Xxi век: история не кончается. Часть первая. Будущее, которое никогда не наступит Пространство выбора



страница3/18
Дата02.05.2016
Размер3.26 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
Часть вторая. Тупики и пропасти

Когда погода портится

И еще до того, как сбудется предсказанное мною, вся земля попадет под власть яростных и частых ураганов и бурь... И тысячи других бедствий будут вызваны невероятным разливом вод и непрестанными дождями...
Нострадамус
Тепло или холод

 Мы стали говорить о погоде так часто, словно живем в какой-нибудь Англии. Это не новое российское поветрие - так происходит во всем мире. На телевидении прогнозы погоды отличаются завидным рейтингом, а на соответствующие сайты в Интернете не заглядывает только ленивый. С чего бы вдруг человечество одолел сей странный интерес к метеорологии? Как известно, о погоде начинают говорить, когда она портится. То есть, отклоняется от удобного для нас стандарта. Такой стандарт, безусловно, существует и глубоко укоренился в национальной мифологии. В России лето - жаркое и грозовое, осень - золотая, зима - студеная или метельная, весна, понятное дело, дружная... Природа, впрочем, всегда выкидывала всякие штуки, но когда весь год состоит из одних только фокусов, становится как-то не по себе.

 Вспомним совсем недавние события. Только в центре России - невиданно холодный май 1999 и сменившая его жара и сушь, все более частые "ураганы", страшное наводнение на Северном Кавказе в конце июня 2002 года... А в Европе - невиданные снегопады в Альпах зимой 1999 года, весной - настоящий потоп в верхнем течении Дуная (когда весь этот снег дружно начал таять), все более частые катастрофические наводнения, невиданная сушь и жара лета 2003... На Соединенные Штаты и Мексику каждое лето обрушивается жара, невыносимая даже для привычных к теплу жителей этих стран, все мощнее становятся торнадо (вихрь 3 мая 1999 г. разрушил значительную часть города Оклахома-Сити). Кажется, погода словно взбесилась. Конечно, мы живем в век средств массовой информации, для которых всякое необычайное явление природы - новость, но валить все на телевидение было бы несправедливо. Ведь все чаще и чаще в репортажах звучит: впервые за все время метеорологических наблюдений. Это значит - впервые за 120 - 180 лет, в зависимости от расположения метеостанции. В старинных хрониках и летописях, конечно, сообщается и о событиях куда более невероятных - случалось, и Нил замерзал, а по Черному морю плавали чуть ли не айсберги, - но все же не слишком ли часто стала портиться погода?

 Вопрос не столь праздный, как может показаться. От состояния климата напрямую зависит жизнь всех обитателей планеты. Возможно, что развитая система международных экономических связей позволит избежать голода в случае неурожая, но все равно - за хлеб приходится платить. Более того, современная цивилизация, основанная на высоких технологиях, оказывается куда более уязвимой перед лицом стихии. К примеру, в гололеде и двести лет назад не было ничего хорошего, но тогда по крайней мере под тяжестью льда не обрывались линии электропередачи и не было массовых автокатастроф. По данным Гидрометцентра России, только в период с 1960 по 1990 год ущерб от стихийных бедствий в среднем составлял 43 млрд. долларов в год. Но гибнут не только материальные ценности. Население планеты растет, и человек вынужден осваивать районы, жить в которых небезопасно. Одно из самых населенных мест в мире - устье реки Ганг в Бангладеш. Только за последние 200 лет здесь случилось семь катастрофических наводнений. Одно из них в 1970 г. погубило более 300 тысяч человек. Похожие бедствия все чаще обрушиваются на Китай и США.

 Для России будущее состояние климата планеты имеет первостепенное значение. Так сложилось, что мы живем в одной из самых суровых и неблагоприятных в климатическом отношении стран. Даже незначительное ухудшение климата может поставить нас тяжелейшее положение. С другой стороны, самое небольшое улучшение позволит нам сэкономить миллиарды долларов. Это касается буквально каждой семьи. Представьте себе, что вы строите дом - если вы точно знаете, что в ближайшие сто лет суровые зимы маловероятны, то сможете сэкономить на толщине стен и системе отопления...
 К несчастью, есть все основания полагать, что нашим детям и внукам достанется куда менее приятный мир, чем тот, что мы знаем сегодня. Очевидно, в ближайшие сто лет бури, засухи, морозы и наводнения будут случаться куда чаще, чем в наши дни, и, что печальнее всего, все эти стихийные бедствия станут куда более интенсивными. Специалисты убеждены, что нынешний и ожидаемый разгул стихии предвещает какие-то глубокие перемены климата планеты, но они не знают, когда климат вновь войдет в стабильное состояние и как именно он изменится. По-видимому, период нестабильности, свидетельствующий о переходе климата Земли от одного состояния к другому, еще только в самом начале.

 Точный климатический прогноз невозможен в принципе. Состояние климата Земли определяет множество процессов продолжительностью от десятков лет до сотен тысячелетий, и ста лет инструментальных наблюдений (а в масштабах всей планеты этот срок еще меньше) недостаточно для того, чтобы делать какие-то выводы. Тем не менее, по данным геологии и палеогеографии история климата известна достаточно хорошо. Последние два миллиона лет длительные ледниковые периоды продолжительностью 70 - 120 тысяч лет неоднократно прерывались теплыми межледниковьями, продолжавшимися 15 - 20 тыс. лет. На чередование ледниковых периодов и межледниковий накладываются более короткие колебания климата продолжительностью 1500 - 2100 лет. Все ледниковые периоды и межледниковья отличаются своим особым характером, причем даже в самые холодные эпохи случаются сильные кратковременные потепления, длящиеся сотни и даже тысячи лет, а резкие и очень интенсивные похолодания бывают и в разгар межледниковий. Последний ледниковый период завершился около 12 тысяч лет назад, хотя континентальные льды в умеренных широтах еще оставались - понадобилось еще около 4 тысяч лет, чтобы большая их часть растаяла. По всей видимости, нынешнее межледниковье, в которое уместилась большая часть истории человеческой цивилизации, подходит к концу - о чем и свидетельствуют участившиеся стихийные бедствия.

 Недавно ученые сделали очень тревожное открытие. Изучая ледяные керны Гренландии и Антарктиды, льды которых, словно годичные кольца деревьев зафиксировали историю климата планеты за последние сто тысяч лет, они убедились, что переходы от потеплений к похолоданиям и наоборот иногда происходят катастрофически быстро. Менее чем за десять лет средняя температура в Арктике и Антарктике может измениться на несколько градусов. Достаточно сказать, что среднему похолоданию на 1 градус соответствует сокращение периода роста растений на две недели. Такие похолодания (и потепления, эффект которых во время ледникового периода не столь заметен, ибо льды не успевают растаять) длятся несколько сот лет, после чего температура вновь возвращается к исходному состоянию. О причинах можно только догадываться - за этим могут стоять вулканические извержения, изменения морских течений или солености морской воды. За последние 8 тыс. лет такого не случалось, но климат нынешнего межледниковья вообще отличается редкостной стабильностью, которая многих наводит на мысль о том, что за оставшееся до конца теплого периода время на нас обрушатся многочисленные неприятности - и в результате в среднем оно не будет сильно отличаться от всех предыдущих.

 Между тем, в XX веке на эту естественную нестабильность климата стала накладываться нестабильность, вызванная деятельностью человека. Она проявляется двояко.

 Во-первых, в окружающую среду поступает огромное количество различных веществ, так или иначе влияющих на климат. Так, углекислый газ и метан задерживают тепловое излучение земли и тем самым, словно пленка над парником, способствуют потеплению (так называемый "парниковый эффект"). Нефтяная пленка на поверхности воды затрудняет теплообмен и испарение воды. Дым, поступающий в атмосферу при сжигании топлива и растительности, препятствует поступлению солнечной радиации, что ведет к снижению температуры. В свою очередь, вещества, которые до недавнего времени широко использовались в холодильных установках (в частности, хлорфторуглероды), как полагают, приводят к разрушению озона в стратосфере и тем самым открывают путь к поверхности земли убийственному для всего живого ультрафиолетовому излучению... Примеры можно множить. На состояние климата - по крайней мере, локально - влияют и крупные водохранилища, и огромные города.

 Во-вторых, стремление человека перестроить природу под свои насущные нужды приводит в случае изменения климата к гораздо более тяжелым последствиям для самого человека. Можно с помощь совершенных систем орошения превратить пустыню в цветущий сад, но что делать, если на эту местность обрушатся дожди? Примерно 3 тыс. лет назад в Южной Аравии возникла высокая цивилизация, основанная на орошении. В IX веке до н. э. началось строительство грандиозной плотины, высота которой достигала 15, а длина - 600 метров. Она действовала несколько столетий. Одновременно на этой территории было построено множество искусных гидротехнических сооружений. Все прекрасно работало, и, пока климат оставался стабильным, страна цвела - римляне недаром назвали ее "Счастливой Аравией". Но примерно 1600 лет назад, в IV веке н. э., климат сделался неблагоприятным. Пошли дожди. Страшные наводнения разрушили плотины, и сегодня в этой местности нет ничего кроме занесенных песком руин.

Безусловно, древние цивилизации не располагали нынешней техникой и знаниями. Но в 1993 году американцы, при всех своих технологиях, смогли противопоставить разбушевавшейся (и тоже насквозь зарегулированной плотинами и дамбами) Миссисипи лишь тысячи рук и мешки с песком - и последствия того наводнения оказались катастрофическими. Дело в том, что искусственные сооружения и экосистемы - дамбы, поля, каналы, водохранилища и т. д., не в состоянии гибко реагировать на изменившиеся природные условия. Какое-то время они сопротивляются, но потом наступает слом, и все оборачивается катастрофой.

 Но для того, чтобы противостоять широкомасштабным изменениям климата, не хватит никаких денег. В последние годы на территории бывшего СССР мы стали свидетелями двух бедствий, связанных с изменением климата (и отчасти - с деятельностью человека). Это - резкий подъем уровня Каспийского моря, начавшийся совершенно неожиданно для специалистов, которые еще в 1980-е годы (когда море уже поднималось) обсуждали проекты переброски части стока рек на юг, чтобы спасти <усыхающий> Каспий, а также иссушение Аральского моря. (Эти процессы совпали, по-видимому, совершенно естественным образом, ибо многочисленные исторические свидетельства говорят о том, что при подъеме уровня Каспия Арал сильно сокращается в размерах). В обоих случаях люди ничего не могут противопоставить природным процессам. Подъем Каспия уже принес колоссальные убытки - приходится в буквальном смысле переносить города и поселки, перестраивать порты и т. д., а иссохшее Приаралье просто запустело.


 В последние время влияние деятельности человека на климат связывают прежде всего с так называемым "глобальным потеплением". Действительно, средняя температура планеты за последние сто лет выросла примерно на 0,5 °С. Величина громадная, если учесть, что на протяжении последнего тысячелетия, включавшего и "малый ледниковый период", и более теплые эпохи, все колебания температуры укладывались в эти полградуса. Значит ли это, что мир и в самом деле становится теплее? Как знать. Хотя теория о том, что глобальное потепление неизбежно, прочно утвердилась в прессе, а мировое сообщество принимает обязательные для исполнения документы по предотвращению глобального потепления, фактически климатологи разделились на две группы.

Большинство считает, что глобальное потепление, вызванное деятельностью человека (прежде всего, выбросом парниковых газов), совершенно реально, и уже в первой половине следующего столетия мы почувствуем его последствия. Именно это мнение стоит за документами, предписывающими всем странам мира к началу XXI века ограничить потребление ископаемого топлива. Меньшинство - впрочем, весьма влиятельное - убеждено, что мир стоит на пороге нового похолодания, и в этом смысле парниковый эффект в лучшем случае лишь отсрочит или смягчит предстоящую Великую Зиму, которой суждено продлиться много тысячелетий, а в худшем - сделает переход от теплой эпохи к холодной катастрофическим. Поскольку научная истина определяется отнюдь не большинством голосов, может статься, что правы как раз сторонники теории похолодания. (Артур Кларк, известный своими довольно точными прогнозами в области науки и техники, считает, что новый ледниковый период начнется уже в 2090 году). В пользу этого мнения говорит тот факт, что наука не слишком хорошо знает, как начинаются ледниковые периоды: таяние гигантских ледников в значительной мере стерло из геологической летописи историю их возникновения. Очевидно, однако, что похолодание сопровождалось крайней неустойчивостью климата - попросту говоря, ужасно плохой погодой. В этом смысле какой-либо прогноз на XXI век просто невозможен, можно сказать лишь, что все, что мы видели до сих пор - только цветочки. Кроме того, несмотря на всевозможные спутники, сеть метеостанций и будущие супер-суперкомпьютеры, метеорологи будут ошибаться чаще, чем сегодня, ибо невозможно основывать прогноз на длинном ряду наблюдений, если те были сделаны в другую климатическую эпоху.

 Если похолодание все же начнется, то погода XXI века будет походить на ту, что стояла во время малого ледникового периода. Он продолжался примерно триста лет, примерно с конца XIV до начала XIX века. В это время погибли поселения викингов в Гренландии (с 1476 г. до 1822 г. ни один корабль не мог пробиться сквозь льды к берегам этого острова). В течение 25 лет с 1575 по 1600 г., полностью была блокирована льдами Исландия - а ведь за сто лет до этого, Колумб не видел никакого льда близ исландских берегов. Не замерзает там море и сегодня. В Голландии каналы покрывались зимой толстым слоем льда (как прекрасно видно на картинах старых голландцев), а в России почти полностью прекратилось сообщение с поселениями поморов в Западной Сибири и в низовьях Енисея - как раз тогда прекратила свое существование знаменитая Мангазея. Очень тяжело сказался этот период на сельском хозяйстве Европы. В Англии, России, Европе пришли в упадок сотни деревень (причины тому, впрочем, были не только климатические). Россию весь XVI век терзали жестокие морозы, стихийные бедствия следовали одно за другим, "дожди сменялись засухами, а засухи - грандиозными ненастьями", - отмечают известные специалисты по истории климата Евгений Борисенков и Василий Пасецкий1. А в начале XVII века на Россию несколько раз обрушивались летние морозы - в июле, в начале августа... В 1620 году замерз Босфор, и люди переходили его по льду. Бывало, однако, что лето оказывалось жарким и засушливым. Одним словом, такую погоду врагу не пожелаешь. Но куда хуже нам и нашим детям придется, если правы окажутся сторонники теории глобального потепления.
Примечания

1. Борисенков Е.П., Пасецкий В.М. Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы. М., 1988


(Некоторые разделы этой книги можно найти здесь)

Парниковый эффект

В последние десятилетия с климатом Земли действительно происходит что-то непонятное, и мировое сообщество всерьез обеспокоено.

 На Международной конференции по глобальному потеплению, проходившей в конце 1997 г. в Киото, и в докладе Межправительственного совета по изменениям климата, подготовленном в 1995 г., говорилось, что если выбросы парниковых газов продолжаться в том же темпе, к 2025 г. средняя температура на планете поднимется на 1°С, а к 2100 - на 3,5°С. Пока что температура явно не повышается столь быстро. С одной стороны, некоторые страны вняли призывам мировой общественности и сократили выбросы углекислого газа, с другой - экономический кризис, поразивший Россию, сократил наши выбросы - весьма, кстати, значительные - так сказать, в явочном порядке, тем самым позволив нам выполнить свои обязательства в соответствии с Рамочной конвенцией ООН об изменении климата. Тем не менее, 1990-е годы все равно оказались самым теплым десятилетием за все время наблюдений, как до этого самыми теплыми оказались 1980-е.

 Климат изменится везде, но по-разному. Менее всего перемены будут заметны близ экватора и в тропиках - там потепление скажется в основном на количестве осадков и урожайности. А вот в умеренных широтах северного полушария станет куда теплее. На большей части территории России зимы станут мягче почти на 5°С, а это значит, что на европейской части страны зима будет напоминать западноевропейскую - без морозов, а то и без снега (так случилось зимой 2001/2002 гг.) Похожие перемены произойдут и в Канаде. Одновременно почти на 10 процентов возрастет количество осадков (в последние годы в средней полосе России оно уже выше нормы), а значит, возрастет продуктивность сельского хозяйства. Теплолюбивые растения продвинутся к северу, и может статься, что виноград на подмосковных садовых участках из экзотики станет реальностью - выращивают же его в Германии.

 Исходя из этого, иногда делают вывод, что в глобальном потеплении нет ничего плохого. В начале 1998 г. бывший президент Национальной академии наук США представил на рассмотрение научной общественности петицию, призывавшую правительства отклонить соглашения об ограничении выбросов парниковых газов. С точки зрения авторов этого документа, увеличение содержания углекислого газа в атмосфере - процесс естественный, и нет никакого смысла с этим бороться. Более того, он способствует росту растений: в частности, с 1950 г. масса лесов (не площадь, а запас древесины) в США возросла на 30 процентов. Особенно благоприятно сказывается избыток двуокиси углерода на растениях, растущих в засушливых условиях. Интенсивный рост растительных сообществ ведет, в свою очередь, к увеличению разнообразия видов животных, и в целом получается, что в результате возрастания количества углекислого газа в атмосфере <мы живем во все более и более благоприятных условиях окружающей среды. Наши дети будут наслаждаться жизнью на Земле с гораздо большим количеством растений и животных. Это замечательный и непредвиденный подарок от индустриальной революции>1.

 Страны Африки, Южной Азии, большинство стран Центральной и Южной Америки, а также Ближнего и Среднего Востока ничего хорошего не ждет - температуры там изменятся незначительно, но дождей будет выпадать меньше, поскольку сокращение разницы температур между экватором и полюсами снижает интенсивность так называемого <западного переноса>, в результате чего циклоническая деятельность ослабнет и влаги на сушу будет поступать меньше. Тропики и субтропики будут терзать жестокие засухи и лесные пожары, подобные тем, что обрушились в 1998 г. на Индонезию (последняя засуха сама по себе связана не с глобальным потеплением, а с так называемом явлением Эль-Ниньо - периодическим потеплением экваториальных поверхностных вод в центральной и восточной части Тихого океана. В будущем оно может быть значительно сильнее). Иссушение климата и примитивное сельское хозяйство способны привести к быстрому распространению пустынь в этих регионах. В США, Западной Европе, Японии, Китае и Юго-Восточной Азии климат изменится несущественно, разве что чаще будет обрушиваться на них экстремальная жара. Более благоприятным станет климат Австралии.

 Изменение количества сельскохозяйственной продукции - важнейшее, но не единственное следствие. Медики тоже бьют тревогу. По их подсчетам, в ближайшие годы в городах летом множество людей будет умирать от перегрева. В июле 1995 года в Чикаго от теплового удара погибло 465 человек. Возможно, через сто лет счет пойдет на тысячи. Начнет подтаивать вечная мерзлота (для нашей страны - одно из самых неприятных последствий). Постепенно будет подниматься уровень мирового океана, поначалу почти незаметно, но потом - быстрее и быстрее. (Он и так поднимается, за XX век - почти на 20 см). Это связано с тем, что даже небольшое повышение уровня океана может привести к тому, что часть ледников Антарктики и Гренландии окажется "на плаву" и, оторвавшись от основного массива льда, расколется на части и начнет быстро таять. Всего за несколько лет уровень океана может подняться почти на 6 метров. Даже если в следующем веке этого не произойдет, поднимающееся море способно наделать немало бед.

 Ожидается, что в ближайшие 50 лет уровень моря поднимется еще на 20 см, и к 2100 году высота подъема составит почти 50 см. В этом случае только США потеряют почти 20 тысяч квадратных миль низменных побережий - так, треть территории крупного национального парка Эверглейдс во Флориде расположена всего в 20 см выше уровня моря. Тяжелое положение сложится на низменностях Европы и Арктики - огромные территории в Сибири и Канаде могут попросту растаять как Земля Санникова. Круглогодичная навигация в Арктике - слабое утешение, ведь если вода будет подниматься быстро, порты просто не успеют перенести. Да и погода в Арктике резко ухудшится. На смену морозам придут туманы, дожди, штормы, сильнейшие ветры, которые станут совершенно обычными и зимой, и летом. Одновременно и очень быстро устареют все навигационные карты, ибо изменятся глубины и течения. А изменения температуры, солености и химического состава морской воды самым печальным образом скажутся на жизни обитателей моря.

 Но это, так сказать, нейтральный вариант. Кто-то выигрывает, кто-то проигрывает, но в целом баланс сохраняется. Высказывают, однако, предположения, что глобальное потепление в некоторых регионах может привести к длительным и очень сильным похолоданиям. В потеплевшем и опресненном из-за таяния льдов океане многие течения - например, Гольфстрим - ослабеют или изменят свое направление, ибо сегодня их поддерживает разница температур между высокими и низкими широтами.

 Некоторые наблюдения уже отмечают подобные тенденции. Специалисты Бременского университета в 1995 г. обнаружили, что в Средиземном море с увеличением глубины температура воды скорее повышается, а не понижается2, как следовало бы ожидать.

 Обычно температура воды падает с 13,5° C на глубине 1200 м до 13,32° C на глубине 3000 м, а сейчас она повышается с 13,5° C до 13,8° C. При этом соленость воды на глубине 3000 м возрастает на 0,02%. Причина этого явления неизвестна.

 Изменился и характер морских течений, особенно глубинных. Дело в том, что после 1987 г. вода на поверхности Эгейского моря по какой-то причине стала более соленой, чем на глубине. А чем больше соленость воды, тем выше ее плотность. Плотная вода погружается вглубь, и в результате температура и соленость воды возрастают. Возможно, что виновато в этом потепление климата, которое вызывает усиленное испарение воды и повышает концентрацию соли в ее поверхностных слоях.

 Ученые опасаются, что это явление - один из первых признаков изменений циркуляции и свойств глубинных слоев морской воды. Если нечто подобное в более крупных масштабах повторится в Северной Атлантике, нам будет о чем тревожиться. Сейчас холодная соленая вода, поступающая из Арктики, погружается вглубь, а ее место занимает поступающая с юга теплая вода. Математические модели показывают, что при двукратном увеличении содержания углекислоты в атмосфере Северо-Атлантическое течение, согревающее берега Скандинавии и Британских островов, замедлится, а потом и вовсе прекратится. При этом чем быстрее растет содержание углекислого газа, тем раньше наступает коллапс.

 Так что уже в 2030 году, говорят расчеты, потепление может обернуться для европейцев своей противоположностью, и тогда Северная Европа окажется куда менее привлекательным местом для жизни, чем сейчас. То же самое может случиться в Тихом океане у берегов Аляски, которые согревает течение Куросио. В результате климат станет крайне неблагоприятным и в тропиках, и в умеренных широтах. Это приведет к резкому сокращению урожаев (как уже бывало в XVII веке), и многие страны окажутся перед угрозой голода.

 К концу будущего века поднявшееся море и сильные штормы (количество тайфунов и штормов на потеплевшей Земле возрастет) полностью сотрут с лица земли такие туристические центры как Багамские и Мальдивские острова, а также значительную часть невулканических островов Тихого Океана. Под угрозой затопления окажется побережье Бангладеш и Китая. А для того, чтобы спасти положение в Средиземном море и Персидском заливе, придется, вероятно, возводить плотины.

 Маловероятно, что человечество успеет воспользоваться <неожиданным подарком индустриальной революции> и хотя бы досыта наесться. Во-первых, не все растения реагируют на рост концентрации углекислоты увеличением биомассы, во-вторых, растениям для усиленного роста надо больше других питательных веществ. Конкуренция между ними обостряется, и в целом биомасса практически не увеличивается, разве что на очень богатых почвах. Скорее всего, при возросшей конкуренции растения просто не смогут накапливать достаточное количество питательных веществ, и пищевая ценность их резко снизится. Наконец, существуют растения, для которых высокое содержание углекислого газа неблагоприятно. К сожалению, среди них есть и ключевые сельскохозяйственные культуры - кукуруза, сорго, сахарный тростник, многие кормовые травы.

 По сельскому хозяйству - особенно в средней полосе России - может ударить и так называемый <эффект пустыни>. Дело в том, что избыток углекислого газа в приземном слое воздуха поглощает восходящие тепловые потоки, и температура непосредственно у земной поверхности станет на несколько градусов выше средней. Почва будет иссушена, и говорить о сколько-нибудь продуктивном сельском хозяйстве будет невозможно.

 Тепло принесет с собой в умеренные широты разнообразных обитателей тропиков. И если экзотические животные и растения немного задержатся, то микроорганизмы, оказавшись в самой что ни на есть благоприятной атмосфере, пожалуют уже с первой волной потепления. На удивление жаркая погода девяностых годов уже привела к первым вспышкам тропических болезней в умеренных широтах. Чума, лихорадка денге и желтая лихорадка, малярия, различные формы холеры, а также редкие, не изученные толком и смертоносные болезни, вроде лихорадки Эбола, вполне могут прижиться в благополучных до сих пор с этой точки зрения Европе и Америке. Все очень просто - малярийный комар, например, не продержится и нескольких дней, если температура упадет ниже 17° С. Этот температурный барьер удерживает малярию за пределами зоны, где обитает около 60 процентов населения планеты. Если потеплеет хотя бы на 2 - 3 градуса, большинство жителей умеренных широт сможет лично познакомиться с этой болезнью.


 И все же есть надежда, что этот апокалиптический прогноз останется лишь "страшилкой", предназначенной для того, чтобы подтолкнуть человечество к активным действиям. Шум вокруг глобального потепления способствовал тому, что многие страны стали жестко контролировать выбросы в атмосферу парниковых газов. Неизвестно, сказался ли эффект этих мер, или дело в каких-то естественных процессах, но ожидаемое резкое потепление никак не наступает. Специалисты вынуждены все время корректировать прогноз: перемены климата, которые предрекали к 2000 году, теперь ожидают в худшем случае к середине XXI века.

 Конечно, потепление вполне реально, и 1990-е годы стали самыми теплыми за все время наблюдений. Но многие исследователи обращают внимание на сравнительно короткопериодические климатические циклы. Известно, что за последние 10 тыс. лет в северном полушарии наблюдалось шесть хорошо выраженных похолоданий и потеплений продолжительностью около 2000 лет. Каждый такой цикл разделяется на три эпохи - прохладную и влажную, сухую и теплую, а также переходную. Последняя прохладно-влажная эпоха продолжалась с XIV по XIX век (и таким образом, соответствует малому ледниковому периоду), и сегодня мы живем в теплую и сухую эпоху. В свою очередь, на эти длинные климатические волны накладывается более мелкая "рябь" - прохладные и влажные и теплые и сухие фазы продолжительностью 30 - 50 лет. На 1995 - 1998 гг. пришлось окончание малой прохладно-влажной фазы, и рубеж тысячелетий станет началом малого сухого и теплого периода, максимум которого придется на 2003 - 2010 гг., а окончание - на 2013 - 2017 гг.3 Так что потепление вполне закономерно, деятельность человека лишь усиливает эту тенденцию.

 Насколько точны такие прогнозы? В начале 1990-х годов группа исследователей из Петербурга под руководством В.В. Полозова составила прогноз на основе влияния космических факторов на природные процессы.4 В соответствии с ним, в 1991 - 2004 гг. будут наблюдаться отрицательные аномалии температуры воздуха, а с 2005 до 2020 года ожидается значительное потепление. Несмотря на то, что 1990-е годы оказались теплее обычного, отрицательные аномалии и в самом деле случались чуть ли не каждый год. А до 2004 еще есть время и холода могут показать себя во всей красе.

 К сожалению, мало кто рискует прогнозировать состояние климата более чем на 20 - 30 лет. Остается положиться на здравый смысл: за последние 2000 лет климат изменился не так сильно, чтобы ожидать в ближайшие десятилетия катастрофы.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал