Влияние тарифов естественных монополий на российскую экономику VIII международная научная конференция «Модернизация российской экономики и общественное развитие»



Скачать 187.72 Kb.
Дата02.05.2016
Размер187.72 Kb.


Влияние тарифов естественных монополий на российскую экономику

VIII Международная научная конференция


«Модернизация российской экономики и общественное развитие»

5 апреля 2007 года

Катышев П.К., Марушкевич Е.Ю.,
Чернавский С.Я., Эйсмонт О.А.

Введение


Значительную роль в экономике России играют монополии, производящие природный газ и электроэнергию - ОАО «Газпром» и РАО «ЕЭС России». Государство устанавливает этим компаниям тарифы на производимые ими товары и услуги, рассматривая их как естественные монополии. В соответствии с теорией общественно оптимальные тарифы естественных монополий равны (с точностью до экстерналий) предельным долгосрочным издержкам производства. Однако в России в целом ряде случаев устанавливаемые тарифы оказываются ниже общественно оптимальных. Это улучшает позиции российских производителей на мировых и российских рынках (правда, дестимулируя их энергоэффективность). Занижение тарифов одним группам потребителей часто сопровождается завышением тарифов другим группам.

Предельные издержки естественных монополий растут. Причины этого роста разнообразны. В газовой отрасли – это истощение гигантских месторождений и расширение добычи газа в месторождениях с суровыми климатическими и горно-геологическими условиями, износ магистральных газопроводов, строительство новых магистральных газопроводов. В электроэнергетике – это ввод новых генерирующих и передающих электроэнергию мощностей, нарастающий износ основных фондов, рост стоимости труда и пр. Рост предельных издержек производства природного газа и электроэнергии сопряжен с негативными последствиями как для экономики страны в целом, так и для отдельных ее отраслей. Прежде всего, снижается конкурентоспособность российских производителей и экономики в целом.

Учитывая, что рост тарифов естественных монополий в обозримом будущем продолжится, очень важно количественно оценить реакцию российских потребителей и экономики в целом на повышение тарифов. Освещению этой проблемы посвящен данный доклад.

1.Оценка факторов, влияющих на государственную тарифную политику


Тарифы, устанавливаемые государством, являются управляющими воздействиями. В подавляющем большинстве работ, которые посвящены моделированию влияния тарифов естественных монополий на экономику, ее отрасли и группы потребителей (см., например, Al-Sahlawi M.A. (1983), Beierlein J.G., J.Dunn, J.C. McConnon (1981), Halvorsen B., Larsen B. M. (2001), Taylor L.D. (1975)) они рассматриваются как экзогенно задаваемые величины. Однако это является существенным упрощением реального механизма ценообразования для естественных монополий. Ведь в действительности, регулирующие органы при установлении тарифов на газ и электроэнергию всегда в той или иной мере стараются найти компромисс между интересами производителей и потребителей. Следовательно, фактически тарифы являются эндогенными факторами, что следует учесть при моделировании тарифной политики.

Несомненно, что при установлении тарифов естественным монополиям в той или иной мере принимаются во внимание те уровни издержек производства, о которых естественные монополии информируют регулирующие органы. Проблема состоит в том, что, во-первых, эти уровни могут отличаться от фактических значений предельных долгосрочных издержек, и, во-вторых, мы не располагали данными о тех значениях издержек, которые предоставлялись регулирующим органам. Следует, однако, иметь в виду, что рост издержек производства естественных монополий в значительной мере обусловлен ростом цен производителей. Особенно очевидна эта зависимость при производстве электроэнергии, где природный фактор не играет такой роли, как при добыче природного газа. В этих условиях рациональным представляется использование цен производителей в качестве proxy издержек производства естественных монополий и потребительских цен для отражения интересов потребителей товаров и услуг естественных монополий.

Имея это в виду, модель для оценивания государственной тарифной политики может быть представлена в следующем виде:

(1)

где - индекс цен электроэнергии, - индекс цен производителей, - индекс потребительских цен.

Для расчетов уравнение (1) использовалось в логарифмической форме

, (2)

где - логарифмы соответствующих индексов цен.

Отметим, что в (1) и (2) использовано известное наблюдение того, что тарифы на электроэнергию и природный газ высоко коррелированны, и тарифы естественных монополий представлены тарифами на электроэнергию.

Для анализа (2), были использованы временные ряды соответствующих квартальных данных за период с 1 квартала 1994 года по 4 квартал 2005 года. Анализ этих временных рядов с помощью теста Дики-Фуллера показал, что все они являются нестационарными и не коинтегрируемыми. Поэтому для оценивания связей между факторами уравнение (2) анализировалось в первых разностях. Результат оценивания представлен выражением (3):



(3)

где указывает на то, что использована разность соответствующих величин, а числа в скобках – соответствующие значения t- статистик.

Видно, что все коэффициенты статистически значимы на 10 % уровне, и их знаки соответствуют ожиданиям в отношении факторов, влияющих на тарифную политику. Из (3) следует, что государство в своей политике не только учитывает рост издержек естественных монополий, но и пытается бороться с ростом потребительских цен. Действительно, согласно полученным результатам, если издержки естественных монополий растут на 10 %, тарифы для них увеличивают примерно на 9 %, а если оказывается, что цены в экономике растут на 10 %, то тарифы естественным монополиям снижают на 3 %. Эти результаты показывают также высокую значимость усилий для выявления степени соответствия уровней издержек естественных монополий, представляемых в регулирующие органы, фактическим значениям предельных долгосрочных издержек производства электроэнергии и природного газа.

2.Влияние тарифов естественных монополий на экономику страны в целом


В данной работе для анализа была использована модель однопродуктовой экономики страны. С одной стороны, предполагается, что экономика производит агрегированный продукт, который продает на внутреннем рынке, и получает дополнительный доход от экспорта агрегированного природного ресурса, максимизируя при этом совокупную прибыль. С другой стороны, для определения спроса на производимый внутри страны продукт в модели имеется представительный потребитель, который потребляет как производимые внутри страны, так и импортные товары, максимизируя при этом свою функцию полезности. В искомом состоянии общего равновесия достигается равенство спроса и предложения.

В модели учитывается также спрос на деньги и денежно-валютная политика ЦБР. В модели рассматриваются три варианта денежно-валютной политики ЦБР: контроля над номинальным курсом рубля, поддержания заданного уровня роста золотовалютных резервов и контроля над рублевой денежной массой.

При анализе модели были использованы квартальные данные о развитии российской экономики с 1 квартала 1994 года по 4 квартал 2005 года. Как и предыдущем разделе, в качестве тарифов естественных монополий использовался тариф на электроэнергию.

Анализ временных рядов показал, что все ряды являются нестационарными. Для первых разностей этих рядов оказалась справедливой гипотеза стационарной авторегрессии. Исследование коинтеграции временных рядов показало, что все ряды не коинтегрируемы, поэтому для оценивания связей между ними были использованы первые разности.

В результате получено следующее эконометрически оцененное уравнение для ВВП

(4)

R2 = 0.969,

где


- логарифм индекса реального ВВП,

- логарифм экспортной цены российской нефти,

- логарифм денежной массы,

- квартальные фиктивные переменные для 1-го, 2-го и 3-го кварталов соответственно,

равна 0 для периода с 1 квартала 1994 г. по 2 квартал 1998 года и равна 1 для периода с 3 квартала 1998 года по 4 квартал 2005 года.

Таким образом, в уравнении ВВП на 10 % значимости оказались следующие факторы: мировая цена нефти, тариф на электроэнергию, денежная масса, квартальные дамми-переменные для первых трех кварталов, а также дамми-переменная кризиса 1998 года.

При этом эластичностьроссийского ВВП по тарифам естественных монополий оказалась равной – 0.088, т.е. при росте тарифов естественных монополий на 10 % ВВП сокращается примерно на 0.9 %.

Анализ влияния тарифов на индекс потребительских цен позволил после исключения статистически незначимых факторов получить следующее эконометрически оцененное уравнение:



(5)

где - логарифм номинального обменного курса доллара.

Мировая цена нефти не оказывает влияния на рост потребительских цен, основной вклад в него вносят повышение тарифов естественных монополий, а также валютно-денежная политика ЦБР. Повышение тарифов естественных монополий на 10 % ведет к росту индекса потребительских цен на 4.6 %, а ослабление номинального обменного курса рубля на 10 % - к росту индекса потребительских цен на 4.65 %. Следует отметить, что в (5) не учтен возможный вклад в рост цен в экономике таких немонетарных факторов, как общественные институты, что, по-видимому, привело к завышению вклада изменения тарифов естественных монополий в изменение цен в экономике.

3.Результаты оценивания ценовых эластичностей спроса на природный газ
и электроэнергию со стороны отраслей экономики


В то время как эмпирическое оценивание влияния цен природного газа и электроэнергии на отрасли экономики и домашние хозяйства – достаточно традиционная тема исследований рыночных экономик (хотя влияние цен природного газа исследуется значительно реже), российские эмпирические исследования, выполненные с помощью эконометрического оценивания параметров поведения экономических агентов, немногочисленны.

В таблице 1 представлены некоторые результаты эконометрического оценивания ценовых эластичностей спроса на природный газ и электроэнергию со стороны отраслей экономики. При этом была использована гипотеза о рациональном поведении соответствующих экономических агентов, в соответствии с которой они стремятся либо к максимизации своей прибыли, либо к минимизации своих издержек. Учитывалось, что во многих случаях выпуск экономического агента оказывается заданным, как, например, для производителей электроэнергии. В ходе анализа оценивалась либо функция издержек, если данных было достаточно много, либо функция спроса. Вид оцениваемой функции зависел от характера данных. В одних случаях использовалась транслогарифмическая функция, в других – функция Кобба-Дугласа.


Таблица 1. Эластичности по цене природного газа и электроэнергии экономических агентов

Экономический агент

Ценовая эластичность спроса на газ со стороны отрасли

Ценовая эластичность спроса на электроэнергию со стороны отрасли

Электроэнергетика

-0.63




Топливная промышленность




-0.271

Металлургия




-0.561

Машиностроение




-0.271

Химическая промышленность

0

-0.271

Производство азотных удобрений

0




Деревообрабатывающая промышленность




-0.271

Промышленность стройматериалов




-0.561

Производство цемента

0




Легкая промышленность




-0.271

Пищевая промышленность

0

-0.271

Обрабатывающая промышленность

0




Промышленность в целом




-0.401

Сельское хозяйство в целом




-0.92

1 Оценки, полученные в работе (Егорова С., Волчкова Н., Турдыева Н. (2004))

Обращает на себя внимание то, что для химической промышленности, производства азотных удобрений, производства цемента, пищевой промышленности и обрабатывающей промышленности ценовые эластичности спроса на газ равны нулю. Причины такой реакции этих экономических агентов на изменение тарифа на газ не одинаковы. У некоторых отраслей, как, например, при производстве азотных удобрений используются технологии, в которых объем выпуска жестко связан с объемом потребления газа. У других отраслей, например, в обрабатывающей промышленности роль газа в выпуске невелика, поэтому изменение тарифов на газ не оказывает влияния на спрос на него. Определенную роль в наблюдаемой реакции на рост тарифов на газ, видимо, играет то, что до сих пор действуют ограничения на потребление газа, которые устанавливаются при составлении балансов газа.

С другой стороны, спрос на газ со стороны электроэнергетики чувствителен к тарифу на природный газ, что объясняется тем, что в определенной мере при удорожании газа может происходить его замещение другими факторами производства, в частности, другими видами топлива.

4.Влияние тарифов естественных монополий на домашние хозяйства


Этот тип экономических агентов представляет особый интерес, поскольку тарифы естественных монополий, устанавливаемые для домашних хозяйств, влияют не только на экономику, но и на политику. Домохозяйства потребляют два основных вида энергоресурсов, тарифы на которые регулируются государством, - природный газ и электроэнергию. Тарифы на природный газ сейчас не влияют на экономическое поведение домашних хозяйств в России, так как подавляющая часть индивидуальных домохозяйств не имеет счетчиков газа. Домохозяйства оплачивают природный газ не по своему фактическому потреблению, а по расчетным нормам потребления газа. Таким образом, до тех пор, пока большинство домашних хозяйств не будут оснащены счетчиками газа, вопрос о влиянии тарифов на природный газ на спрос со стороны домашних хозяйств является не актуальным, а соответствующая ценовая эластичность спроса на природный газ со стороны домохозяйств равна нулю.

Что касается потребления электроэнергии, то все домашние хозяйства оборудованы счетчиками электроэнергии и могут в той или иной степени менять потребление электроэнергии в зависимости от тарифа на нее. Поэтому анализируется влияние только тарифов на электроэнергию на поведение домашних хозяйств. Следует отметить, что с методической точки зрения эта задача намного сложнее, чем соответствующая задача для производственных отраслей экономики. Эта сложность, в частности, обусловлена тем, что рациональное поведение домашнего хозяйства предполагает максимизацию своей функции полезности при наличии бюджетных ограничений домохозяйства и широкой номенклатуры электроприборов, которые домохозяйство может приобретать.

В России при исследовании домашних хозяйств доминирует нормативный подход, согласно которому в анализ вводятся не данные о реальном поведении домашних хозяйств, а заданные нормы потребления электроэнергии. Такой подход был применен, в частности, Ворониной, Кретининой и Некрасовым (1998).

Первая попытка оценить реальное поведение домашних хозяйств в России была сделана в работе Maitak (2003). В известных нам работах по исследованию домашних хозяйств были использованы следующие показатели: спрос на электроэнергию, количество и номенклатура электроприборов и пр., каждый из которых определялся путем усреднения по всей совокупности домашних хозяйств. Таким образом, объектом анализа было некоторое «среднее» домашнее хозяйство. В указанной работе Maitak (2003) исследование было проведено на совокупности «средних» региональных домашних хозяйств.

Ниже будут представлены результаты анализа экономического поведения индивидуальных домашних хозяйств. Такое исследование стало возможным благодаря использованию базы данных «Нобус», составленной Росстатом по данным опроса 45 тысяч домашних хозяйств России разных регионов в апреле-мае 2003 года. В ходе опроса были получены данные о всей номенклатуре электробытовых приборов, имевшихся в каждом домашнем хозяйстве, о доходе домашнего хозяйстве, его составе, месторасположении и о других важных факторах. Таким образом, при моделировании можно было учесть потребление электроэнергии не только такими основными электроприборами, которые традиционно учитываются в других работах: холодильником, электроплитой, стиральной машиной, но и множеством других электроприборов.

Поскольку в данном исследовании анализировалось влияние тарифов на электроэнергию, номенклатура электроприборов была представлена в модели наиболее полно, а все остальные товары и услуги, использование которых не связано с потреблением электроэнергии, были объединены в один агрегированный товар.

При моделировании выбора домашними хозяйствами электроприборов обычно используются два способа.

В первом из них предполагается, что домашнее хозяйство оптимизирует состав электроприборов, и его выбор был сделан до момента, в котором оценивается влияние тарифов на электроэнергию. В соответствии с указанным предположением не требуется моделировать сам процесс выбора электроприборов, поскольку этот выбор уже сделан домохозяйством, и можно для анализа использовать статическую модель поведения домашнего хозяйства, которая для своего оценивания требует только пространственных статистических данных. Интерпретация полученных при этом значений эластичности с позиций краткосрочности или долгосрочности определяется тем, какая доля домашних хозяйств оптимизировала имеющийся набор электроприборов. Если большая их часть действительно оптимизировала этот набор, то полученные значения эластичности даже при использовании статической модели можно интерпретировать как долгосрочные. Если же большая часть домохозяйств, приобретя тот или иной набор электроприборов, не оптимизировала этот набор с точки зрения максимизации полезности, то полученные значение эластичности следует интерпретировать как краткосрочные.

При использовании второго подхода выбор оптимального набора электроприборов моделируется. Такой подход требует исследования динамической модели, в которой обычно используются панельные данные. Соответственно, использование этого подхода позволяет получать долгосрочные эластичности. В этом докладе будут представлены результаты, полученные с помощью статической модели.

При построении модели поведения домашнего хозяйства предполагалось, что в домашнем хозяйстве имеется множество электроприборов : осветительные приборы, холодильники, стиральная машина, электрическая плита, электрочайник, телевизоры, радиоприемники, музыкальные центры, компьютеры и т.д., используя которых домашнее хозяйство может получать нужные ему услуги (например, освещение помещений, сохранение продуктов питания, стирку белья, приготовление пищи и т.д.). При этом каждый электроприбор для производства соответствующей услуги использует электроэнергию в количестве , которую домохозяйство покупает на розничном рынке электроэнергии по цене . Таким образом, совокупность производимых в домашнем хозяйстве услуг может быть представлена вектором с компонентами . Предполагается, что кроме электроэнергии домашнее хозяйство потребляет агрегированный товар в количестве , который отражает потребление всех остальных, кроме электроэнергии, товаров, покупаемых домохозяйством на рынках соответствующих товаров по цене . Учтем также, что экономическое поведение домашнего хозяйства зависит от размера (как его жилой площади, так и состава семьи), от того, расположено оно в городской или сельской местности, от климатических условий и пр. Совокупность этих специфических для данного домохозяйства обозначим вектором . В этих предположениях полезность домашних хозяйств представима в виде функции



. (6)

Предполагалось, что домашние хозяйства ведут себя рационально, т.е. выбирают такие и , которые максимизируют собственную функцию полезности.

Такое поведение описывается следующей задачей: найти такие значения и , при которых

, (7)

при бюджетном ограничении, связывающем доход и расходы домохозяйства на оплату потребляемой электроэнергии и других товаров



, (8)

где – доход домохозяйства.

Оцениваемая статическая модель (7) – (8) имела следующий вид:

, (9)

где Pribori – вектор переменных, характеризующих обеспеченность домохозяйства электроприборами.

Одной из задач данного исследования было выяснение того, насколько переход от анализа «среднего» домашнего хозяйства к набору индивидуальных домашних хозяйств влияет на результаты анализа. Чтобы ответить на этот вопрос, была оценена модель (9), в которой в качестве домашних хозяйств были взяты «средние» региональные домашние хозяйства. Это дало возможность сравнить результаты анализа данной модели с результатами, полученными в Maitak (2003). Результаты оценивания, в основном, совпали с результатами, полученными в указанной работе - эластичность спроса на электроэнергию по цене оказалась, как и в Maitak (2003) незначимой, в то время как значимыми оказались эластичность спроса по доходу, наличие электроплиты и средняя жилая площадь. Полученный результат дает возможность оценить значимость перехода от модели со «средними» региональными домашними хозяйствами к модели с индивидуальными домашними хозяйствами.

Результаты оценивания поведения индивидуальных домашних хозяйств на базе данных «Нобус» представлены в таблице 2.


Таблица 2. Результаты оценивания поведения индивидуальных домашних хозяйств



Зависимая переменная

P-знач.

F-стат.


Потребление электроэнергии в апреле 2003 года на 1 члена домохозяйства

0.000

Количество наблюдений = 28346




R2-adjusted = 0.32







Коэф-т




Константа

2.95

0.00

Переменные, характеризующие жилищные условия домохозяйства:

Доход домохозяйства в деревне

0.027

0.00

Доход домохозяйства в городе

0.0013

0.87

Жилая площадь жилища

0.27

0.00

Площадь нежилых помещений жилища

0.12

0.00

Переменные, характеризующие тарифы на электроэнергию:

Тариф на электроэнергию в деревне в домах с электроплитой

-0.23

0.00

Тариф на электроэнергию в деревне в домах с газовой плитой

-0.12

0.00

Тариф на электроэнергию в городе в домах с электроплитой

-0.16

0.00

Тариф на электроэнергию в городе в домах с газовой плитой

-0.058

0.00

Переменные, характеризующие запас электроприборов домохозяйства на 1 члена домохозяйства

Количество телевизоров

0.48

0.00

Количество холодильников

0.43

0.00

Наличие электроплиты (на домохозяйство)

0.38

0.02

Количество видеомагнитофонов

0.21

0.00

Количество радиоприемников

0.08

0.00

Количество стиральных машин

0.04

0.02

Количество посудомоечных машин

0.26

0.49

Количество микроволновых печей

0.03

0.45

Количество музыкальных центров

0.03

0.35

Количество посудомоечных машин

0.26

0.49

Количество пылесосов

-0.02

0.16

Количество компьютеров

-0.08

0.12

Количество кондиционеров

-0.002

0.25

Для негородских домохозяйств доход домохозяйства статистически значим для спроса на электроэнергию, в то время как для городских домохозяйств доход домохозяйства не влияет на спрос на электроэнергию. Это, по-видимому, объясняется тем, что у городского населения больше возможностей для приобретения бытовых электроприборов. В деревне помимо описанного эффекта доход оказывает также влияние на частоту использования имеющихся электроприборов. Например, домохозяйства с небольшим уровнем дохода, экономя электричество, чаще выключают лампочки, не оставляют включенным телевизор и т.д. В результате для таких домохозяйств эффект дохода оказывается положительным и значимым.

Эластичность спроса на электроэнергию по тарифу на электроэнергию оказывается значимой. Однако она различается по домохозяйствам, проживающим в городе и деревне, а также по домохозяйствам, оборудованным и необорудованным электроплитами. Эластичность оказывается больше в домах, расположенных в деревне и оборудованных электроплитой.

Среди переменных, характеризующих запас электроприборов домохозяйства, наибольшее значимое влияние на спрос на электроэнергию оказывают переменные, отвечающие за электроприборы, потребляющие большое количество электроэнергии, такие как телевизоры, холодильники, электроплиты и видеомагнитофоны. Меньшее, но значимое положительное влияние на потребление электроэнергии оказывает наличие стиральных машин и радиоприемников. Незначимое влияние на спрос на электроэнергию оказывает наличие аудиоплееров, микроволновых печей и музыкальных центров. Это, по-видимому, связано с тем, что потребление электроэнергии данными электроприборами в среднем за месяц сравнительно невысокое.

Наиболее важным результатом данной работы является значимость цены электроэнергии в формировании спроса на нее со стороны домашних хозяйств, в то время как в Maitak (2003) этот фактор был не значим. Данное отличие, по всей видимости, объясняется учетом в данной работе высокой диверсификации тарифа на электроэнергию по различным группам потребителей. В среднем по России тарифы на электроэнергию в пределах одного региона различаются приблизительно в 1.5 раза в зависимости от того, находится домохозяйство в городе или в деревне, а также различается приблизительно в 1.5 раза между домохозяйствами, располагающими газовыми и электрическими плитами.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что для потребителей, чувствительных к изменению тарифов на продукты и услуги естественных монополий, очень важно выполнять оценивание на данных, характеризующих индивидуальные экономические агенты. Оценивание по усредненным показателям может привести к искажению в оценках реального поведения экономических агентов.


Литература


Al-Sahlawi M.A. (1983). The Demand for Natural Gas: A Survey of Price and Income Elasticities. The Energy Journal, v. 5, pp. 79-90.

Beierlein J.G., J.Dunn, J.C. McConnon (1981). The Demand for Electricity and Natural Gas in the Northeastern United States. The Review of Economics and Statistics, v. 64, pp. 403-408.

Halvorsen B., Larsen B. M. (2001). The Flexibility of Household Electricity Demand over Time // Resource and Energy Economics 23.

Liu B.-C. (1983). Natural Gas Price Elasticities. Variations by Region and by Sector in the USA // Energy Economics, July, 195-201.

Maitak, O. (2003). Estimation of the residential electricity demand function in Russia // Master Thesis. NES.

Taylor L.D. (1975). The Demand for Electricity: A Survey // The Bell Journal of Economics, vol. 6, № 1, 74-110.

Воронина С.А., Кретинина Ю.С., Некрасов А.С. (1998). Цена энергии для населения // Проблемы прогнозирования. 1998. № 6. С. 44-55.

Егорова С., Волчкова Н., Турдыева Н. (2004). Секторальный и региональный анализ промышленного спроса на электроэнергию в России / Препринт # BSP/2004/071. М.: РЭШ, 17 с.








База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал