Титтс; У. Хауптманнс, С. Кэплан и Я. Гарик, У. Роу, Д. Хюбнер, Р. К. Зиллер, Л. Э. Стоун, Дж. Кохен, М. Хансел, Дж. Аткинсон, Д. Катц, С. Орлеан, Х. Л. Росс, Б. Х. Фокс). Риск становится эмпирически прогнозируемым явлением, ассоциированным в сознании субъектов с конкретными негативными последствиями и точными научными методами прогнозирования.



Во втором параграфе – «Концепты общества риска в неклассических программах исследования» в диссертации рассматриваются основания неклассической концептуализации риска. В параграфе показано, что в конце XX века человечество оказалось перед лицом фундаментальных проблем  экологической, демографической, идеологической, информационной,  что свидетельствует, прежде всего, о кризисе ценностно-мировоззренческих оснований общества, обусловившем необходимость выхода на новые горизонты интерпретаций и управления риском. Классический мир гуманитарной науки сменяется неклассическим миром плюрализма и всеобщей изменчивости. Происходят существенные изменения в объекте гуманитарного познания. Все большую роль начинают играть процессы саморегуляции и самоорганизации, прямые и обратные связи объекта с социально-культурным окружением, и потому он уже не поддается однозначному моделированию и прогнозированию. Благодаря движению к открытости общества становятся иными социальные риски и опасности неустойчивости социума (В.И. Зубков, Ю.А. Зубок, П. Словик, Л. Шоберг, О. Ренн, Е.М. Бабосов, Ч. Перроу, Н. Штер, М. Кастельс, В. Крон, Ф. Уэбстер).

В процессе исследования диссертант отмечает, что неклассический концепт-риск отражает сложное, многоаспектное явление с расположением процессов, относящихся к ее структуре, не в линию, а в разных плоскостях. Вместе с этим проявление рискогенных процессов имеет под собой определенную цивилизационно-технологическую основу, которая начинает рассматриваться в социологических теориях «цивилизации риска», а затем «общества риска». Первая из них связана с появлением специфического направления в социологии – доктрины так называемой «цивилизации, риска» (Д. Дюкло, П. Лагадек, Л. Мэмфорд, П. Гудмен, Ж. Эллюль, У. Роув, Ч. Старр, Ч. Перроу), а также доктрины «общества риска» (У. Бек, Э. Гидденс, Н. Луман).

Неклассический концепт-риск в диссертации рассматривается как элемент деятельности, а поскольку в самой деятельности грани между субъективным (оценка, интерпретация) и объективным (опасность, угроза, ущерб) относительны, то таково же соотношение этих сторон и в социальном риске. Это положение позволяет автору выявить систематическую связь между субъективным и объективным уровнем риска (опасностью) и перейти к рассмотрению траектории эволюции риска в социальном пространстве.

В работе указывается, что с развитием общества, институализацией средств контроля все большее количество событий становится сначала опасностями, а по мере овладения ими – рисками в качестве задач и условий принятия решений. То есть общество переводит негативные события в иное качество посредством собственных механизмов контроля и социальной оценки, редукции и адаптации, в том числе через свои инструментальные, культурные и институциональные возможности. Авторский анализ положений, представленных в работах Н. Лумана, К. Яппа, Ю. Марковица, А. Эверса и Х. Новотной, показывает, что в современном обществе все большее число опасностей приобретают статус социального риска, поскольку вместе с ростом имеющегося количества информации возрастает многообразие возможностей преодоления неопределенности и частичного устранения тех или иных опасностей1. С ослаблением адаптационных возможностей человека и общества, наоборот, может происходить обратная инверсия – трансформация рисков в опасности и угрозы.

Исходя из этого тезиса, диссертант разрабатывает систематическую классификацию эволюционных форм риска открытого пространства-времени общества риска: опасность первого порядка (неустранимая внешняя угроза); риск первого порядка (опасность, рефлексируемая субъектом и поддающаяся частичному контролю); риск второго порядка (неопределенные результаты деятельности субъекта, направленной на устранение неблагоприятных факторов); опасность второго порядка, «представляющая собой неопределенную вероятность негативных событий, возникающую из определенных рисков»2.

На основании этого автор делает вывод о том, что, предотвращая опасности или риски первого порядка, социум подвергается непредвиденному множеству производных рисков второго и третьего порядка, вытекающих из них. Феномен производного риска отражает неустранимую комплексность и нелинейность цивилизационного развития. Глобализация риска в условиях открытого пространства-времени в субъективном плане означает, что постоянное нарастание рисков неизбежно подводит к некоему пределу, за которым угрозы и опасности уже не имеют значения, поскольку результаты решений становятся полностью неподконтрольными. Более того, в условиях глобального социума уже нельзя однозначно отделить субъектов риска от субъектов опасности.

Разрабатываемый категориальный ряд системных рисков, полученный во второй главе, позволяет наметить переход к следующему этапу диссертационного исследования – выявлению социодинамических механизмов производства и трансформации производных рисков первого и второго порядка, а также исследовать траектории генезиса и направленность изменений этих процессов на современном этапе.

Во второй главе диссертационного исследования «Динамика риска в пространстве глобального социума: социосинергетический аспект» диссертантом рассматриваются социодинамические характеристики системных рисков.

В первом параграфе второй главы – «Концептуализация синергетической динамики общества риска в постнеклассической рациональности» – диссертантом предлагается методология исследования системных рисков на основе синтеза социосинергетического и цивилизационного подхода, содержание которой можно отразить в следующих положениях.

Социальная синергетика описывает развитие социума путем поочередного использования двух моделей: нормативной и транзитивной. Гипотеза о структурно-синергетической социодинамике состоит в том, что если в эволюционный период на динамику развития социума решающее воздействие оказывают трансисторические (долговременные) структуры, порождающие в контексте длительной временной протяженности нелинейные социальные флуктуации, то в момент бифуркации – субъективные представления и действия акторов.

Принимая тезис о том, что риск представляет собой пространственно-временную взаимосвязь негативного события и способов внутренней адаптации к нему со стороны системы, в том числе культурной, социальной, технической, автор приходит к заключению, что на социальном уровне принципы бифуркационной и эволюционной динамики позволяют категориально обозначить риски в качестве индикаторов мультилинейного процесса эволюционной адаптации социальных систем к изменяющимся негативным внутренним и внешним условиям своего существования, которые сопровождаются возрастанием возможностей и когерентно непропорциональным уменьшением нормативной регуляции внутренней социальной среды, порождающей внутреннюю и внешнюю нестабильность. Таким образом, переход от системных рисков первого порядка (внешнего воздействия) к рискам второго и третьего порядка и т.д. (риски внутреннего ответа) в социальном пространстве по сути сам оказывается нелинейным, претерпевая множественные бифуркационные переходы и трансформации.

В процессе исследования синергетики автор приходит к заключению, что использование социосинергетической методологии для исследования сценариев развития общества риска требует дополнения этих установок комплексным цивилизационным подходом, то есть пониманием общества как единства культурного и социального. Одним из способов такого толкования является определение этого трансформационного процесса с помощью категории «цивилизация». Обращаясь к современным теориям цивилизации в том виде, в котором они развиваются в настоящее время (Б.С. Ерасов, Е.Б. Черняк, Ю.В. Яковец и Б.Н. Кузык, Н.С. Розов, М.А. Чешков, В.Л. Цымбурский, А.В. Савельев, И.В. Полетаева, В. Хорос, Р.Ф. Абдеев, Ю. Горский, В. Лавшук, А.М. Буровский, В.С. Голубев, А.А. Горелов, В.И. Данилов-Данильян, Э.С. Демиденко, В.А. Зубаков, А.М. Ковалев, В.А. Кутырев, Л.В. Лесков, К.С. Лосев, Н.Н. Моисеев, А.П. Назаретян, Ю.В. Олейников, А.А. Оносов, Н.Ф. Реймерс, А.Д. Урсул, А.Л. Яншин), автор постулирует тезис, в соответствии с которым цивилизационные риски обусловлены состоянием техники, экономики, сложившегося политического устройства уровнем развития культуры конкретного общества. Все цивилизационные системы содержат свои внутренние и внешние источники рисков. Образуя структурные элементы модели рискогенного общества, эти концепты неизменно содержат состояния неопределенности, потенциальные возможности для производства новых рисков.

В работе исследуются различные виды рисков в цивилизационном измерении, исходя из пространственных и временных характеристик цивилизации. В этой совокупности связей и отношений можно зафиксировать основные системы и системные риски, связанные со строением, функционированием и развитием цивилизации. «Экосистема», биосоциальная система, экономическая, политическая, культурная системы располагаются в несколько уровней, формируя пространственную среду и динамические траектории для социодинамики риска. Субстрат цивилизации – это энергетический, жизненно важный фундамент системы, медленно эволюционирующий, образует предпосылку для субстратно-энергетических рисков в масштабе продолжительных социоприродных циклов (угрозы биологической идентичность культуры и цивилизации, эволюционные флуктуации и биологические мутации).

Социосферные риски формируются в пространстве интерстрат, суперстрат, а также в коммуникативном пространстве цивилизации. Интерстрат цивилизации – «организационная система», социальные структуры, упорядоченные социальные обмены, институты. Суперстрат – это высший уровень – на нем созидаются универсалии культуры, сосредоточен ансамбль социальных ориентаций и цивилизационных представлений коллективной идентичности: религии, идеологии, образы коллективной морали. Сфера интерстрата и суперстрата цивилизации охватывает широкий класс социальных субъектов. На данном макроуровне имеют место эволюционные риски, связанные с длительными и разнонаправленными процессами социально-исторических трансформаций, изменениями в культурной и духовной сфере общества, такими как трансформации нормативных и революционных циклов развития (социальные перевороты, процессы реформирования, транзитивные состояния).

Цивилизация как систематическое основание рисков может анализироваться в разных аспектах: системном, структурном, функциональном, темпорально-динамическом, эксплицируя гомогенные и экзогенные факторы неопределенности на различных этапах социальной эволюции человека и общества. Динамика цивилизационного развития в значительной степени определяется открытым характером социальных систем, способных реагировать на изменения окружающей среды. Окружающая среда представлена природно-биологической и социальной компонентой, развитие которой, безусловно, циклично. При таком понимании социальные циклы выступают как способ адаптации социума к внешней среде, развивающейся по законам естественного космопланетарного ритма, и как способ наиболее оптимального освоения этой среды, воспринимаемой как жизненный ресурс.

Идеальную модель любого из названных циклов можно представить в виде последовательного развертывания четырех элементов единой социетальной сущности. Каждый конкретный цикл социодинамики риска состоит из двух эволюционных (устойчивых) периодов – «инволюция» и «эволюция» и двух бифуркационных (кризисных) – «коэволюция» и «революция. Траектория социального цикла имеет как бифуркационные зоны стохастического выбора – моменты перелома тенденций цикла, низшая и высшая точки волны, – так и более устойчивые и детерминистически предопределяемые участки развития, когда последовательно разворачивается возникшая тенденция самоструктурирования.

Нелинейный характер социальной среды, неравномерно стимулирующий развитие на разных ее участках, делает циклическую динамику столь пестрой и несинхронизированной, что картина развития социальной системы в целом предстает как поливероятностная, «разновекторная» и труднопредсказуемая. Приближение цивилизации к фазовому барьеру проявляется в резком повышении инновационного или консервативного сопротивления общества привносимым институтам или ценностям, возникновении дисбалансов между комплиментарными социальными ценностями, ожиданиями и адаптационными способностями, потере синхронизации между управляющими системами и управляемыми процессами.

Диссертант приходит к выводу, что социодинамика риска разворачивается на всех структурных уровнях пространства цивилизации – субстратно-энергетическом, организационном, коммуникативном и культурно-ментальном уровнях – и характеризуется непрерывной трансформаций внешних неблагоприятных условий в риски и опасности ее внутреннего функционирования.

Современный этап развития порождает новые, неожиданные риски и угрозы для развития цивилизации. Это депопуляция; энерго-экологический кризис; углубление технологического и экономического разрыва между цивилизациями и странами в результате действия неолиберальной модели глобализации; моральная и культурная деградация; угрозы цивилизационному разнообразию и столкновения цивилизаций.

С позиций рассматриваемой методологии автором выделяется четыре основных социодинамических сценария рискогенных изменений, в результате реализации которых социальная система способна перейти в ароморфное (сопровождающаяся повышением уровня организации), дегенерационное (ее понижением), идиоадаптивное состояние, когда не происходит ни значимого повышения, ни значимого понижения уровня самоорганизации, социокультурной сложности, при качественном изменении структуры социокультурной системы.



Революционные риски – риски транзитивного модернизационного перехода социальной системы в новое качественное состояние в целях преодоления кризисного состояния в результате разрушения институциональной матрицы общества и тех социокультурных, техногенных, экономических условий, которые поддерживают консервативный порядок. Революционные риски и связанные с ними изменения инициируют кардинальный разрыв с историческим опытом, результатом которого могут быть ароморфная, дегенерационная, либо идиоадаптивная трансформация социума в целом.

Инволюционные риски – риски устойчивого развития социокультурной системы, связанные с проблемами поддержания наличного институционального порядка и системы техногенных, политических, социокультурных связей между индивидами консервативными и традиционалистскими средствами на стадии инверсии социальной системы. Выход из кризисных ситуаций осуществляется на основе ориентации преимущественно на исторический опыт прошлого и сопровождается, как правило, дегенерационной или идиоадаптивной трансформацией системного качества социума.

Коэволюционные риски – риски транзитивного модернизационного перехода социальной системы в новое качественное состояние в целях преодоления кризисного состояния на основе инновационной программы развития в сочетании с консервативными стратегиями и традиционными ценностями, результатом которых является арофорфное или идиоадапционное состояние личности и социокультурной системы.

Эволюционные риски – риски устойчивого развития, связанные с необходимостью поддержания наличного институционального и социокультурного порядка на основе ориентации на инновационные программы развития, в результате чего социокультурная система переходит в новое качественное состояние или сохраняет прежнее качество на новом уровне самоорганизации и сложности.

Во втором параграфе второй главы «Стратегии преодоления негативных последствий рискогенных трансформаций и сценарии развития в моделях глобального общества риска» исследуются сценарии развития глобального общества риска и соответствующие сценарии управления системными рисками.

В этой части работы подчеркивается, что использование комплексного социосинергетического подхода открывает перспективу для построения сценарных моделей цивилизационного развития и разработки стратегий управления глобальным риском, подразумевая под этим фундаментальные ценностные императивы и стратегии управления подобными процессами. Выбор адекватной стратегии управления глобальным риском зависит от возможных сценариев социодинамики общества риска, главными из которых являются: цивилизационный ароморфоз, дегенерационный или идиоадаптационный сценарий выхода из цивилизационного кризиса.

На основе принципов постнеклассической рациональности в работе определяются вероятные сценарии развития общества риска в эволюционной перспективе, опираясь на социодинамическую классификацию эволюционных, коэволюционных, революционных и инволюционных рисков. Вместе с этим социосинергетический анализ свидетельствует, что динамика глобального общества риска – принципиально неуправляемый процесс. Поэтому поиск адекватных мер, направленных на минимизацию риска, должен опираться на синтез экологической, этической и социальной рациональностей в рамках постнеклассической социосинергетической методологии, учитывая при этом сценарии развития ситуаций управления риском, главные из которых: 1) развитие форм контроля, основанных на сетевой логике; 2) естественная эволюция средств управления рисками; 3) технологическая эскалация при одновременном развитии вертикально- и горизонтально-интегрированных структур; 4) восстановление политического контроля над цивилизационным риском.

Таким образом, в изменяющихся условиях социального бытия, растущего несоответствия между масштабом чрезвычайно быстрого технологического и социального времени и возможностями человеческой адаптации к данным изменениям, в современном научном и философском дискурсе возникает необходимость в синтезе различных типов рациональности на основе интегративного ценностного начала постнеклассического мышления для регулирования процессов социально-технологических изменений в обществе. В этом аспекте формирующаяся на рубеже XX-XXI веков в ходе постиндустриальной трансформации западноевропейской цивилизации постнеклассическая рациональность становится интегрированным и ценностно ориентированным комплексом экономической, технико-технологической, социальной и научной рациональностей и является основой построения стратегии управления глобальными рисками.

В заключении подводятся основные итоги исследования, делаются теоретические выводы и обобщения, определяются направления дальнейшей разработки проблемы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:



Публикации в изданиях, рекомендуемых ВАК России


  1. Иванов, А.В. Социосинергетическая динамика цивилизационных рисков [Текст] / А.В. Иванов // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена: Аспирантские тетради. - 2007. - №14 (37). – С. 79 - 82 (0,3 п.л.).


Публикации в других изданиях


  1. Иванов, А.В. Cоциодинамика общества риска в условиях глобальной неопределенности [Текст] / А.В. Иванов // Общество риска: цивилизационный вызов и ответы человечества: сб. науч. тр. – Саратов: Научная книга, 2006. – С. 45 - 51 (0,4 п. л.)

  2. Иванов, А.В. Ценности политики в рискогенном пространстве постдемократического транзита: проблема социально-философского осмысления [Текст] / А.В. Иванов // Региональный вестник молодых ученых / отв. редактор С.Г. Абдулманатов: сб. науч. тр. – М., 2006. - № 1, С. 60 - 65 (0,73 п.л.)

  3. Иванов, А.В. Власть в пространстве общества риска: хронополитический аспект [Текст] / А.В. Иванов // Общество риска и человек в XXI веке: альтернативы и сценарии развития: сб. науч. тр. – Москва-Саратов: Наука, 2006. – С. 174 - 179 (0,35 п. л.)

  4. Иванов, А.В. Концепты риска в дискурсивных стратегиях классической и неклассической рациональности: проблема философско-теоретических оснований [Текст] / А.В. Иванов // Проблемы социально-гуманитарных наук в эпоху цивилизационного кризиса сб. науч. тр. – Саратов: Научная книга, Ч. 1. – 2006. – С. 135 - 139 (0,35 п. л.)

  5. Иванов, А.В. Пути концептуализации рисков в социальном познании [Текст] / А.В. Иванов // Общество риска и человек: онтологический и ценностный аспект / под ред. В.Б. Устьянцева. – Саратов: Наука, 2006. – Ч. 1, гл. 1. – С. 10 - 30. (1 п. л.)

  6. Иванов, А.В. Системные основания социальных рисков: от латентных форм к реальным структурам [Текст] / А.В. Иванов // Общество риска и человек: онтологический и ценностный аспект / под ред. В.Б. Устьянцева. – Саратов: Наука, 2006. - Ч. 2, гл. 1. – С. 30 - 54. (1,3 п. л.)

1 Evers A. Recht auf Sicherheit und Recht auf Risiko. Sozialstaatliche Politik im Widerstreit von Schutzbedürfnissen und Gestaltungsansprüchen. In: Böllert / Otto. – 1990. - S. 37.

2 Bonss W. Vom Risiko. Unsicherheit und Ungewissheit in der Moderne. – Hamburg, 1995. - S. 80.





База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал