Тенденции воспроизводства населения в сибирском федеральном округе за последние десятилетия



Скачать 106.71 Kb.
Дата23.04.2016
Размер106.71 Kb.
УДК 614.1:314.1
тенденции воспроизводства населения
в сибирском федеральном округе за последние десятилетия

Григорьев Ю.А., Баран О.И.
Научно-исследовательский институт комплексных проблем гигиены
и профессиональных заболеваний, Новокузнецк
Резюме. За последние десятилетия в Сибирском федеральном округе, как и по Российской Федерации, наблюдался суженный режим воспроизводства населения. Рассматривается динамика рождаемости и смертности на длительном отрезке времени. Меры демографической политики в нашей стране улучшили демографическую динамику во многом за счет роста рождаемости. Расчет данных о рождаемости на основе условного поколения не позволяет сделать выводы об истинном росте показателя. Это можно будет сделать в дальнейшем при изучении реальных поколений.

Ключевые слова: воспроизводство населения, рождаемость, смертность, репродуктивное здоровье, Сибирский федеральный округ.
TRENDS IN THE population reproduction
IN The Siberian Federal District over the past decades

Grigoryev Yu.A., Baran O.I.
Research Institute for Complex Problems of Hygiene and Occupational Diseases, Novokuznetsk
Summary. Over the past decades in the Siberian Federal District as well as in the Russian Federation, the narrowed mode of the population reproduction was observed. The dynamics of birth rate and mortality for a long period is discussed. The measures of demographic policy in our country have improved the demographic dynamics largely due to the increase in the birth rate. The calculation of the data on the birth rate based on the conditional generation does not allow drawing conclusions about the true increase in the rate. It can be done in the future in the study of the real generations.

Key words: the population reproduction, birth rate, mortality, reproductive health, the Siberian Federal District.
Глобальные и региональные тенденции демографического развития различаются в зависимости от темпов формирования социально-экономического потенциала и завершенности стадии демографического перехода на различных территориях. Увеличение продолжительности жизни и сокращение рождаемости ведут к росту численности пожилых граждан и уменьшению доли молодежи, к увеличению нагрузки на систему социального обеспечения и медицинского обслуживания пенсионеров. Изменение возрастного состава населения, увеличение числа городских жителей, современные социально-экономические, экологические и социально-психологические процессы, изменение роли женщины в обществе приводят к трансформации структуры и снижению устойчивости семьи. При этом нарастают потери репродуктивного здоровья, что неблагоприятно воздействует на воспроизводство населения. Все эти закономерности проявляются на территориях Сибирского федерального округа (СФО) [3-4, 7-10].

На высшем уровне руководства страны в октябре 2007 года была утверждена «Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года». План действий на первом этапе реализации «Концепции демографической политики РФ до 2025 года» был утвержден Правительством РФ 14 февраля 2008 года. Распоряжением Правительства РФ от 10 марта 2011 года № 367-р утвержден новый план мероприятий по реализации в 2011-2015 гг. указанной выше концепции демографической политики. В нем предусматриваются многочисленные виды деятельности по семи направлениям: 1) мероприятия по сокращению уровня смертности населения, прежде всего граждан трудоспособного возраста; 2) мероприятия по сокращению уровня материнской и младенческой смертности; 3) мероприятия по укреплению здоровья населения; 4) мероприятия по повышению уровня рождаемости; 5) мероприятия по укреплению института семьи; 6) мероприятия, направленные на повышение миграционной привлекательности регионов РФ; 7) методическое и информационно-аналитическое обеспечение проведения демографической политики. В Указе Президента РФ от 7 мая 2012 года «О мерах по реализации демографической политики РФ» предусматривается к 2018 году повышение суммарного коэффициента рождаемости до 1,753 и увеличение ожидаемой продолжительности жизни до 74,0 года. Реально ли достижение поставленных целей за короткий промежуток времени? Какие существуют перспективные пути решения этой сверхсложной для нашей страны проблемы?

Соотношение рождаемости и смертности приводило к убыли населения во всех федеральных округах Российской Федерации до 2007 года. Рост рождаемости в 2007-2014 гг. и снижение смертности c 2003 года улучшили динамику естественного воспроизводства населения как по всем федеральным округам, так и на территориях Сибири. Наиболее значительно рождаемость увеличилась в Сибирском федеральном округе. Выше среднего уровня по Российской Федерации рост рождаемости произошел в Центральном и Уральском федеральных округах. Величины роста, близкие к средним, наблюдаются в Южном и Приволжском федеральных округах. Менее всего рождаемость выросла в Дальневосточном ФО. Такое соотношение роста рождаемости и сокращения смертности привело к позитивным изменениям естественного прироста [6, 10]. В регионах Сибири рост за счет естественного движения населения наблюдался в республиках Алтай, Тыва, Бурятия, Хакасия. В Республике Тыва достигнуты особенно заметные положительные показатели в динамике населения. Среди краев и областей Сибири ситуация с естественным воспроизводством населения за 2007-2014 годы значительно улучшилась в Новосибирской, Иркутской, Кемеровской, Читинской областях, здесь показатель увеличился больше, чем в целом по СФО. Однако анализ оперативных данных за 2015 год свидетельствует, что прирост показателей рождаемости за 2015/2014 гг. значительно замедлился и даже стал отрицательным.

Анализ режима воспроизводства на длительном отрезке времени (1980-2013 гг.) был дополнен изучением индекса жизненности (vital index), иначе называемого индексом Покровского-Пирла [1, 16], и индекса депопуляции (depopulation index). Индекс жизненности повторил в общих чертах динамику рождаемости, а индекс депопуляции – смертности за данные годы. Важным продолжением анализа стало совместное изучение коэффициента Лотки и естественного прироста (natural reproductive change – NRC) по статистическим данным Российской Федерации, СФО и территорий Сибири. Напомним, что коэффициент Лотки, или истинный коэффициент естественного прироста населения, показывает ежегодное изменение населения, соответствующее данному режиму воспроизводства, измеренному нетто-коэффициентом (то есть в условиях стабильного населения).

Нами с использованием данного подхода были рассмотрены данные о воспроизводстве населения РФ за 1962-2013 гг. Найдено, что достаточно молодая возрастная структура населения РФ значительно сдерживает депопуляцию (в 2007 г. – в 4,6 раза). На некоторых этапах удалось построить линейную аппроксимацию данного процесса. Это стало возможным на отрезке 1965-1981 и 1988-1993 годов. В период 1994-2007 гг. аппроксимация показателей воспроизводства населения стала возможна полиномом четвертой степени (R2=0,8535 для NRC, R2=0,8233 для коэффициента Лотки). Это означает значительную неопределенность изменений коэффициентов на этом временном отрезке.

Такой же подход совместного применения показателей естественного прироста (NRC) и коэффициента Лотки (r) был использован для анализа воспроизводства населения федеральных округов и территорий СФО. Средний уровень (то есть уровень РФ), худший как по величине NRC, так и по значению коэффициента Лотки для всего населения, наблюдается в Центральном, Северо-Западном и Приволжском ФО. В Уральском, Сибирском, Дальневосточном и Южном ФО ситуация лучше, чем в целом по РФ.

Важным моментом как расчета коэффициента Лотки, так и для других построений является соотношение среднего возраста матери при рождении ребенка и длины поколения. По мнению В.М. Медкова [18], эти величины в настоящее время очень близки по своему числовому значению. Нами на примере Красноярского края за 1993-2007 гг. найдены значения данных показателей – средний возраст матери при рождении (mean maternal age in birth, MMAB) и длина поколения (generation length, GL или Т). Так, в городских поселениях при линейной аппроксимации МMAB=0,1604х+24,466 (при R2=0,9653), Т=0,1591х+24,449 (при R2=0,9634). Близость значений МMAB и Т упрощает расчет коэффициента Лотки (r), косвенно свидетельствует о незначительном различии брутто- и нетто-коэффициентов воспроизводства.

Отметим, что запланированный на 2018 год уровень суммарного коэффициента рождаемости (1,753) не даст возможности обеспечить расширенное воспроизводство населения. Суженное воспроизводство со временем приводит к старению возрастной структуры населения. Доля пожилых людей (60 лет и старше) в России выросла с 7% в 1939 г. до более 20% в 2010 г. и продолжает повышаться. Доля пожилых людей в Европейском союзе составляет 22%, в Японии – 24%. К этому идет и Россия. Суженное воспроизводство населения в сочетании с высоким уровнем постарения возрастной структуры грозит России уже в ближайшие десятилетия. Такое сочетание неблагоприятных факторов неминуемо ведет к депопуляции. В этой ситуации важно сократить смертность от причин с экзогенной детерминацией и отодвинуть на более старшие возраста безвозвратные потери от болезней системы кровообращения и других неинфекционных заболеваний [5, 9, 14].

Старение возрастной структуры населения, кроме того, широко обсуждается из-за обеспокоенности увеличением экономической нагрузки на население трудоспособного возраста. Прогнозируемая нагрузка пожилыми в России возрастет к 2050 году, а общая демографическая нагрузка увеличится не столь значительно. Хотя нынешний рост «пенсионной нагрузки» бесспорен в России, это не является основанием для драматизации проблемы старения возрастной структуры. Это демографическое явление требует адекватного экономического и социального ответа. Один из возможных путей решения – увеличение возраста выхода на пенсию. Для России проблема демографического старения порождает вполне реальные проблемы в образовании, здравоохранении, в сфере обороны страны [4, 9].

Остановимся на важнейшей качественной характеристике населения – репродуктивном здоровье, напрямую влияющем на рождаемость [11, 12, 13]. Программы улучшения репродуктивного здоровья должны включать мероприятия в области планирования семьи, по снижению материнской, перинатальной и младенческой смертности, по снижению числа нежелательных беременностей, инфицирования болезнями, передаваемыми половым путем, включая ВИЧ/СПИД, профилактику бесплодия, недостаточного питания и анемии, онкологических болезней женских половых органов и молочной железы. Усилия общества, отдельных женщин и мужчин должны быть направлены на создание благоприятной среды обитания, в которой люди могли бы сделать свой собственный выбор в отношении репродуктивной жизни. В Российской Федерации и СФО остается высокой общесоматическая заболеваемость женщин наиболее распространенными видами патологии – болезнями системы кровообращения, новообразованиями, болезнями органов дыхания и пищеварения. Необходимо отметить два положительных явления в оценке репродуктивного здоровья за предыдущие годы – снижение перинатальной и младенческой смертности. Несмотря на относительно стабильное снижение числа случаев материнской смертности, различие этого показателя у жительниц города и села увеличивается. Материнская смертность в сельской местности превышает соответствующий показатель в городских поселениях Сибирского ФО более чем в два раза. Эта неблагоприятная ситуация указывает на необходимость большей доступности качественной акушерско-гинекологической помощи жительницам села.

Как видно, решение задач охраны, укрепления и восстановления репродуктивного здоровья требует комплекса социальных и медицинских мер на основе междисциплинарного подхода [2, 11-13].

Синхронность изменения нетто-коэффициента воспроизводства населения на территориях РФ, федеральных округов, на отдельных территориях Сибири свидетельствует о наличии популяционного ответа на меры демографической политики, принятые в нашей стране. Как показывает опыт проведения демографической политики в зарубежных странах, чаще всего при этом изменяется календарь рождений в течение детородного периода. Различные социальные факторы (к которым относятся меры демографической политики) сказываются не столько на окончательном числе детей в семьях, сколько на сроках их появления [17]. Расчеты повозрастных показателей рождаемости (в том числе суммарного коэффициента рождаемости, брутто- и нетто-коэффициентов), построенные на гипотетическом населении, не позволяют дифференцировать изменение интенсивности деторождений в разных возрастных группах и сдвиг календаря рождений. Выводы об истинном росте рождаемости можно будет сделать на основе изучения только реальных поколений. Кратковременность феномена увеличения нетто-коэффициентов воспроизводства населения также может свидетельствовать о том, что в данном случае имеется только сдвиг календаря рождений, а не долговременные изменения интенсивности рождения детей.


Список литературы

1. Архангельский В. Естественный прирост и воспроизводство населения // Социальная и демографическая политика. – 2006. – № 11. – С. 74-77.

2. Григорьев Ю.А. Вредные факторы окружающей среды и репродуктивная система человека (социально-гигиенические аспекты): учебно-методическое пособие для врачей-курсантов. – Новокузнецк: ГОУ ДПО «НГИУВ» Росздрава, 2011.

3. Григорьев Ю.А. Демографический переход и современное состояние продолжительности жизни населения Сибири // Комплексные гигиенические исследования на пороге XXI века: сборник научных трудов. – Новокузнецк, 1999. – С. 37-46.

4. Григорьев Ю.А. Закономерности нелинейной динамики народонаселения и демографическая политика как основа развития здоровья населения Сибири // Бюллетень Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. – 2008. – № 4. – С. 22-28.

5. Григорьев Ю.А. Продолжительность жизни населения Сибири: особенности эндогенных и экзогенных причин потерь здоровья // Социально-гигиенические проблемы общественного здоровья и экологии человека на современном этапе: материалы XLIV научно-практической конференции. – Новокузнецк, 2009. – С. 31-36.

6. Григорьев Ю.А. Современные тенденции воспроизводства населения в Сибирском федеральном округе // Российская академия медицинских наук. Бюллетень национального научно-исследовательского института общественного здоровья. – 2010. – № 3. – С. 43-45.

7. Григорьев Ю.А., Баран О.И. Глобальные и российские демографические перспективы. Введение в проблему // Общественное здоровье: мониторинг, организация медицинской помощи: материалы XL Межрегиональной научно-практической конференции с международным участием. – Новокузнецк, 2005. – С. 48-53.

8. Григорьев Ю.А., Баран О.И. Демографические перспективы России в новом столетии // Демографическая ситуация в Новокузнецке и России: причины, динамика, прогноз: сборник материалов конференции. – Новокузнецк: Изд-во МОУ ДПО ИПК, 2005. – С. 4-8.

9. Григорьев Ю.А., Баран О.И. Демографическое прогнозирование, или как избежать депопуляции в России // Актуальные проблемы медицины: материалы научно-практической конференции. – Абакан: Изд-во ГОУ ВПО «Хакасский гос. ун-т им. Н.Ф. Катанова», 2010. – С. 82-95.

10. Григорьев Ю.А., Баран О.И. Региональные сопоставления воспроизводства населения в Сибирском федеральном округе // Социально-гигиенические проблемы общественного здоровья и экологии человека на современном этапе: материалы XLIV научно-практической конференции. – Новокузнецк, 2009. – С. 42-47.

11. Григорьев Ю.А., Захаренков В.В. Репродуктивное здоровье как важнейшая качественная составляющая воспроизводства населения // Перспективы и риски развития человеческого потенциала в Сибири. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2014. – С. 192-226.

12. Григорьев Ю.А., Соболева С.В. Репродуктивное здоровье как качественная характеристика популяции // Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. – 2013. – № 3-2 (91). – С. 157-161.

13. Григорьев Ю.А., Соболева С.В. Современное состояние репродуктивного здоровья населения Сибири как фактор сокращения рождаемости в регионе // Регион: Экономика и Социология. – 2013. – № 2. – С. 215-236.

14. Григорьев Ю.А., Соболева С.В. Экзогенная и эндогенная детерминация смертности в Сибирском федеральном округе // Регион: Экономика и Социология. – 2012. – № 2. – С. 86-103.

15. Григорьев Ю.А., Репин Е.Н., Баран О.И. Демографический переход и границы вмешательства государства в охрану здоровья населения // Общественное здоровье. Гигиена труда. Экология: материалы XXXIX научно-практической конференции. – Новокузнецк, 2004. – С. 16-21.

16. Денисенко М.Б. Воспроизводство населения // Введение в демографию. – М.: ТЕИС, 2003. – С. 450-461.

17. Захаров С.В., Богоявленский Д.Д., Исупова О.Г., Сакевич В.И., Комлева Р.Н. Рождаемость // Население России 2012: Двадцатый ежегодный демографический доклад. – М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. – С. 99-238.



18. Медков В.М. Демография. – М.: ИНФРА-М, 2007.



База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал