В. В. Бушуев, К. С. Голубев, В. В. Клименко, А. М. Тарко нергетика в глобальной системе природа общество  человек



Скачать 340.14 Kb.
Дата26.04.2016
Размер340.14 Kb.
Э
В. В. Бушуев, К. С. Голубев, В. В. Клименко, А. М. Тарко
нергетика в глобальной системе природа общество  человек,

экоразвитие и эволюционный путь России в XXI век


Энергия  основа развития, его движущая сила, его «мотор» [1-6]. Однако неизбежны и издержки энергетического развития, которому до сих пор следовала и упорно продолжает следовать цивилизация. Отметим лишь некоторые из них:

  1. чрезмерно быстрый рост энергетики, нарушающий закон техно-гуманитарного баланса и приводящий к диспропорциям между материальным могуществом цивилизации и качеством человека [5, 7];

  2. положительная обратная связь между материальным производством и энергетикой, не отвечающая критерию устойчивости развития, когда рост производства обуславливает необходимость еще большего роста энергетики;

  3. чрезмерный «оптимизм» человека энергетической цивилизации, полагающего, что исчерпание (уже в XXI веке) невозобновимых ресурсов будет скомпенсировано научно-техническим прогрессом;

  4. рост диссипации используемой энергии, вызывающий дезорганизацию окружающей среды и ухудшение качества жизни.

Генеральная проблема развития на XXI век  минимизировать эти и другие издержки энергетического развития с тем, чтобы двигаться по эволюционной траектории устойчивого экоразвития  в направлении гармонизации отношений человека с самим собой, другими людьми и природой. Это  естественный путь развития, в соответствии с объективными эволюционными законами. Следуя ему, биосфере удалось пройти по траектории устойчивого развития, сохраниться несмотря на все природные катаклизмы. А, как известно, самосохранение цивилизации  главный вопрос будущего.

Путь решения данной проблемы может дать научный анализ глобальных процессов в мегасистеме природа  общество  человек (ПОЧ).

Для этого необходимо полно исследовать влияние энергетики на мегасистему ПОЧ; в особенности, прямые и обратные связи энергетического сектора с системой ПОЧ в целом и с ее отдельными составляющими.

Это позволит сформировать оптимальную научно-обоснованную систему взаимоотношений энергетического сектора с экономикой, социальной сферой, природной средой, исходя из общих закономерностей развития единой мегасистемы ПОЧ. Учет специфики России даст возможность разработать теорию и концепцию социоприродного развития страны на XXI век, базирующуюся на особой роли ресурсного (энергетического, интеллектуального и организационно-технологического) потенциала  нашего главного национального достояния; выявить количественные характеристики ее эволюционной траектории.



исследования в этом направлении уже ведутся; в том числе: по энергетической стратегии России [2, 3]; термодинамической теории эволюции и устойчивому экоразвитию [1, 4-6]; математическому моделированию биосферных и процессов [8-17] и др. однако отсутствует необходимый их синтез, на основе которого только и можно получить научное решение проблемы эволюционной траектории России на XXI век.

Цель данного доклада  кратко изложить ранее полученные результаты: по влиянию энергетики на глобальную мегасистему ПОЧ; эволюционной траектории России; математическому моделированию биосферных, климатических и социоприродных процессов. На этой основе сформулировать основные направления предстоящих исследований.


Энергетика и климат
потребление энергии на душу населения Э является важнейшим экономическим и социальным детерминантом, полностью определяющим не только уровень жизни конкретной страны, но и этап исторического развития, на котором эта страна находится. В наиболее богатых странах мира на душу населения приходится сейчас 10-14 т условного топлива (ут) в год (США, Канада, Норвегия), в беднейших же он едва достигает 0,3-0,4 т ут/год (Бангладеш, Мали, Чад). С помощью одного лишь этого параметра воспроизвести адекватную картину современного мира невозможно. Например, Болгария потребляет энергии на душу населения на 10% больше, чем Испания, но отстает от нее почти в 13(!) раз по величине валового национального продукта на душу населения (данные 1997 г.)

Абсолютные цифры потребления энергии (или валового национального продукта) не дают представления о том, куда расходуются эти ресурсы. Между тем, для многих стран мира значительная часть этих ресурсов идет исключительно на противостояние неблагоприятным природным условиям (слишком холодный или слишком жаркий климат, большие расстояния, высокие горы и т. д.) и ничего не добавляет ни к богатству страны, ни к благосостоянию отдельного индивидуума. природные условия и, в первую очередь, климат также составляют ресурс любого государства: страны, находящиеся в благоприятном климате, пользуются преимуществами, аналогичными тем, которые дают другим странам дополнительные запасы нефти, угля или газа. Отсюда следует, что любая адекватная оценка реального благосостояния страны должна включать, кроме энергетических показателей, количественную характеристику природных условий.

Сведения по потреблению энергии на душу населения могут служить не только для анализа состояния современного общества, но и изучения исторических закономерностей его развития. Период Новой истории, традиционно отсчитываемый от Великой французской революции, характеризуется быстрым и значительным ростом потребления энергии на душу населения, которое увеличилось почти в 5 раз за последние 200 лет. Это позволило решить столь грандиозные задачи, как увеличение более, чем вдвое, средней продолжительности жизни, сокращение почти вдвое продолжительности рабочей недели, обеспечение продуктами питания возросшего в 6 раз населения Земли и т. д. Каждому этапу истории соответствовал вполне определенный уровень энергопотребления, который в этом случае приобретает значение индикатора фазы исторического развития.

Современный этап исторического развития может быть охарактеризован как переходный от индустриального к постиндустриальному, в котором центр материальной деятельности общества переносится из сферы промышленности и сельского хозяйства в сферу услуг. В наших работах [8-10] показано, что вступление в постиндустриальную фазу развития сопровождается стабилизацией удельного потребления энергии (Э), которое перестает зависеть от времени (Э=Эо, Эо=Сonst).

Связано это с тем, что в постиндустриальном обществе полностью и в массовом порядке удовлетворяются т. н. базовые потребности человека, а именно: защита от голода, холода, воспроизводство и получение удовольствия. В одной из работ [10] нам удалось показать, что уровень, на котором стабилизируется потребление энергии в постиндустриальном обществе, зависит только от основополагающих природных факторов: климата, размера территории страны и ее рельефа. В частности, оказывается, что удельное энергопотребление на душу населения (Э) линейно возрастает с убыванием среднегодовой температуры воздуха (Та) и линейно снижается с ростом территории.

Снижение Э с возрастанием Та объясняется уменьшением расхода энергии на отопление, который в высокоширотных развитых странах достигает 40-50% от общей величины энергопотребления, уменьшением удельных (на тонно-километр) транспортных затрат, расхода энергии на производство единицы сельскохозяйственной продукции и т. д. При Та = 17°С потребность в отоплении отпадает и Э перестает зависеть от температуры.

Большие по территории государства потребляют много энергии по следующим причинам. Во первых, возрастают расходы энергии на транспорт, в том числе самих энергоресурсов — США из-за этого приходится тратить на единицу валового продукта на 20% больше энергии, чем европейским странам. Вторая причина не столь очевидна, но на наш взгляд, еще более важна, чем первая. Дело в том, что в больших государствах неизбежно имеются территории с более и менее благоприятными природными условиями. Для того, чтобы поддерживать необходимый уровень социального равенства, правительство вынуждено постоянно перераспределять часть произведенного продукта в пользу маргиналов. Это лишает наиболее динамичную часть общества естественных стимулов и ведет к потере эффективности и, как следствие, перерасходу энергии. «Закон неэффективности большого государства» прекрасно объясняет хорошо известный и до сих пор немного загадочный факт, почему средний японец обходится всего 4,5 т ут / год, в то время как американцу необходимо целых 11. Отметим, что среднегодовая температура воздуха в обеих странах совершенно одинакова и составляет 11,2°С.

Соотношение реального Э и оптимального Эо значений энергопотребления (Э/Эо) вполне определенно позволяет судить о фазе исторического развития данной страны. В частности, близость его к единице является, очевидно, необходимым условием завершения индустриальной фазы развития. Несмотря на значительное по абсолютной величине энергопотребление, из-за особенностей своих климато-географических условий (Россия  самая холодная страна мира со среднегодовой температурой



Та = 5,5°С) наша страна потребляет лишь около 40% действительно необходимой для обеспечения высокого уровня жизни энергии и по этому показателю находится в конце первой сотни из 152 государств мира, имеющих население свыше 1 млн человек каждая (см. табл.) и далеко позади не только развитых стран, но и многих развивающихся (Зимбабве, Парагвая, Иордании).

Это означает, что для того, чтобы достичь уровня благосостояния современных развитых стран, России необходимо, даже при нулевом росте населения, увеличить потребление энергии с нынешних 6,7 до 14,2 т у.т./годчел — для этого потребуется найти и освоить еще две таких нефтегазоносных провинции как Западносибирская! В истории индустриальной цивилизации есть только одна страна, имеющая опыт подобного энергетического скачка — это Соединенные Штаты Америки, которым потребовалось около 80 лет для решения столь грандиозной задачи. Правда, справедливости ради, надо заметить, что эти оценки не учитывают одного чрезвычайно важного обстоятельства, которое уже в ближайшие десятилетия самым существенным образом изменит природные условия многих стран мира. Речь идет о глобальном потеплении климата, к пику которого мы стремительно приближаемся: декада 1990-х годов оказалась в среднем почти на 0,4°С теплее, чем середина XX столетия и почти на 0,7°С теплее, чем конец XIX века.

(Наши расчеты показывают, что тенденция к потеплению будет доминирующей в ближайшие два столетия, особенно быстро климат будет меняться в течение ближайших 30 лет, а к середине следующего столетия повышение среднеглобальной температуры составит примерно 1°С по сравнению с серединой нынешнего века [8]. Важно подчеркнуть, что размер ожидаемых климатических изменений будет значительно превосходить тот, который наблюдался в течение всей эпохи метеорологических наблюдений, включая последние десятилетия, поэтому прошлый опыт не может служить надежным ориентиром. Необходимо заранее готовиться к предстоящим изменениям и принимать опережающие решения, которые позволят, с одной стороны, избежать неприятных сюрпризов и связанных с ними значительных потерь, а с другой — учесть и воспользоваться теми преимуществами, которые получат ряд стран в результате глобального потепления.

Существуют различные версии о причинах глобального потепления: то ли это связано с техногенной, в первую очередь, энергетической деятельностью человека (сжигание топлива), то ли это  следствие естественных циклических процессов изменения климата.

Вопрос этот требует дополнительного анализа, но так или иначе, эти климатические изменения имеют место.

На территории России климат меняется гораздо быстрее, чем в среднем по земному шару. Соотношение региональных и глобальных аномалий температуры в европейской части страны достигает 2, а в азиатской — 3,5. Данные инструментальных


Таблица

Потребление энергии на душу населения в некоторых странах мира в 1900 и 1996 годах, тонны условного топлива (т у. т.) в год на человека

1900


1996


Страна

Абсо­лютное

Относи­тельное

Страна

Абсо­лютное

Относи­тельное

США

3,82

0,32

США

11,94

0,99

Великобритания

4,56

0,77

Великобритания

5,58

0,96

Германия

2,72

0,44

Германия

5,84

0,95

Франция

1,18

0,23

Франция

5,34

1,05

Австро-Венгрия

0,96

0,16

Австрия

5,46

0,92

Бельгия

3,11

0,56

Бельгия

7,15

1,28

Япония

0,27

0,06

Япония

5,23

1,08

Австралия

1,95

0,31

Австралия

8,64

1,38

Россия

0,54

0,03

Россия

6,33

0,33







Новые развитые страны:











Кипр

2,99

1,14







Респ. Корея

4,44

0,78







Таиланд

1,90

0,57







Мексика

2,10

0,50







Развивающиеся страны:











Зимбабве

1,11

0,46







Конго

0,91

0,36







Иордания

1,05

0,46







Парагвай

1,21

0,47

наблюдений показывают, например, что среднегодовые температуры в центре европейской части страны возросли примерно на 1°С в течение XX столетия, а среднезимние — более чем на 2°С. По нашим расчетам, в течение ближайших 20 дет среднегодовые температуры возрастут еще на 1°С, а среднезимние — более чем на 2°С (см. рис. 1). Это приведет к значительному сокращению как холодного времени года (со среднедневной температурой ниже 0°С), так и отопительного сезона (со среднедневной температурой ниже 10°С).

Зимне-весеннее потепление еще в большей степени будет развито в городах и городских агломерациях, куда постепенно перемещается все большая часть населения страны. Наши расчеты, основанные на мировом опыте высокоширотных стран, показывают, что только в результате развития глобального потепления и усиленного им городского потепления Россия к 2020 г. сможет экономить более 80 млн тонн условного топлива ежегодно, что составляет около 10% ее нынешнего годового потребления первичных энергоресурсов и более 25% оцениваемого в Энергетической стратегии России потенциала энергосбережения (300-420 млн. т у.т. ежегодно [3]). В этом случае можно ожидать соответствующего уменьшения оптимального энергопотребления до 12,8 т y. т./годчел. столь важный потенциал энергосбережения необходимо учитывать при построении национальной и региональных стратегий развития энергетики на предстоящие десятилетия.



Рис.1. Годовые (а) и зимние (б) температурные аномалии относительно нормы 1951-80 гг.: инструментальные данные (1) и результаты наших расчетов (2) на модели.



Энергетика и биосфера
Взаимосвязь энергетики и биосферы определяется не только изъятием природных ресурсов в результате антропогенной деятельности, но и обратным воздействием индустриального общества в виде выбросов и отходов, в масштабах, приводящих к нарушению естественных биофизических природных циклов. Наибольшее внимание уделяется сейчас углеродным циклам, которые связаны с глобальными процессами климата и изменениями т. н. экологического климата территории.

К настоящему времени разработана система математических моделей глобальных и региональных биосферных процессов. В модели биогеохимического цикла углерода рассмотрены глобальные и региональные процессы в системе атмосфера - растения - почва - океан. Пространственное разрешение модели на суше составляет 0.5х0.5° географической сетки (около 50х50 км). С помощью модели рассчитаны изменения продуктивности растительности суши, биомассы, почвенного гумуса и других параметров под влиянием роста двуокиси углерода в атмосфере  главного фактора современной энергетики. Одновременно с этим получены прогнозы роста двуокиси углерода в атмосфере и климата на основе различных сценариев развития топливной энергетики, эрозии почв и вырубки лесов.

Для учета экологического капитала [1] надо знать продуктивность биоты стран. Модель позволила рассчитать как продуктивность, так и баланс поглощения и выделения СО2 в разных странах. Так, наибольшие индустриальные выбросы с территории США, Китая и России. Наибольшее поглощение СО2 происходило на территории России, Канады и США.

Согласно Киотскому протоколу (1997 г.) к Рамочной конвенции ООН об изменении климата страны мира к 2010 г. должны уменьшить выбросы парниковых газов в атмосферу до уровня индустриальных выбросов СО2 в 1990 г. и ниже. Расчеты на модели показали, что ограничение величины выбросов будет иметь существенное значение для замедления роста СО2. Однако отсрочка начала выполнения протокола на 10 лет не приведет к существенно более сильному росту СО2 в атмосфере.

Отметим, что согласно данным Carbon Dioxide Information Analysis Center (США) выбросы СО2 с территории России снижались от значения 0.50 млрд. т С в 1992 г. до значения 0.39 млрд. т С в 1997 г. Последняя величина составляет 39% от выбросов СО2 с территории СССР в 1990 г. (10.1 млрд. т С). Таким образом, у России уже сейчас величина индустриальных выбросов намного меньше, чем у СССР в 1990 г.

K каким изменениям в биосфере приведет глобальное потепление для России? В настоящее время и в последующие годы на территории России происходит и будет происходить увеличение, годичной продукции растений, увеличение их биомассы и поглощения СО2 из атмосферы. В целом будет увеличиваться количество гумуса, за исключением ряда территорий, находящихся в зоне активного сельскохозяйственного использования, преимущественно находящихся в южных аридных районах.

Важной задачей является прогнозирование действия потепления на территории Арктики и Субарктики, где предполагается увеличение добычи органических топлив и других полезных ископаемых. Размерзание мерзлоты в разных участках этих регионах может привести к явлениям двух видов: или к усилению стока воды с поверхности и увеличению продуктивности, или к застою воды, уменьшению продуктивности и последующему заболачиванию [13]. Наступление того или другого процесса зависит от скорости потепления, рельефа конкретной местности, типа растительности и механических свойств грунта. Разработанные ранее модели показывают, что здесь может иметь место гистерезис: в зависимости от начальных условий процесс может необратимо пойти в ту или другую сторону. Для решения задачи прогнозирования необходимо наряду с упомянутой моделью цикла углерода, дающей прогнозы изменения температуры и осадков с разрешением 50х50 км, разрабатывать новые региональные модели, позволяющие учитывать процессы размерзания, динамики водного режима и смены видов растительности.

Результаты моделирования показывают, что реакция биосферы на антропогенные воздействия пока еще происходит по механизму отрицательной обратной связи  биосфера определенным образом компенсирует эти воздействия.

В любой устойчиво эволюционирующей системе задействованы не только прямые связи между основным и сопряженным процессом (согласно которым сопряженный процесс не возможен без основного), но и обратные (отрицательные) связи  функция сопряженной системы по отношению к основной [5].

Человек сопряжен с биосферой (прямая связь). Вместе с тем, имеется биосферная функция человека  поддержание устойчивости природных систем (обратная связь). Она осуществляется тремя основными способами: сжиганием древесины и ископаемого топлива, экохозяйственной деятельностью (восстановление флоры, фауны) и сохранением естественных экосистем (заповедное дело) [5].

Действительно, человек изымает биопродукцию (прямая связь). Это частично компенсируется на основе экохозяйственной деятельности и заповедного дела (обратная связь). Сжигая древесину и ископаемое топливо, человек поставляет в атмосферу СО2  «пищу» растений. При росте СО2 увеличивается биопродуктивность (еще одна обратная связь). Тем самым частично компенсируется антропогенное изъятие биопродукции. До недавнего времени последний механизм реализовывался «стихийно». Теперь начинает внедряться «управление» антропогенными потоками углерода («Киотский прокол», 1997).

Если темпы роста энергетики и соответствующих выбросов двуокиси углерода в атмосферу будут слишком быстрыми, то в ХХI веке возможна смена отрицательных связей на положительные: при этом биосфера будет не компенсировать воздействия, а наоборот, усиливать их [14]. Тогда потепление будет идти значительно сильнее.

Другой класс разработанных моделей  это модели действия промышленных загрязнений атмосферы на экосистемы суши [15, 16].

«опасности» для биосферы, обусловленные ростом энергетики и увеличением сжигания ископаемого топлива, вполне предсказуемы и устранимы [5, 8, 14]. Куда более значимы «внутренние опасности», связанные с противоречиями развития цивилизации. К рассмотрению последних мы и переходим.


Энергетика и экономика
Еще со времен первых работ Римского клуба (70-е гг.) многие специалисты полагают, что в силу экологических факторов и ограниченности запасов невозобновимых ресурсов существует предел на развитие энергетики и сопряженной с ней экономики. Из-за этого развивающимся странам не удастся достичь материальных стандартов развитых стран.

математическое моделирование мировой динамики [17] показало однако, что при учете постоянного роста научно-технического прогресса и появления новых источников энергии в принципе можно получить развитие с высоким материальным уровнем жизни для большинства населения планеты. Но это не снимает проблему ограничений на развитие в связи с истощением невозобновимых ресурсов и дезорганизацией природной среды за счет антропогенной деятельности  проблему, которая требует особого системного исследования.

Устойчивость развития экономики определяется отрицательными обратными связями между энергетикой и экономикой. Наоборот, положительные обратные связи не способны облегчить длительного устойчивого развития. Приоритет материальных ценностей современной цивилизации, ориентация на все большее расширение и удовлетворение материальных потребностей означает, что до последнего времени развитие экономики определялось положительными обратными связями. Это вело к чрезмерно быстрому росту энергетики со всеми вытекающими отсюда издержками развития, обусловившими глобальный цивилизационный кризис.

И лишь во второй половине ХХ века в развитых странах проявила себя отрицательная обратная связь между энергетикой и экономикой  начала уменьшаться энергоемкость национального дохода (0). Это ведет к уменьшению прироста энергетики, необходимого для достижения одинакового социально-экономического прогресса. Уменьшение величины 0  важнейший признак интенсивного развития [4]. В 80-е гг. в СССР наблюдалась устойчивая тенденция к стабилизации 0. Наоборот, за годы реформ энергоемкость экономики возросла более чем на 20 % [3]. Это свидетельствует о кризисном состоянии энергетического комплекса РФ, при котором критерий устойчивости (уменьшение 0) не выполняется.

Обсудим более детально проблему энергоемкости экономики РФ и стран мира, основываясь на данных Всемирного Банка [18]. Зависимость валового национального продукта (ВНП) от душевого энергопотребления Э (в тоннах нефтяного эквивалента на человека в год) (рис. 2) в первом приближении нами рассматривается линейная т. е.:

ВНП=Э (1)

При этом коэффициент пропорциональности   величина, обратная энергоемкости национального дохода 0 (размерность   дол./т.н.э.).

По величине страны можно условно разделить на три группы (рис. 2):

 с высокой энергоемкостью 0 15*10-4 т.н.э./ дол.  Болгария, Чехия, Россия и др.;

 со средней энергоемкостью 0 3*10-4 т.н.э./ дол.  Индия, Греция, США и др.;

 с низкой энергоемкостью 0 2*10-4 т.н.э./ дол.  Нидерланды, Швеция, Норвегия и др.



по величине удельного энергопотребления Э (Э = 5,4 т.н.э./ дол. в 1984 г. и 4 т.н.э./ дол. в 1994 г., по данным Всемирного Банка [10]) РФ входит в число развитых стран. Однако эти цифры требуют существенной корректировки, имея в виду неблагоприятные природно-климатические условия страны  Россия является самой холодной и самой большой по территории страной. Из-за этих естественных причин энергоемкость российской экономики будет всегда большей по сравнению с другими странами, даже при одинаковой развитости этих экономик [8, 9, 19].

Для РФ величина внп в 6 раз меньше реперного уровня Испании. Это означает, что при существующей энергоэффективности экономики потребление энергии в РФ для достижения уровня ВНП Испании должно возрасти в 6 раз. Если же допустить возможность увеличения энергоэффективности в 2 (!) раза, то тогда потребуется увеличить энергопотребление в 3 раза. Эти цифры требуемого роста энергетики РФ абсолютно не реальны.

Путь структурных преобразований экономики с целью увеличения ее энергоэффективности также не может кардинальным образом ликвидировать отставание РФ от развитых стран. Действительно, пусть энергоемкость национального продукта в РФ (равная 1/ = 1,5*10-3 т.н.э./ дол.) уменьшится даже в 5 (!) раз, достигнув уровня США

(1/ = 3*10-4 т.н.э./ дол.). тогда при росте энергопотребления Э, положим, на 25 % ВНП увеличится более чем вдвое, достигнув величины 0,6*104 дол./чел*год (рис. 2). При этом РФ лишь приближается к уровню ВНП Греции и Южной Кореи, по-прежнему оставаясь в ряду слаборазвитых стран (по величине ВНП).

Роль структурных преобразований экономики, конечно, велика. Но здесь нельзя не учитывать принципиального обстоятельства: догнать на этом пути развитые страны не реально по уже отмечавшейся причине  из-за неблагоприятных природно-климатических условий РФ.

Указанное обстоятельство делает бесперспективным российский либеральный путь, ставящий целью на основе открытой экономики достичь материальных стандартов жизни развитых стран.

Мировой рынок оказался не для России. Конкуренция с западными товарами уничтожила отсталые российские производства и обусловила резкое падение ВНП. Серьезных зарубежных инвестиций в российскую экономику, на что рассчитывают либеральные реформаторы, нет и не будет. Ибо издержки производства в России столь велики (в основном из-за неблагоприятных природно-климатических условий), что произведенные в России по известным технологиям товары никогда не будут конкурентоспособными на мировом рынке [19].

Отметим ряд предварительных положений, являющихся следствием изложенного.


  1. Торговый обмен невозобновимых ресурсов на возобновимые («хлеб за нефть») подрывает ресурсную безопасность России.

  2. российские товары, произведенные по стандартным (известным) технологиям, конкурентно способны на мировом рынке лишь при меньших внутренних ценах на невозобновимые ресурсы, чем мировые цены (и не только на величину транспортной составляющей от местного производства до зарубежного рынка).

  3. При одинаковых внутренних и мировых ценах на ресурсы конкурентно способны на мировом рынке лишь те российские товары, которые произведены по эксклюзивным (оригинальным, превосходящим мировые) технологиям, заведомо компенсирующим естественные издержки производства в РФ.

  4. При одинаковых внутренних и мировых ценах на ресурсы вывоз первичных (непереработанных) ресурсов может быть более предпочтителен, чем продуктов их глубокой переработки по известным технологиям.

Энергетика и социальная сфера


Развитость страны определяется не только величиной ВНП, но и уровнем удельных социальных расходов СР. Всемирный Банк публикующий данные социальных расходов (в дол. на чел. в год) стран мира, включает в них расходы на образование, здравоохранение, социальное обеспечение, социальные выплаты, жилье и социально-культурное обслуживание.

На диаграмме ВНП-СР (рис. 3), построенной по данным Всемирного Банка за 1994 г. [19], выделяются три характерных сообщества стран, различающиеся по «качеству» жизни:



  1. слаборазвитые с низкими значениями ВНП и СР;

  2. развитые со средними значениями этих параметров;

  3. высокоразвитые с высокими значениями ВНП и СР.

Полагая в первом приближении социальные расходы пропорциональными ВНП, имеем с учетом (1):

СР = ВНП = Э (2)

где   постоянная величина. При этом величина (1/) может быть условно названа энергоемкостью социальных расходов. В отношении этой величины, как и энергоемкости национального дохода (см. выше), можно выделить страны с высокой (Индия, Россия, США и др.), средней (Израиль, Финляндия, Греция и др.) и низкой (Дания, Франция, Норвегия и др.) энергоемкостью социальных расходов. Для России указанная величина (1/ = 310-3 т.н.э./дол.) непомерно велика по сравнению с развитыми странами. Например, для Израиля этот показатель в 13 раз меньше.

У России есть определенные перспективы для ликвидации данного разрыва, особенно, если учесть историческое наследие  в недалеком прошлом приоритетным провозглашался социальный сектор. Но для этого потребуется отойти от внедряемого на государственном уровне западного стереотипа общества потребления. Это тем более необходимо сделать, что данный стереотип не отвечает реалиям России, имеющей низкий ВВП, а также ее национальному менталитету [5].

Однако и на этом пути также не следует ожидать больших результатов, в силу катастрофического отставания России по величине энергоемкости социальных расходов от развитых стран. При этом такое отставание в существенной степени обусловлено неблагоприятными природно-климатическими условиями России, что требует особого исследования.

Устойчивость системы энергетика-социум определяется отрицательными обратными связями в ней. Благодаря этому рост энергопотребления сопровождается такими процессами в социальной сфере, которые частично компенсируют этот рост, обеспечивая одинаковый социально-экономический прогресс при замедлении темпов роста энергетики. Данная ситуация может быть обеспечена, в первую очередь, увеличением удельных социальных расходов, опережающим экономический рост.

От уровня образованности и культуры населения, его здоровья, социальной защищенности зависит структура потребностей людей. Если качество человека растет (см. ниже), и он стремится построить для себя удобный жизненный дом [2], то его материальные потребности постепенно стабилизируются. Смыслом человеческой жизни становится не материальное обогащение, а гармоничное существование в Экосе [2]. При этом новые жизненные приоритеты не будут ориентированы на прежний экстенсивный рост экономики, а, следовательно, и энергетики.

Энергетика и человек

Развитость страны, наряду с рассмотренными выше экономическими и социальными факторами, зависит от качества человека как работника и носителя нравственности.

Качество человека определяет задействованность отрицательных обратных связей в системе энергетика-человек. Благодаря им рост энергопотребления сопровождается развитием человека, что частично компенсирует этот рост, обеспечивая равный гуманитарный прогресс при замедлении роста энергетики (эти тенденции уже реализуются [8-10]). Данная ситуация может быть обеспечена ростом вложений в человека. Имеются в виду не только социальные расходы государства, но и все то, что способствует развитию человека, росту его качества, увеличению человеческого капитала.

отрицательные обратные связи в системе энергетика-человек, определяющие устойчивость ее функционирования, максимально задействованы при экоразвитии [1, 2, 6], когда приоритетным становится рост человеческого капитала. Гармоничное существование в Экосе [2] или природном доме (в нем человек органически включен в биосферу) снимает установку неэкологического развития  «рост материальных потребностей», заменяя ее на установку экоразвития  «рост способностей» человека. Экономика в традиционном понимании как материальное производство, а, следовательно, и энергетика могут быть существенно стабилизированы.

В то же время экономика, ориентированная на развитие сферы услуг для человека, является, как правило, менее капитало- и энергоемкой. Она снижает нагрузку на природу, используя в основном ее возобновимые ресурсы.

Поэтому, строго говоря, необходим анализ дополнительных обратных связей между экономикой и экологией, действие которых приводит к росту человеческого капитала.

Переход на экоразвитие означает построение социогуманитарного общества с опо­рой на человеческий капитал. Уровень развития в современном обществе определяется в первую очередь величиной этого капитала  богатством, накопленным в самих людях, качеством человека как работника и носителя нравственности. В среднем человеческий капитал составляет, по данным Всемирного Банка, более 60% от общего национального богатства, а для некоторых стран (Япония, Германия)  даже 80%. Весь путь России, достигнутый уровень культуры и науки однозначно свидетельствуют: главное богатст­во России  человеческий капитал.


Россия как социогуманное государство
Новый вектор экоразвития (от греческого oikos  дом) означает создание человеческого дома, наиболее приспособленного для гармоничного бытия. Экоразвитие происходит не в плоскости «ВНП - энергопотребление», а в объемном пространстве, где значимой становится третья экологическая координата, понимаемая в широком смысле не просто как сохранение природы, а как условие духовного и культурного развития человека в гармонии с природой [2]. В нем, в согласии с самим собой, другими людьми и природой, живет «Человек Гармоничный». Он же  «Человек Творческий», вступающий в отношения сотворчества с природой.

Происходящее сейчас в России никакого отношения к экоразвитию не имеет. Это  всеобщий кризис, при котором ни одно из условий прогресса не выполняется. Однако пути выхода страны из этого кризиса будут разными  в зависимости от того, какую цель ставит перед собой общество и от его лица государство. Если эта цель  построение капитализма латиноамериканского типа (общества резкого социального расслоения) с акцентом на использование нево­зобновимых ресурсов, то необходима и соответствующая политика; если же социогуманитарный строй, то совсем другая.

Истинная перспектива России на XXI век связана с построением социогумани-тарного общества, которое развивается естественно, в соответствии с социоприродны-ми законами, природными условиями, пройденным историческим путем и менталите­том нации. При социогуманитарном строе приоритеты смещаются от экономики к че­ловеку, а главной целью становится развитие человека  рост его качества и накапли­вание человеческого капитала. Смещение приоритетов развития уже сейчас наблюдает­ся в развитых странах, определяя тем самым их движение к постиндустриальному об­ществу. Последнее предполагает новый уровень развития человека, для которого труд из средства существования превращается в способ самовыражения личности и реализа­ции ее способностей.

В конечном счете социогуманитарный строй является единственной альтернативой безудержному техническому прогрес­су, разрушающему природу и человека и ведущему человечество от цивилизационного кризиса к глобальной катастрофе.

Устойчивость социогуманитарного общества определяется функционированием специфического среднего класса  с опорой на человеческий капитал [20]. Составляю­щие его, в первую очередь, интеллигенция, высококвалифицированные рабочие, пере­довые крестьяне, управленцы  все работники бюджетной сферы, истинно служащие государству, а также люди, занятые в мелком и среднем бизнесе. Такой состав отвечает и исконно российскому менталитету «служение государству»  в идеале «государства для народа»  «служение людям» [5, 6]. Взрастить же средний класс с опорой на физический капитал нереально и к тому же не отвечает эволюционным требованиям современности. Ибо преодоление современного экокризиса вряд ли возможно без замедления темпов экономического развития, с чем согласно большинство экологов.

В заключении дадим три принципиально разных сценария возможного развития России. Вероятность реализации любого из них в немалой степени зависит от информированности общества, от понимания того, куда его ведет элита.

Первый сценарий — это продолжение того пути, по которому шла Россия в последние годы либеральных реформ. По нему Россия будет по-прежнему заниматься самоедством — безудержно эксплуатировать ресурсы, вывозить капитал.

Реально ли изменить эту траекторию и реализовать второй сценарий — построить в России социальное государство по типу существующих в развитых странах? Для этого, как показывает проведенный выше анализ, необходимо, по крайней мере, следующее: увеличить валовой национальный продукт не менее чем в 6 раз (до реперного уровня Испании); изменить соотношение доходов элиты и бедных слоев (в России соотношение доходов этих слоев  30-40, в то время как в развитых странах  всего лишь 10); взрастить новую экономическую элиту, способную обеспечить социальную устойчивость.

Для новой элиты приоритетным станет не получение максимальной прибыли и вывоз капитала, а обеспечение все большей устойчивости социума, в который она включена. Рост ее материального богатства сопровождается опережающим ростом инвестиций, все большим включением механизмов перераспределения богатства (через социальную политику государства, фонды, благотворительность и т.п.). Это ведет к росту «запаса устойчивости» самой элиты за счет роста «запаса устойчивости» социума в целом. Установка «служение себе» реализуется для истинной элиты на основе задействования установки «служение людям».

Существует, наконец, третий эволюционный сценарий с опорой на собственные силы, который с принципиальных позиций охарактеризован выше, — строительство социогуманитарного государства с опорой на человеческий капитал. Реализация третьего сценария будет успешной, если на государственном уровне станет задействованной новая Национальная Идея, отвечающая российскому менталитету — развитие человека, социогуманитарное строительство. Нужно вернуться к исконной российской установке «служение государству». Выстроить «государство для народа», идеей и идеалом которого является «служение людям» — достойная цель России на XXI век.

На пути социогуманитарного строительства придется отказаться от западных материальных стандартов общества избыточного потребления — как не только недостижимых для России, но и противоречащих экологическим ограничениям на технический прогресс. Приоритетным станет не экономический рост, а рост человеческого и экологического капитала, что будет означать движение человека к полной гармонии — с самим собой, другими людьми и природой.

Траектория в направлении социогуманитарного строя — это и есть Третий специфический путь России, в отличие от Первого пути либерализма «служение себе» и Второго пути тоталитаризма «служение элите». На третьем пути сполна задействована цель развития — Национальная Идея: развитие человека, строительство социогуманитарного государства.

Возможности России в этом направлении более предпочтительны, чем у многих развитых стран, где издавна господствуют установки материализма, примата материального над гумани­тарным. Приоритеты экоразвития находятся в духовной и экологической сферах при сохранении определенного достаточного уровня материального благосостояния народа.
Заключение
отметим те принципиальные положения, которые вытекают из проведенного выше анализа.

1. Количественный рост экономики РФ, без ее структурных преобразований, беспер­спективен.

2. Структурные преобразования в экономике и социальной сфере, с целью уменьше­ния энергоемкости национального дохода и социальных расходов, не достаточны для того, чтобы вывести РФ в число высокоразвитых стран.

3. Наиболее перспективен для РФ путь экоразвития, понимаемого как развитие чело­века. Экоразвитие сопровождается преимущественным ростом человеческого и экологического капитала  ростом качества человека как работника и носителя нравственности. Рост физического капитала  материального богатства  перестает быть доминирующим фактором развития. При экоразвитии максимально задейство­ван человеческий фактор.

4. Развитие человека через построение социогуманитарного «государства для человека»  эволюционно обусловленная цель России.

Данные выводы получены нами на основе общих закономерностей социоприродного развития [1, 4-6]. Их использование в практической политике требует разработки специальных методик, которые позволили бы рассчитывать такие величины, как человеческий капитал и экокапитал, их производство, синтетические индексы социоприродного развития (которые потребуется ввести заново). Необходимо исследовать количественные связи таких индексов с параметрами социально-экономического развития, которые практически определяются и потому известны для стран мира (удельное энергопотребление, энергоемкость, ВНП, социальные расходы, продолжительность жизни и др.)

Требуется исследовать на количественной основе связи энергетики с экономикой, социальной сферой, природой и человеком, которые отвечают за устойчивость развития в ХХI веке (некоторые такие связи качественно обсуждались выше). Эти исследования позволят на новом теоретическом уровне разработать концепцию экоразвития, вообще, и применительно к России, в частности.

Важно полно информировать общественность о такой новации, как экоразвитие; выявить ее общественный резонанс; установить, устремлениям каких социальных слоев она максимально отвечает. Тем самым будет ясна социальная база необходимых для России перемен. Станет понятно, какие трудности существуют для ее реализации в практическом аспекте.

Эти и другие вопросы предполагается решить в предлагаемом нами инновационном исследовательском проекте «Энергетика в глобальной системе природа общество  человек, экоразвитие и эволюционный путь России в XXI век».

Литература
1. Бушуев В.В., Голубев B.C. Вектор социоприродного развития России // В кн. «Технико-экономическая динамика России». М., 2000.

2. Бушуев В.В. Энергетика России: ожидания и возможности. М., 1999.

3. основные положения энергетической стратегии России (проект). Приложение к журналу «энергетическая политика». М., 2000.

4. Голубев B.C. Модель эволюции геосфер. М., 1990.

5. Голубев B.C. Антропогенные механизмы поддержания устойчивости и прогноз социоприродного развития // Общественные науки и современность. 1997, № 4.

6. Голубев B.C. Экоразвитие и его индексы // Общественные науки и современность. 1999, №4.

7. Назаретян А. П. Психология предкризисного социального развития: исторический опыт и современность // Психологический журнал, 2000, т.21, № 1, с. 39-49.

8. Энергия, природа и климат / Клименко В. В., Клименко А. В., Андрейченко Т. Н. и др. М.: Изд-во МЭИ, 1997.

9. Клименко В. В. Россия в меняющемся виде: Quo Vadus? // Мат. межд. симпозиума «Стратегия развития России в третьем тысячелетии». М.: Изд. дом «Ноосфера», 1998, с. 100-127.

10. Клименко В. В. Влияние климатических и географических условий на уровень потребления энергии // Доклады РАН, 1994, т. 339, №3, с. 319-332.

11. Тарко А.М. Модель глобального цикла углерода // Природа, 1994, N 7, с. 27-32.

12. Бегельман Г.3.,. Тарко А.М. Модель глобального цикла углерода с высоким пространственным разрешением. М., Вычислительный центр РАН. Сообщения по прикладной математике, 1999, с. 26.

13. Мочалов А.А.. Пархоменко В.П., Тарко А.М. Глобальное потепление и Арктика // Экология и жизнь, 1999, N 4, с. 38-40.

14. Тарко А.М. Устойчивость биосферных процессов и принцип Ле-Шателье // Доклады Академии наук, 1995, т. 343, N 3, стр. 393-395.

15. Тарко А.М., Дроздов A.Л., Коновалова Е.И., Писаренко Н.Ф., Татаринов Ф.А. Модель влияния кислотных дождей на лесные экосистемы. М., ВЦ AН CCCР, 1988,32с.

16. Тарко А.М., Быкадоров А.В., Крючков В.В. Моделирование действия атмосферных загрязнений на лесные экосистемы в регионе // Доклады Академии наук, 1995, т. 341, N4, cтp. 571-573.

17. Тарко А.М., Кузнецова М.В., Новохацкий В.Н. Математическое моделирование социальной динамики // В сб. "Социально-исторический прогресс: мифы и реалии".

М., Папирус Про, 1999, с. 63-66.

18. World Development Report 1996 / World Bank. New York: Oxford University Press,

1996.


19. Паршев А. Н. Почему Россия не Америка. М., 2000.

20. Голубев B.C. Кого считать средним классом в России // Общественные науки и со­временность. 1999, № 2.





 Начиная с уровня ВНП Испании (13440 дол./чел*год, данные 1994 г.[19]) средняя продолжительность жизни перестает зависеть от дальнейшего роста ВНП. Это позволило нам взять величину ВНП Испании за репер развития.




База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал