Уголовная ответственность за сокрытие денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание задолженности по налогам и (или) сборам



Скачать 394.38 Kb.
Дата24.04.2016
Размер394.38 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
На правах рукописи

Акопджанова Марианна Олеговна



УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА СОКРЫТИЕ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ ЛИБО ИНОГО ИМУЩЕСТВА ОРГАНИЗАЦИИ ИЛИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ, ЗА СЧЁТ КОТОРЫХ ДОЛЖНО ПРОИЗВОДИТЬСЯ ВЗЫСКАНИЕ ЗАДОЛЖЕННОСТИ ПО НАЛОГАМ И (ИЛИ) СБОРАМ

Специальность 12.00.08 – «Уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право»

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата юридических наук

Москва – 2011

Работа выполнена в Федеральном государственном

образовательном учреждении высшего профессионального образования «Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации»


Научный руководитель

доктор юридических наук,

профессор

Наумов Анатолий Валентинович


Официальные оппоненты:

доктор юридических наук,

профессор

Яцеленко Борис Викторович
кандидат юридических наук,

доцент


Грачёва Юлия Викторовна

Ведущая организация

Российский университет дружбы народов

Защита диссертации состоится 29 сентября 2011 г. в 14 ч. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 170.001.02 при Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по адресу: 123022, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, д. 15, ауд. 414.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по адресу: 123022, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, д. 15.

С электронной версией автореферата можно ознакомиться на официальном сайте Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации: http://www.agprf.org/aspirant/dis-sovet-1.html


Автореферат разослан «08» июля 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

Д 170.001.02

доктор юридических наук, профессор С.В. Скляров

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов (ст. 1992 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ)), представляет собой один из наиболее опасных видов налоговых преступлений, уровень которых характеризуется ежегодным ростом.

По данным официальной статистики, в 2004 году было зарегистрировано 1194 преступлений, предусмотренных ст. 1992 УК РФ, число осуждённых за них составило 217; в 2005 году было совершено 1788 «сокрытий», осуждено – 643 человек; в 2006 году данные показатели распределились следующим образом: 1827 и 67 соответственно. Последующие годы также характеризовались постоянным ростом уровня рассматриваемой категории налоговой преступности. Например, в 2007-2010 годах было выявлено более 9944 преступлений рассматриваемой категории, число осуждённых же достигло около 3547. Таким образом, по официальным данным, из числа лиц, ежегодно совершающих преступления данной категории, осуждается не более 36%. При этом, как показывает анализ судебной практики, около 53% из общего числа осуждённых за данное деяние являются преступниками-рецидивистами, имеющими непогашенную судимость за ранее совершённое «сокрытие», что свидетельствует о довольно низком уровне эффективности общей и частной превенции «сокрытия».

Подобное положение дел вызвано, в первую очередь, наличием проблем борьбы с уголовно наказуемым «сокрытием» как на законодательном, так и на правоприменительном уровне, связанных как с квалификацией, так и с назначением наказания и иных мер уголовно-правового характера за данное преступление, детерминирующих неэффективность применения на практике ст. 1992 УК РФ в целом.

Наличие подобных проблем обусловили актуальность тематики настоящего диссертационного исследования, призванного выработать основные направления совершенствования законодательного регулирования и правоприменения в рассматриваемой области.



Степень научной разработанности. Рассматриваемая тематика являлась предметом исследования диссертаций А.В. Щукина «Уголовная ответственность за сокрытие денежных средств и имущества, за счёт которых должно производиться взыскание налогов и сборов» (2004 г.) и М.В. Симонова «Уголовная ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества, за счёт которых должно быть произведено взыскание недоимки» (2007 г.). В то же время в вышеназванных работах, являвшихся более ранними диссертационными исследованиями в сравнении с настоящей работой, были отражены вопросы и проблемы, касавшиеся существовавшей на тот момент правоприменительной практики. С момента защиты последней работы на рассматриваемую тематику (2007 г.) прошло несколько лет, которые были насыщены подчас разнообразными и серьёзными событиями, наибольшую известность и значение среди которых приобрёл мировой экономический кризис 2008-2009 гг. В результате подобных событий во многих сферах экономической деятельности произошли кардинальные преобразования как на законодательном, так и на правоприменительном уровне. С целью восстановления «экономического баланса», восстановления экономики после кризиса, поддержки экономических субъектов в стране законодатель произвёл некоторую либерализацию законодательства, регулирующего экономические отношения, включая уголовное законодательство. В силу указанных причин практика применения ст. 1992 УК РФ также была существенно изменена. Исследованию уголовно-правовых проблем борьбы с «сокрытием» с учётом указанных изменений, выработке направлений совершенствования действующего законодательства и правоприменительной практики и посвящена настоящая работа.

Объект исследования. В качестве объекта настоящего диссертационного исследования выступают общественные отношения, возникающие в результате совершения уголовно-правового сокрытия денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя от взыскания недоимки, связанные с квалификацией и назначением наказания за совершение такого преступления.

Предмет исследования. Предметом настоящего исследования являются нормы российского уголовного, налогового и гражданского законодательства, регламентирующие вопросы ответственности за совершение сокрытия денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки, а также за иные налоговые преступления; статистическая, бухгалтерская и налоговая отчётность организаций и индивидуальных предпринимателей, привлечённых к уголовной ответственности за «сокрытие»; судебно-следственная и арбитражная практика; юридическая литература.

Цель исследования. Целью исследования является разработка рекомендаций по совершенствованию законодательства об уголовной ответственности за сокрытие денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки и практики применения данного законодательства.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

1) исследовать криминологические основания введения уголовной ответственности за сокрытие денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки;

2) исследовать исторические предпосылки и причины криминализации нормы об уголовной ответственности за сокрытие денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки;

3) исследовать основные параметры разграничения составов сокрытия денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки и иных налоговых преступлений (ст. 198, 199, 1991);

4) исследовать проблемы квалификации сокрытия денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки по объективным и субъективным признакам;

5) исследовать проблемы назначения наказания за совершение сокрытия денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки;

6) разработать на основании выявленных уголовно-правовых проблем борьбы с «сокрытием» меры по их преодолению, а также меры по предупреждению преступления, предусмотренного ст. 1992 УК РФ.

Методологическая основа исследования. Методологической основой исследования явилась совокупность общенаучных и специальных методов постижения объективной социально-правовой действительности в исследуемой области: методы анализа, синтеза, систематизации и обобщения, исторический метод, формально-логический, сравнительно-правовой, статистический и социологический методы.

Нормативная основа диссертационного исследования. Нормативную базу исследования составили Конституция Российской Федерации, уголовное, налоговое и гражданское законодательство России.

Теоретическая основа. В качестве теоретической основы данного исследования выступили научные труды, которые определили общие концептуальные подходы к достижению цели и решению поставленных в настоящей работе задач: научные произведения И.В. Александрова, А.Б. Архиерейского, Т.А. Бадзгарадзе, А.Х. Бен-Акила, И. Бернара, В.Р. Берника, М.Ю. Ботвинкина, А.В. Брызгалина, В.А. Владимирова, Л.Д. Гаухмана, П.-М. Годме, А.В. Елинского, В.М. Есипова, П.С. Ефимычева, С.П. Ефимычева, С.В. Максимова, А.П. Зрелова, А. Караханова, И.А. Клепицкого, В.А. Ковалёва, А.Н. Козырина, Ж.-К. Колли, М.В. Краснова, Ю.А. Крохиной, М.Л. Крупина, И.Н. Куксина, И.И. Кучерова, Д.А. Логунова, Н.А. Лопашенко, К.В. Мамилова, В.С. Минской, Д.И. Митюшева, В.В. Михайлова, И.Н. Пастухова, В.Г. Пищулина, К.Е. Ривкина, Р.А. Сабитова, В.И., Сергеева, А.Р. Сиюхова, И.Н. Соловьёва, И.В. Шишко, И.И. Янжула, П.С. Яни и др.

Эмпирическую базу исследования составили статистические данные ГИАЦ МВД России и Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, а также материалы официально опубликованной судебной и прокурорской практики; данные, полученные в результате изучения и обобщения по специально разработанной программе 87 уголовных дел, 113 постановлений налоговых инспекций и 48 гражданских дел о привлечении к ответственности за сокрытие денежных средств и иного имущества от уплаты недоимки, расследованных в г. Москве, Липецкой области, Ставропольском крае и Краснодарском крае в период с 1997 по 2010 годы. Выводы и предложения, содержащиеся в работе, основываются также на результатах интервьюирования и опроса 39 судей, 43 следователей и 41 адвокатов.

Научная новизна диссертационного исследования. Научная новизна настоящего диссертационного исследования заключается в том, что в отличие от более ранних работ на рассматриваемую тему, в рамках данной работы были:

а) исследованы с учётом последних изменений, внесённых в уголовное законодательство Российской Федерации, вопросы разграничения составов сокрытия денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки и иных налоговых преступлений;

б) исследованы существующие на современном этапе проблемы квалификации и назначения наказания за совершение сокрытия денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки;

в) разработаны рекомендации по совершенствованию действующего российского законодательства об уголовной ответственности за «сокрытие» и сложившейся на настоящем этапе практики его применения.



Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Криминализация сокрытия денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки стала следствием формирования в стране криминологических и исторических условий, обусловивших необходимость введения уголовной ответственности за данное деяние.

  2. Разграничение уголовно наказуемого сокрытия денежных средств или иного имущества от взыскания недоимки и иных налоговых преступлений может производиться по следующим признакам состава:

- по непосредственному объекту (в случае совершения «сокрытия» в качестве такового выступают общественные отношения, возникающие и функционирующие в связи с взысканием задолженности по налогам и сборам; в случае совершения других налоговых преступлений – общественные отношения, обеспечивающие соблюдение установленного порядка уплаты (перечисления) собственно налогов и сборов);

- по предмету (предметом «сокрытия» является недоимка по налогам и сборам, в то время как предметом иных налоговых преступлений являются собственно налоги и сборы);



- по объективной стороне (а именно – моменту окончания указанных деяний, знаменующему наступление крупного (особо крупного) ущерба бюджету: моментом окончания преступлений, предусмотренных ст. 198, 199 и 1991 УК РФ, следует считать фактическую неуплату (неперечисление) налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством; «сокрытие» же признаётся оконченным в момент истечения срока, установленного в требовании об уплате налога или сбора).

  1. Наименование ст. 1992 УК РФ «Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов» представляется не вполне корректным, поскольку первое содержит противопоставление понятий «денежные средства» и «имущество», в то время как в соответствии со ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации денежные средства являются частью имущества, то есть данные понятия соотносятся как часть и целое соответственно. В этой связи наименование ст. 1992 УК РФ должно быть сформулировано следующим образом: «Сокрытие денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание недоимки по налогам и (или) сборам».

  2. В целях повышения эффективности законодательной регламентации уголовной ответственности за сокрытие денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки и правоприменительной практики необходимо внести в формулировку диспозиции ст. 1992 УК РФ коррективы, связанные с уточнением соотношения понятий «денежные средства» и «имущество», а также с уточнением предмета и субъекта данного преступления. Диспозиция ст. 1992 УК РФ должна быть сформулирована в следующем виде: «Сокрытие денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное собственником имущества организации или руководителем организации, либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, связанные с распоряжением её имуществом, или индивидуальным предпринимателем в крупном размере».

  3. С целью повышения эффективности превенции сокрытия денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки необходимо законодательно закрепить в ст. 76 и 77 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) соответственно запрет на открытие новых счетов в банке и возможность применения ареста имущества в отношении индивидуального предпринимателя, имеющего недоимку (в существующей редакции указанных статей подобный запрет и возможность применения ареста имущества предусмотрены только в отношении организации, имеющей недоимку), поскольку именно открытие новых счетов в банке с последующим перечислением на первые денежных средств в обход расчётного счёта, на который выставлено инкассовое поручение налогового органа, и различные манипуляции с имуществом являются наиболее распространёнными способами совершения индивидуальными предпринимателями преступления, предусмотренного ст. 1992 УК РФ. В этой связи в целях превенции рассматриваемого деяния предлагается:

- сформулировать п. 12 ст. 76 НК РФ в следующей редакции:

«12. При наличии решения о приостановлении операций по счетам организации или индивидуального предпринимателя банк не вправе открывать им новые счета»;



- заменить в ст.77 НК РФ словосочетания «налогоплательщик – организация», «налоговый агент – организация» и «плательщик сборов – организация» на соответственно словосочетания «налогоплательщик – организация или индивидуальный предприниматель», «налоговый агент – организация или индивидуальный предприниматель» и «плательщик сборов – организация или индивидуальный предприниматель».

  1. Действия лица, осуществляющего незаконную предпринимательскую деятельность, сопряжённую с извлечением дохода в крупном размере, полностью охватываются ст. 171 УК РФ и дополнительной квалификации по «налоговым» статьям УК РФ, включая ст. 1992 УК РФ, не требуют, поскольку в соответствии с НК РФ в его системном толковании (ст. 38 и др.) доход от незаконной предпринимательской деятельности не является объектом налогообложения. Следовательно, и недоимка в данном случае отсутствует. Однако на практике квалификация по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 171, 198 и 1992 УК РФ всё же осуществляется, при этом правоприменительные органы ссылаются на положение, закреплённое в абз. 4 п. 2 ст. 11 НК РФ, согласно которому физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей в нарушение требований гражданского законодательства Российской Федерации, при исполнении обязанностей, возложенных на них НК РФ, не вправе ссылаться на то, что они не являются индивидуальными предпринимателями. Названное положение абз. 4 п. 2 ст. 11 УК РФ как противоречащее налоговому законодательству в целом и способствующее неверной квалификации содеянного должно быть исключено.


Теоретическая значимость исследования. Теоретическая значимость настоящего исследования заключается в том, что основные выводы и положения первого совершенствуют информационно-теоретическую базу таких отраслевых юридических наук, как уголовное право, криминология, налоговое право, формируют определённые направления для будущих научных изысканий. На основе полученных выводов обосновывается необходимость совершенствования уголовного и налогового законодательства Российской Федерации об ответственности за сокрытие денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки, а также правоприменительной практики в рассматриваемой части. Настоящее исследование призвано также способствовать расширению и углублению знаний в области освещаемой тематики, а следовательно – повышению качества подготовки специалистов в сфере борьбы с налоговой преступностью.

Практическая значимость исследования. Практическая ценность данного научного исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы при совершенствовании законодательства Российской Федерации, регулирующего вопросы применения уголовной ответственности за сокрытие денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание задолженности по налогам и (или) сборам, правоприменительной практики, включая решение существующих проблем квалификации и назначения наказания за данное деяние, а также при преподавании курса Особенной части уголовного права России и спецкурсов, посвящённых рассмотрению проблем уголовной ответственности за налоговые преступления.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические выводы и положения, содержащиеся в диссертации, изложены в 13 научных статьях, опубликованных в журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации. Результаты исследования доводились до сведения научной общественности и работников правоохранительных органов на научных конференциях: X юбилейной международной научно-практической конференции «Проблемы ответственности в современном праве» (г. Москва, 10-11 декабря 2009 г.); шестой всероссийской научно-практической конференции «Державинские чтения» (г. Москва, 10 декабря 2010 г.). Результаты диссертационного исследования также используются в деятельности Прокуратуры Ленинского района г. Ставрополя.

Структура диссертации обусловлена целями и задачами исследования и включает введение, три главы, пять параграфов, заключение, список использованной литературы и приложения.
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень научной разработанности, научная задача, определяются цели, задачи, объект и предмет диссертационного исследования, его методологическая, нормативная и теоретическая основы, научная новизна и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации результатов исследования.



Глава первая «Социальное обоснование криминализации сокрытия денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание задолженности по налогам и (или) сборам» состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе «Криминологические основания и причины введения уголовной ответственности за сокрытие денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание задолженности по налогам и (или) сборам» рассматривается криминологическая характеристика данной категории налоговой преступности, послужившая основой для криминализации данного деяния. Она включает организованность, интернационализацию данного преступления, активное вовлечение в его сферу значительного числа населения, чему прямо или косвенно содействовала коррупция; тенденции его развития, объективные и субъективные детерминанты.

Во втором параграфе «Исторические предпосылки криминализации сокрытия денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание задолженности по налогам и (или) сборам» рассматриваются три этапа развития отечественного законодательства: дореволюционный, советский и постсоветский (современный).

Указывается, что первые упоминания об уголовной ответственности за сокрытие денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки в современном понимании появились в российском законодательстве в 1998 г. в результате внесения изменений в УК РФ 1996 г., заключавшихся во введении уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов (сборов), совершённое «иным способом». До указанного периода (а также в период с 1996 по 1998 гг. – после принятия действующего УК РФ, но до вступления в силу Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ) уголовное законодательство России предусматривало ответственность лишь за уклонение от уплаты налогов (сборов), страховых взносов, а также на разных этапах исторического развития российской государственности – иных обязательных платежей и выполнения обязанностей (дани, десятины, различного рода податей, трудовой повинности и т.д.). В то же время, поскольку до принятия современного налогового законодательства, включая дореволюционную эпоху, уклонение от уплаты налогов и иных обязательных платежей и сокрытие имущества от взыскания недоимки являлись одним и тем же налоговым преступлением (в силу отсутствия законодательного закрепления такого разграничительного признака указанных составов, как срок – оно возникло лишь в 1998 г. в результате принятия Части первой НК РФ, определившей понятие недоимки), в рамках настоящего параграфа уделяется внимание историческому процессу формирования современного состава «сокрытия» с учётом названных особенностей.



В третьем параграфе «Разграничение составов сокрытия денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание задолженности по налогам и (или) сборам, и иных налоговых преступлений (ст. 198, 199, 1991 УК РФ)» в качестве разграничительных рассматриваются такие признаки состава, как непосредственный объект, предмет и объективная сторона (а именно – момент окончания) указанных деяний.

Глава вторая диссертации «Квалификация сокрытия денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание задолженности по налогам и (или) сборам» включает два параграфа.

В параграфе первом «Квалификация сокрытия денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание задолженности по налогам и (или) сборам, по объективным признакам состава данного преступления» рассматриваются вопросы квалификации данного деяния по объекту, предмету, объективной стороне; формулируется вывод о том, что существующее наименование ст. 1992 УК РФ «Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов» нуждается в некоторой корректировке, поскольку взыскиваться в принудительном порядке могут не налоги и сборы, а недоимка по данным платежам (которая, следовательно, является предметом «сокрытия»). Кроме того, данное наименование содержит явное противопоставление понятий «денежные средства» и «имущество», в то время как с точки зрения гражданского законодательства России первое является по смыслу составной частью второго: данные понятия по объёму соотносятся как часть и целое.

В этой связи в рамках настоящего параграфа диссертации предлагается следующая формулировка названия рассматриваемой статьи: «Сокрытие денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание недоимки по налогам и (или) сборам». Аналогичную корректировку предлагается внести и в диспозицию ст. 1992 УК РФ.

В параграфе также указывается, что в силу бланкетного характера функционирования диспозиции нормы, содержащейся в ст. 1992 УК РФ, суть последней может быть определена лишь с учётом действующего законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, гражданского законодательства России, а также практики применения последних. В свою очередь, эффективность применения некоторых налогово-правовых норм также способна создавать предпосылки для эффективной превенции нарушения функционирования общественных отношений, являющихся объектом деяния, предусмотренного ст. 1992 УК РФ. Например, к числу подобных «превентивных» норм могут относиться нормы, закреплённые в ст. 76 НК РФ «Приостановление операций по счетам в банках организаций и индивидуальных предпринимателей» и ст. 77 «Арест имущества».

В то же время пробелы, существующие в законодательной регламентации названных норм, не позволяют последним оказывать должное превентивное воздействие на совершение преступления, предусмотренного ст. 1992 УК РФ. Например, п. 12 ст. 76 НК РФ предусматривает обязанность банка не открывать новые счета исключительно организации, имеющей недоимку. В то же время, как показывает анализ сложившейся судебной и арбитражной практики, данным пробелом налогового законодательства часто пользуются недобросовестные налогоплательщики – индивидуальные предприниматели и посредством открытия новых счетов осуществляют действия по сокрытию денежных средств от взыскания недоимки по налогам и сборам. В этой связи в настоящем параграфе формулируется вывод о необходимости внесения корректировок в п. 12 данной статьи, связанные с закреплением запрета на открытие новых счетов также в отношении индивидуальных предпринимателей, имеющих недоимку. В частности, в рамках настоящего параграфа предлагается следующая редакция рассматриваемого пункта:

«12. При наличии решения о приостановлении операций по счетам организации или индивидуального предпринимателя банк не вправе открывать им новые счета».

Как показал анализ практики, применение нормы об аресте имущества в силу несовершенства законодательной формулировки первой также не оказывает должного превентивного влияния на совершение «сокрытия». Проблема заключается в том, что ст. 77 НК РФ также содержит указание на возможность применения ареста исключительно в отношении имущества организации. Однако, как показывает практика, индивидуальные предприниматели также довольно часто совершают различные сделки по реализации принадлежащего им имущества с целью получения прибыли, которая, однако, направляется вовсе не на погашение наличествующей недоимки, а на совершенно иные цели.

В этой связи с целью разработки механизмов более эффективной превенции «сокрытия» в рамках настоящего параграфа диссертационного исследования предлагается внесение корректировки и в ст. 77 НК РФ: представляется возможным предложить замену словосочетаний «налогоплательщик – организация», «налоговый агент – организация» и «плательщик сборов – организация» на соответственно словосочетания «налогоплательщик – организация или индивидуальный предприниматель», «налоговый агент – организация или индивидуальный предприниматель» и «плательщик сборов – организация или индивидуальный предприниматель». Данные корректировки в рамках настоящего исследования предлагается внести и в Методические рекомендации по порядку наложения ареста на имущество налогоплательщика в обеспечение обязанности по уплате налога, утверждённые Приказом Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 31 июля 2002 г. № БГ-3-29/404, конкретизирующие порядок ареста имущества. Думается, подобная мера способствовала бы сокращению уровня совершения «сокрытия» индивидуальными предпринимателями.

В рамках данного параграфа был также рассмотрен вопрос о признании недоимки по налогам и сборам безнадёжной, что, в свою очередь, также влечёт отсутствие предмета, а следовательно, и состава преступления, предусмотренного ст. 1992 УК РФ.

В рамках данного параграфа были рассмотрены особенности объекта «сокрытия», обусловленные специфическим составом участников общественных отношений, входящих в данный объект.

Как показал проведённый нами анализ правоприменительной практики, к числу наиболее часто встречающихся и распространённых на практике способов совершения преступления, предусмотренного ст. 1992 УК РФ, следует отнести:

1) расчёт с контрагентами напрямую, без перечисления прибыли, за счёт которой может быть взыскана недоимка, на расчётный счёт. Как показал анализ судебной практики, примерно 70% «сокрытия» совершаются именно данным способом;

2) перечисление прибыли не на расчетные счета, на которые были выставлены инкассовые поручения, а на бюджетный счёт предприятия, на который налоговый орган не имеет права выставлять инкассовые поручения (13%);

3) направление писем дебиторам о перечислении денежных средств не на расчётные счета предприятия, а непосредственно кредиторам предприятия (11%);

4) открытие нового расчётного счёта в банке без уведомления об этом налоговой инспекции (6%).

В рамках параграфа сформулировано понятие «сокрытия» как преступления, выражающегося в осуществлении действий (бездействия), направленных на неуплату недоимки посредством применения вышеприведённых и иных способов, имеющего своим следствием причинение ущерба бюджету в крупном размере.

Выявлено, что применительно к сокрытию денежных средств или иного имущества от взыскания недоимки (ст. 1992 УК РФ) приготовление может совершаться посредством осуществления действий (бездействия), направленных на создание условий для последующего применения способов «сокрытия» (предварительный сговор с контрагентами на перечисление им суммы долга напрямую, в обход расчётного счёта, на который выставлены инкассовые поручения налогового органа; направление писем дебиторам о перечислении денежных средств не на расчётные счета предприятия, а непосредственно кредиторам предприятия; неотражение сумм доходов в отчётной документации с целью сокрытия денежных средств или иного имущества от последующего взыскания недоимки и т.д.). При этом поскольку «сокрытие» является преступлением средней тяжести, уголовная ответственность за приготовление к первому не наступает.

Покушение на «сокрытие» может выражаться в осуществлении действий, непосредственно представляющих собой способы совершения данного преступления: расчёт с контрагентами напрямую, без перечисления прибыли, за счёт которой может быть взыскана недоимка, на расчётный счёт; перечисление денежных средств на расчётный счёт в банке, открытый без уведомления об этом налоговой инспекции; представление налоговой декларации (и иной необходимой документации), не содержащей необходимые сведения о доходах и ином имуществе, в установленный срок в налоговый орган и т.д. В случае совершения покушения на «сокрытие» действия виновного подлежат квалификации по ч. 3 ст. 30 и ст. 1992 УК РФ.

Наконец, деяние переходит в стадию оконченного в момент истечения срока уплаты недоимки, указанного в требовании об уплате налогов и сборов.

В случае, если до наступления указанного срока лицо погасило недоимку, но при этом осознавало возможность доведения преступления до конца, уголовная ответственность не наступает в связи с добровольным отказом от преступления.



Параграф второй «Квалификация сокрытия денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание задолженности по налогам и (или) сборам, по субъективным признакам состава данного преступления» посвящён рассмотрению вопросов квалификации деяния по субъекту и субъективной стороне преступления.

Приводится характеристика специального субъекта «сокрытия». В рамках диссертационного исследования предлагается внести уточняющие корректировки в диспозицию ст. 1992 УК РФ, связанные с заменой в последней понятия «собственник» на понятие «собственник имущества организации»; понятия «иное лицо, осуществляющее управленческие функции в этой организации» – на понятие «иное лицо, осуществляющее управленческие функции в этой организации, связанные с распоряжением её имуществом».

При этом указывается, что организация и индивидуальный предприниматель, согласно закону, должны обладать признаками налогоплательщика, плательщика сборов, налогового агента, предусмотренными НК РФ, а также признаками, указанными в гражданском законодательстве Российской Федерации. В то же время на практике в ряде случаев в качестве субъектов «сокрытия» признаются лица, осуществляющие незаконную предпринимательскую деятельность, и их действия квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 171, 198 и 1992 УК РФ. При этом правоприменительные органы ссылаются на абз. 4 п. 2 ст. 11 НК РФ, в соответствии с которым физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей в нарушение требований гражданского законодательства Российской Федерации, при исполнении обязанностей, возложенных на них настоящим Кодексом, не вправе ссылаться на то, что они не являются индивидуальными предпринимателями. В параграфе формулируется вывод, что данная норма, закреплённая в абз. 4 п. 2 ст. 11 НК РФ, и указанная правоприменительная практика не соответствуют закону, поскольку в соответствии с налоговым законодательством в его системном толковании (ст. 38 НК РФ и др.) доходы от незаконной предпринимательской деятельности не являются объектом налогообложения, следовательно, и недоимка в данном случае отсутствует. Действия лица, осуществляющего незаконную предпринимательскую деятельность в зависимости от обстоятельств дела (размера ущерба) должны подлежать либо административной (ст. 141 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), либо уголовной ответственности (ст. 171 УК РФ), но никак не налоговой ответственности. В этой связи с целью устранения противоречий в налоговом законодательстве, влекущих возможность неверной квалификации деяния, в рамках настоящего параграфа предлагается исключить из ст. 11 НК РФ названную норму.

С учётом предложенных ранее дополнений предлагается сформулировать диспозицию ст. 1992 УК РФ в следующей редакции: «Сокрытие денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное собственником имущества организации или руководителем организации, либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, связанные с распоряжением её имуществом, или индивидуальным предпринимателем в крупном размере».

В параграфе отмечается, что в качестве иных лиц, выполняющих управленческие функции в организации, могут выступать уполномоченный представитель, главный бухгалтер (бухгалтер) организации (например, если будет доказано, что неотражение бухгалтером (главным бухгалтером) выручки в отчётности с целью сокрытия доходов от взыскания недоимки по налогам и сборам было совершено по приказу руководителя организации, оба соучастника подлежат уголовной ответственности по ст. 1992 УК РФ как соисполнители) и т.д.

Должностные лица налоговых органов, умышленно содейство­вавшие совершению «сокрытия», привлекаются к ответственности за соучастие в этом преступлении и за соответст­вующее преступление против интересов государственной службы (ст. 285, 290 УК РФ) по совокупности. Возможна их ответственность и за халатность (ст. 293 УК РФ) в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба.

При характеристике субъекта налоговых преступлений Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 28 декабря 2006 г. № 64 указал, что в качестве первого может выступать также физическое лицо, осуществляющее представительство в совершении действий, регулируемых законодательством о налогах и сборах, поскольку в соответствии со ст. 26, 27 и 29 НК РФ налогоплательщик (плательщик сборов) вправе участвовать в таких отношениях через законного или уполномоченного представителя, если иное не предусмотрено НК РФ.

Для наиболее полного исследования данного вопроса, имеющего не только научное, но и практическое значение, в параграфе были проанализированы нормы налогового и гражданского законодательства России, определяющие понятие собственно законного и уполномоченного представителя налогоплательщика (плательщика сборов) – организации и физического лица.

В соответствии со ст. 27 НК РФ законными представителями налогоплательщика-организации признаются лица, уполномоченные представлять указанную организацию на основании закона или ее учредительных документов; законными представителями налогоплательщика - физического лица признаются лица, выступающие в качестве его представителей в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации. Согласно ст. 29 НК РФ, уполномоченным представителем налогоплательщика признается физическое или юридическое лицо, уполномоченное налогоплательщиком представлять его интересы в отношениях с налоговыми органами (таможенными органами), иными участниками отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах. При этом уполномоченный представитель налогоплательщика-организации осуществляет свои полномочия на основании доверенности, выдаваемой в порядке, установленном гражданским законодательством Российской Федерации; уполномоченный представитель налогоплательщика – физического лица – на основании нотариально удостоверенной доверенности или доверенности, приравненной к нотариально удостоверенной в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Следовательно, в силу наличия специального полномочия, предполагающего делегирование законному и уполномоченному представителю не только прав, но и обязанностей, а также ответственность последнего за неосуществление указанных обязанностей, законный и уполномоченный представитель организации в случае совершения «сокрытия» подлежит уголовной ответственности как исполнитель данного преступления. При этом в случае совершения «сокрытия» руководителем юридического лица – уполномоченного представителя налогоплательщика, именно первый будет подлежать уголовной ответственности по ст. 1992 УК РФ. В случае же, если будет установлено, что указанная доверенность на совершение сделки, направленной на сокрытие имущества от взыскания недоимки, выдана налогоплательщиком уполномоченному представителю, именно налогоплательщик будет подлежать уголовной ответственности как посредственный исполнитель преступления, предусмотренного ст. 1992 УК РФ. Уполномоченный же представитель при этом в зависимости от обстоятельств дела в случае установления умысла может подлежать уголовной ответственности за данное деяние в качестве пособника, - т.е. действия первого подлежат квалификации по ч. 5 ст. 33 и ст. 1992 УК РФ. Данная позиция в целом поддерживается и в судебной практике (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 г. № 64).

В случае же, если будет установлено, что уполномоченный представитель, представляя интересы налогоплательщика в налоговых отношениях, по собственной воле совершил «сокрытие», а не по указанию представляемого, уголовной ответственности по ст. 1992 УК РФ будет подлежать в качестве исполнителя именно представитель. При этом он будет являться «иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации». Данный вывод основывается на положениях ст. 5 УК РФ «Принцип вины», которая гласит: «Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина» (ч. 1); «Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается» (ч. 2). В этой связи вышеприведённая позиция Пленума представляет правильной.

В целях более полного уяснения сущности субъекта рассматриваемого преступления (ст. 1992 УК РФ) в параграфе также освещается криминологическая характеристика первого.

Отмечается, что сокрытие денежных средств и иного имущества от взыскания недоимки по налогам и сборам может быть совершено исключительно с прямым умыслом.

В главе третьей «Особенности назначения наказания за сокрытие денежных средств и иного имущества от взыскания задолженности по налогам и сборам» отмечается, что, как показал анализ судебной практики, в большинстве случаев рассмотрения судами уголовных дел о «сокрытии» в качестве обстоятельств, свидетельствующих о невозможности исправления лица и достижения иных целей при назначении менее строгого наказания из числа предусмотренных в статье учитываются характер и степень недобросовестности виновного, выражающейся в совершении противоправных действий, сопутствующих «сокрытию»; систематический характер совершения «сокрытия» и т.д.

В случае совершения лицом преступления, предусмотренного ст. 1992 УК РФ, при наличии обстоятельств, свидетельствующих о деятельном раскаянии лица, судами должна быть применена норма, закреплённая в ч. 1 ст. 75 УК РФ, поскольку по характеру и степени общественной опасности указанное деяние подпадает под категорию преступлений средней тяжести. Крайне редко при рассмотрении уголовных дел о «сокрытии» судами применяется ст. 64 УК РФ «Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление». При наличии же такого исключительного обстоятельства, предусмотренного ч. 1 ст. 64 УК РФ, как позитивное постпреступное поведение, направленное на возмещение причинённого преступлением ущерба бюджету, лицо освобождается от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Как показал анализ практики, в качестве смягчающих наказание обстоятельств при рассмотрении дел о «сокрытии» учитываются: тяжёлое материальное положение лица, не выполнившего обязанность перед бюджетом (было учтено в 31% случаев); тяжёлое материальное положение организации, которой грозит банкротство (26%); неисполнение обязательств контрагентами организации (9%); значимость деятельности организации для определённой территории (11%); обеспечение организацией рабочих мест и роли в преодолении безработицы в соответствующем регионе страны (23%). В качестве отягчающих обстоятельств учитываются: совершение «сокрытия» лицом, имеющим судимость за ранее совершённое умышленное преступление экономического характера (48%); совершение «сокрытия» с целью скрыть другое преступление (34%); совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения (18%).

Существуют обстоятельства, которые, исходя из характера и сущности рассматриваемого преступления, не могут быть применены при рассмотрении данной категории дел, например, обстоятельства, предусмотренные п. «ж», «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ, п. «з», «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

Из смысла закона следует необходимость учёта правил назначения наказания при рассмотрении дел о «сокрытии» в их совокупности, поскольку первые весьма тесно взаимосвязаны: игнорирование хотя бы одного из данных обстоятельств с неизбежностью способно привести к нарушению принципа законности, закреплённого в ст. 3 УК РФ. В то же время анализ приговоров, вынесенными судами по делам о «сокрытии», позволяет констатировать, что в большинстве случаев суды не указывают конкретные обстоятельства, послужившие основанием для назначения того или иного наказания. Как правило, суды ограничиваются лишь приведением в приговоре общей формулировки, содержащейся в ч. 3 ст. 60 УК РФ. Как представляется, подобное положение дел может негативно сказаться как на достижении целей наказания (прежде всего – частной превенции), так и на эффективности судебно-следственной практики в целом, поскольку отсутствие чёткой индивидуализации наказания способно привести к нивелированию смысла, ценности и значимости последнего для предупреждения такого преступления, как сокрытие денежных средств и иного имущества от взыскания задолженности по налогам и сборам.

В заключении излагаются основные результаты диссертационного исследования.

Приложения содержат разработанные автором анкету для опроса судей, следователей и адвокатов, программу изучения уголовных дел и постановлений налоговых инспекций о привлечении к ответственности за сокрытие денежных средств либо иного имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов, а также результаты анкетирования судей, следователей и адвокатов и результаты изучения практики.


Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:
Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Акопджанова, М.О. Уголовная ответственность за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счёт которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов (ст. 1992 УК РФ) / М.О. Акопджанова // Законность. – 2011. – № 4. – С. 6–8. – 0,3 п.л.

2. Акопджанова, М.О. Уголовная ответственность налогового агента за неисполнение обязанностей по перечислению в бюджет налогов (сборов), а также погашению недоимки по налогам (сборам): новое в законодательстве / М.О. Акопджанова // Налоги и налогообложение. – 2011. – № 3. – С. 56–60. – 0,4 п.л.

3. Акопджанова, М.О. История развития уголовно-правового регулирования экономических отношений в России / М.О. Акопджанова // Реформы и право. – 2009. – № 4. – С. 57–65. – 0,5 п.л.

4. Акопджанова, М.О. О разграничении уклонения от уплаты налогов и правомерной налоговой оптимизации / М.О. Акопджанова // Уголовное право. – 2010. – № 2. – С. 4–8. – 0,3 п.л.

5. Акопджанова, М.О. Уголовная ответственность за налоговые преступления / М.О. Акопджанова // Налоги (журнал). – 2010. – № 6. – С. 10–18. – 0,5 п.л.

6. Акопджанова, М.О. О детерминации налоговой преступности / М.О. Акопджанова // Национальная безопасность. – 2010. – № 9–10. – С. 87–90. – 0,3 п.л.

7. Акопджанова, М.О. Уголовное законодательство о налоговых преступлениях в советский период / М.О. Акопджанова // История государства и права. – 2010. – № 20. – С. 2–3. – 0,2 п.л.

8. Акопджанова, М.О. Об особенностях применения общих начал назначения наказания при рассмотрении уголовных дел о налоговых преступлениях / М.О. Акопджанова // Адвокат. – 2010. – № 11. – С. 24–28. – 0,3 п.л.

9. Акопджанова, М.О. О выявлении экономически необоснованных расходов, осуществляемых с целью уклонения от уплаты налогов / М.О. Акопджанова // Налоги (журнал). – 2011. – № 1. – С. 9–12. – 0,3 п.л.

10. Акопджанова, М.О. Способы совершения налоговых преступлений и личность налогового преступника / М.О. Акопджанова // Налоги (журнал). – 2011. – № 2. – С. 23–26. – 0,3 п.л.

11. Акопджанова, М.О. О совершенствовании законодательной регламентации диспозиций норм Уголовного кодекса России об уклонении от уплаты налогов и (или) сборов / М.О. Акопджанова // Национальная безопасность. – 2011. – № 2. – С. 117–122. – 0,5 п.л.



12. Акопджанова, М.О. Об определении признаков взаимозависимости участников сделки при рассмотрении судами дел о налоговых преступлениях / М.О. Акопджанова // Налоги и налогообложение. – 2011. – № 4. – С. 60–64. – 0,3 п.л.

13. Акопджанова, М.О. Дореволюционные памятники уголовно-правовой науки о налоговых преступлениях / М.О. Акопджанова // История государства и права. – 2011. – № 2. – С. 36–38. – 0,3 п.л.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал