Великой экологической революции



страница1/3
Дата02.05.2016
Размер0.51 Mb.
  1   2   3
Сергей Непомнящий

Руководитель лаборатории Гелиотектуры



10 МИФОВ и ЗАБЛУЖДЕНИЙ,

приведших к решению о расширении Москвы
(взгляд на мегаполис с нефтяной вышки)
МОСКВА на пороге

ВЕЛИКОЙ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Мир с появлением мегаполисов изменился радикально.

На только что прошедшем в Копенгагене саммите по устойчивому развитию экологи и градостроители подтвердили необходимость создания плотно населенных городов, которые благодаря компактности будут иметь минимальную нагрузку на прилегающие территории.

Способы организации городского пространства должны быть радикально изменены. Мегаполис ждут революционные изменения.

Это мнение профессионалов. Но, говоря словами Ульянова-Ленина,

«УЗОК КРУГ ЭТИХ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ, СТРАШНО ДАЛЕКИ ОНИ ОТ НАРОДА»
Представление населения об «идеальном мире» застыло на уровне середины XIX века, приемы застройки, продиктованные общественным заказом, стремления к «лучшему» – все это основано на устаревших представлениях и мифах, доставшихся нам от прежних времен.

МУГАПОЛИС ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ
Нынешнее состояние Москвы с пригородами, захватившей тысячи квадратных километров, не критикует только ленивый. Толчея в транспорте и на улицах, загазованность, пробки, отсутствие и уничтожение зелени, уничтожение памятников истории и культуры, дефицит пространств, дефицит солнца и свежего воздуха, дефицит жилья, дефицит стоянок, обслуживания, спорта, мест общения. И вообще, дефицит всего на свете кроме бескрайних полей многоэтажных коробок домов в самом городе и бесконечных межзаборных лабиринтов в пригороде. Колоссальные потери времени в ежедневных многочасовых «маятниковых миграциях» от дома до работы и обратно, сегодня дают повод говорить не об «идиотизме деревенской жизни», а об «идиотизме жизни в мегаполисе». Вряд ли, кого-то стоит убеждать в том, что мегаполис, в том виде, в котором он существует сегодня – это плохо.

С другой стороны, мегаполисы – это единственный способ расселить основную часть 7-миллиардного населения планеты без немедленного и окончательного уничтожения остатков живой природы. Самые бесчеловечные городские джунгли, такие, как Манхеттен, на деле оказываются наиболее гуманными по отношению к природе: именно там человек меньше всего пользуется автомобилем и вообще транспортом, именно там гигантские здания тратят минимум энергии на отопление в пересчете на одного человека. И именно такая форма существования современного города имеет сегодня минимальный удельный экологический след, то есть использует менее всего территории для полного обеспечение человека всем необходимым – территории для проживания и транспорта, территории для снабжения человека продуктами, стройматериалами и материалами предметов потребления, территории для нейтрализации отходов, территории, обеспечивающей человека свежим воздухом. Если в средний размер экологического следа 1 жителя США составляет около 8 Га, то для жителя Нью-Йорка эта цифра в 2 раза меньше.

Бурный рост мегаполисов – это не просто инстинктивное стремление человечества к самосохранению, спасительной локализации и концентрации на ограниченных территориях, дающий шанс для сохранения биосферы как таковой, а, следовательно, и шанс для выживания нас самих, как биологического вида. И не просто «потакание низменным потребительским потребностями» созданием колоссальных «гипермаркетов возможностей». «Иллюзия свободы выбора» в мегаполисе лишь для ничтожно малой доли населения этого мегаполиса становится реальной возможностью воплощения идей, нужных встреч, событий, контактов с шедеврами искусства, достижениями науки, памятниками истории и культуры. Но и этого ничтожно малого числа реализованных возможностей становится достаточно для того, чтобы именно на обширных территориях мегаполисов появлялись все научные открытия и воплощались самые экстравагантные и революционные технологические фантазии, меняющие нашу жизнь.

Иными словами, рост мегаполисов и концентрация в них все большего количества людей – это объективный социально-экономический процесс, спасительный для природы, и противостоять ему бессмысленно и деструктивно. Одновременно, рост мегаполиса это чрезвычайно опасный процесс, оказывающий разрушительное воздействие на и здоровье, и на поведение людей, и на природную среду. Поэтому, не отрицая необходимости развития мегаполисов, необходимо найти такую форму этого развития, которая позволит максимально реализовать потенциал положительных свойств города, как формы социальной организации людей, и либо нейтрализовать, либо полностью исключить его негативное воздействие.


ГОРОД НЕ ХОЧЕТ, А ПРИРОДА НЕ МОЖЕТ ЖИТЬ ПО-СТАРОМУ
Появившиеся в конце ХХ века конурбации мегаполисов, такие как «Голубой Банан» в Европе или «Босваш» в Америке, в их современном виде поменяли содержание слова «окружающая среда». Раньше это трактовалось однозначно: «природа», окружающая жилища и города. Кто кого сегодня «окружает»? В Европе ответ очевиден: сплошная урбанизированная территория окружает относительно небольшие участки зелени, оставшиеся от некогда крупных природных массивов в прошлом «окружающей среды».

Воздействие человека на среду не было таким губительным. Не было свалок такого гигантского размера. Не было такой развитой транспортной сети. Не было такой концентрации людей в «центрах притяжения» на огромных урбанизированных и субурбанизированных пространствах.


Изменился стандарт «отдельного жилища». Если раньше понятие «загородное жилище» естественным образом ассоциировалось обособленным домиком в деревне или на хуторе, уединенным домиком в лесу, то сегодня человек, подыскивающий себе загородное жилье, может выбрать себе лишь нечто, напоминающее плотные ряды таунхаусов в Дубровке на Калужском шоссе. Здесь в качестве «ассоциативной матрицы» выступают, скорее, автострады США с бесконечными малоэтажными домиками, сплошь занимающими все пространство до горизонта.
Изменились технические возможности. В прошлом веке создание такой искусственной платформы, соединяющей корпуса небоскребов, как это сделано в Marina Bay Sands, или многоуровневое решение транспортного узла с парком на крыше, как это сделано, например, в Сан-Франциско, было совершенно невозможно.

В истории архитектуры России есть примеры сооружений, являвшихся законодателями мод для Европы. Например, классический крестьянский дом в Заонежье, где под одной крышей были собраны и жилые помещения, и хозяйственные постройки, и помещения для скота, и само пространство хозяйственного двора. Это делалось для экономии тепла и удобства организации бытовых процессов в условиях жесткого климата севера России.

Сегодня эти принципы забыты и очевидно отставание и в архитектуре, и в градостроительстве от наших западных соседей.

Дом крестьянина Нестора Максимовича Ошевнева из деревни Ошевнево

1876 год
Мы находимся в плену иллюзий и мифов, порожденных изобилием ресурсов и привычкой к их расточительному потреблению.
Миф №1

«Можно и нужно остановить рост населения мегаполиса!»
Урбанизация и отток населения из сельской местности – самый масштабный социально-экономический процесс современности.

По теории классика градостроительства прошлого века – Константиноса Доксиадиса город, это, прежде всего, место, где человек имеет максимальную возможность контактов с другими людьми и объектами культуры, с природой, архитектурой, техникой и средствами коммуникаций. Стремление к бесконечной свободе выбора – одно из принципиальных отличий человека от животного. Для животного вполне достаточен вольер, отдаленно напоминающий естественный ареал обитания, где есть все необходимое для сытной и спокойной жизни. Для человека ограничение только части ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ контактов – жесточайший дискомфорт и чувство тюремного заточения.

По выражению Доксиадиса именно стремление человека к возможности выбора «заставило его покинуть Райский Сад». Именно это человек повторяет и сегодня, переезжая из дивных пасторальных ландшафтов в сутолоку и духоту городов.

Город перерождается, все большее количество людей страдает и от образа жизни, навязанного городом, и от качества городской среды. Накопившиеся «мелкие» изменения привели к масштабному кризису, когда никакие косметические решения и полумеры, оптимизации и редакции уже не в состоянии повлиять на градостроительную стихию. С масштабными кризисными явлениями в градостроительстве мир вплотную столкнулся в середине прошлого века, когда мегаполисы стали реальностью, а когда автомобиль стал неотъемлемым атрибутом городской жизни.

И, тем не менее, мегаполисы продолжают расти, занимая все свободные территории вокруг себя, и, наконец срастаются в одно гигантское целое. На сегодняшний день актуальны уже не города-мегаполисы, а существенно более крупные образования - сверхагломерации, или мегалополисы.

Крупнейший мегалополис – «Голубой банан» центральной Европы с населением около 110 миллионов человек. Он пологой дугой протянулся от Великобритании через Рур, Кёльн-Бонн, Рейнско-Майнский регион, и дальше через Швейцарию территории северо-запада Италии. В Японии это Токайдо с населением свыше 65 миллионов человек. В США – Босваш.

Китай стремится к созданию гиперурбанизированных образований, делая ставку на креативный город, на синергию мегаполиса, на создание гуманных и комфортных сверхмегаполисов с населением не менее 100 миллионов человек .

Люди покидают маленькие живописные населенные пункты в прекрасном природном окружении и переезжают в мегаполисы. Средний возраст сельских жителей превышает детородный возраст, тогда как в городах население в среднем гораздо моложе.


Миф №2

«Места для расселения москвичей в России более чем достаточно!»

Россия: По данным Министерства регионального развития РФ, с 1990 года в стране исчезло 23000 тысячи населённых пунктов, 20000 из этого числа – деревни и посёлки. В период с 1989 по 2002 годы число поселений уменьшилось с 3230 до 2940. После 2002 года поселения городского типа продолжали исчезать.


К 2005 году их число сократилось ещё на 380 населённых пунктов. Количество сёл и деревень без населения выросла с 13000 в 2002 году до 19000 в 2010 году. Наиболее высокая их доля зафиксирована в Костромской, Тверской, Ярославской, Вологодской, Псковской, Кировской и Магаданской областях.
Украина: Количество населенных сельских пунктов в Украине сократилось на 108 ед., а за восемь лет количество сельского населения уменьшилось на 1,3 млн чел. По состоянию на 1 января 2008 года в Украине насчитывалось 28,504 тыс. сельских населенных пунктов, в которых проживали 14,7 млн жителей.

Белоруссия: «Сколько бы государство ни вкладывало в развитие села, сколько бы агрогородков не появлялось на карте, те, кто имеет возможность, едут в каменные джунгли. В результате за последние десять лет сельское население Беларуси значительно сократилось — каждые трое из четырех жителей страны живут в городе.

По данным переписи населения 2009 года горожанами числятся 7 млн. 64 тысяч человек или 74% всего населения. Сельчан в Беларуси насчитывается 2 млн. 439 тысяч человек (26%)».

США: Согласно итогам переписи населения 2010 года доля сельского населения США снизилась до рекордно низкой отметки в 16% от общего числа жителей. В небольших городах наблюдается серьезный отток молодежи и трудоспособной части населения, которая предпочитает искать счастье в мегаполисах. Как отмечается, средний возраст сельских жителей превышает детородный возраст, тогда как в городах население в среднем гораздо моложе.





Рис.1 Рис.2

Рис.3 Рис.4
Этот процесс идет повсеместно: Люди покидают маленькие живописные населенные пункты в прекрасном природном окружении и переезжают в мегаполисы. На рисунке сверху брошенные поселения: 1 – Калифорния, США, 2 – Колорадо, США, 3 – Намибия, 4 – Тайвань

Традиционный путь устранения дефицита полезных площадей - строительство на свободных территориях вблизи Москвы.

В Москве резерва свободных площадок нет. В равномерно застроенном городе крупные открытые пространства, такие, как, например, ныне ликвидированная площадь Курского вокзала, представляли собой значимые градостроительные акценты. На сегодняшний день под строительство использованы все открытие территории и площади, в том числе и те, которые имели большое композиционное значение, вносили разнообразие в городскую застройку и позволяли жителям ориентироваться в мегаполисе.

Не застроенные территории, прилегающие к городу – это либо лесные массивы, либо сельскохозяйственные территории, либо земли, выведенные из сельскохозяйственного оборота. В значительной части все эти земли являются рекреационными зонами вокруг дачных поселков или садоводческих товариществ. Любое новое строительство на этих участках, уничтожающее излюбленные места отдыха на природе, ради которых люди и возводили свои дома за городом, вызывает протест.

Особую опасность несет массовая вырубка лесных массивов. Согласно прогнозу экологов, при сохранении нынешних темпов уничтожения леса в течение 10 лет будет вырублено 60 процентов лесного защитного пояса Москвы.


Миф №3
«Рассредоточение жилья по периферии снизит транспортную загруженность центра!»
Агломерация – город и пригороды, вместе составляют единое неразрывное целое.

Территориальное расширение города за счет присоединения пригородов приводит к уплотнению транспортных потоков в центре. Это известный парадокс Детройта, который стал захлебываться от пробок еще с середины 30-х. В 60-х за город перебирается большая часть населения, пригороды разрастаются, единственная возможность попасть в город по переусложненной и разветвленной транспортной сети, обслуживающей субурбию – автомобиль (благо Детройт – родина автомобиля). В результате тотального бегства автомобилизированных горожан в пригород в центре наступил транспортный коллапс. Для прокладки хайвэев были снесены целые кварталы. В центре города парковки устраивались на месте исторической застройки и вместо театров. Культура, бизнес и высококлассные специалисты окончательно покинули город, и их место заняли многонациональные преступные банды. Город как социально-культурный центр утратил свое значение. В итоге бывшая автомобильная столица США стала столицей преступности Америки и до сих пор не может оправиться от кризиса.

В условиях дефицита жилья и при практически полном отсутствии арендного жилья, выбор места жительства рядом с местом работы редчайшее явление. Отсюда следствие - размещение офисов где-либо кроме центральной части города оказывается невостребованным. Происходит локальная концентрация рабочих мест на ограниченных территориях центра, и усиливаются транспортные миграции. Трехчасовая норма затрат времени на дорогу – это увеличение рабочего дня 37,5%.


Москвичи тратят на дрогу (в одном направлении)

Жители Подмосковья тратят на дрогу (в одном направлении)

17% - менее получаса;

33% - от получаса до часа;

33% - от часа до полутора;

12% - от полутора до двух часов;

5% - более двух часов.


13% - менее получаса;

8 % - от получаса до часа;

27% - от часа до полутора;

37% - от полутора до двух часов;

15% - более двух часов.

Разуплотнение застройки приводит к усложнению транспортной сети, увеличению пересадочных узлов, большей доле индивидуального транспорта, и, как следствие, транспортной перегрузке центра.


Миф №4

«Для того, чтобы в Москве стало так же комфортно, как во Франции или в Калифорнии, строить нужно как во Франции или в Калифорнии!»
Всероссийский центр уровня жизни представил данные исследования, согласно которым более 70% россиян живут в условиях ниже среднего, а третья часть от населения нашей страны и вовсе - в плохих.

По европейским меркам на каждого проживающего в квартире должно приходиться по комнате и, как минимум, по 30% от общей площади занимаемого жилого помещения. Условия проживания будут признаны плохими, если каждому обитателю квартиры досталось менее 18 кв.м. жилплощади, а также в случае отсутствия важных коммунальных услуг.

По словам генерального директора Института экономики города Александра Пузанова, лишь пятая часть россиян может себе позволить приобрести жилье, исходя из норм 18 кв.м. на человека. На сегодняшний день средняя обеспеченность жильем в России составляет 19 кв.м. на человека. Для сравнения – на жителя Китая приходится в среднем 30 кв.м. (www.gipernn.ru/?id=320597)
На прошедшем в декабре 2011 года московском урбанистическом форуме крупнейшие международные эксперты отметили, что по комфортности жизни Москва не вошла даже в «50» рейтинга мегаполисов. Дефицит жилья, офисных помещений, объектов обслуживания, объектов транспортной инфраструктуры в несколько раз ниже уровня стран центральной и северной Европы.

Проблемы Москвы в том, что несмотря на огромные размеры территории, в городе критически мало полезных площадей. Стесненность условий жизни в Москве проявляется гораздо острее, чем в классическом примере дефицита жизненного пространства – в Токио, где на 1 человека в квартире, офисах, супермаркетах, спортивных залах, общественном транспорте, в парках и центрах общения и отдыха приходится в 2,5 раза больше прекрасно оборудованных и комфортных площадей.

Климат Москвы существенно жестче чем в центральной Европе, Японии или Китае. Значительную часть досуга и европейцы, и жители иных регионов с мягким климатом проводят на открытых террасах, во двориках, садах и парках.

Короткий период комфортных погод в Москве требует создания повышенного количества климатизированных пространств и высокого уровня обеспеченности не только жильем, но и помещениями всего комплекса городских функций. Аналогом такой обеспеченности могут быть страны северной Европы и Канады.


Сегодня самый востребованный тип жилья – однокомнатная квартира-студия площадью до 30 м2. Чем меньше квартира – тем более она востребована. Предел мечтаний молодой семьи – 24 метра. Таких квартир на рынке слишком мало, а молодых семей, которые ничего другого себе позволить не могут – слишком много. Поэтому понятно желание правительства решить эту проблему с помощью индивидуальных домиков.

Прямой аналог квартиры студии – индивидуальный дом-вагончик. Принципиальное отличие в том, что квартира в многоэтажке имеет одну наружную стену с окошком. Площадь этой наружной стены около 9 квадратных метров. В вагончике поверхность наружных стен в 15 раз больше. Затраты тепла на отопление, прямо пропорциональные площади наружных ограждающих конструкций, для отопления вагончика будут в 15 раз больше, чем затраты тепла на отопление квартирки в многоэтажке. И это при условии того, что утеплитель и в вагончике, и в квартирке одинакового качества. Иными словами, при условии того, что в вагончике утеплителя будет в 15 раз больше, чем в квартирке (пропорционально наружной поверхности), потери тепла тоже будут в 15 раз больше.

Если попытаться уравнять теплопотери домика и аналогичной квартиры, то в домике утеплителя должно быть не в 15 раз больше, а в 225 раз, т.е. для этого требуется заменить 25 сантиметров деревянного бруса на такую же деревянную, хорошо просушенную стену, но только толщиной 3,75 метра. Единственное, что может конкурировать с маленьким индивидуальным домиком по пустой трате тепла – лопнувшая труба городской теплосети.
Миф №5

«Массовое расселение горожан в малоэтажные домики превратит мегаполис в город-сад!»
До последнего времени среднегодовая температура в Москве была около +3оС. Среднегодовая температура в центральной Европе на 10 градусов выше. Отопительный период в Москве – 213 суток, в Париже – 75. Затраты тепла на отопление русского и французского одинаковых домов различаются не менее чем раз в пять. Ну а с американскими затратами тепла на отопление лучше не сравнивать, чтобы не расстраиваться…

Индивидуальная застройка подмосковья - полная замена потенциальных зон рекреации мегаполиса на транспортно-заборную сеть частных бетонных площадок с мелкими домикам, чахлыми кустиками и безраздельным господством автомобиля, где зимой межзаборные пространства будут завалены сугробами и густо присыпаны грязным песком с солью. В течение короткого лета растения будут пытаться оправиться от химического шока и готовиться к очередной спячке. К экологии малоэтажные «экологические поселения» имеет отношение постольку, поскольку трудно себе представить нечто более разрушительное для природы.


Центральное понятие в экологии – размер экологического следа. Экологический след, это территория, которая необходима для обеспечения одного человека всем необходимым. Человеку нужен дом, с местами работы и обслуживания, и связывающими все это дорогами. Нужна пища, топливо транспорт одежда, техника, строительные материалы, и для производства всего этого нужна территория. И наконец, человеку попросту нужен свежий воздух, а для этого тоже требуется очень немалая территория легких планеты – лесов или океанов.

Экологический след измеряют в общих гектарах на человека в год. Один общий гектар соответствует территории размером в гектар со средней для Земли биологической плодородностью. В среднем на 1 человека приходится 1,7 га площади Земли, а средний экологический след землянина – 2,3. То есть, сегодня человечество потребляет ресурсов на 35% больше, чем их воспроизводится. Вести такую «сладкую жизнь» нам пока позволяют запасы нефти и газа, которые мы не оставим в наследство следующим поколениям. Главные «транжиры» - жители богатых стран. Их экологический след занимает до 9 гектаров. Экологический след американцев – 8,4 га, европейцев в среднем – около 6.

Общая усредненная площадь экологического следа Москвы в 15 раз превышает размеры города вместе со всей Московской областью. С учетом нашего северного климата, где каждое растение изо всех сил стремится пройти полный цикл вегетации за короткое лето, реальная территория, требующаяся для обеспечения нормальной жизни города, существенно больше. Таким образом, становится понятно, почему в Москве и на прилегающих подмосковных территориях существенно более высокий уровень заболеваний и аллергических реакций. Уже сегодня, когда и Москва и область живут преимущественно в многоэтажных зданиях.

 

Какой будет атмосфера над мегаполисом, когда вместо остатков лесов возникнут поселки индивидуальной застройки, пусть не с 15-кратным, но, как минимум 5-кратным увеличением выбросов в атмосферу всего, что связано с отоплением остается только догадываться.


Не говоря уже о качественно ином уровне развития транспортной сети, сопряженным с развитием индивидуальной застройки, и неизбежно связанным с дополнительным загрязнением среды. Это означает, что воздух, насыщающийся токсинами и канцерогенами на гигантских территориях в Большой Москве (в пределах административных границ Московской области) не будет самоочищаться. А это значит, что начнет еще более активно работать «естественный» онкологический регулятор численности населения, увеличится доля молодых людей, облик детей станет интереснее и разнообразнее за счет многочисленных мутаций.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ СЛЕД БОЛЬШОЙ МОСКВЫ


Темный эллипс – размер существующего экологического следа

Светлый эллипс – увеличение экологического следа при разуплотнении Москвы

Территория Москвы 109 100 гектаров.

Территория Московской области 4 600 000 гектаров.

Население Москвы 10 407 000 человек.

Население Московской области 6 627 000 человек.




  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал