Учебно-методический комплекс «международное частное право»



страница4/9
Дата26.04.2016
Размер1.6 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Тема 4. Источники международного частного права

При изучении данной темы необходимо исходить из постулата теории права , согласно которому особенности источников любой системы или отдельной отрасли права тесно связаны с природой этого права. Поэтому знания и выводы, полученные при изучении темы «Понятие МЧП», являются основой для выявления всех осо­бенностей источников этой отрасли права. Если МЧП — отрасль национального права, то источниками его могут быть те юридиче­ские формы, которые характерны для национального права в целом. Исходя из природы МЧП, следует разобраться с вопросом о «двойственности» источников МЧП.

Обращаясь к проблемам международного договора в МЧП, допол­нительно следует обратиться к теории международного права, в част­ности, о понятии международного права и его источников, а также к ст. 15 Конституции РФ, к Федеральному закону «О международных договорах РФ» 1995 г. На этой основе определить место и роль меж­дународных договоров в МЧП. Желательно обратить внимание на материалы судебной и арбитражной практики, в том числе: Поста­новление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О не­которых вопросах применения судами Конституции РФ при осуще­ствлении правосудия», Постановление № 8 Пленума Высшего Арби­тражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. «О действии международных до­говоров РФ применительно к вопросам арбитражного процесса», Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 де­кабря 1999 г. «Об основных положениях, применяемых Европейским Судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие». Особо выделим Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», которое требует серьезного изучения.

Изучая обычай в качестве источника МЧП, следует четко разгра­ничить международно-правовой обычай, национально-правовой обычай и «обычаи международного делового оборота». Могут ли ка­кие-либо обычаи из названных групп быть источниками МЧП? Если да, то при каких условиях? Анализ статей 5, 6, 421 и 422 ГК РФ; п. 6 ст. 1211 ГК РФ; ст.285 Кодекса торгового мореплавания РФ 1999 г., ст.9 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи то­варов 1980 г. поможет разобраться с данной проблемой.

Судебная (арбитражная) практика как источник МЧП должна рассматриваться в двух разных аспектах, во-первых, как обеспече­ние единообразного применения и предпосылка создания норм МЧП (толкование, восполнение пробелов и т.д.) в странах, где практика не является формально-юридическим источником права (в их числе Россия), и, во-вторых, как формально-юридический источник МЧП (судебный прецедент) в странах англо-американ­ского права.

Возможность доктрины выступать в качестве источника МЧП необходимо рассмотреть не только с теоретических позиций, но и в плане толкования п. 1 ст. 1191 ГК РФ.

В рамках этой же темы студенты должны в сравнительном пла­не ознакомиться с источниками МЧП в России и в зарубежных странах. При этом следует обратить внимание на различные под­ходы в развитии законодательства по МЧП в разных странах, на проблемы развития российского законодательства. При изучении роли международных договоров в развитии МЧП важно обратить внимание на те международные организации, которые специально созданы для развития МЧП, на участие в них России и на резуль­таты их деятельности. Кроме того, следует выделить универсаль­ные, многосторонние (региональные) и двусторонние договоры, в которых участвует Россия.

Тема 5. Унификация и гармонизация в международном частном праве

При изучении данной темы следует исходить из того, что про­цесс сближения правовых систем, углубления их взаимодействия и взаимного влияния, что является выражением общей тенденции развития общества, — интернационализации, проявляется в двух взаимосвязанных, но различных по содержанию процессах: уни­фикации и гармонизации.

Студенты должны знать определение унификации права, осо­бенности механизма этого процесса (в частности, роль международ­ных организаций), различие между унифицирующими и унифици­рованными правовыми нормами, виды унификации. Обратить вни­мание, что возможны несколько классификаций, в зависимости от положенного в основу критерия. Необходимо ориентироваться в практическом значении классификации унификации. Основываясь на классификации по предметному критерию, необходимо знать ре­альные результаты унификации на современном этапе, в том числе в сфере международной торговли, в сфере семейно-брачных, на­следственных отношений и в других сферах. Основываясь на клас­сификации, связанной с разновидностями международных догово­ров, следует изучить универсальную, многостороннюю (региональ­ную) и двустороннюю унификацию. Особое внимание следует обра­тить на состояние унификации права в рамках СНГ.

Для понимания сущности унификации права поможет изуче­ние особенностей применения унифицированных норм: опреде­ление сферы их действия (пространственная, предметная), их толкование, временные рамки их действия. В этом плане необхо­димо разобраться с основными правилами разрешения коллизий между унифицированными нормами разных видов и нормами «внутренними», которые содержатся в законодательных актах го­сударства.

При изучении гармонизации права важно уяснить близость, взаимосвязанность ее с унификацией, и в то же время принципи­альное различие между этими двумя процессами по содержанию, по механизмам и по результатам. Следует отличать стихийную гармонизацию и целенаправленную. В рамках последней обратить внимание на роль международных, межправительственных и не­правительственных, организаций в создании модельных, типовых законов и иных актов, направленных на гармонизацию права. Особо выделить Модельный гражданский кодекс для стран СНГ.

Тема 6. Коллизионные нормы

Коллизионные нормы являются центральной частью, сердце­виной МЧП. Этот тезис должен быть определяющим при их изу­чении. Изучение самих коллизионных норм и сложных проблем, связанных с их применением, поможет понять специфику МЧП, его сущность. Начинать проблематику этой темы следует с поня­тия коллизионной нормы, с ее особенностей по сравнению с дру­гими правовыми нормами, с ее структурным строением. При клас­сификации коллизионных норм могут быть использованы различ­ные критерии, в результате чего могут существовать несколько рядов видов коллизионных норм. Поэтому особенность того или иного вида зависит от того, к какому классификационному ряду норма относится (односторонняя и двусторонняя; императивная, диспозитивная, альтернативная; генеральная, субсидиарная и др.).

Серьезное внимание необходимо обратить на основные колли­зионные принципы (формулы прикрепления или типы коллизи­онных привязок), с помощью которых и происходит выбор компе­тентного правопорядка, то есть права того государства, которое компетентно регулировать конкретное частноправовое отношение с иностранным элементом. Из предлагаемых коллизионных прин­ципов следует выделить традиционные привязки, явившиеся пер­вичным историческим компонентом коллизионных норм и суще­ствующие до сих пор, и новые, появившиеся в XX в., в том числе так называемые «гибкие» привязки.

Теоретическое изучение этих вопросов следует дополнить сравни­тельным изучением законов России и зарубежных стран (они опубли­кованы в сборнике Дмитриева Г.К., Филимонова М.В. «Международ­ное частное право. Сборник нормативных актов». М., 2004) на предмет выявления особенностей коллизионных норм в праве разных госу­дарств. Сравнительное изучение права разных государств даст основу для осознания основных тенденций развития коллизионных норм в XXI в.: дробление, дифференциация объемов коллизионных норм, что ведет к резкому увеличению числа коллизионных норм в праве разных государств; расщепление коллизионных привязок, появление гене­ральных, субсидиарных 1-ой степени, субсидиарных 2-ой степени и т.д. привязок, что, с одной стороны, усложняет коллизионные нормы, а с другой — должно способствовать гибкому, справедливому регули­рованию.



Тема 7. Общие начала правоприменения в международном частном праве

VII. 1. Особенности применения коллизионных норм

При изучении этой темы следует исходить из того, что сущест­вуют два этапа в процессе правоприменения: первый этап — про­цесс выбора компетентного правопорядка, осуществляемый с помощью коллизионных норм; второй — собственно процесс применения избранного права. На каждом этапе возникают свои особен­ности. Их следует знать.

В процессе выбора с помощью коллизионных норм компетент­ного правопорядка возникают такие проблемы, как множествен­ность коллизионных привязок, квалификация (толкование) кол­лизионных норм, обратная отсылка и отсылка к праву 3-го госу­дарства, выбор права и обход закона и др. При изучении следует обратить внимание на практическое значение разрешения этих проблем, на сложившиеся различные подходы в их разрешении в теории и практике России и зарубежных стран. Особе внимание следует обратить на статьи 1187 и 1190 ГК РФ.
VII. 2. Применение иностранного права

Особенности второго этапа правоприменения связаны с воз­можным выбором в качестве компетентного правопорядка права иностранного государства. Методологическим подходом при изу­чении этой проблематики является аксиоматичное положение, что в каждом государстве применяется только собственное (отечест­венное, национальное) право; иностранное право может быть применено в случаях и пределах, установленных национальным правом, и в соответствии с принципами международного права. В качестве юридического основания применения иностранного пра­ва в каждом государстве выступают его коллизионные нормы.

Изучение данной темы следует начинать с общего концептуаль­ного подхода к пониманию иностранного права, которое должно быть применено: во-первых, иностранное право применяется пра­воприменительным органом как право или как фактическое об­стоятельство по делу; во-вторых, иностранное право — это право иностранного государства в целом или отдельная правовая норма этого государства, отвечающая на конкретный вопрос. Для ответа необходимо проанализировать п. 1 ст. 119' ГК РФ, ч. 1 ст. 166 Се­мейного кодекса РФ 1995 г., ст. 11 ГПК РФ и ст. 13 АПК РФ.

Проблема установления содержания иностранного права пред­полагает ответы на три вопроса: кто должен устанавливать содержание иностранного права, каким образом это сделать и каким об­разом действовать, если содержание иностранного права не уда­лось установить. Ответ на первый вопрос прямо зависит от кон­цептуального понимания иностранного права. Если иностранное право понимается как право и применяется судом как право, то и установление содержания иностранного права является юридиче­ской обязанностью суда (эта позиция характерна для России и для континентального права), при этом следует обратить внимание на роль лиц, участвующих в деле; если иностранное право понимает­ся как факт по делу, то установление содержания такого факта яв­ляется обязанностью стороны в споре, заинтересованной в приме­нении иностранного права (такой подход характерен для англо-американского права). Разобраться в этом вопросе поможет срав­нительный анализ ст. 1191 ГК РФ § 5 венгерского Указа о между­народном частном праве 1979 г., ст. 16 швейцарского Закона о международном частном праве 1987 г. (см. указанный выше Сбор­ник. С. 9, 10-11).

При поиске ответа на второй вопрос следует обратиться, преж­де всего, к ст. 1191 ГКРФ. Значительную роль в решении этой про­блемы играют договоры о правовой помощи (двусторонние и в рамках СНГ), а также Европейская конвенция об информации от­носительно иностранного законодательства 1968 г. (Россия в ней участвуете 13 мая 1991 г.).

В процессе применения иностранного права возникают такие вопросы, как толкование иностранного права, применение разно­временно изданных иностранных законов (интертемпоральные коллизии); применение права государства, в котором существуют различные подсистемы частного права, например, в федеративном государстве (интертерриториальные коллизии, интерперсональ­ные коллизии); взаимность в применении иностранного права, применение права непризнанного государства. Студент должен ориентироваться в сущности этих проблем и в подходах их реше­ния (обратить внимание на ст. 1188, 1189 ГК РФ).

Особое внимание следует обратить на проблемы, связанные с установлением пределов применения иностранного права, а имен­но, проблемы применения оговорки о публичном порядке. Важно понять главную специфику данного института: право многих госу­дарств закрепляет его как принципиально важный институт, но не раскрывает его содержание, отведя тем самым суду (другому пра­воприменительному органу) главную роль в применении оговорки о публичном порядке. При этом рекомендуется обратиться к срав­нительному анализу законов разных государств, устанавливающих некоторые ограничители применения судом оговорки о публич­ном порядке(ст. 1193 ГК РФ). В контексте этого же вопроса следу­ет обратиться к проблеме императивных норм и проследить их вза­имосвязь с оговоркой о публичном порядке (ст. 1192 ГК РФ).

Часть вторая. СУБЪЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

Тема 8. Правовое положение физических лиц в международном частном праве

Правовой статус иностранцев за пределами национального го­сударства, различные правовые режимы их пребывания на терри­тории конкретного государства исторически занимали и занимают значительное место в МЧП. В современных условиях проводится разграничение между иностранными гражданами и лицами без гражданства, которое в практическом плане сказывается в области как материально-правового, так и коллизионно-правового регу­лирования отношений с участием соответствующей категории, к которой принадлежит рассматриваемое лицо. Следует подчерк­нуть, что процесс дифференциации категорий физических лиц не является застывшим, в результате чего в последние десятилетия в доктрине и практике МЧП стало возможным говорить и еще об од­ной разновидности физических лиц, присутствующих на террито­рии конкретного государства, — беженцах.

Специального внимания заслуживают вопросы правоспособнос­ти и дееспособности иностранных физических лиц в международ­ном частном праве. При характеристике основных начал МЧП, действующих в целях закрепления определенного правового ма в пользу иностранных физических лиц, т.е. установления объемов их правоспособности (национального режима, режима наи большего благоприятствования, реторсии) важно иметь в виду, что закрепление норм осуществляется в различных источниках — национально-правовых актах и международных договорах.

При анализе дееспособности, студентам рекомендуется не только охарактеризовать традиционные коллизионные принципы применяемые в данной сфере (lex nationalis и lex domicili) в наци­ональном праве различных государств, но и привлечь норматив­ный материал международных договоров (Минскую 1993 г. и Ки­шиневскую 2002 г. конвенции стран СНГ, Кодекс Бустаманте). Особое значение имеет вопрос о соотношении закона гражданства и закона местожительства с действием еще одной привязки — lex loci actus, иными словами, коллизии между личным законом и за­коном совершения действия. В свою очередь проследить его разре­шение целесообразно с помощью национально-правовых и меж­дународно-правовых предписаний (см., например, женевские конвенции 1930 и 1931 гг., посвященные разрешению коллизий, относящихся соответственно к векселю и чеку). Отдельное место при изучении занимают коллизионно-правовые аспекты ограни­чения дееспособности.

В рамках освещения правового положения иностранцев в Россий­ской Федерации необходимо знать действующее в этой области отече­ственное законодательство, прежде всего Гражданский кодекс РФ (ст. 1195 и сл.), включающий в себя новеллы коллизионного регулиро­вания, Федеральный закон от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностран­ных инвестициях в РФ» (с изм. и доп.), а также акты, содержащие ма­териально-правовые нормы (Федеральный закон «О валютном регу­лировании и валютном контроле» от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ (ред. от 29.06.2004 г.), Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ (ред. от 2 ноября 2004 г.) «О гражданстве Российской Федерации», Фе­деральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ (ред. от 2 ноября 2004 г.) «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», Федеральный закон от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «0 порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Фе­дерацию», Постановление Правительства РФ от 1 октября 1998 jsjb 1142 (ред. от 24 апреля 2003 г.) «О реализации отдельных норм Фе­дерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (вместе с «Положением о регистра­ции в министерстве иностранных дел РФ организаций в целях оказа­ния ими консульских услуг», «Положением об оформлении свиде­тельства на въезд (возвращение) в Российскую Федерацию», «Поло­жением об оказании помощи по страховым случаям гражданам РФ, находящимся на территории иностранного государства», «Положени­ем об оформлении приглашения в Российскую Федерацию иностран­ным гражданам и лицам без гражданства», Постановление от 24 апре­ля 2003 г. № 241 «Об утверждении Положения о подтверждении ино­странным гражданином или лицом без гражданства наличия средств для проживания на территории Российской Федерации и выезда из Российской Федерации или предъявлении гарантии предоставления таких средств при обращении за визой либо в пункте пропуска через государственную границу РФ», Постановление Правительства РФ от 20 ноября 1999 г. № 1272 «Об осуществлении иностранных инвести­ций в экономику Российской Федерации с использованием средств, находящихся на специальных счетах нерезидентов типа «С», Поста­новление Совмина СССР от 26 апреля 1991 г. № 212 (ред. от 4 ноября 1991 г., с изм. от 13 августа 1998 г.) «Об утверждении правил пребыва­ния иностранных граждан в СССР» и др.), а также те изменения, вве­денные в российское право в результате разработки и применения но­вого Гражданского кодекса, которые относятся к право- и дееспособ­ности (эмансипация, патронаж), материальным условиям признания граждан безвестно отсутствующими и др.
Тема 9. Правовое положение юридических лиц в международном частном праве

Давая понятие иностранного юридического лица, необходимо проводить его анализ в сопоставлении с парной категорией — «на­циональное (отечественное) юридическое лицо». В рамках такого подхода возможно осуществление сравнения следующих понятий: «личный статут юридического лица» и «национальность юридиче­ского лица» с определением параметров их использования. При изучении в рамках темы раздела, касающегося критериев отыска­ния личного закона, доктринальный материал необходимо под­креплять соответствующими нормативными примерами. При этом в ходе проведения обзора закрепления в праве различных го­сударств критериев для отыскания личного статута юридического лица к решению вопроса об используемых законодателем юриди­ческих конструкций следует подходить всесторонне, неформаль­но. Интересным материалом в этом плане служат нормы венгер­ского Закона о международном частном праве 1979г. (ст. 18), ак­ционерного законодательства ФРГ, ГК Эстонии, Закона о рефор­ме итальянской системы международного частного права 1995 г., Закона о международном частном праве 1987 г. Швейцарии, Зако­на о применении законов Японии (Хорея) 1898 г. (с изм. 1989г.) и т.д., Закона о международном частном праве Грузии 1998 г. и дру­гих стран СНГ, в том числе РФ (федеральные законы «Об иност­ранных инвестициях в Российской Федерации» 1999 г., «Об осно­вах государственного регулирования внешнеторговой деятельнос­ти» 2003 г., «О валютном регулировании и валютном контроле» 2003 г. и т.д.). Кроме того, необходимо показать значение для со­временной практики таких понятий, как «налоговая резиденция», «оффшорные компании», «резиденты» и «нерезиденты».

Полноценное знакомство с проблемами отыскания личного статута юридического лица требует знаний регулирования, содер­жащегося в международных договорах, как двусторонних, так и многосторонних, причем не только тех, в которых участвует РФ. В этих целях рекомендуется обратиться к Кодексу Бустаманте, пра­вовому материалу стран ЕС. Коллизионно-правовой аспект лич­ного закона юридического лица нельзя в настоящее время осве­тить без анализа третьей части ГК РФ. В данном случае следует об­ратить особое внимание на определение сферы действия личного закона. Здесь также необходимо сопоставление коллизионных норм национального законодательства с положениями междуна­родных договоров, в которых, в частности, участвует Российская федерация и другие страны СНГ.

Серьезные трудности у студентов вызывает, как правило, про­блематика, связанная с так называемым «международными юри­дическими лицами». Здесь следует прежде всего понимать, что в частноправовых отношениях, в которых участвуют даже межгосу­дарственные организации, созданные международным догово­ром, они действуют как субъекты не публичного, а частного пра­ва, т.е. выступают в качестве юридических лиц. Юридическое же лицо создается и может действовать только как субъект какой-ли­бо определенной национально-правовой системы. Вне нацио­нального права вообще ни одно юридическое лицо существовать не может. В системе же международного права такие лица дейст­вуют в другой своей ипостаси — в качестве производных от госу­дарства субъектов — международных организаций как таковых. Следовательно, термин «международные» в выражении «междуна­родные юридические лица» имеет условный, не преследующий це­ли видового или родового обозначения характер. «Транснацио­нальные», «мультинациональные», «многонациональные», «меж­дународные» и т.д. компании — всегда являются «своими», наци­ональными, для какой-то из национально-правовых систем.



Тема 10. Государство — субъект международного частного права

Особенности правового положения государства в сфере МЧП традиционно сводятся к иммунитету от иностранной юрисдикции. При изучении понятия иммунитета, его правовой природы, следу­ет исходить из того, что иммунитет, будучи основополагающим началом МЧП, тесно связан с основополагающим началом между­народного права — суверенного равенства государств. Он проис­ходит из суверенитета: равный над равным власти не имеет, в том числе и не имеет юрисдикции (par in parem поп habet imperium — Par in parem поп habet jurisdictionem). Обратить внимание на исто­рическое развитие иммунитета и его правового регулирования как национально-правового (примеры наличия в государствах, в част-

ности в России, единичных правовых норм и создания законов об иммунитете в ряде государств), так и международно-правового.

В плане данной темы важное значение имеет уяснение содержа­ния иммунитета, элементы которого складывались в процессе ис­торического развития: судебный иммунитет, иммунитет от предва­рительного обеспечения иска, иммунитет от принудительного ис­полнения иностранного судебного решения, иммунитет собствен­ности государства, иммунитет от иностранного законодательства (иммунитет сделок с участием государства). При этом важно обра­тить внимание, что государство вправе отказаться от иммунитета в целом, либо от любого из его элементов, причем отказ, чтобы быть юридически действительным, должен отвечать определенным правилам, выработанным в практике.

Особого внимания заслуживает вопрос о видах иммунитета госу­дарства: абсолютный, функциональный, ограниченный. Студентам следует изучить содержание каждого вида иммунитета, их историчес­кое развитие, выделить принципиальные различия между ними, изучить правовую регламентацию того или иного вида. Особенно обра­тить внимание на Европейскую конвенцию об иммунитете государств 1972 г., работу Комиссии международного права по юрисдикционным иммунитетам. В процессе сравнительного анализа законов США (1976 г.), Великобритании (1978 г.) и положений российского законодательства об иммунитете (статьи 124, 127, 1204 ГК РФ; ст. 23 Феде­рального закона «О соглашениях о разделе продукции» 1995 г.; ст. 4011 ГПК РФ 2002 г.; ст. 251 АПК РФ 2002 г.) необходимо разобраться, какой вид иммунитета закреплен в праве этих государств.

Часть третья. ИНСТИТУТЫ И ПОДОТРАСЛИ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

Тема 11. Вещное право в международном частном праве

Право собственности и другие вещные права являются одним из старейших институтов в МЧП. В рамках данного института рас­сматриваются особенности правового регулирования отношений собственности; коллизионные вопросы права собственности; правовое положение иностранных инвестиций и правовое положение государственной собственности за рубежом.

Правовые системы различных государств по-разному подходят к правовому регулированию права собственности и иных вещных прав. Студенту следует знать, что основным способом правового регулирования отношений собственности в международном част­ном праве является коллизионно-правовой, ибо практически не существует конвенций, содержащих унифицированные матери­ально-правовые нормы.. При изучении необходимо обратиться к анализу коллизионных норм, регулирующих вещные отношения, в частности в статьях 1205—1207 ГК РФ, а также в Минской кон­венции о правовой помощи и правовых отношениях по граждан­ским, семейным и уголовным делам 1993г.

Важно обратить внимание на то, что и национальное законода­тельство, и международные договоры в вопросах вещного права руководствуются одним одинаковым принципом — законом места нахождения вещи (lex rei sitae). Данное правило является исход­ным коллизионным началом для разрешения вопросов права соб­ственности. Раскрыть его содержание и значение. В современной практике в вещных правах допускается применение и других кол­лизионных принципов (закон регистрации морского, речного, воздушного судна и вообще транспортного средства, закон флага, закон места отправления вещи в случаях «товаров в пути» и др.).

Иностранные инвестиции также относятся к категории собст­венности и представляют собой материальные и нематериальные ценности, принадлежащие юридическим и физическим лицам од­ного государства и находящиеся на территории другого государст­ва с целью получения прибыли. Прежде всего, важно ознакомить­ся с международно-правовым регулированием иностранных инве­стиций: с Вашингтонской конвенцией о порядке разрешения ин­вестиционных споров между государствами и иностранными ли­цами 1965 г., Сеульской конвенцией об учреждении Многосторон­него агентства по гарантиям инвестиций 1985 г., Соглашением стран СНГ, двусторонними соглашениями РФ о защите иностран­ных инвестиций и др.

В РФ национальное законодательство по иностранным инвес­тициям представлено специальными законами: «Об инвестицион­ной деятельности в РСФСР» 1991г., «О соглашениях о разделе про­дукции» 1995 г., «Об иностранных инвестициях» 1999 г., а также рядом отраслевых законов, указов Президента и постановлений Правительства.

В завершении изучения темы студенту следует рассмотреть ста­тус российской собственности за рубежом и некоторые норматив­ные акты, регулирующие правовое положение данной собственно­сти. К ним, в частности, относятся Постановление Верховного Со­вета РФ «О собственности Союза ССР, находящейся за рубежом» от 17 сентября 1993 г., Постановление Правительства РФ «Об уп­равлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом» от 5 января 1995 г.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал