Взаимодействие экосистемы озера байкал и общества в свете коэволюционной стратегии



Скачать 375.19 Kb.
Дата26.04.2016
Размер375.19 Kb.
ТипАвтореферат
На правах рукописи

Торопов Михаил Сергеевич



ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЭКОСИСТЕМЫ ОЗЕРА БАЙКАЛ И ОБЩЕСТВА
В СВЕТЕ КОЭВОЛЮЦИОННОЙ СТРАТЕГИИ

Специальность 09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Улан-Удэ – 2011

Работа выполнена на кафедре истории, философии и социальных наук

ФГОУ ВПО «Иркутский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор



Баранов Георгий Самуилович
Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Затеев Владимир Иосифович


доктор философских наук, профессор

Мантатова Лариса Вячеславовна

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Бурятская государственная

сельскохозяйственная академия

им. В.Р. Филиппова»

Защита диссертации состоится 24 ноября 2011 г. в 10.00 на заседании Диссертационного совета Д 212.022.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при ГОУ ВПО «Бурятский государственный университет» по адресу: 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24-а, конференц-зал.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Бурятский государственный университет» по адресу: 670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24-а.
Автореферат размещен на сайте ВАК http://www.vak.ed.gov.ru/ 20 октября 2011 г.
Автореферат разослан 20 октября 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент Рандалова О.Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Обострение отношений природы и общества, носит не только глобальный характер, но и проявляется в локальных экосоциосистемах. Одной из крупнейших среди них является Байкал и окружающая его экосоциосистема. Признание масштабности и актуальности байкальской проблемы отразилось в принятии Россией соответствующего федерального закона, в отнесении мировым сообществом Байкала к участкам мирового наследия.

Озеро Байкал с окружающей его территорией является уникальным по своей многомерности природным объектом, имеющим множество системных измерений. Это и само водное тело с населяющими его водными животными и растениями, именуемое в законе как «уникальная экологическая система озера Байкал»1. Это – озеро вместе с частью окружающей суши, ограниченной водораздельными хребтами, определенное границами участка мирового наследия «Озеро Байкал».

Общество, воздействующее на экосистему Байкала и подверженное её влиянию, чрезвычайно многообразно. Оно представлено населением, промышленностью и культурой, размещенными как непосредственно на Байкальской природной территории (386 тыс. кв. км, 2376 тыс. чел.), так и за ее пределами – связанными с ней энергетическими, материальными, туристическими, культурными и другими потоками. Материальную и духовную заинтересованность в сохранении озера Байкал как гигантского ресурса пресной воды и уникального природного объекта имеет все российское и мировое сообщество. В социуме, на БПТ и в масштабе России, существуют элементы экономического и социального неравенства, обусловленные влиянием Байкала – различием в бремени экологических ограничений, распределении природной ренты (выгоды) в энергетике.

Принципиальные основы формирования путей гармонизации отношений Байкала и общества заложил Федеральный закон «Об охране озера Байкал», который предписал обществу обеспечивать сбалансированность решения социально-экономических задач и задач охраны на принципах устойчивого развития (статья 5 закона). Общественный интерес и внимание государственных органов к байкальской проблеме в последние годы неуклонно возрастают. В то же время, все эти регулирующие меры и общественная деятельность зачастую не достигают нужного результата. Ухудшаются экологическая обстановка и социаль- но-экономическое положение населения на Байкальской природной территории. Воздействия на экосистему нередко носят разрушающий характер. Движение к достижению гармонии в процессах коэволюции Байкала и общества не наблюдается.

Процесс коэволюции общества и природы неизбежно связан с изучением отношений этих двух разнопорядковых и разнокачественных комплексов. Необходим анализ состава элементов общества, качеств природного комплекса и их отношений в форме взаимодействий – влияний и воздействий. При этом парадигма коэволюции общества и природы неизбежно приводит к необходимости исследования их взаимодействия в обоих смыслах этого понятия (взаимная связь явлений; взаимная поддержка или кооперация).

Многогранные двунаправленные отношения Байкала и общества междисциплинарны и относятся к компетенции социальной философии. Актуален социально-философский анализ всей системы таких взаимодействий для уточнения соответствующих мировоззренческих позиций и определения вытекающих из этого рекомендаций по сохранению Байкала и улучшению качества жизни на окружающей его территории.



Степень разработанности проблемы. В настоящее время в качестве новой парадигмы цивилизационного развития продолжает развиваться идея устойчивого развития как формы коэволюционной стратегии. Наиболее полные и четкие представления о коэволюции общества и природы были сформулированы в трудах В.И. Вернадского, Н.Н. Моисеева, А.П. Огурцова, Р.С. Карпинской, И.К. Лисеева и др. Аналогичный подход к анализу отношений этносов и биосферы применял Л.Н. Гумилев, хотя и не употреблял термин «коэволюция» Эти представления составляют ведущую научную парадигму исследования.

В результате анализа массива диссертаций последних лет следует выделить работы, посвященные общим философским проблемам взаимодействия общества и природы, а также различным аспектам их коэволюции. Целый ряд диссертаций концентрируется на изучении социоприродных систем. Однако специальных философских работ по онтологии социоприродных систем нет.

Теория коэволюции общества и природы тесно связана с концепцией устойчивого развития, глобальные аспекты реализации которой отражены в документах Комиссии и Международной Конференции ООН по окружающей среде и развитию. Главная идея концепции заключается в рассмотрении проблем природной среды в единстве с социально-экономическими процессами, в требовании удовлетворения потребностей нынешних и будущих поколений людей без ущерба для биосферы. Данная концепция, связывая социальную, экономическую и экологическую стороны общественного процесса, нашла широкое распростране-ние в общественных и политических кругах мирового сообщества. Российской Федерацией приняты отдельные документы по переходу и обеспечению устойчивого развития. Философская разработка проблемы перехода к устойчивому развитию представлена в трудах Т.А. Акимовой, Н.П. Ващекина, В.И. Данилова-Данильяна, В.А. Коптюга, К.С. Лосева, В.А. Лося, Н.М. Мамедова, В.В. Мантатова, Е.В. Никоноровой, А.Д. Урсула и др., а также в ряде диссертационных работ, посвященных философским основаниям устойчивого развития.

Важным шагом научного анализа концепции устойчивого развития становится формирование философии устойчивого развития, в частности в работах философов Бурятии2. Дополнив традиционные компоненты концепции устойчивого развития нравственно-этическим компонентом, они сформировали исходные представления и определения философской теории устойчивого развития. Основная направленность развития этой теории на современном этапе концентрируется в структуризации и определениях широкого круга аспектов экологической этики3 и соответствующих аксиологических представлений о будущем цивилизационного развития4. Ученые видят в этом направлении современную альтернативу традиционным ценностным ориентирам потребительского общества. В философии устойчивого развития коэволюция определяется как «когерентное взаимодействие противоположностей», выражающееся в гармонии, согласованности, равновесии. Условием устойчивого развития общества являются гармонизированные отношения как внутри общества, так и с окружающей средой. Философы Бурятии отмечают, что современный идеал потребительства не отвечает требованиям прогресса, в обществе ослабла пассионарность, возросли усталость, скука и разочарование. Философия устойчивого развития задает более высокую цель человеческого общества, чем идеал потребительства. Выдвигается принцип материально-духовного равновесия – как равновесия ступеней роста материально-технического могущества и ступеней духовного воз-растания5. Этот принцип отражает философский смысл устойчивого развития, коррелируется со сверхзадачами духовного развития, поставленными еще Н.А. Бердяевым, С.Н. Булгаковым, В.С. Соловьевым6.

В целом можно заключить, что степень разработанности проблемы характеризуется наличием общеметодологического базиса в виде основ философской теории устойчивого развития, существованием ряда частных исследований, но недостаточной разработанностью онтологических аспектов всей системы специфичных и сложных отношений Байкала и общества как ключевого фактора управляемой коэволюции.

Байкал с его уникальным комплексом природно-хозяйственных и природно-культурных качеств и окружающее его многообразное общество могут представить обширную фактологическую базу для проведения философских систематизаций и оценок в исследовании связей и соподчинений социального и природного. Научный анализ системного состава взаимодействий Байкала и общества, их объектов, субъектов и аксиологических оценок результатов следует рассматривать как один из важных шагов в процессе формирования философской теории устойчивого развития. От решения данной задачи во многом зависит успешность проведения в дальнейшем более глубокого онтологического анализа элементов и связей экосоциосистемы «Байкал-общество-человек» в контексте коэволюции общества и природы.

Актуальность и недостаточная изученность отмеченных аспектов обусловили выбор темы, объект, предмет, формулировку цели и задач диссертационного исследования.

Объектом исследования является единая экосоциосистема Байкала.

Предмет исследования – онтология взаимодействий экосистемы Байкала и общества.

Целью исследования является выявление социально-онтологических и этико-аксиологических особенностей взаимодействий общества и экосистемы озера Байкал и разработка рекомендаций по совершенствованию механизмов регулирования общественных процессов в коэволюции экосоциосистемы.

Задачи исследования включают:

1. Экспликацию качеств уникальной экосистемы Байкала, влияющих на общество.

2. Экспликацию состава, качеств и отношений общественных процессов, взаимодействующих с уникальной экосистемой Байкала.

3. Анализ отношений социального и природного и разработку классификации взаимодействий (воздействий и влияний) между уникальной экосистемой Байкала и окружающими ее общественными процессами.

4. Выявление и систематизацию проявлений и факторов солидарности и конфликтности во взаимодействиях уникальной экосистемы Байкала и окружающих ее общественных процессов.

5. Обоснование и разработку направлений и рекомендаций по гармонизации взаимодействий общества и уникальной экосистемы Байкала.



Теоретические и методологические основы исследования. Исследование основывается на современных представлениях о концепции коэволюции общества и природы (В.И. Вернадский, Н.Н. Моисеев и др.).

Методологическую основу анализа фактического материала составляет диалектический подход и лежащий в его основе принцип системности7.

Соответственно, в исследовании применены основные положения системного подхода8, истоки которого были заложены еще классиками материалистической диалектики: «Теперь вся природа простирается перед нами как некоторая система связей и процессов, объясненная и понятая по крайней мере в основных чертах»9. В мерах по совершенствованию механизмов регулирования общественных процессов учтены возможности радикальной интенсификации взаимообмена информацией между различными участниками развивающегося «информационного общества»10. Для обобщения, представления и логического соотношения анализируемых предметов, фактов и связей используются принцип коэволюции, методы анализа, синтеза, систематизации (включая табличную систематизацию), классификации и инфографики.

Научная новизна исследования состоит в следующем.

1. Разработана и предложена классификация взаимодействий экосистемы Байкала и регионального сообщества, основанная на четырех дихотомических признаках: 1) материальные и духовно-культурные общественные процессы; 2) природно-хозяйственные и культурные качества-факторы экосистемы Байкала, детерминируемые отношениями с обществом; 3) влияния Байкала на социум и обратное воздействие на экосистему Байкала деятельности проживающего в регионе населения; 4) позитивные и негативные результаты этих влияний и воздействий.

2. Дан социально-онтологический анализ новых фактов и материалов, посредством которого расширена, углублена и систематизирована доказательная база того, что природно-хозяйственные качества экосистемы Байкала играют роль определяющих факторов жизнедеятельности байкальского региона и касаются российского социума в целом.

3. Систематизированы и рассмотрены духовно-культурные качества-факторы экосистемы Байкала, определяющие пути развития духовной сферы социума.

4. Обоснована и дана классификация социальных подсистем, обеспечивающих комплексное взаимодействие экосистемы Байкала и регионального социума.

5. Предложены пути гармонизации коэволюции экосистемы Байкала и общества посредством улучшения качества механизмов регулирования общественных подсистем, их совершенствования с учетом факторов солидарности и конфликтности и принципа обратной связи.

6. Систематизирована структура взаимодействий всех природных и социальных факторов, обеспечивающих коэволюционное развитие экосистемы Байкала и регионального социума. Разработана мировоззренческая модель комплекса взаимодействий между экосистемой Байкала и жизнедеятельностью общества.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Основные качества уникальной экологической системы озера Байкал, выступающие факторами коэволюционного взаимодействия Байкала и социума, возможно агрегировать в два комплекса: природно-хозяйственные качества, природно-культурные качества.

2. Общественный процесс, воздействующий на уникальную экосистему Байкала и подверженный ее влиянию, необходимо структурировать на комплексы материально-производственных, духовно-образовательных и регулирующих подсистем, которые связаны отношениями субординации, координации, а также рыночными.

3. Структура комплекса взаимодействий уникальной экосистемы Байкала и окружающих ее общественных подсистем имеет дихотомическую стратификацию, основаниями которой являются четыре признака: 1) материально-производственная и духовно-образовательная сферы общества; 2) природно-хозяйственные и природно-культурные качества Байкала; 3) влияния Байкала и воздействия на него; 4) положительные и отрицательные ценностные результаты взаимодействий.

4. В обществе, взаимодействующем с Байкалом, социальными субъектами солидарности и конфликтности выступают организации материально-производственных, духовно-образовательных и регулирующих подсистем, а факторы их солидарности и конфликтности проявляются в интересах сохранения и в интересах использования (потребления) как природно-хозяйственных, так и природно-культурных качеств уникальной экосистемы озера Байкал.

5. Гармонизация отношений Байкала и общества обеспечивается регулированием положительных и отрицательных ценностных результатов взаимодействий (воздействий и влияний), которое осуществляется механизмом регулирования материально-производственной сферы и механизмом регулирования духовно-образовательной сферы общества.



Теоретическая и практическая значимость. Значение выполненной работы для анализа взаимодействий общества и природы состоит в обосновании и разработке конкретных: комплексов качеств уникальной экосистемы Байкала, группировки общественных процессов, классификации взаимодействий, комплекса мер по совершенствованию регулирования, которые в совокупности применимы при формировании и осуществлении мер законодательного, экономического и инвестиционного регулирования взаимодействий подсистем общественной деятельности.

Значение выполненного исследования для развития социально-философской теории анализа связей природного и социального заключается в создании типовой схемы (модели) исследования проблем коэволюции крупных и проблемных социоприродных объектов, включающей этапы: 1) выявления природно-хозяйственных и природно-культурных факторов; 2) определения состава и зависимостей подсистем общества; 3) анализа поля взаимодействий общества и природного объекта; 4) выявления субъектов и факторов конфликтности и солидарности; 5) разработки рекомендаций по совершенствованию механизмов регулирования общественного процесса в целях его гармонизации с природными факторами.



Обоснованность и достоверность полученных научных результатов:

- предопределены привлечением и использованием в целях исследования обширной и представительной фактологической базы – материалов государственных докладов о состоянии озера Байкал и мерах по его охране, государственных программных и нормативных правовых документов по охране озера Байкал, а также разнообразных общественных интернет-ресурсов по Байкалу и Байкальской природной территории;

- подтверждаются содержательной коррелированностью полученных выводов с основными положениями последних программных докумен-тов в области охраны озера Байкал и социально-экономического развития Байкальской природной территории.

Апробация работы. Основные результаты, полученные в ходе исследования, докладывались и обсуждались на Межрегиональной научно-практической конференции «Вопросы экологической безопасности и охраны окружающей среды» (Иркутск, июнь 2010), на Международной научно-практической конференции «Приоритеты Байкальского региона в азиатской геополитике России» (Улан-Удэ, июль 2010), на круглом столе «Охрана экосистемы озера Байкал и рациональное природопользование» VI-го Байкальского международного экономического форума (Иркутск, сентябрь 2010).

Публикации автора (№№ 3 и 5) включены в фонд Парламентской библиотеки Российской Федерации и ее интернет-каталог (http://parlib.duma.gov.ru/) для использования в законодательной деятельности.



Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих 6 параграфов, заключения и списка литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении определяется актуальность избранной темы исследования, характеризуется степень научной разработанности проблемы, определяется объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи диссертации, определяются теоретическая и методологическая основы исследования, научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, отмечаются теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся сведения об апробации его результатов.

В первой главе «Экспликация качеств экосистемы Байкала и общества, проявляемых в их взаимодействии», включающей три параграфа, обосновываются теоретико-методологические подходы к исследованию, эксплицируются и определяются качества Байкала, играющие роль факторов общественного процесса, проводится анализ и структуризация общественных институтов, взаимодействующих с Байкалом.

В параграфе 1.1 «Основные теоретические источники и эволюция практики гармонизации взаимоотношений природы и общества» рассматриваются теоретические взгляды на различные аспекты улучшения взаимоотношений природы и общества, международная и российская практика их гармонизации, общественные императивы в конкретной сфере гармонизации взаимодействий общества и Байкала.

Рассмотрение общефилософских принципов гармонизации отношений человека, общества и природы, анализ соответствующих подходов и методов современной философии, обзор и оценка современной международной и российской государственной практики решения экологических проблем общества позволяют заключить, что в последние десятилетия произошел качественный переход от стадии декларативного социально-философского осмысления проблем взаимодействия общества и природы трудами отдельных ученых к стадии императивной структуризации проблем, целеполагания и международного контроля в форме общественных конвенций, контролируемых правительствами и международными организациями. Идеи ученых о коллективном разуме в области охраны окружающей среды находят практическое воплощение.

Байкал с его качествами уникального и многогранного природного объекта попал под контроль целого ряда международных конвенций, что внутри Российской Федерации отразилось принятием специального закона и ряда подзаконных актов. Важно отметить, что Федеральный закон «Об охране озера Байкал» полностью соответствует своему названию и главным образом определяет императивы ограничений на хозяйственную деятельность, ущемляющих социально-экономические процессы на окружающей озеро БПТ, в особенности в Республике Бурятия, почти все население которой (93%) проживает на БПТ. Лишь в статье 5 одним из четырех принципов названа сбалансированность решения социально-экономических задач и задач охраны уникальной экологической системы озера Байкал на принципах устойчивого развития. Многообразный общественный процесс «вокруг Байкала» приобрел новые свойства, делающие актуальным социально-философский анализ взаимодействия общества с уникальной экологической системой озера Байкал в целях гармонизации коэволюции соответствующей экосоциосистемы.

Анализ социально-философских аспектов культурного и хозяйственно-материального взаимодействия общества и экологической системы озера Байкал следует считать средством дальнейшей гармонизации взаимодействия социума с уникальным объектом всемирного природного наследия на территории Российской Федерации, охраняемой специальным федеральным законом.



В параграфе 1.2 «Природно-хозяйственные и природно-культурные качества уникальной экосистемы Байкала, влияющие на общество» рассматриваются общественная многомерность и уникальность экосоциосистемы “Байкал-общество-человек”; природно-хозяйственные качества уникальной экосистемы Байкала, влияющие на материально-производственную сферу общественной жизни; природно-культурные качества уникальной экосистемы Байкала, влияющие на духовно-образовательную сферу.

Байкал и его окружение являются уникальным для общества природным объектом, богатейшим духовным ресурсом, международным символом России. В территориальном разрезе Байкал имеет несколько измерений - само озеро (водное тело), участок мирового наследия «Озеро Байкал», Байкальская природная территория, Байкальский регион. Компонентный состав этого природного объекта включает поверхностные и подземные водные объекты, водные биоресурсы, недра, земли и почвы, леса и нелесную растительность, наземный животный мир, атмосферный воздух и осадки. Трудно указать на планете другие объекты, сравнимые с Байкалом по крупности, сложности, многомерности и общественному значению.

Общество, окружающее Байкал и взаимодействующее с ним, как второй комплекс экосоциосистемы, во всем множестве социоприродных отношений – экстерриториально и чрезвычайно многообразно. Это общество, с одной стороны, подвержено влиянию Байкала, получает от него определенные ресурсы и выгоды – гидроэнергетика, чистая пресная вода, биоресурсы, политическая «природная рента» и др. Ущербное влияние Байкала на общество проявляется в первую очередь экологическими ограничениями. Это общество, с другой стороны, воздействует на Байкал негативно и позитивно – загрязняет промышленными бытовыми сбросами, выбросами и размещением отходов, воздействует экологическими правонарушениями и преступлениями, но в то же время стремится сохранить Байкал, ограничивая свои отрицательные воздействия. Все негативы и позитивы отношений общества и Байкала проецируются на человека, на его благосостояние, мораль, этику, культуру и духовность.

Эти черты общественной уникальности и многомерности экосоциосистемы требуют дальнейшей детализации и экспликации, необходимых для философского анализа взаимодействий Байкала и общества.

Автор обосновывает, предлагает и эксплицирует два комплекса качеств Байкала, выступающих факторами общественных процессов: 1) природно-хозяйственные качества и 2) природно-культурные качества.

Первым природно-хозяйственными качеством Байкала, имеющим огромное положительное влияние на материально-производственную сферу общества, является его гидроэнергетический ресурс. Ценность этого качества для общества отражается в самой дешевой в стране электроэнергии, проявляется в возможности размещения крупных энергоемких производств, в снижении социальных расходов членов общества на коммунальные услуги. Общество проявляет постоянную заботу о сохранении и стабильности гидроэнергетического ресурса Байкала. Коэволюция Байкала и общества в отношении гидроэнергетического ресурса может быть оценена как достаточно гармоничная, но не вполне справедливая для части общества по причине сильно различающихся цен на электроэнергию.

Другим природно-хозяйственным качеством Байкала, имеющим долговременное стратегическое влияние на общество, является ресурс питьевой воды. Его объем равен десятилетнему стоку Волги, Оби, Енисея, Лены и Амура, вместе взятых. Запасы и качество воды Байкала позволяют организовать крупномасштабное производство фасованной воды в объемах, ограниченных лишь перевозочными возможностями транспорта дискретного действия. Реализация таких проектов в объемах, исключающих ущерб экосистеме, может приносить выручку до 500 млрд. руб. в год. Проекты по расфасовке и реализации воды в розничных сетях могут утроить эту сумму. Ресурс пресной воды Байкала, как его природно-хозяйственное качество, имеет для общества геополитическое значение в достаточно близкой перспективе уже для нынешнего поколения. Во многом это качество Байкала и предопределяет все политические и законодательные меры его защиты. Коэволюция общества и Байкала в отношении ресурса питьевой воды имеет пока лишь генетические положительные основы, так как процесс потребления байкальской воды в обществе еще едва заметен.

Третьим природно-хозяйственным качеством экосистемы Байкала являются его биоресурсы. Ихтиофауна Байкала весьма разнообразна. Основные виды рыб относятся к ценным и являются промысловыми.

Лесные ресурсы и лесопользование на БПТ хотя и не играют специфической и существенной роли в социально-экономическом развитии субъектов федерации, однако характерны как индикаторы эколого-социальных противоречий общества. Так, потери в лесной, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной промышленности в Бурятии от байкальского фактора возникли из-за ограничений по рубкам главного пользования, запрета транспортировки леса в сигарах по озеру Байкал и сплава по рекам. В связи с этим Правительство Республики Бурятия регулярно предлагает ввести механизмы компенсации затрат, обусловленных особым режимом хозяйствования на Байкальской природной территории, что следует считать совершенно справедливым в контексте коэволюционной парадигмы. Спонтанная реакция общества на указанные ограничения в лесопользовании проявляется в росте соответствующих правонарушений.

Потребление биоресурсов имеет как положительные свойства для общества, в первую очередь, местного населения, так и отрицательные проявления для экосистемы, связанные с фактическим или прогнозируемым сокращением отдельных видов. Коэволюция Байкала и общества в отношении биоресурсов нуждается в гармонизации.

Общественная оценка уникальных природно-культурных качеств Байкала в основных чертах дана в номинации ЮНЕСКО11.

Одним из проявлений природно-культурных качеств Байкала, влияющих на духовно-образовательную сферу общества, является уникальное по разнообразности и сложности геологическое строение Байкальской рифтовой зоны и интенсивность современных геологических процессов (1-ый критерий включения Байкала в список всемирного наследия ЮНЕСКО), что стимулирует геологические научные исследования, развитие точных методов и средств измерения, соответствующий образовательный процесс. В Байкальском регионе существует целая сеть научных и производственных геологических организаций. При этом геология, сохраняя свою экономическую роль в обеспечении общества полезными ископаемыми, призвана теперь решать новые экологические задачи, как в сохранении природной среды, так и в обеспечении безопасности общества. Наличие в сейсмоопасной зоне Байкальской природной территории гражданских и промышленных объектов, в том числе экологически опасных производств, приводит к необходимости постоянного наукоемкого и техноемкого слежения за развитием сейсмического процесса в связи с возможными социально-экономическими последствиями сильных землетрясений. Помимо сейсмоопасности Байкальская природная территория характеризуется широким распространением опасных экзогенных геологических процессов – абразии, эрозии, карста, термокарста, селей, оползней, обвалов, осыпей, снежных лавин, и других. В значительной мере эти процессы провоцируются землетрясениями. Именно это стало главным аргументом академика Н.П. Лаверова переноса трассы нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» в обход Байкала в 2006 году. Геологические качества Байкала являются важным фактором коэволюции, положительно влияют на научно-образовательные процессы и на безопасность общественной жизни.

Следующее проявление природно-культурных качеств Байкала, оказывающих влияние на духовную компоненту общества, состоит в красоте и живописности его ландшафтов (3-ий критерий ЮНЕСКО), отличающихся исключительным разнообразием и контрастностью. Они являются богатейшим духовным ресурсом, служат предметом творчества множества отечественных и зарубежных художников и фотографов, являются центрами сакральной аффектации религиозных общин верующего населения. Уникальные ландшафты выступают также важнейшим ресурсом туристско-рекреационной деятельности и достаточно

значимым и перспективным фактором экономического развития региона – в т.ч. в форме особых экономических зон туристско-рекреационного типа. В целом ландшафтный фактор в коэволюции Байкала и общества играет заметную роль и крайне перспективен в будущем. Общество проявляет системную заботу о сохранности ландшафтов Байкала, определив в свое время их территориальную структуру - сеть особо охраняемых природных территорий.

Третьим природно-культурным качеством Байкала является биоразнообразие и эндемичность флоры и фауны – населяющего озеро и его побережье растительного и животного мира (4-ый критерий ЮНЕСКО). В озере обитает 1340 видов животных (745 эндемичны) и 570 видов растений (150 эндемичны). Сохранение биоразнообразия осознано мировым сообществом как фундаментальный индикатор коэволюции и закреплено Конвенцией о биологическом разнообразии в 1992 г.

Таким образом, природно-хозяйственные качества определяют материально-производственную сферу общественной деятельности. Природно-культурные качества влияют на духовно-образовательную сферу общественной жизни. Достижение гармонии материально-производственной и духовно-образовательной сферы являются перманентной целью общественной системы, соприкасающейся с экосистемой Байкала.



В параграфе 1.3 «Структура и функции общественных подсистем, взаимодействующих с уникальной экосистемой Байкала» обосновывается и приводится классификация организаций, образующих различные подсистемы общества, рассматриваются отношения организаций этих подсистем.

В соответствии с методологией социальной философии проводится анализ строения (установление частей) взаимодействующего с Байкалом общества с учетом отмеченной специфики рассматриваемой проблемы и в комплексе с оценкой общественных функций выделяемых частей общества. На основании результатов такого субстанционально-функционального анализа «байкальского социума» проанализированы и типизированы отношения (взаимодействия) между частями этого общества, которые обуславливают его системную целостность. Этот анализ «байкальского социума» проводится в свете коэволюционной стратегии, с учетом принципа соблюдения баланса интересов сохранения Байкала и интересов социально-экономического развития окружающего и связанного с ним общества, в первую очередь, на территории Байкальского региона. Достижение этого баланса интересов, по мнению диссертанта, должно учитывать конфликтологические структуры, имеющиеся в обществе и нуждающиеся в выяснении своих особенностей.

Философский анализ специфических особенностей «байкальского социума» проводится с учетом всех уровней системного рассмотрения – уровня общих свойств этого социоприродного объекта, уровня функциональных типов составляющих данный социум общественных подсистем, а также уровня специфики организационных ячеек общества.

В качестве особенного уровня системного рассмотрения, предлагается уровень взаимодействий Байкала и общества. Именно эти взаимодействия создают системные качества рассматриваемой экосоциосистемы.

Общество, взаимодействующее с Байкалом, выступает антитезой уникальной экологической системе, ее вышеопределенным природно-хозяйственным и природно-культурным качествам и ресурсам. Представляется, что для онтологического анализа взаимодействий в социуме структурной единицей должна быть выбрана соответствующая организационная ячейка общества. В соответствии с российским и зарубежным гражданским законодательством, определяющим общественную жизнь, различаются следующие виды организаций – юридических лиц общества: органы управления, коммерческие организации, ориентированные на извлечение прибыли, некоммерческие организации, удовлетворяющие общественные потребности без извлечения прибыли.

Вышеохарактеризованные природно-хозяйственные и природно-культурные качества Байкала, как основные грани его соприкосновения с обществом, обуславливают классификацию общественных подсистем для дальнейшего анализа их функций и отношений в три группы:

- регулирующие подсистемы: международная, федеральная государственная, региональная государственная, органы местного самоуправления;

- материально-производственные подсистемы: энергетическая, транспортная, промышленная, сельскохозяйственная, противоправная хозяйственная;

- духовно-образовательные подсистемы: научная, образовательная, духовно-религиозная, общекультурная, рекреационная, общественные организации.

Приводится характеристика каждой из перечисленных подсистем и оценки их подверженности влиянию Байкала и воздействий на него.

Особую роль в гармонизации коэволюции играют организации регулирующих подсистем. Однако распределение общественных полномочий (обязанностей, прав и ответственности) этих организаций носит крайне сложный и разноаспектный характер, определяемый огромным числом часто изменяемых нормативных правовых документов.

Охарактеризованные общественные подсистемы, входящие в них организации действуют в целостной системе общества, реализуя и развивая определенные отношения – связи и зависимости: субординационные отношения типа «вышестоящая-нижестоящая», «контрольно-надзорные предписания»; координационные отношения (связи) которые реализуются совещательными органами и мероприятиями, в том числе фиксируемыми и комплексно финансируемыми в рамках целевых федеральных и региональных программ; рыночными отношениями. Регулирование рыночных зависимостей посредством субординационных и координационных зависимостей является важным фактором государственного координационного регулирования.

Охарактеризованная группировка организаций в общественные подсистемы позволяет определить общий характер взаимодействий между обществом и Байкалом. Эти взаимодействия происходят как по граням непосредственного соприкосновения (материально-производственная сфера – природно-хозяйствен-ные качества Байкала; духовно-образовательная сфера – природно-культурные качества Байкала), так и перекрестно и опосредовано (материально-производственная сфера – природно-культурные качества Байкала; духовно-образовательная сфера – природно-хозяйственные качества Байкала). Предлагается общая схема взаимодействий (рис.), подлежащая онтологическому анализу.

Рис. Общая схема взаимодействий общества и экосистемы Байкала



Во второй главе «Онтология взаимодействий экосистемы Байкала и общества и определение путей их гармонизации в процессе коэволюции», включающей три параграфа, обосновывается и определяется классификационная схема двунаправленных взаимодействий Байкала и общества, выявляются аксиологические и онтологические аспекты солидарности и конфликтности общественных подсистем, выясняются и объективизируются механизмы регулирования общественных процессов, сопряженных с экосистемой Байкала, и предлагаются меры по их совершенствованию в целях гармонизации процесса коэволюции.

Параграф 2.1 «Классификация взаимодействий между уникальной экосистемой Байкала и общественными подсистемами» содержит обоснование признаков анализа поля взаимодействий для их классификации, определение логической модели взаимодействий общества и уникальной экосистемы Байкала, обзор воздействий материально-производственных и духовно-образовательных подсистем на Байкал и влияний Байкала на них, предложения о классификации взаимодействий.

В качестве первого признака структуризации поля взаимодействий предлагаются качества уникальной экосистемы озера Байкал, проявляемые в ее взаимодействии с обществом: природно-хозяйственные и природно-культурные качества.

Вторым признаком определяется состав общественных подсистем, сгруппированных по граням соприкосновения с социальными качествами Байкала: материально-производственные подсистемы; духовно-образова-тельные подсистемы и регулирующие подсистемы.

К третьему признаку анализа поля взаимодействий относится объективно существующее направление взаимодействия между обществом и уникальной экосистемой озера Байкал: воздействия общества на Байкал и влияния Байкала на общество.

Воздействия могут быть негативными - сбросы, выбросы, размещение отходов), неорганизованный туризм, незаконная застройка берегов, экологические правонарушение и экологические преступления. К воздействиям положительного характера можно отнести введение экологических норм сбросов и выбросов, запрещение определенных видов деятельности, охранные мероприятия различного рода, реализация общественных экологических проектов и др.

Влияние Байкала положительного характера факторизуется, например, в стабильном уровне воды в озере, что снижает общие затраты на выработку электроэнергии. Возможность отбора и розлива байкальской воды и использования ее для питьевых целей создает предпосылки для развития крупного бизнеса, в итоге влияющего на здоровье членов общества. Уникальные водные и береговые ландшафты оказывают духовное воздействие. С другой стороны, огромные масштаб и общественное значение проблемы охраны озера иногда используются в целях политической рекламы.

Следовательно, в качестве четвертого признака анализа взаимодействий логично определить ценностное качество результата взаимодействия: положительный результат и отрицательный результат.

Осознание ценности результата взаимодействий для Байкала происходит и рефлексуется в общественном сознании. Формирование и поддержание гармоничного с качествами Байкала общественного сознания – задача духовно-образовательных подсистем общества, а условия и специфика решения этой задачи – во многом компетенция регулирующих подсистем общества.

Предлагаемая классификация и вытекающая из нее мировоззренческая модель комплекса взаимодействий Байкал и общества отображает поле взаимодействий (воздействий и влияний) всех общественных подсистем со всеми социальными качествами уникальной экосистемы озера Байкал. Из предложенной модели следует, что особое место во взаимодействиях занимают регулирующие подсистемы – международная, федеральная государственная, региональная государственная и органы местного самоуправления. Процесс регуляции с их участием осуществляется по принципу обратной связи. Таким образом, регулирующие подсистемы воздействуют и регулируют деятельность материально-производственных и духовно-образовательных подсистем, но, в то же время, сами подвержены влиянию этих подсистем через оценку их состояния, степени и скорости изменений этих состояний.

Параграф 2.2 «Взаимодействие интересов использования и сохранения экосистемы озера Байкал: солидарность и конфликтность» содержит определения роли конфликтологии в регулировании взаимоотношений Байкала и общества; анализ аксиологических аспектов солидарности и конфликтности во взаимодействиях общественных подсистем и уникальной экосистемы Байкала; определение социальных субъектов солидарности и конфликтности в этих взаимодействиях и их ценностные ориентиры; выяснение роли регулирующих подсистем в усилении (ослаблении) солидарности и в устранении (поддержании) конфликтности.

Солидарность и конфликтность различных элементов общества в обсуждении и решении байкальских проблем проявляется отчетливо и масштабно.

Управление солидарностью и конфликтностью является действенным рычагом регулирования поведения социальных групп и общественных подсистем в том или ином направлении прогресса в гармоничной коэволюции. Анализ аспектов солидарности и конфликтности социальных субъектов является ключевым для обоснования и выработки соответствующих рекомендаций.

По отношению к экосистеме Байкала можно выделить следующие интересы социальных субъектов: сохранение природно-хозяйственных качеств и ресурсов, их использование и потребление; сохранение природно-культурных качеств и их использование. Потребление ресурсов и использование качеств может осуществляться с разрушением экосистемы и сокращением количества ресурсов (ухудшением качеств) или в неразрушительной форме, соответствующей принципам устойчивого развития. Перечисленные интересы в отдельных социальных подсистемах могут проявляться в значительной степени, в незначительной и вообще не проявляться.

Так, например, в энергетической подсистеме заинтересованность проявляется в потреблении гидроэнергетических ресурсов озера, что снижает себестоимость производства электроэнергии и увеличивает прибыль в электрогенерации. Но в то же время здесь присутствует заинтересованность в сохранении данного природно-хозяйственного качества, что выражено в правовой и хозяйственной заботливости о стабильности уровня воды в Байкале – тщательным регулированием объемов сброса воды через Иркутскую ГЭС.

Заинтересованность организаций промышленной подсистемы состоит в потреблении и использовании таких ресурсов, как чистая байкальская вода и прилегающие к Байкалу леса (Байкальский ЦБК, Селенгинский ЦКК).

Потребление сельскохозяйственной подсистемы направлено на водные биоресурсы Байкала, растительный мир побережья (корма животноводства, сбор дикорастущих растений). Явных интересов сохранения природно-хозяйственных и природно-культурных качеств сельскохозяйственная подсистема не имеет.

Научная подсистема заинтересована преимущественно в сохранении всех качеств экосистемы, что подтверждается деятельностью разнопрофильных научных организаций. Интересов прямого потребления этих качеств научная подсистема не имеет, а, наоборот, выступает активным защитником их сохранения, обладая при этом явно не выражаемым интересом реализации своего научного потенциала получением соответствующего бюджетного финансирования и коммерческих заказов на природоохранные мероприятия, а также вполне оправданным интересом повышения своего общественного статуса.

Интересы образовательной подсистемы также направлены на сохранение озера. Это проявляется во введении специальных образовательных дисциплин по экологии, байкаловедению и т.п. Заинтересованность в использовании (без потребления) природно-хозяйственных и природно-культурных качеств у образовательной подсистемы достаточно высокая, проявляется в организации различных учебных лагерей, выездных практических семинаров и т.п.

Сохранение природно-хозяйственных и природно-культурных качеств является важнейшим интересом духовно-религиозной подсистемы, так как такие религии, как буддизм, шаманизм, обожествляют природу озера и направляют деятельность человека на защиту этой природы. Интересы в потреблении отсутствуют.

Интересы рекреационной подсистемы состоят по большей части в потреблении таких природно-культурных качеств, как ландшафты и биоразнообразие флоры и фауны, что выражается в деятельности большого количества туристических фирм, баз отдыха, различных курортов. В то же время рекреационная подсистема отчасти заинтересована в сохранении экосистемы озера.

Общественные организации имеют своим единственным интересом сохранение всех качеств Байкала. Их деятельность целиком и полностью направлена на защиту озера.

Интересы регулирующих подсистем в значительной мере выражают государственную и международную политическую волю, закрепленную в соответствующих документах – конвенциях, законах, постановлениях.

В работе приводится систематизация всего множества интересов всех общественных подсистем, из чего выводятся заключения об их солидарности и конфликтности по отношению к сохранению и потреблению тех или иных качеств Байкала.

Аспекты солидарности и конфликтности в байкальской проблематике крайне разнообразны и индикативны и вероятно требуют более глубокого исследования с последующей постановкой регулярных мониторинговых наблюдений со стороны органов власти и общественных институтов.

Параграф 2.3 «Пути гармонизации взаимодействий уникальной экосистемы Байкала и общества в процессе коэволюции» определяет: адресаты и специфику мировоззренческих рекомендаций; условия соблюдения императивности и наблюдаемости коэволюции Байкала и общества; меры совершенствования каналов учета и каналов воздействий в механизмах регулирования общественных подсистем; развитие информатизации общества как фактора интенсификации регулирования коэволюции Байкала и общества.

Основную роль в управлении сохранением уникальной экосистемы Байкала и сбалансированным социально-экономическом развитием играют регулирующие подсистемы общества – международная, федеральная государственная, региональная государственная и органы местного самоуправления. Именно эти подсистемы следует в первую очередь считать адресатами рекомендаций.

Механизм регулирования материально-производственной сферы вырабатывает воздействия на материально-производственные подсистемы на основе учета и анализа состояния и изменения: природно-хозяйственных качеств, а также - процессов и деятельности в материально-производственных подсистемах. Механизм регулирования духовно-образовательной сферы формирует воздействия на духовно-образовательные подсистемы на основе учета состояния и изменения: природно-культурных качеств, а также процессов и деятельности в духовно-образовательных подсистемах. Каждый из этих механизмов действует по принципу обратной связи, имеет соответствующий контур обратной связи, образуемый каналами учета-анализа состояния регулируемой сферы и каналами воздействия на нее.

Принцип управляемости предполагает наличие детализируемой цели – императива поведения, а также достаточного арсенала средств воздействия на объект. В статье 5 закона «Об охране озера Байкал» сформулированы четыре принципа, претендующих на роль ведущего эколого-социального императива коэволюции и прямо соотносящихся с качествами работы каналов учета и каналов воздействия вышеозначенных механизмов регулирования.

Принцип наблюдаемости требует достаточность информации, поступающей в канал учета, для оценки реального состояния регулируемого объекта. Степень продвижения общества к заданной цели может наблюдаться и оцениваться в значительной мере традиционными статистическими показателями: состояния экосистемы, экологическими, общими экономическими, отраслевыми экономическими, социальными. Могут использоваться также различные интегральные и относительные показатели, получаемые на основе статистических данных.

Первой рекомендацией по общей схеме регулирования может быть выдвинуто пожелание усиления перекрестного взаимодействия двух механизмов регулирования путем введения в каналы учета и анализа сведений о состоянии и изменении соседних подсистем общественной деятельности и соответствующих им качеств уникальной экосистемы Байкала. В настоящее время такие перекрестные связи материально-производственных и духовно-образовательных подсистем развиты слабо и не всегда учитываются при выработке воздействий со стороны регулирующих подсистем. Каждый орган управления руководит профильными организациями материально-производственных и духовно-образовательных подсистем, учитывая их состояние и состояние «примыкающих» качеств Байкала.

С учетом вышеобоснованных требований к качествам процессов регулирования, рассмотренных аспектов солидарности и конфликтности подсистем, а также в целях достижения тотальной наблюдаемости экосоциосистемы можно рекомендовать, что усовершенствования каналов учета и анализа (афферентных каналов) в механизмах регулирования материально-производственной и духовно-образовательной сфер должны удовлетворять ряду требований, касающихся расширения учитываемых факторов и усиления синергетики их совместного учета и анализа.

Меры по совершенствованию каналов воздействия(эфферентных каналов) механизмов регулирования материально-производственной и духовно-образовательной сфер должны направляться на улучшение управляемости экосистемы выбором наиболее действенных регулирующих органов, повышением избирательности и комплексности вырабатываемых мер воздействия.

Байкал своей масштабностью и многомерностью и взаимодействующее с ним многообразное общество заслуживают формирования своей специализированной «информационной машины» в форме информационной системы, имеющей тесно скооперированные публичную и властную подсистемы. Такая специализированная «машина» должна осуществлять учет, мониторинг и сопоставление разноаспектной информации, поддерживать общественные коммуникации по Байкалу, мотивировать, обосновывать и моделировать последствия управленческих решений для их последующей реализации в механизмах регулирования сфер общественной жизни.

В заключении подводятся итоги исследований, обосновывается оценка их научного результата, определяются перспективы дальнейших исследований.



Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Торопов, М.С. Мировоззренческая модель системы взаимодействий Байкала и общества / М.С. Торопов // Вестник БГУ. Философия, социология, политология, культурология. - Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2011. - Вып. 14а – С.70-75 (рецензируемый журнал перечня ВАК).

2. Торопов, М.С. Философские аспекты определения системы отношений Байкала и общества / М.С. Торопов // Вестник ИрГТУ № 4, 2011 . – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2011 – С. 277-281 (рецензируемый журнал перечня ВАК).

3. Торопов, М.С. Система отношений Байкала и общества как объект регулируемой гармонизации / М.С. Торопов // Использование и охрана природных ресурсов России, № 6, 2010. – Москва, 2010 – С. 87-92 (рецензируемый журнал перечня ВАК).

4. Торопов, М.С. Совершенствование механизмов регулирования взаимодействий Байкала и общества / М.С. Торопов // Вестник БГУЭП № 2, 2011 . – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2011 – С. 128-133 (рецензируемый журнал перечня ВАК).

5. Торопов, М.С. Пути гармонизации системы взаимодействий Байкала и общества на принципах устойчивого развития / М.С. Торопов // Экономика природопользования. Обзорная информация. Издание Российской Академии Наук (ВИНИТИ) № 2, 2011. – Москва, 2011 – С. 18-23 (рецензируемый журнал перечня ВАК).

6. Торопов, М.С. Социально-философский анализ общественных коммуникаций в природоохранной зоне озера Байкал/ М.С. Торопов // Социокультурное взаимодействие и коммуникация. Сборник научных статей, Ирк. гос. лингв. ун-т. – Иркутск, 2010. – С. 183-191.

7. Торопов, М.С. Социально-философский аспект взаимодействия уникальной экологической системы озера Байкал и окружающей его общественной жизни / М.С. Торопов // Материалы 3-ей межрегиональной научно-практической конференции «Вопросы экологической безопасности и охраны окружающей среды», Иркутск 3-5 июня 2010, Министерство природных ресурсов и экологии Иркутской области. – Иркутск, 2010 – С. 167-169 (электронная публикация).

8. Торопов, М.С. Пути гармонизации системы взаимодействий Байкала и общества / М.С. Торопов // Сборник докладов и выступлений на круглом столе «Охрана экосистемы озера Байкал и рациональное природопользование» VI-го Байкальского международного экономического форума // Издание Совета Федерации Федерального Собрания РФ, 2010. – Москва, 2010 – С. 39-42.

9. Торопов, М.С. О механизме регулирования взаимодействия Байкала и общества/ М.С. Торопов // Развитие экономики и бизнеса. Сборник научных статей. – Иркутск: Изд-во БГУЭП, 2011 – С. 130-135.

10. Торопов, М.С. О механизме регулирования взаимодействий Байкала и общества / М.С. Торопов // Проблемы Земной цивилизации, Всероссийское объединение по исследованию проблем Земной цивилизации. Иркутское отделение, выпуск № 25. - Иркутск, 2011 – С. 151-156.





1 Далее термины «Байкал» и «уникальная экологическая система озера Байкал» используются как синонимы. Однако, когда необходимо особо подчеркнуть многокачественность Байкала как объекта отношений с обществом, используется второй термин.

2 Мантатов В.В. Теория устойчивого развития: онтология и методология. – Улан-Удэ: Издательство ВСГТУ, 2009. – 148 с.; Мантатов В.В. Стратегия разума: экологическая этика и устойчивое развитие. – В двух томах. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во т. 1., 1998; т.2, 2000.

3 Этика будущего: аксиология устойчивого развития. Материалы Байкальского Философского форума. Отв. ред. Мантатова Л.В. – Улан-Удэ, 2008. Мантатов В.В. Этика устойчивого развития в информационную эпоху. – Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство, 2002.

4 Мантатова Л.В. Стратегия развития: Ценности новой цивилизации. – Улан-Удэ: Издательство ВСГТУ, 2004. – 242 с.

5 Мантатов В.В., Мантатова Л.В. Устойчивое развитие: прогресс нравственных задач. / Материалы Байкальской международной конференции ЮНЕСКО «Экологическая этика и образование для устойчивого развития». – Улан-Удэ, 2006.

6 Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. – М.: Правда, 1989. – 608 с.; Булгаков С.Н. Сочинения. В 2 томах. – М.: Наука, 1993.; Соловьев В.С. Сочинения. В 2 томах. – М.: Правда, 1989.

7 Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. – М.: Издательство политической литературы, 1980. – 311 с.

8 Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. – М.: Наука, 1973. – 269 с.

9 Маркс К., Энгельс Ф., Соч. т.20, с.513

10 Государственная программа Российской Федерации «Информационное общество (2011-2020 годы)» (утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 20.10.2010 № 1815-р).

11 World heritage nomination – IUCN technical evaluation lake Baikal basin (Russia). – 1996.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал