Традиционная экологическая культура как фактор гармонизации взаимодействия природы и общества: социокультурный анализ 22. 00. 06 социология культуры, духовной жизни



Скачать 339.19 Kb.
Дата27.04.2016
Размер339.19 Kb.
ТипДиссертация







На правах рукописи

ШАПОВАЛЕНКО Александр Николаевич


ТРАДИЦИОННАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

КАК ФАКТОР ГАРМОНИЗАЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

ПРИРОДЫ И ОБЩЕСТВА: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ

22.00.06 – социология культуры, духовной жизни



АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Майкоп, 2009


Майкоп, 2009
Диссертация выполнена на кафедре философии и социологии

ГОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»




Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Шадже Асиет Юсуфовна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Казанов Хамзет Мосович
кандидат социологических наук, доцент

Клушина Ирина Владимировна
Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет»

Защита состоится «25» ноября 2009 г. в «10-00» часов на заседании диссертационного совета Д 212.001.05 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Адыгейского государственного университета.

Автореферат разослан «23» октября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета С.А. Ляушева



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. В настоящее время наша планета переживает глобальный экологический кризис, который может перерасти в экологическую катастрофу. Ряд ученых связывает наступление этого кризиса с укорененными в западной культуре установками на покорение природы и господство над ней. Именно ценностные ориентиры техногенной цивилизации, уже несколько веков развивающейся на Западе и имеющей тенденцию к распространению и утверждению во всем мире, по их мнению, в конечном счете привели к значительному нарушению устойчивости биосферы. Сегодня в научном сообществе все более утверждается понимание того, что для преодоления экологического кризиса, восстановления нарушенного антропогенной деятельностью баланса в биосфере недостаточно только технологических методов. По мнению большинства ученых, необходима смена ценностных ориентиров человечества и формирование новой экологической культуры населения Земли.

В России экологический кризис обостряется сложной социально-экономической ситуацией. Ухудшение состояния окружающей природной среды оказывает существенное негативное влияние на качество и продолжительность жизни людей, особенно в условиях низкого социального уровня жизни основной массы населения страны. В то же время, в России постепенно формируется «общество потребления», для которого характерны антиэкологические установки, не отвечающие требованиям времени.

Российские регионы, в частности Северо-Кавказский регион, в настоящее время переживают глубокую социокультурную трансформацию. На этот сложный процесс оказывают влияние два основных фактора: внутренний, заключающийся в российских преобразованиях, и внешний – глобализация, которая также воздействует на состояние всех сфер общественной жизни. В таких условиях ценностный смысл этноэкологических традиций не получил своего развития, в результате чего баланс во взаимодействии этносов и природы был нарушен.

Необходимость поиска возможных путей и методов преодоления сложившейся экологической ситуации на планете на всех уровнях – от глобального до локального – актуализирует изучение традиционной экологической культуры народов, которая содержит в себе установки на гармоничное взаимодействие человеческих общностей и окружающей природной среды, а также способы рационального природопользования. В условиях сложившегося противоречия между потребностями человечества в восстановлении устойчивости биосферы и господствующими ценностными ориентирами техногенной цивилизации, способствующими разрушению экосистем, большое значение представляет освоение всего ценного, что накоплено человеческой практикой за сотни и тысячи лет. Складывавшийся на протяжении многих исторических эпох традиционный экологический опыт, являвшийся неотъемлемой частью культуры, и в настоящее время обладает значительным потенциалом для гармонизации отношений природы и общества и формирования стратегии их коэволюционного взаимодействия.

Таким образом, актуальность исследования традиционной экологической культуры в Северо-Кавказском регионе, в частности в Республике Адыгея, объясняется тем, что эвристический потенциал этноэкологических ценностей может найти свое применение в условиях становления коэволюционной парадигмы взаимодействия природы и общества.

Степень научной разработанности проблемы. Тема диссертационного исследования имеет междисциплинарный характер, поскольку включает в себя проблематику, составляющую предмет различных направлений научного познания: философии, культурологии, этнической экологии, истории, психологии при ведущей роли социологии. Необходимо использование результатов исследований взаимосвязи социоприродного взаимодействия и культуры, полученных в рамках названных направлений для того, чтобы рассмотреть собственно социологическое содержание данной взаимосвязи.

Проблема взаимодействия общества и природы, а также его отражения в культуре на протяжении веков привлекала внимание ученых и мыслителей. Этапы формирования названной проблематики, ее конституирования в научной сфере обусловили выделение зарубежных и отечественных исследований.

Истоки изучения рассматриваемой проблемы в зарубежной науке можно найти в античности. Уже в то время была выявлена взаимосвязь между спецификой традиционной культуры народов и особенностями окружающей их природной среды (Аристотель, Гекатей Милетский, Геродот, Платон и др.).

В эпоху Нового времени формируется концепция географического детерминизма (Ж. Боден, Ш. Монтескье и др.), господствовавшая практически до середины XX в.1 Представители этой концепции обосновывали тезис о решающем влиянии природного фактора на процесс формирования культурных особенностей народов.

С середины XX в. большое влияние получила экологическая антропология – научное направление, синтезировавшее идеи географического детерминизма и поссибилизма, согласно которому решающим фактором являются культурные традиции этносов, а природа лишь предоставляет условия для их развития. Наибольший вклад в разработку проблемы в рамках экологической антропологии внесли Дж. Стюард и Л. Уайт.1

Несколько позже осмысление проблемы экологического кризиса и переориентации ценностных установок человечества в целях его преодоления заняло важное место в исследованиях ряда западных ученых2.

В зарубежной социологии проблема взаимодействия природы и общества, ее парадигмальное осмысление представлены в работах Р. Данлэпа, У. Каттона, Д.Ж. Марковича, Р. Парка и др3.

В отечественной науке анализ проблемы социоприродного взаимодействия содержится в трудах представителей русского космизма.4 Для них характерно представление о единстве и тесной взаимосвязи человека и природы.

Теоретические предпосылки возникновения этнической экологии представлены в работах ряда ученых и мыслителей: Л.Н. Гумилева, В.О. Ключевского, Л.И. Мечникова, С.М. Соловьева и др5. Названные исследователи анализировали природные и географические факторы в их взаимосвязи с социальным бытием и историей этносов.

Важным шагом на пути становления этнической экологии как науки стало создание концепции хозяйственно-культурных типов. Ее разрабатывали и развивали такие ученые, как В.П. Алексеев, М.Г. Левин, Н.Н. Чебоксаров, Я.В. Чеснов и др.1

В середине 70-х годов прошлого века на основе предпосылок, сложившихся в отечественной науке, и под влиянием идей экологической антропологии возникает новая дисциплина – этническая экология, задачей которой стало изучение взаимодействия этнических общностей с окружающей их природной и социально-культурной средой. Теоретико-методологические и практические аспекты проблем этнической экологии разрабатывали: В.И. Козлов, И.И. Крупник, А.Н. Ямсков и др.2 Основоположник данной научной дисциплины В.И. Козлов проанализировал историю становления этнической экологии в России, ее концептуальный аппарат и определил комплекс проблем, являющихся предметом этой отрасли науки.

Анализу традиционной культуры как механизма адаптации общества к окружающей среде посвящены исследования С.В. Лурье, Э.С. Маркаряна, Р.А. Ханаху и др.3

Современное состояние и перспективы взаимодействия природы и общества рассматривают в своих работах Э.В. Гирусов, В.И. Данилов-Данильян, К.Х. Делокаров, Р.С. Карпинская, В.А. Кутырев, И.К. Лисеев, Н.Н. Моисеев, Н.П. Огурцов, Г.В. Платонов, С.Н. Родин, Е. Салов, А.Д. Урсул и др.4

Социоприродное взаимодействие в современной науке рассматривается также с позиций синергетики.1 При этом система «природа-общество» выступает как открытая, самоорганизующаяся и неравновесная.

Философский подход к сущности экологического сознания представлен в работах Н.Г. Васильева, Е.А. Когай, А.Н. Кочергина, Ю.Г. Маркова и др.

Психологический анализ структуры экологического сознания осуществлен С.Д. Дерябо и В.А. Ясвиным. Они рассматривают данный феномен через противопоставление двух типов экологического сознания – экоцентрического и антропоцентрического.

Среди социологов, исследующих проблему взаимодействия природы и общества, состояние и динамику экологического сознания и культуры, следует отметить А.Н. Авдонина, Е.С. Баразгову, А.И. Валитову, З.В. Грицынину, Р.Б. Камаева, Л.В. Корель, Ю.В. Лисаускайте, М.В. Лисаускене, Т.И. Лихачеву, Е.В. Никонорову, Ю.П. Ожегова, Д.С. Рыжевскую, И.А. Сосунову, О.Н. Яницкого, Л.М. Яо и др.2

Значительный интерес представляют работы, в которых затрагиваются региональные аспекты социоприродного взаимодействия. Т.И. Афасижев и А.Х. Агиров в своих исследованиях рассматривают проблему взаимосвязи человека и природы3. С.А. Ляушева исследует традиционные установки адыгов по отношению к окружающей природе через призму мифологических и религиозных представлений4. В работах Ю.И. Сухоруких и Н.А. Тхагушева рассматривается феномен «старых черкесских садов»1. Х.М. Казанов и М.В. Кантария исследуют экологический опыт народов Северного Кавказа2. Философское осмысление экологической составляющей культуры адыгов представлено в работах О.Н. Дамениа, Х.Г. Тхагапсоева3. К.К. Хутыз выявляет в своей работе экологические аспекты охоты у адыгов4. В исследованиях А.Ю. Шадже анализируются проблемы бытия этноэкологических ценностей, на основании системного подхода выделяется специфика взаимодействия общества и природы в Северо-Кавказском регионе5.

Таким образом, проведенный анализ указывает на то, что различные аспекты исследуемой проблемы рассматривались рядом ученых. Однако социологического исследования места и роли традиционной экологической культуры в контексте становления коэволюционной парадигмы взаимодействия природы и общества в полиэтничном регионе не проводилось, что и обусловило выбор темы диссертации.

Цель исследования заключается в выявлении места и роли традиционной экологической культуры в процессе гармонизации взаимодействия природы и общества в социокультурном пространстве полиэтничного региона.

Реализация данной целевой установки требует решения следующих задач:

- обосновать необходимость разработки региональных концепций устойчивого развития, учитывающих культурные особенности этносов, на основе анализа концептуальных изменений в изучении взаимодействия природы и общества;

- определить специфику исследования взаимодействия природы и общества в рамках социологической науки;

- проанализировать этапы формирования и особенности методологических подходов в зарубежной и отечественной парадигмах этнической экологии;

- выявить характерные особенности традиционной экологической культуры региона;

- определить уровень и основные ориентации экологического сознания в полиэтничном социуме;

- выявить ценностный потенциал элементов традиционной экологической культуры в формировании диалогичного отношения природы и общества.



Объектом исследования в диссертации является взаимодействие природы и общества в полиэтничном регионе.

Предметом исследования выступает специфика традиционной экологической культуры как фактора гармонизации взаимодействия природы и общества (на примере Республики Адыгея).

Теоретико-методологическая основа диссертации. В исследовании проблема взаимодействия природы, общества и традиционной экологической культуры рассматривается в ракурсе социологии. Однако данная проблема носит междисциплинарный характер, поскольку является предметом изучения ряда наук: философии, культурологии, этнической экологии, истории, психологии. Это обусловило необходимость применения комплекса методов.

Основными принципами исследования выступили принципы историзма и объективности. Благодаря принципу историзма были изучены формирование и развитие традиционной экологической культуры на территории Республики Адыгея. Реализация принципа объективности нашла отражение во взвешенной критике при анализе основных теоретических подходов к изучению рассматриваемой проблемы.

При осмыслении места и роли традиционной экокультуры, ее влияния на развитие полиэтничного социума использовался социокультурный подход. Применение сравнительного метода позволило выявить общие черты и специфику традиционной экологической культуры русского и адыгейского этносов.

В рамках постнеклассической социологии традиционная экологическая культура анализировалась в соотнесении с формированием коэволюционной стратегии взаимодействия природы и общества.

Особенностью методологии исследования является применение социологической модели экологического сознания, разработанной Л.М. Яо.1

Эмпирическую базу составили результаты проведенного автором конкретного социологического исследования – массового опроса жителей Республики Адыгея (июнь - октябрь 2008 г.). Данное исследование проводилось методом опроса в форме анкетирования (n=450). Выборка являлась квотной по социально-демографическим и этническим признакам (пол, возраст, образование, национальность), а также стратифицированной по типам населенных пунктов.

Кроме того, автором был проведен экспертный опрос (март-май 2009 г., n=15), а также осуществлен вторичный анализ результатов доступных социологических исследований и опросов общественного мнения.



Гипотеза исследования состоит в том, что уровень экологического сознания и культуры населения полиэтничного региона не соответствует требованиям, предъявляемым необходимостью формирования коэволюционной стратегии взаимодействия природы и общества; ценностный потенциал традиционной экологической культуры не находит своей реализации в установках людей.

Научная новизна исследования заключается, прежде всего, в самой постановке проблемы, поскольку традиционная экологическая культура как фактор гармонизации взаимодействия природы и общества в полиэтничном регионе не была еще предметом социологического изучения. В исследовании:

- обоснована необходимость разработки региональных концепций устойчивого развития в целях гармонизации взаимодействия природы и общества;

- обобщен опыт исследования социоприродного взаимодействия в социологии;

- выявлена специфика основных этапов формирования этнической экологии в зарубежной и отечественной парадигмах;

- на основе историко-социологического анализа установлены характерные особенности традиционной экологической культуры русского и адыгейского этносов, которые обусловлены различными природно-климатическими условиями формирования данной культуры;

- определен уровень экологического сознания населения Республики Адыгея, его основные ориентации, а также факторы, влияющие на его формирование;

- выявлен социокультурный потенциал элементов традиционной экологической культуры в условиях становления коэволюционной стратегии взаимодействия природы и общества в полиэтничном регионе.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. В целях формирования коэволюционной парадигмы взаимодействия природы и общества необходима разработка региональных концепций устойчивого развития, учитывающих культурные особенности этносов. В качестве центрального компонента экологической составляющей таких концепций выступают элементы традиционной экологической культуры этносов, в частности их экологические ценности и традиции.

2. В социологической науке все большую актуальность получают исследования социоприродного взаимодействия. При этом специфика социологического подхода к данной проблематике определяется принципами коэволюции, глокализации, экстернальности и итераций. В целом современная экологическая социология отражает концептуальные особенности постнеклассической науки, которая характеризуется развитием междисциплинарного и комплексного подхода к анализу социальной реальности, синтезом социогуманитарного и естественно-научного знания, использованием полипарадигмальных подходов и стиранием междисциплинарных различий между социогуманитарными науками.

3. В зарубежной науке проблема взаимосвязи культуры и социоприродного взаимодействия в процессе своего конституирования прошла три основных этапа: географический детерминизм, поссибилизм и экологическая антропология. В экологической антропологии окружающая природная среда рассматривалась не как совокупность всех природных особенностей, а с точки зрения ресурсов, используемых обществом. Спецификой этнической экологии, возникшей в отечественной науке, стало изучение взаимодействия этнических общностей с окружающей их средой, как природной, так и социально-культурной.

4. Традиционная экологическая культура выступает как внебиологический способ адаптации к окружающей среде, что обеспечивает наилучшую приспособленность к конкретным природно-географическим условиям. В ходе социокультурной адаптации этноса к окружающей природной среде формируется традиционный экологический опыт, концентрирующий в себе приемы природопользования, не нарушающие сбалансированность экосистемы, а также установки на гармоничное взаимодействие с окружающей природной средой. Такие приемы и установки закреплялись в экологических ценностях и традициях этносов.

5. Состояние экологического сознания большей части населения Республики Адыгея находится на уровне обеспокоенности экологической ситуацией в регионе и стране в целом. При этом взаимодействие эмоционального и деятельностного компонентов экологического сознания имеет противоречивый характер, т.е. высокий уровень обеспокоенности не приводит к активной экологической деятельности населения. Преобладает контрольно-правовая ориентация экологического сознания населения, в связи с чем особую актуальность получает нормативная функция традиционной экологической культуры.

6. В процессе формирования новой экологической культуры, предполагающей диалогичное отношение природы и общества, значительным потенциалом обладают экологические ценности и традиции этнических культур региона, поскольку они, как и все компоненты традиционной этнокультуры, составляют часть мировоззрения этнофора и при этом содержат в себе образцы ценностного отношения к окружающей природе.

Теоретическое и практическое значение исследования.

Полученные результаты могут быть применены при дальнейшем изучении и научном осмыслении сферы социоприродного взаимодействия в регионе.

Отдельные положения диссертационного исследования могут быть использованы государственными и муниципальными органами власти при разработке региональной экологической политики. Результаты исследования могут найти применение в деятельности экологических организаций и движений республики.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности использования его материалов при разработке лекций по социологии культуры, экосоциологии и спецкурсов по этим дисциплинам в вузах.



Апробация результатов работы.

Диссертация обсуждалась на кафедре философии и социологии Адыгейского государственного университета и рекомендована к защите по специальности 22.00.06 – социология культуры, духовной жизни. Основные положения и результаты диссертационного исследования излагались автором на 10 научных конференциях (всероссийских и региональных). Результаты исследования опубликованы в статьях общим объемом свыше 3 п. л.



Структура диссертации. Поставленные цели и задачи обусловили структуру диссертационной работы, которая состоит из введения, двух глав (по три параграфа каждая), заключения, списка использованной литературы и приложения.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, рассматривается степень ее разработанности, определяется цель, задачи, объект и предмет исследования, теоретико-методологические основы, выявляется научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, освещается практическая и теоретическая значимость работы, ее апробация.

Первая глава «Теоретико-методологические основания исследования взаимодействия природы и общества» посвящена анализу концептуальных изменений в изучении взаимодействия природы и общества, а также методологических предпосылок исследования данной проблемы в рамках социологии и этнической экологии.

В первом параграфе «Взаимосвязь природы и общества: концептуальные изменения» осуществляется анализ предпосылок формирования и сущности концепций коэволюции и устойчивого развития, являющихся результатом глубокой трансформации в научных представлениях о взаимосвязях в системе «природа-общество».

Автор отмечает, что в рамках сложного и многогранного явления, называемого «русский космизм», ставится и различным образом решается проблема перспектив человеческой цивилизации. При этом анализируются пути и формы возможного взаимодействия человека и природы. Вместе с тем, в концепциях космистов человечество выступает как единое образование, без учета этнокультурной специфики его составляющих. Следовательно, этнокультурный аспект социоприродного взаимодействия не стал предметом исследований мыслителей-космистов.

Идейное наследие «русского космизма», в особенности концепция ноосферы, оказало значительное влияние на формирование современных научных построений. Среди них автор выделяет две основные концепции: коэволюции и устойчивого развития.

В параграфе отмечается, что концепция коэволюции представляет собой наиболее перспективную основу стратегии выживания человечества. При этом обеспечение коэволюции общества и природы является очень сложной задачей, так как оно предполагает пересмотр отношения человека к природе, утверждение новой системы ценностей. Только гармоничное взаимодействие природы и общества, их коэволюционное развитие может обеспечить стабильность окружающей человека среды, что является приоритетной задачей в концепции устойчивого развития. Следовательно, согласованность человеческой жизнедеятельности с требованиями окружающей среды является необходимым в современную эпоху. Таким образом, становление ноосферы, коэволюция природы и общества предполагают возрастание роли и ответственности каждого отдельного человека.

В диссертации показывается, что современные концепции экологического развития, как правило, не содержат анализа этнокультурной специфики социоприродного взаимодействия. Они рассматривают в качестве субъекта такого взаимодействия единое человечество, абстрагируясь от особенностей его составляющих. Однако, по мнению автора, справедливым является тезис «думай глобально, действуй локально», и для того, чтобы вывести человеческую цивилизацию на путь социоприродной коэволюции, необходима разработка концепций перехода к устойчивому развитию, учитывающих культурные особенности этносов. Опорой экологической составляющей таких концепций могли бы стать результаты исследований в рамках экосоциологии и этнической экологии.

Во втором параграфе «Социоприродное взаимодействие в социологическом дискурсе» рассматривается история становления социоприродной проблематики в рамках социологии и специфика социологического подхода к изучению взаимосвязей в системе «природа-общество».

Автор отмечает, что основными этапами конституирования рассматриваемой проблематики в социологической науке считаются следующие: социальная экология (экология человека и городская экология) (Чикагская школа) в 1920-30-х гг., социология экологических проблем, развивавшаяся сначала в США, затем в Западной Европе и СССР в 1970-80-х гг., и экологическая социология, возникшая в конце 1980-х под влиянием деятельности Римского Клуба, идей комиссии ООН по среде и развитию («Наше общее будущее»), а также вследствие необходимости социальной интерпретации глобальных изменений в биосфере, вызванных антропогенным воздействием.

В диссертации показывается, что причинами становления новой дисциплины (экосоциологии, или социальной экологии) являются тенденции развития естественнонаучного знания и углубление системного подхода к анализу общества в социологии. С одной стороны, в биологических науках сложилось целостное представление о единстве всех элементов в природных системах, их взаимообусловленности, с другой – в социологии пришли к выводу о том, что понятие социальной системы должно быть определено в соответствии с методологией экологического подхода.

Экосоциология, развивающаяся с начала 1980-х гг., базируется на методологических основаниях, отличных от тех, которые были заложены Э. Дюркгеймом и другими классиками («социальные факты порождаются только социальными фактами»). С того времени социология обогатилась двумя важнейшими постулатами. Первый из них («средовой») утверждает, что социальные факты порождаются не только социальными, но и природными (средовыми) фактами. Согласно второму («интеграционному»), человеческое общество стало взаимопроникаемым, т.е. территориальное или социальное дистанцирование уже не является средством защиты от риска.

В целом, специфика социологического подхода к изучению социоприродного взаимодействия выражается в следующих основных принципах: принципе коэволюции, предполагающем стремление к гармоничному соразвитию природы и общества; принципе глокализации, заключающемся в необходимости учета взаимосвязи глобальных и локальных экологических проблем; принципе экстернальности, предполагающем определение последствий человеческой деятельности с учетом всех возможных источников экологических факторов антропогенного характера; принципе итераций, состоящем в необходимости применения мониторинга социально-экологических проблем.

Современные социологические концепции экологического развития, как правило, не содержат анализа этнокультурной специфики социоприродного взаимодействия. В этой связи необходимо, по мнению автора, дополнить социологический анализ данной проблемы результатами исследований в рамках этнической экологии, предметом которой являются закономерности развития системы «природа-этнос».

В третьем параграфе «Этническая экология в зарубежной и отечественной парадигмах» рассматриваются этапы концептуализации проблемы взаимосвязи социоприродного взаимодействия и культуры общества, становление зарубежной и отечественной парадигм изучения взаимоотношения традиционных этнокультур и окружающей их природной среды.

Автор отмечает, что в западной науке конституирование данной проблематики прошло ряд этапов. Основными этапами ее становления являются географический детерминизм, поссибилизм и экологическая антропология.

Представители географического детерминизма утверждали, что решающее влияние на процесс формирования культурных особенностей народов оказывают природно-географические условия. Согласно поссибилизму, напротив, решающим фактором являются культурные традиции этносов, а природа лишь предоставляет условия для их развития.

В диссертации утверждается, что экологическая антропология, синтезировавшая идеи географического детерминизма и поссибилизма, выступила теоретико-методологической базой для становления новой научной дисциплины в системе отечественного социогуманитарного знания – этнической экологии. Однако теоретические предпосылки для ее возникновения были представлены и в трудах ряда отечественных мыслителей, таких как С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, Л.И. Мечников, Л.Н. Гумилев.

Задачей этнической экологии, возникшей в середине 70-х годов прошлого века в отечественной науке, стало изучение взаимодействия этнических общностей с окружающей их природной и социально-культурной средой. В настоящее время для обозначения научной дисциплины, сходной по своему предмету, целям и задачам с этнической экологией, на Западе используется понятие «экологическая антропология». В целом этническая экология, сочетая в определенной степени методы естественных и гуманитарных наук, рассматривает взаимодействие природы и этноса с учетом специфики человека как биопсихосоциального существа. По мнению автора, использование результатов исследований в рамках этнической экологии может способствовать выработке концепций устойчивого развития, учитывающих этнокультурную специфику каждого конкретного региона.

Во второй главе «Гармонизация взаимодействия природы и общества в традиционной экологической культуре региона» дается социокультурная характеристика традиционной экологической культуры двух этносов региона (русских и адыгейцев), выявляется уровень экологического сознания населения, факторы его формирования, а также определяется ценностный потенциал элементов традиционной экокультуры в становлении коэволюционной парадигмы взаимодействия природы и общества в Республике Адыгея.

Первый параграф «Характерные особенности традиционной экологической культуры региона» посвящен историко-социологическому анализу условий формирования и специфики традиционной экологической культуры адыгейцев и русских.

Автор утверждает, что важной составляющей этнокультурной специфики является традиционная экологическая культура народов. Она выступает как внебиологический способ адаптации к окружающей среде, что обеспечивает наилучшую приспособленность к конкретным природно-географическим условиям. В ходе социокультурной адаптации этноса к окружающей природной среде формируется традиционный экологический опыт, концентрирующий в себе приемы и навыки природопользования, не нарушающие сбалансированность экосистемы. Главным условием поддержания устойчивого состояния этноэкосистемы являлось следование экологическим традициям этноса. Посредством таких традиций осуществлялась трансляция элементов экологического опыта как по горизонтали (от человека к человеку в пределах одного поколения), так и по вертикали (от поколения к поколению).

В параграфе отмечается, что традиционная экологическая культура адыгейского этноса имеет свою специфику по отношению к соответствующей культуре русских. Эта специфика выражается в том, что рассматриваемые экокультуры формировались в совершенно различных природно-климатических условиях. Если ядро традиционной экокультуры русских представляет собой результат длительной адаптации к условиям равнинного ландшафта, то колыбель адыгской традиционной экокультуры – горы и предгорья. Особенности вмещающего ландшафта в определенной степени обусловили, с одной стороны, экстенсивный характер природопользования у русских, с другой – ориентацию на самовоспроизводство у адыгов. Однако общим для данных экокультур является ориентация на гармоничное развитие с окружающей природной средой, что в целом характерно для традиционных экологических культур этносов и закреплено в форме этноэкологических традиций.

На вопрос анкеты авторского социологического исследования «Как Вы считаете, ваши предки бережнее относились к природе, чем нынешнее поколение?» 71,6 % респондентов ответили «да, бережнее», 10,2 % считают, что предки так же относились к природе, как и нынешнее поколение, а 5,3 % опрошенных ответили отрицательно. Таким образом, большинство опрошенных осознают утрату традиционных установок во взаимоотношениях человека и природы.

Данный тезис подтверждается распределением ответов респондентов на вопрос о том, знают ли они экологические традиции своего народа. Лишь 23,3 % опрошенных заявили, что знают эти традиции. При этом 51,6 % респондентов ответили на этот вопрос отрицательно, а 25,1 % - затруднились ответить.

В современных условиях, по мнению автора, необходимо возрождать те элементы традиционной экологической культуры, которые созвучны принципу коэволюции, предполагающей гармоничное и сбалансированное сосуществование природы и общества.

Во втором параграфе «Уровень экологического сознания в полиэтничном социуме» исследуется состояние экологического сознания населения Республики Адыгея.

Анализ данных социологического исследования выявил тот факт, что экологическое сознание населения характеризуется остротой восприятия экологических проблем, высоким уровнем обеспокоенности состоянием окружающей среды и пониманием взаимовлияния человека и природы. Так, на вопрос «Беспокоит ли Вас состояние окружающей среды в нашей республике?» 49,7 % опрошенных ответили «да, очень беспокоит», 40,2 % - «иногда беспокоит», 7,2 % - «практически не беспокоит». При этом наибольшее число обеспокоенных состоянием окружающей среды, согласно данным исследования, среди респондентов старше 45 лет, а наименьшее – среди опрошенных возрастом от 18 до 24 лет. Такие результаты хорошо коррелируются с оценкой этими возрастными группами состояния окружающей среды в Республике Адыгея. Если 32,8 % респондентов, возраст которых составляет 18-24 года, оценивают это состояние как «хорошее», а 13,4 % - как «неудовлетворительное», то в группе опрошенных старше 45 лет наблюдается противоположная тенденция: 2,4 % - «хорошее», 39,0 % - «неудовлетворительное». Кроме того, наибольшую обеспокоенность и неудовлетворенность состоянием окружающей среды в республике проявляют, согласно проведенному опросу, респонденты с высшим образованием (61,0 % и 27,1 % соответственно). При этом, 37,4 % учащихся вузов оценивает состояние окружающей среды в Республике Адыгея как «хорошее» и лишь 12,2 % - как «неудовлетворительное».

По данным всероссийского опроса, проведенного Фондом Общественное мнение в ноябре 2008 г., большинство россиян (78 %) беспокоит экологическая ситуация, и только около пятой части опрошенных (18%) не испытывают такой обеспокоенности. При этом противоречивый характер имеет взаимодействие эмоционального компонента экологического сознания с его деятельностным компонентом. Так, обеспокоенность сложившейся экологической ситуацией в регионе проживания и стране в целом чаще всего не приводит к активной деятельности по улучшению этой ситуации. Пассивность части населения в экологической сфере объясняется преобладанием мнения об институциональном характере экологических проблем, что приводит к ложному представлению о бессмысленности участия рядовых граждан в их решении. Для преодоления указанного противоречия, по мнению автора, необходимо более полное раскрытие значительного потенциала средств массовой информации и института образования – основных факторов формирования экологического сознания населения Республики Адыгея. Представляется очевидным, что только в результате комплексного воздействия всех факторов может быть достигнут высокий уровень экологического сознания населения.

Кроме того, проведенный анализ выявил преимущественно контрольно-правовую направленность экологического сознания населения. Это подтверждается тем, что 54,7 % опрошенных на вопрос «Каковы, на Ваш взгляд, причины неблагоприятной экологической ситуации в Республике Адыгея?» ответили «безразличное отношение окружающих к людям, наносящим вред природе». Кроме того, 32,3 % респондентов выбрали вариант ответа «несовершенство природоохранного законодательства, отсутствие строгих санкций за экологические преступления». Представление о решающей роли ужесточения правовой ответственности в экологической сфере обусловлено реакцией общества на частые нарушения природоохранного законодательства, которые не влекут за собой адекватного наказания. Так, 64,9 % опрошенных считают наиболее необходимой в республике мерой по улучшению экологической ситуации «ужесточение контроля со стороны органов власти и общественности за соблюдением законодательства об охране окружающей среды». В связи с этим автор отмечает, что важной функцией культурных традиций в обществе всегда являлась нормативная функция. Запреты и ограничения в экологической сфере, содержащиеся в культурных традициях, как правило не носят характера «внешнего принуждения», как это бывает в случае с действием природоохранного законодательства. Тем самым, актуализация некоторых норм традиционной экологической культуры может в определенной мере дополнить действие природоохранных законов.

В третьем параграфе «Роль традиционной экологической культуры в формировании диалогичного отношения к природе» рассматривается состояние мировоззренческого и когнитивного компонентов экологического сознания населения и роль ценностей традиционной экокультуры в гармонизации социоприродного взаимодействия.

В диссертации показывается, что высокий уровень экологического сознания и культуры характеризуется целостностью, взаимосвязью всех составляющих его компонентов. В качестве центрального звена для связи эмоционального, когнитивного и деятельностного компонентов служит мировоззренческий компонент экологического сознания, представляющий аксиологическое ядро экологической культуры, т.е. содержащий ценности и убеждения носителей данной культуры.

Проведенный анализ показал, что экологические ценности и нормы на сегодняшний день не являются императивами поведения большинства населения Республики Адыгея. Значительный потенциал, содержащийся в этнокультурах, остается нереализованным. Для более полной его реализации необходима активная, целенаправленная деятельность всех агентов экологизации общественного сознания, как экологических движений и организаций, так и государства (через институт образования и воспитания). Представляется возможным выделить следующие основные компоненты модели формирования экологической культуры: управленческие структуры (федеральные, республиканские, муниципальные), система образования (на всех уровнях), средства массовой информации, экологические движения и организации. При этом, на наш взгляд, региональным органам власти следует развивать контакты со СМИ и экологическими организациями, разработать модель взаимодействия государственных и общественных структур с целью формирования экологической культуры. Важным шагом в этом направлении могло бы стать создание в республике единого информационного центра по окружающей среде и устойчивому развитию. Кроме того, необходимо широкое внедрение в образовательный процесс программ непрерывного экологического образования, охватывающих все ступени (от дошкольных учреждений до вузов и учреждений дополнительного образования).

В результате комплексных мер названных структур может быть сформирована новая экологическая культура общества и осуществлена переориентация сознания людей на стратегию коэволюционного развития, основанного на принципе диалога человека и природы.

При этом важный вклад в процесс формирования новой экологической культуры, по мнению автора, могут внести актуализация и переосмысление ценностей и традиций экологических культур этносов, проживающих на территории Республики Адыгея. Это объясняется тем, что такие ценности и традиции не являются чем-то абстрактным, теоретическим, навязанным извне, а, как и все компоненты традиционной этнокультуры, составляют часть мировоззрения этнофора, его этнического самосознания. Кроме того, они содержат в себе образцы ценностного отношения к окружающей природе, поскольку практически для всех традиционных этнокультур характерно стремление к гармонии с природой, наличие экофильных установок в сознании людей.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются выводы и предлагаются некоторые практические рекомендации для региональных органов власти.
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ
Статья в издании, рекомендованном ВАК РФ:

1. Шаповаленко, А.Н. Экологическое сознание населения Республики Адыгея: социологический анализ / А.Н. Шаповаленко // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Регионоведение: философия, история, социология, экономика, юриспруденция, политология, культурология. – Майкоп: Изд-во АГУ, 2008. – Вып. 8. – С. 250-257. (0,8 п. л.).

Статьи и тезисы докладов на конференциях:

2. Шаповаленко, А.Н. Экологическая составляющая устойчивого развития / А.Н. Шаповаленко // Устойчивое развитие Северного Кавказа: проблемы и перспективы: материалы круглого стола 18 апреля 2007 г. – Майкоп: Аякс, 2007. – С. 95-100. (0,3 п. л.).

3. Шаповаленко, А.Н. Сущность экологической культуры / А.Н. Шаповаленко // Наука-2007. Ежегодный сборник научных статей ученых и аспирантов АГУ. Ч. 2. – Майкоп: Изд-во АГУ, 2008. – С. 195-200. (0,3 п. л.).

4. Шаповаленко, А.Н. Коэволюция общества и природы – стратегия выживания человечества / А.Н. Шаповаленко // Наука-2007. Ежегодный сборник научных статей ученых и аспирантов АГУ. Ч. 2. – Майкоп: Изд-во АГУ, 2008. – С. 200-204. (0,2 п. л.).

5. Шаповаленко, А.Н. К вопросу об экологичности некоторых положений христианства / А.Н. Шаповаленко // Тезисы докладов XXXV научной конференции студентов и молодых ученых вузов Южного федерального округа, январь-март 2008 г. Ч. 3. – Краснодар, 2008. – С. 38. (0,1 п. л.).

6. Шаповаленко, А.Н. Взаимодействие человека и природы в «Философии общего дела» Н.Ф. Федорова / А.Н. Шаповаленко // Молодые голоса в науке. – Майкоп: Ред.-изд. отдел АГУ, 2008. – Вып. 11. – С. 25-29. (0,2 п. л.).

7. Шаповаленко, А.Н. Экологические аспекты христианского учения / А.Н. Шаповаленко // Наука. Образование. Молодежь: материалы V Всерос. науч. конф. молодых ученых, 7-8 февраля 2008 г. Т. III. – Майкоп: Изд-во АГУ, 2008. – С. 287-290. (0,2 п. л.).

8. Шаповаленко, А.Н. Экологические ценности и экологизация общественного сознания россиян / А.Н. Шаповаленко // Материалы всероссийской научно-практической конференции аспирантов, соискателей и докторантов. – Майкоп: Аякс, 2008. – С. 115-117. (0,2 п. л.).

9. Шаповаленко, А.Н. Некоторые новые подходы к проблеме преодоления экологического кризиса / А.Н. Шаповаленко // Медико-экологические и социально-экономические проблемы семейного отдыха, пути решения: сб. материалов. – Анапа: Анапское полиграфпредприятие, 2008. – С. 269-271. (0,1 п. л.).

10. Шаповаленко, А.Н. Традиционная экологическая культура как способ адаптации этносов к окружающей среде / А.Н. Шаповаленко // Полиэтничный макрорегион: язык, культура, политика, экономика: тез. докладов Всерос. науч. конф., 9-10 октября 2008 г. – Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН, 2008. – С. 362-364. (0,2 п. л.).

11. Шаповаленко, А.Н. Правовая культура в Республике Адыгея: экологический аспект / А.Н. Шаповаленко // Актуальные вопросы повышения правовой культуры и образования в сфере избирательного права и избирательного процесса: материалы Республ. науч.-практ. конф., 28 ноября 2008 г. – Майкоп: Изд-во АГУ, 2008. – С. 164-167. (0,2 п. л.).

12. Шаповаленко, А.Н. Экологические традиции: сущность и состояние в Республике Адыгея / А.Н. Шаповаленко // Наука. Образование. Молодежь: материалы VI Всерос. науч. конф. молодых ученых, 5-6 февраля 2009 г. Т. I. – Майкоп: Изд-во АГУ, 2009. – С. 386-388. (0,2 п. л.).

13. Шаповаленко, А.Н. Проблема экологизации общественного сознания [Электронный ресурс] / А.Н. Шаповаленко // Материалы III Всероссийского социологического конгресса. – Режим доступа: http://www.isras.ru/abstract_bank/1208431438.pdf, свободный. – Проверено: 12.10.2009.

ШАПОВАЛЕНКО Александр Николаевич
ТРАДИЦИОННАЯ ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА КАК ФАКТОР ГАРМОНИЗАЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРИРОДЫ И ОБЩЕСТВА: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ
АВТОРЕФЕРАТ

Подписано в печать 20.10.09. Бумага типографская №1. Формат бумаги 60х84. Гарнитура Times New Roman. Печ.л. 1,2. Тираж 120 экз. Заказ 114.


Отпечатано на участке оперативной полиграфии Адыгейского государственного университета. 385000, г.Майкоп, ул.Первомайская, 208.








1 Боден Ж. Метод легкого познания истории. М., 2000; Монтескье Ш. О духе законов // Избранные произведения. М., 1955. С. 159-733.

1 Evolution and Ecology. Essays on Social Transformation by Julian H. Steward / еd. by J.C. Steward and R.F. Murphy. Urbana, 1977; White L. Energy and the Evolution of Culture // American Anthropologist. 1943. Vol. 45, № 3, part 1. P. 335-356.

2 Атфилд Р. Этика экологической ответственности // Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М., 1990. С. 203-258; Ролстон III. Х. Существует ли экологическая этика? // Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М., 1990. С. 258-289; Печчеи А. Человеческие качества. М., 1985; Уайт Л., мл. Исторические корни нашего экологического кризиса // Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. М., 1990. С. 188-203.

3 Catton W.R.Jr., Dunlap R.E. A New Ecological Paradigm for Post-Exuberant Sociology // American Behavioral Scientist. 1980. Vol. 24, № 1. P. 15-47; Маркович Д.Ж. Социальная экология. М., 1991; Park R.E. Introduction to the Science of Sociology. Chicago, 1921.

4 Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М., 1991; Федоров Н.Ф. Сочинения. М., 1982.

5 Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 1994; Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 1987; Мечников Л.И. Цивилизация и великие исторические реки. М., 1995; Соловьев С.М. История России с древнейших времен: в 15 кн. Кн. I. М., 1959.

1 Алексеев В.П. Антропогеоценозы – сущность, типология, динамика // Очерки экологии человека. М., 1993; Левин М.Г., Чебоксаров И.И. Хозяйственно-культурные типы и историко-этнографические области // Советская этнография. 1955. № 4. С. 3-17; Чеснов Я.В. О социально-экономических и природных условиях возникновения хозяйственно-культурных типов // Советская этнография. 1970. № 6. С. 15-26.

2 Козлов В.И., Ямсков А.Н. Основные проблемы этнической экологии // Советская этнография. 1983. № 1. С. 3-16; Он же. Этническая экология // Этнология в США и Канаде. М., 1989. С. 86-107; Крупник И.И. Арктическая этноэкология. М., 1989.

3 Лурье С.В. Историческая этнология. М., 1997; Маркарян Э.С. Узловые проблемы теории культурной традиции // Советская этнография. 1981. № 2. С. 78-97; Ханаху Р.А. Традиционная культура Северного Кавказа: вызовы времени (социально-философский анализ). Ростов н/Д, 2001.

4 Гирусов Э.В., Платонов Г.В. Мир в поисках концепции устойчивого развития // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. 1996. № 1. С. 3-14; Данилов-Данильян В.И. Возможна ли «коэволюция природы и общества»? / В.И. Данилов-Данильян // Вопросы философии. 1998. №8. С. 15-25; Он же. Устойчивое развитие – проблема выживания человека // Человек. 2003. № 5. С. 52-58; Делокаров К.Х. Мировоззренческие основания современной цивилизации и ее глобальный кризис // Общественные науки и современность. 1994. № 2. С. 89-98; Карпинская Р.С., Лисеев И.К., Огурцов Н.П. Философия природы: коэволюционная стратегия. М., 1995; Кутырев В.А. Утопическое и реальное в учении о ноосфере // Природа. 1990. № 11. С. 3-11; Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. М.,1990; Он же. Еще раз о проблеме коэволюции // Вопросы философии. 1998. № 8. С. 26-32; Он же. Расставание с простотой. М., 1998; Родин С.Н. Идея коэволюции. Новосибирск, 1991; Салов Е.И. Экологическая культура как основание современной цивилизационной трансформации // Безопасность Евразии. 2003. № 3. С. 560-569; Урсул А.Д. Перспективы экоразвития. М., 1990.

1 Бараусова Л.В. Формирование личности нового типа как фактор реализации идеи коэволюции // Синергетическая парадигма. Человек и общество в условиях нестабильности. М., 2003. С. 280-294; Веряскина В.П. Императивы экологической этики и новый образ человека // Синергетическая парадигма. Человек и общество в условиях нестабильности. М., 2003. С. 266-280.

2 Авдонин А.Н., Камаев Р.Б., Рыжевская Д.С. Экологическое сознание: состояние и причины пассивности // Социологические исследования. 1997. № 8. С. 88-92; Баразгова Е.С. Социология и социальная экология: предметное единство // Социология и общество: тез. Первого Всерос. социол. конгресса. СПб., 2000. С. 509-510; Валитова А.И. Экологическое сознание: сравнительный анализ // Социологические исследования. 1999. № 3. С. 129-134; Корель Л.В. Экологическое сознание на дальнем острове // Социологические исследования. 1995. № 4. С. 46-51; Экологические движения и экологическое сознание в Прибайкалье / М.В. Лисаускене, Т.И. Лихачева, З.В. Грицынина, Ю.В. Лисаускайте // Социологические исследования. 1999. № 8. С. 111-116; Ожегов Ю.П., Никонорова Е.В. Экологический импульс: проблемы формирования экологической культуры молодежи. М., 1990; Сосунова И.А. Социальная экология как сфера социологического знания // Социология и общество: тез. Первого Всерос. социол. конгресса. СПб., 2000. С. 508-509; Она же. Социально-экологическая напряженность: методология и методика оценки // Социологические исследования. 2005. № 7. С. 94-104; Яницкий О.Н. Экологическая социология // Социологические исследования. 1997. № 2. С. 122-132; Он же. Социология риска: ключевые идеи // Мир России. 2003. № 1. С. 3-35; Яо Л.М. Опыт создания модели экологического сознания российского общества // Социологические исследования. 2004. № 9. С. 59-64.

3 Афасижев Т.И., Агиров А.Х. Феномен единства человека и природы. Майкоп, 2000; Афасижев Т.И., Агиров А.Х. Человек и природа: социальная грань человека // Человек, среда, здоровье: научно-информационный, социально-гигиенический вестник. Майкоп, 2002. Вып. 2 (5). С. 36-41.

4 Ляушева С.А. Религиозные аспекты феномена «адыгагъэ» (история и современность): автореф. дис. ... канд. филос. наук. М., 1997.

1 Сухоруких Ю.И. Сохранение генофонда «старых черкесских садов» // Сухоруких Ю.И. Избранные труды: в 3 кн. Кн. 1: Лесное хозяйство и экология. Майкоп, 2008. С. 238-248; Тхагушев Н.А. Адыгейские (черкесские) сады. Майкоп, 1956.

2 Казанов Х.М. Ценностный экологический опыт // Актуальные проблемы экологии в условиях современного мира: материалы Второй междунар. науч.-практ. конф. Майкоп, 2002. С. 91-92; Кантария М.В. Экологические аспекты традиционной хозяйственной культуры народов Северного Кавказа. Тбилиси, 1989.

3 Дамениа О.Н. Переоткрытие культуры // Очерки кавказской культуры. Майкоп, 2001. С. 63-128; Тхагапсоев X.Г. Экологические аспекты в смысловом пространстве культуры этноса // Очерки кавказской культуры. Майкоп, 2001. С. 46-63.

4 Хутыз К.К. Охота у адыгов: эколого-этнографический аспект. Кн. I. Майкоп, 2001.

5 Шадже А.Ю. Взаимодействие систем «человек» и «природа» в кавказском регионе: холистический взгляд // Биосфера и человек: материалы междунар. науч.-практ. конф. Майкоп, 2003. С. 227-230; Она же. Национальные ценности и человек (социально-философский аспект). Майкоп, 1996; Она же. Этноэкология и человек // Человек, среда, здоровье: научно-информационный, социально-гигиенический вестник. Майкоп, 1997. Вып. 3. С. 41-47.

1 Яо Л.М. Указ. соч. // Там же. С. 59-64.




База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал