Ю. Д. Нухимовская1



страница1/7
Дата23.04.2016
Размер0.69 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
ВВедение

Ю. Д. Нухимовская1, И. А. Губанов2
В Первом Национальном докладе Российской Федерации "Сохранение биологического разнообразия в России" (1997), подготовленном в рамках одноименного проекта ГЭФ, отмечается, что в государственных заповедниках и национальных парках представлено около 75% сосудистых растений флоры России и что работа по инвентаризации флоры заповедников далека от завершения. В докладе отсутствуют подобные оценки в отношении других групп растительного мира и животных.

Основная задача настоящей сводки – представить видовой состав флоры сосудистых растений, охраняемых в настоящее время на заповедных территориях России.

Это не первая попытка собрать воедино уже известные разрозненные материалы по флоре сосудистых растений заповедников. В 1975 г. на Всесоюзном семинаре "Основные направления ботанических исследований в заповедниках в 10-й пятилетке", проведенном в Окском заповеднике, была поставлена задача получения полных данных о таксономическом составе сосудистых растений заповедников, однако начатая работа (Денисова и др., 1981) по ряду причин не была доведена до конца. Лишь в последние годы в связи с возросшим интересом к проблеме изучения и сохранения биоразнообразия, появлением возможности создания компьютерных баз данных и по другим причинам эта работа активизировалась как на региональном (Кожевников, 1997; Семкин и др., 1999; и др.), так и на федеральном уровнях.

Последние годы в Интернете существуют veb-сайты "MAB Fauna" и "MAB Flora" – списки сосудистых растений и позвоночных животных многих биосферных заповедников России (http//ice.ucdavis.edu/mab/). В 1994–1995 гг. создана база данных "Виды Красной книги РСФСР в заповедниках России (сосудистые растения и споровые)" в рамках ГНТП "Экологическая безопасность России" (1993–1995), проекта 11.2.14 "Подготовить рукопись второго издания Красной книги Российской Федерации (растения и грибы)". В основу базы данных положены материалы фронтальной темы "Анализ состояния популяций редких видов растений и животных, включенных в Красную книгу РСФСР", выполнявшейся совместно отделом особо охраняемых природных территорий ЦНИЛ и заповедниками бывшей Главохоты РСФСР (1986–1991). В ней учтены редкие виды всех заповедников России. Эти данные были опубликованы (Нухимовская, 1994). В Центре охраны дикой природы (ЦОДП) путем кооперации усилий сотрудников ЦОДП, ИГ РАН, ВНИИПрирода, ИПЭЭ РАН и на основе соглашения о сотрудничестве между Главным Управлением заповедного дела Минприроды (Госкомэкологии) РФ и ЦОДП разработана база данных по фауне наземных позвоночных и флоре сосудистых растений "BIOZAP", которая на 1998 г. объединяла материалы по 284 ООПТ (заповедники, национальные парки, заказники). Сбор информации был начат в 1993 г. в ЦОДП по программе "Атлас биоразнообразия Северной Евразии". Позже материалы базы обновлялись и пополнялись (Шварц и др., 1996; Хейфец, 1998). Однако эта база данных преследовала специальные цели и не стала общедоступной.

Настоящая сводка подготовлена независимо от упомянутых выше разработок. Первоначально выполнение этой работы было поручено коллективу составителей в составе И. А. Губанова, Л. С. Исаевой-Петровой, Ю. Д. Нухимовской и Г. А. Пронькиной. База данных (БД) формировалась с декабря 1999 г. по июнь 2003 г. в два этапа. На первом этапе (декабрь 1999 – первая половина 2001 г. в рамках проекта ГЭФ "Сохранение биоразнообразия России" в БД были введены сведения, содержащиеся только в более или менее законченных опубликованных флористических списках и в наиболее важных фрагментарных работах, содержащих дополнения к ранее опубликованным спискам. Кроме того, были получены первые результаты согласования введенных данных с заповедниками. Затем работа была прервана на полгода.

С января 2002 г. формирование БД видового состава биоты заповедников было продолжено при поддержке Представительства Всемирного союза охраны природы для стран СНГ (IUCN CIS) МСОП (координатор Алексей Благовидов). Составителями сводки на этом этапе были Ю. Д. Нухимовская и И. А. Губанов. Оживлению работы способствовала Н. И. Троицкая (МПР РФ), восстановившая связь с заповедниками. Резко интенсифицировался процесс согласования списков (корректировки и дополнения новыми находками) и литературных ссылок. За этот период в БД ввели не только опубликованные и ранее не учтенные фрагментарные, но и еще неопубликованные данные с новыми материалами флористического изучения ряда заповедников. За три года для многих заповедников в сводке делались неоднократные изменения и дополнения вплоть до повторного введения обновленных списков (подробнее об этих этапах см. ниже).

Поскольку номенклатура таксонов в публикациях разных заповедников была далека от единообразия (что вполне естественно хотя бы потому, что работы проводились в разное время), а унификация названий растений в подобного рода сводках абсолютно необходима, составители приняли за основу широко известный в нашей стране и за рубежом перечень растений территории бывшего СССР С. К. Черепанова (1995). Разумеется, мы не придавали названиям, принятым в этом перечне, и, в особенности, "дроблению" некоторых родов и видов, абсолютного значения (более того, со многими установками С. К. Черепанова мы в корне не согласны), но как стандартный список, позволяющий ликвидировать разнобой в названиях таксонов ("привести названия к общему знаменателю"), он оказался вполне приемлемым для наших целей.

Использование справочника С. К. Черепанова (1995), тем не менее, не могло полностью предотвратить "разноголосицу". Так, недавно опубликованный список растений Тебердинского заповедника, где авторы (Воробьева, Онипченко, 2001) принципиально придерживались политипической концепции вида, представляется укороченным в сравнении со списками других заповедников. Напротив, ботаники некоторых других заповедников (как правило, достаточно хорошо флористически изученных) признают ряд "мелких" видов (или подвидов), сведенных в справочнике Черепанова в синонимы. Составители не могли удовлетворить все пожелания ботаников, но некоторые отступления от перечня С. К. Черепанова все-таки были вынуждены сделать. Прежде всего в БД включены таксоны, описанные вновь и некоторые "реабилитированные" из синонимов после издания книги С. К. Черепанова. Основанием для такого включения послужили последние тома "Флоры Восточной Европы", "Флоры Сибири", "Сосудистых растений советского Дальнего Востока", другие недавно увидевшие свет флористические сводки, новые региональные определители, таксономические монографии, в т.ч. по роду Carex Т. В. Егоровой (1999). Однако полной ревизии БД в соответствии с указанными источниками составители сделать не могли и не стремились к этому, так как это потребовало бы усилий многих специалистов и довольно длительного времени. К тому же нам известно, что в Ботаническом институте им. В. Л. Комарова РАН уже подготовлен список флоры России (Гельтман, Антонова, Бялт и др., 1998; Баландин, Игнатов, Комаров и др., 2000), который, как нам кажется, послужит основой при переиздании публикуемой сейчас "Флоры заповедников" (а что переиздания последуют – абсолютно ясно).

Сводный список включает 5 отделов и 193 семейства. Последовательность расположения таксонов следующая: споровые, голосеменные, покрытосеменные – однодольные, покрытосеменные – двудольные. В пределах каждого таксона подчиненные таксоны расположены по алфавиту.

Мы не пытались проводить ревизию таких сложных родов с трудно определяемыми видами, как Hieracium, Taraxacum, Ranunculus, Alchemilla и др. В сводку включены виды этих родов под теми названиями, под которыми они были опубликованы во флористических списках заповедников. Если приводился не конкретный микровид, а аггрегат, в сводку он включен под названием, давшим имя аггрегату. Естественно, набор видов ястребинки, одуванчика, манжетки, водного лютика и некоторых других родов, виды которых достоверно определяют лишь монографы, в разных заповедниках оказался весьма различен и со временем претерпит серьезные изменения.

Конечно, БД была бы более наглядной, если бы к названию каждого вида привести в качестве синонимов те названия, под которыми эти таксоны фигурируют во флористических списках заповедников. Однако, это привело бы к увеличению объема сводки по крайней мере в 2–3 раза, что существенно усложнило бы пользование таким огромным фолиантом. Тем не менее, для ряда видов, приведенных в справочнике С. К. Черепанова под новыми, непривычными названиями, мы даем в качестве синонимов традиционные для российских флористов наименования. Однако это не "спасает положение", так как при пользовании публикуемой сводкой придется иметь под рукой и книгу Черепанова, с помощью которой можно найти практически любое "старое" и "новое" название растения.

При разработке БД составители в значительной мере руководствовались принципами, которых придерживался Н. Н. Цвелев во "Флоре Хоперского госзаповедника" (1988): вносили виды, относящиеся к современной территории, – аборигенные, включая сорные, адвентивные, интродуцированные и культурные растения (проникающие в естественные сообщества и способные самостоятельно существовать в течение ряда лет). Причем в БД вносились только таксоны, достоверно произрастающие или хотя бы однократно зарегистрированные на территориях собственно заповедников, а не в их охранных зонах или окрестностях. По этой причине в БД не попали, в частности, материалы по Приокско-Террасному заповеднику, так как опубликованная сводка П. А. Смирнова (1958) и последующие дополнения к ней охватывают территорию, значительно превышающую площадь собственно заповедника. По аналогичной причине не включены данные по Полистовскому (Конечная, Сергиенко, 1999) и Норскому (Старченко, Чувашева, 1993) заповедникам.

Внесение видов, не подтвержденных гербарием, проводили экспертным путем. Сомнительные и "пограничные" виды исключали, как правило, по согласованию с авторами.

Немало трудностей возникло в связи с нахождением в заповедниках неаборигенных растений: разводимых, заносных и т.п. В окончательном варианте пришли к следующему принципу. Все древесно-кустарниковые породы, в том числе такие культурные, как яблоня, вишня, сирень и т.д., включены в БД (они, если и не будут возобновляться, останутся в составе флоры много лет). Так же мы поступили с многолетними травами, способными самовозобновляться семенным и, в особенности, вегетативным путем, а потому внедряющимися в естественные ценозы "всерьез и надолго" (например, хрен, водосбор обыкновенный, сахалинская гречиха, люпин и др.). Культурные однолетники, хотя и появляющиеся довольно часто на заповедных площадях и отмечаемые при инвентаризации (пшеница, горох, подсолнечник и многие другие), в сводку не включены. Исключение сделано для однолетних сорняков и некоторых культурных растений, имеющих тенденцию к одичанию (например, рожь и гречиха съедобная, которую традиционно включают в определители, хотя и она "не спешит" дичать). Чтобы не перегружать БД и настоящую сводку, мы посчитали невозможным включать некоторые древесно-кустарниковые экзоты, произрастающие в каком-либо заповеднике в единственном экземпляре или небольшой группой. Например, по данным М. В. Арбузовой, на территории центральной усадьбы и дендрария заповедника "Белогорье" произрастает около 200 видов и форм древесно-кустарниковых экзотов, которые, естественно, нет резона включать во флористический список заповедников всей России.

Перечень видов дается без указания их обитания на конкретных участках (для заповедников, состоящих из фрагментарных участков, или кластеров). Исключение сделано для заповедников, в которых авторы списков проявили инициативу. Так, Н. И. Золотухин и И. Б. Золотухина предоставили данные не только по Центрально-Черноземному заповеднику в целом, но и отдельно по одному из его участков – Зоринскому, а также по новому участку "Лысые Горы", в 1993 г. включенному в состав этого заповедника, а в 1999 г. присоединенному к заповеднику "Белогорье".

Общее число видов в БД для многих заповедников оказалось ниже, чем значилось в авторских списках. Это объясняется тем, что при приведении названий растений к значащимся в сводке С. К. Черепанова (1995) часть названий видов оказалась синонимами. Кроме того, в БД не включали гибриды, не имеющие бинарных названий, а также таксоны рангом ниже подвида и виды, происхождение названий которых неясно, а также зарегистрированные только в охранной зоне и окрестностях заповедников. Исключение сделано для Pinus sylvestris L. var. cretacea Kalenicz. ex Kom., занесенной в Красную книгу РСФСР (1988).

Мы сочли возможным включить в настоящую сводку не только более или менее законченные результаты инвентаризаций, но и опубликованные фрагментарные данные нескольких заповедников (Большой Арктический, Даурский, Джергинский, Корякский, Ненецкий, "Нургуш", Путоранский, Северо-Осетинский, Усть-Ленский и другие), а также достоверную информацию по отдельным систематическим и экологическим группам или для отдельных точек заповедных территорий, в том числе опубликованную до введения заповедного режима. Списки видов ряда кластерных заповедников составлены на основе инвентаризации лишь некоторых участков. Так, список растений Дагестанского заповедника включает виды его участка "Сарыкумский бархан", а флора второго участка ("Кизлярский залив") не изучена. Список видов заповедника "Убсунурская котловина" составлен по одному из 7 его участков (Цугээр-Элс); Хакасского заповедника – на основе инвентаризации 7 степных участков ("Озеро Беле", "Озеро Иткуль", "Озеро Шира", "Камызякская степь", "Оглахты", "Подлиственки", "Хол-Богаз"), флора двух горных участков ("Малый Абакан" и "Заимка Лыковых") пока выявляется. В основу списка видов обширных заповедников – Гыданского и УстьЛенского положены результаты изучения лишь двух их островов, соответственно островов Шокальского и Самойловского и т.д.

Тем не менее, у ряда "старых" и изученных заповедников также имеются перспективы существенного расширения списка выявленных видов. Например, в приводимом перечне видов заповедника "Белогорье" практически отсутствуют данные по участку "Стенки-Изгорья" (с фрагментами меловых сообществ), ставшему заповедным в 1995 г. первоначально в составе Центрально-Черноземного заповедника. Несмотря на то, что для Алтайского заповедника приведено около 1400 видов, этот список, по данным его авторов – Н. И. Золотухина и И. Б. Золотухиной, увеличится более чем на 200 видов после обработки материалов по флоре лесостепных фрагментов, а также обработки коллекции по роду Alchemilla, новых материалов по адвентивным растениям и древесным интродуцентам. Так же пока не является полным представленный список сосудистых растений Центрально-Черноземного заповедника. Как сообщают Н.И. Золотухин и И. Б. Золотухина, в нём не отражены неопубликованные данные по флоре, прежде всего, участков "Баркаловка", "Букреевы Бармы", "Пойма Псла", а также по многим адвентивным и интродуцированным видам.

В настоящей сводке фактически впервые публикуются относительно полные данные по заповедникам Байкало-Ленский, "Бастак", Ботчинский, "Большая Кокшага", Витимский, Джугджурский, Кабардино-Балкарский, Центральносибирский. Впервые за многие десятилетия собраны воедино фрагментарные работы по Кандалакшскому, а также Алтайскому и Центрально-Черноземному заповедникам в их новых границах.

В основу БД положены опубликованные сведения, ранее собранные нами в виде основной аннотированной библиографии по сосудистым растениям в заповедниках России (Нухимовская, Губанов, 2000). Для 31 заповедника использованы аннотированные списки сосудистых растений серии "Флора и фауна заповедников" (редактор-составитель Т. М. Корнеева), издаваемой с 1987 г. Комиссией РАН по заповедному делу (ныне секция Заповедного дела Комиссии РАН по сохранению биоразнообразия). Создание этой серии было связано с запретом в 70-х годах выпуска трудов заповедников, где такие списки ранее публиковались, и невозможностью из-за ограничения объема статей размещения этих обширных материалов в трудах в 80-е годы, когда их издание было возобновлено.

Имевшаяся к началу работы информационная база позволила составителям ввести данные по подавляющему большинству заповедников; были использованы также источники, появившиеся после выхода этой работы.

К середине 2000 г. работу в основном закончили. В БД были введены материалы практически по всем заповедникам, для которых имелись хоть какие-то опубликованные данные. Мы понимали, что созданная БД отражает по сути дела "вчерашний день" изученности флоры заповедников. За период, прошедший после появления учтенных нами публикаций, в одних заповедниках проведены основательные флористические исследования, в других выявлены немногие, но весьма интересные виды, в третьих впервые оформлены сводные списки растений, обитающих на заповедной площади, и т.д.

В связи с этим осенью 2000 г. в каждый заповедник были высланы относящиеся к ним разделы БД по группам организмов и списки использованной литературы для дополнений и исправлений. В письме указывалось, что при отсутствии специалистов по каким-либо систематическим группам в заповеднике, желательно привлечение сторонних ученых, проводивших в заповеднике инвентаризацию. В ряде случаев реакции не последовало, специалисты со стороны не привлекались, присланные материалы были идентичны введенным или изменены без достаточной убедительности. В таких случаях (заповедники Зейский, Магаданский) составители были вынуждены остановиться на уже введенных ими списках или обратиться к сторонним специалистам, проводившим инвентаризацию (Ханкайский). Для "Кивача" и Тебердинского заповедников списки, откорректированные сотрудниками, не проводившими инвентаризацию, были заменены ранее сданными в печать списками, которые были опубликованы незадолго до окончания работы со сводкой.

В целом же реакция на наше обращение была весьма неоднозначной – от полного игнорирования обращения до желания почти полной замены присланных данных. Поступили ответы более чем от половины заповедников, включая списки, составленные специалистами научных институтов и вузов. Многие работники заповедников, несмотря на наши разъяснения, не признали основой для номенклатуры книгу С. К. Черепанова. В работу по составлению БД удалось привлечь десятки сотрудников заповедников и других научных и учебных заведений, ведущих исследования на территориях заповедников, что, без сомнения, повысило достоверность публикуемой информации.

Несмотря на то, что проведение специальных исследований не предусматривалось, большинство специалистов критически просмотрело и дополнило имевшиеся материалы. Часть их была заменена на авторские варианты или на списки, представленные составителями из заповедников и других организаций, использовавшими более обширные источники информации, включая рукописи отчетов.

Публикуемые данные содержат сведения о флористическом составе 88 заповедников России (из 100 на июнь 2003 г.), из них данные 75 можно считать полными или относительно полными. В публикуемой сводке нет сведений о 12 заповедниках: Болоньский, Вишерский, Воронинский, Норский, Полистовский, Рдейский, Тигирецкий, Тунгусский, "Эрзи", Юганский, Южно-Уральский, поскольку инвентаризация в них не закончена, и о Приокско-Террасном заповеднике, в опубликованных аннотированных списках которого не разделялись находки видов на заповедной территории и вне ее.

Как оказалось, на территории заповедников России обитает 7920 видов и подвидов сосудистых растений, относящихся к 193 семействам, что составляет около 67% от всей природной российской флоры, разнообразие которой оценивают в 11911 видов, подвидов и гибридов (Гельтман и др.,1998). Разумеется, в дальнейшем, по мере расширения флористического изучения, в особенности, новых заповедников, абсолютные цифры еще претерпят существенные изменения. Однако уже сейчас можно сказать, что полученная цифра суммарной флористической репрезентативности заповедников и то, что 31% видов произрастает только в одном, а свыше половины (56% ) видов отмечены лишь в 1–3 заповедниках, свидетельствуют о необходимости дальнейшего и срочного расширения заповедной сети, преимущественно в окраинных регионах России. Исходя из анализа роли заповедников в сохранении флористического разнообразия, Н. И. Золотухиным (2000) были намечены такие участки в ряде районов страны. Некоторые из этих предложений выдвигаются на протяжении десятилетий, но до сих пор не приняты.

Публикуемые данные уточняют наше представление об охвате заповедниками редких видов. В сводке одной звездочкой (*) отмечены виды, включенные в Красную книгу РСФСР, двумя (**) – в международный Красный список МСОП.

В 80 заповедниках зарегистрировано 258 видов (включая 1 разновидность) из 465 (56%) видов Красной книги РСФСР (1988). Для сравнения укажем, что в 1994 г. в 68 заповедниках страны (из 83 имевшихся к тому времени, исключая Южно-Уральский) было известно произрастание 228 видов (49% от включенных в Красную книгу). По данным Красной книги РСФСР, таких видов только 180, то есть 39% (Нухимовская, 1994). Некоторые виды, понимаемые в ней широко, в публикуемом списке понимаются узко, поэтому общее число таких видов в нем больше, чем учитываемое по Красной книге.

Число ее видов в отдельных заповедниках сильно варьирует. По одному виду известно в 6, 2–31 – в 73 заповедниках; на этом фоне резко выделяется Кавказский – 64 вида. В 8 заповедниках (Большой Арктический, Гыданский, Корякский, Ненецкий, "Нургуш", Путоранский, "Убсунурская котловина", Усть-Ленский), для которых приведены неполные данные, такие виды не обнаружены.

В заповедниках произрастает 38 видов (87%) орхидных, внесенных в Красную книгу РСФСР (44 вида). Всего же в заповедниках отмечено 111 (около 87%) из 126 (по данным Гельтман и др., 1998) видов этого семейства. Однако при дробном понимании видов их доля снижается приблизительно до 65%.

В 64 заповедниках обнаружено 49% видов сосудистых растений, отмеченных для России из международного Красного списка МСОП.

Выполненная работа вносит вклад в "инвентаризацию инвентаризаций", то есть установление заповедников, нуждающихся в инвентаризации или реинвентаризации отдельных компонентов биоты и ландшафтов (см. "Основные направления развития и организации деятельности…", 2001). Материалы сводки могут быть использованы для разработки централизованной программы по инвентаризации сосудистых растений заповедников, обоснования предложений по заполнению "белых пятен" в их географической сети и в других работах, направленных на сохранение биоразнообразия.

Настоящая книга – результат коллективного труда многих специалистов. По степени их участия и новизне представленных данных их можно условно разделить на четыре группы:
1. Впервые публикующиеся более или менее полные флористические списки3:

"Бастак" – авторы: Т. А. Рубцова, М. В. Крюкова, Т. В. Семенец;

Байкало-Ленский – автор Н. В. Степанцова;

"Большая Кокшага" – авторы Г. А. Богданов, О. В. Лаврова;


Ботчинский – авторы С. Д. Шлотгауэр, М. В. Крюкова, Т. Н. Толмачева;

Витимский – автор Л. А. Чечеткина;

Джугджурский – автор С. Д. Шлотгауэр;

Кабардино-Балкарский – авторы С. Х. Шхагапсоев, Г. Х. Киржинов;

Центральносибирский – авторы Г. А. Пронькина, С. С. Щербина.
2. Новые редакции флористических списков, составленные на основе собственных исследований и более ранних публикаций, сильно устаревших в связи с неоднократными изменениями очертаний и площади заповедника либо по другим объективным причинам:

Алтайский – авторы Н. И. Золотухин, И. Б. Золотухина;

Башкирский – автор Т. В. Жирнова (12 видов публикуются впервые);

"Денежкин Камень" – авторы Л. В.Марина, О. Ф.Кирсанова.




  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал