Законодательства об охране животного мира Сборник материалов круглого стола



страница2/8
Дата23.04.2016
Размер2.07 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8

Д.Б. Горохов,

ведущий научный сотрудник

Института законодательства

и сравнительного правоведения

при Правительстве Российской Федерации,

кандидат юридических наук


К вопросу о праве собственности

на объекты животного мира
Собственность как философская, экономическая категория научного познания и наиболее важный элемент (составная часть) правовой системы государства и общества известны еще с древнего мира. Познание этого явления происходит на протяжении всей истории человечества.

Относительно недавно проводилось исследование проблемы права собственности на природные ресурсы и, в частности, на объекты животного мира1. В настоящее время эта проблема в юриспруденции остается, уровень ее научного познания и возможного решения, к сожалению, прежний. Полагаем, что институт права собственности, в том числе на природные ресурсы, является основным из ряда всех правовых установлений, поэтому во многом эффективность рационального использования и охраны компонентов природной среды зависит от того, насколько полно и универсально определен и урегулирован в законодательстве вопрос о собственности на них. Обозначая значимость названной проблемы, возвращаясь к ее постановке и возможному решению, предлагаем принять участие в дискуссии, выражаем надежду, что равнодушными не останутся не только коллеги-ученые, но и практики, причем как экологи, так и цивилисты.



Юридическое содержание права собственности на объекты животного мира

Конституция РФ (ст. 9), определяя формы собственности на природные ресурсы, провозглашает возможность существования всех ее форм (частной, государственной, муниципальной, иной). При этом не делается ограничений ни по виду природного ресурса – объекту права собственности, ни по форме собственности, которая должна или может распространяться только на конкретный объект – природный ресурс.

В современном российском законодательстве в отношении объектов животного мира предусмотрена государственная форма собственности. Это отличает правовой режим объектов животного мира от правового режима других природных ресурсов. В соответствии со ст. 4 Федерального закона «О животном мире» право собственности на животный мир в пределах территории Российской Федерации является государственной собственностью. В то же время вопросы владения, пользования, распоряжения животным миром отнесены к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. В ст. 10 Федерального закона от 20.12.2004 № 166 «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» право собственности сформулировано иначе. Водные биологические ресурсы находятся в федеральной собственности, что означает ее государственную форму. Одно небольшое исключение предусмотрено для водных биологических ресурсов, обитающих в прудах и обводненных карьерах, – таковые могут находиться в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной и частной собственности.

Результат сопоставления положений ч. 2 ст. 9 Конституции РФ о множественности форм собственности и положений ст. 4 Федерального закона «О животном мире», а также ч.1 ст. 10 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» об установлении права государственной (федеральной) собственности на животный мир, включая водные биоресурсы, вызывает вопрос, можно ли рассматривать наличие единственной (государственной) формы собственности на животный мир (его объекты) как ограничение конституционных прав и свобод или как несоответствие специального федерального законодательства конституционным нормам. Представляется, что ответить следует отрицательно, поскольку Конституция РФ лишь предоставила возможность установления в специальном (фаунистическом) законодательстве различного правового режима собственности на природные ресурсы, в частности на объекты животного мира. Поэтому в данном случае установление многообразия форм собственности на животный мир (его объекты, включая водные биоресурсы) является правом, но не обязанностью законодателя.



В юридической литературе право собственности рассматривается прежде всего как институт гражданского права. При этом отмечается, что этот институт охватывает все нормы права, закрепляющие (признающие), регулирующие и защищающие принадлежность материальных благ конкретным лицам. В субъективном смысле право собственности наиболее широкое по содержанию вещное право, которое дает возможность своему обладателю – собственнику определять характер и направления использования принадлежащего ему имущества, осуществляя над ним полное хозяйственное господство1.

Правомочия собственника раскрываются с помощью традиционной «триады» правомочий: владения, пользования и распоряжения (п. 1 ст. 209 ГК РФ). Специфической особенностью животного мира является миграция. Дикие животные постоянно перемещаются, преодолевая огромные расстояния, пересекая и границы субъектов Российской Федерации, и Государственную границу Российской Федерации. Это обстоятельство делает невозможным в отношении объектов животного мира установить правовой режим собственности, причем любой из ее форм, включая государственную, поскольку невозможно полноценно осуществить правомочия собственника: права владения – фактического обладания вещью; права пользования – извлечения из принадлежащей собственнику вещи полезных свойств; права распоряжения – отчуждения вещи, вплоть до ее уничтожения (возможность определения юридической судьбы имущества). Весьма затруднительным применительно к объектам животного мира представляется и осуществление защиты прав собственника с помощью предусмотренных гражданским законодательством способов защиты вещных прав.

Приведем пример. Уссурийский тигр относится в нашей стране к редким и находящимся под угрозой исчезновения видам диких животных. Он занесен в Красную книгу Российской Федерации и является особо охраняемым объектом животного мира. Однако свободно перемещаться по бескрайней тайге ему никто запретить не может, в том числе покидать территорию России. Предположим, уссурийский тигр погиб при пересечении Государственной границы Российской Федерации на территории другого сопредельного государства. Причин может быть множество: убит иностранными пограничниками, получил повреждения специальными средствами заграждения (запутался в колючей проволоке) и проч. Возможно ли возместить ущерб собственнику – Российской Федерации гражданско-правовым способом? Вряд ли, хотя бы потому, что на территорию другого государства ее юрисдикция не распространяется.

В связи с этим показателен другой пример. В европейских странах официально существует сезон охоты на перелетных птиц, которые покидают на зиму нашу страну или, наоборот, летят в Россию на летний период. И в этом случае защита права собственности с помощью предусмотренных гражданским законодательством способов невозможна.

Дикое животное (объект животного мира), находящееся в состоянии естественной свободы и являющееся компонентом природной среды, не может быть вещью (имуществом), поскольку не может быть отнесено к объектам гражданского права.

Дикое животное в отличие от вещей (имущества) крайне затруднительно определить индивидуально, поскольку оно не имеет только ему присущую характеристику (имя, регистрационный номер, марку, модель и т.п.). При проведении охоты выдается лицензия, в которой указываются вид дикого животного, сроки охоты, количество разрешаемых к добыче особей, территория проведения охоты. Получив такую лицензию, вы идете охотиться, например, на кабана. Возникает вопрос: а на какого именно? Дикое животное индивидуально не определено, поскольку этого сделать невозможно. Добычи может и не быть. Объект животного мира на данной территории во время проведения охоты отсутствует.

Только когда дикое животное добыто (отловлено), т.е. изъято из естественной природной среды, лишь тогда оно само либо его составляющие (мясо, шкура и проч.) становятся объектами гражданского права и, соответственно, вещью (имуществом), товаром, объектами гражданского оборота и права собственности.

Уместно привести пример по аналогии. Гражданский кодекс РФ, определяя право собственности и другие вещные права на землю (гл. 17), имеет в виду не землю вообще, а именно земельный участок. В качестве объекта права собственности признается только конкретный земельный участок, имеющий территориальные границы, а само право собственности подтверждается необходимыми документами, которые выдаются собственнику соответствующими государственными органами (ст. 261 ГК РФ). Земельный кодекс РФ признает объектами земельных отношений, во-первых, землю как природный объект и природный ресурс в значении земли как основы жизни и деятельности человека, важнейшей составной части природы и, во-вторых, земельные участки как недвижимое имущество, объект права собственности (ст. 1, 6).

Таким образом, право собственности во всех ее формах возникает не на абстрактную землю, а только на определенный земельный участок, который выделен в натуре и строго индивидуализирован (имеет границы, кадастровый номер, удостоверен документами в соответствии с Федеральным законом от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

В отличие от вещей (имущества) – объектов гражданского права (10 т стали определенной марки) определить объекты животного мира родовыми признаками также проблематично, поскольку они должны рассматриваться как известное количество однородных особей, имеющих определенное число, вес, размер (меру) и т.п. Например, даже собственник пруда и обводненного карьера не может определенно знать, какая рыба и сколько ее находится на данный момент в его водоеме. Рыба может размножиться, а также погибнуть естественным способом. Одни особи развиваются быстрее, другие медленнее; соответственно, происходит дисбаланс в размере, весе, количестве, значит, признавать объекты животного мира, находящиеся в состоянии естественной свободы, родовыми вещами неверно. Собственник водоема может и не знать, что в нем имеется рыба, так как она попала в него естественным способом – путем переноса икры на теле водоплавающих птиц, посетивших данный водоем. А о возможности определения родовыми признаками объектов животного мира, населяющих внутренние морские воды, территориальное море, континентальный шельф и исключительную экономическую зону, вообще говорить не приходится.

Необходимо отметить, что мировой практике известны два основных принципиально различных подхода к регулированию собственности на диких животных. Согласно одному из них право собственности на диких животных является производным от права собственности на землю и иные природные ресурсы (лес, водные объекты) – дикие животные, которые находятся на земельном участке, в лесу либо в водоеме, рассматриваются как собственность землевладельца, владельца лесного массива либо водного объекта. Другой подход предусматривает отделение права собственности на диких животных от права собственности на землю, лес, водный объект. Он принят в современной России.

В дореволюционной России земля находилась в частной, государственной и других формах собственности, а собственник земель являлся собственником леса, водного объекта, расположенных на земельном участке, и соответственно диких животных. От него (наряду с государственной регламентацией) зависело дозволение или запрещение добывания тех или иных объектов животного мира1.

Показателен следующий пример. В дореволюционной России специальная комиссия, созданная для пересмотра закона «Об охоте» 1892 г., рассматривая вопрос об ответственности за вред, причиняемый дикими животными, указала, что в римском праве, где дикие животные признавались ничейными, не могло существовать какого бы то ни было правила об ответственности собственника земли или других лиц за потравы, произведенные дикими животными. Сам же ущерб, причиненный дичью, рассматривался как казус, ответственность за который ни на кого лично не могла быть возложена. Обращаясь к русскому законодательству, комиссия пришла к заключению, что «если, согласно нашим основным законам о собственности, каждый зверь и птица с момента появления их на том или другом участке считаются собственностью владельца этого участка, то нет никакого сомнения, что и вопроса о взысканиях за потраву не должно возникать, так как потрава эта производится собственными зверями и птицами»2.

Имеет смысл подробнее рассмотреть соответствующие положения римского частного права. Согласно римской цивилистике дикие животные относились к категории ничейных вещей (Nulliusinbonis). Соответственно захват ничейной вещи во владение делал захватчика ее собственником (Gai., 2,66; D.41, 1, 1, 1). Посредством захвата приобретались в собственность вещи военного противника (Gai., 2, 69; 4, 16; D.41, 1, 5, 7), подобное распространялось при охоте, рыбной ловле, поскольку дикие звери, птицы и рыбы, обитающие в реках и морях, являлись Nulliusinbonis. Важно отметить, что существовало правило, по которому приобретатель удерживал право собственности на захваченных диких животных до тех пор, пока они вновь не обретали естественную свободу (Gai., 2, 69; 4, 16; D.41, 1, 5, 7)3. Нельзя обойти вниманием и тот факт, что в римском праве проводилось различие между правовым статусом животных как вещей, используемых человеком для своих нужд (в современном понимании: домашние, сельскохозяйственные, племенные), и дикими животными, находящимися в неволе. Критерием различия являлась процедура отчуждения вещи, поэтому они делились на resmancipi – манципируемые и resnесmancipi – неманципируемые1. Список таких вещей содержался в постклассическом тексте, принадлежащем Ульпиану (Ulh., Reg., 19, 1): «Все вещи являются либо манципируемыми, либо неманципируемыми. Манципируемые – это ... четвероногие, которые приручаются под седлом или под ярмом, например быки, мулы, лошади, ослы. Прочие вещи являются неманципируемыми. Слоны и верблюды, хотя и приручаются под ярмом или под седлом, являются неманципируемыми, поскольку они относятся к диким животным»2.

Нормативные правовые акты первых лет советской власти – постановление Совнаркома «О сроках охоты и о праве на охотничье оружие» (1919 г.), декреты об охоте (1920 г., 1923 г.), Правила производства охоты, ее сроки и способы (1922 г.), Положение об охотничьем хозяйстве РСФСР (1930 г.) – прямо не указывали на отделение права собственности на землю (лес, водный объект) от права собственности на диких животных, но фактически подразумевали это3. Юридическое закрепление данного расчленения осуществлено лишь современным Законом «О животном мире». Следует отметить, что научные исследования о том, какой из известных мировой практике подходов к регулированию права собственности на объекты животного мира является оптимальным для современного государства, не проводились. Более того, такая проблема ни учеными, ни государственными деятелями для современной России и не формулировалась.

Возникает вопрос о том, надо ли разграничивать собственность на животный мир на федеральную и субъектов Российской Федерации. Действующее законодательство подразделяет диких животных на несколько групп: объекты охоты; объекты рыболовства; объекты, зане­сенные в Красную книгу РФ и красные книги субъектов Российской Федерации; виды, не попавшие в какую-либо из перечисленных групп, или прочие виды (певчие, насекомоядные, хищные птицы, рептилии, пресмыкающиеся и др.). Работ, посвященных исследованию вопросов разграничения собственности на указанные группы объектов животного мира, практически нет. Анализ положительных и отрицательных сторон таких действий пока не осуществлен1.

Процедура принятия Федерального закона «О животном мире» происходила в очень упорной и острой борьбе в условиях, когда субъекты Российской Федерации в вопросах собственности на природные ресурсы и компетенции государственных органов стремились к максимуму2. По-видимому, включение статьи о разграничении собственности на животный мир было в тот период вынужденным политическим компромиссом. Представляется, что в настоящее время более актуальными являются проблемы по приведению актов субъектов Российской Федерации в соответствие с федеральным законодательством, нежели разграничения государственной собственности на животный мир между Российской Федерацией и ее субъектами.

По нашему мнению, по крайней мере в отношении охотничьих животных собственность разграничивать вряд ли целесообразно. Если разграничить собственность, то надо будет делить и государственные органы управления и контроля, и работников, и финансирование и т.п. сообразно принадлежности охраняемой (контролируемой) собственности. Кроме того, крайне усложнится процедура получения прав долгосрочного пользования на одной и той же территории (по видам, отнесенным к федеральной собственности, предоставление такого права должно будет осуществляться в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации, а по видам, отнесенным к собственности субъекта Российской Федерации, постановлением органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, и т.д.), возникнет дублирование сходных действий (два документа об открытии охоты, два учетчика по одной лыжне один фиксирует следы, оставленные федеральной собственностью, а другой собственностью субъекта Российской Федерации, т.е. дикими животными, отнесенными к той или другой собственности) и много других новых вопросов3.

Являясь сторонником суждения ряда авторов о том, что делить между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Федерации следует не собственность на природные ресурсы, а сферу управления ими, компетенцию, полномочия, считаем, что изучение в связи с этим римского права, российского дореволюционного законодательства, а также проведение сравнительно-правового анализа современного фаунистического законодательства о праве собственности на диких животных является необходимым и важным.

При сложности и неоднородности правового режима природных ресурсов было бы упрощением говорить об установлении юридически полноценного права собственности на объекты животного мира. Животный мир и его объекты, находящиеся в состоянии естественной свободы, в принципе не могут быть объектом (чьего бы то ни было) права собственности, так как оно устанавливается на объекты, определенные индивидуальными или родовыми признаками и, соответственно, выделяемые из числа многих подобных. В случае же с животным миром реальное существование объекта права только возможно, поэтому дикое мигрирующее животное не может быть объектом гражданского права и такого его института, как право собственности.

Из соображений юридической логики представляется целесообразным в отношении диких животных (находящихся в состоянии естественной свободы) вообще отказаться от законодательно закрепленного прямого проецирования гражданско-правового института права собственности на объекты животного мира. Возможно, следует обратиться к таким категориям, как «национальное богатство», «всеобщее достояние», «основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории», «распространение юрисдикции государства». Для этого потребуется новое, современное обоснование названных правовых конструкций, которые должны, безусловно, исключать бесхозяйственное и хищническое отношение к природе и, в частности, к объектам животного мира.

Так, термин «юрисдикция» (от лат. jurisdictio – судопроизводство, от jus – право + dico – говорю; англ. jurisdiction) означает установленные законом или иным нормативным правовым актом полномочия государственных органов и должностных лиц решать какие-либо правовые вопросы, например, устанавливать нормы права, применять их, в том числе давать правовую оценку фактам, разрешать юридические споры, применять меры юридической ответственности и т.п. Термин «юрисдикция» употребляется также для обозначения в различных правоотношениях компетенции, подведомственности, подсудности, контроля, охраны, круга дел, сферы, на которую распространяются соответствующие полномочия1.

Представляется, что, оценивая приведенные аргументы, следует говорить не о праве собственности на объекты животного мира, а о распространении на них юрисдикции Российского государства.

Государство, реализуя свое право на животный мир, предоставляет право пользования таковым иным субъектам.


Т.А. Диканова,

заведующая отделом НИИ

Академии Генеральной прокуратуры

Российской Федерации,

доктор юридических наук
Проблемы борьбы с контрабандой объектов СИТЕС
Согласно официальным данным объем незаконного торгового оборота дикими животными и растениями составляет более 6 млрд долл. в год2. По доходности эта торговля идет следом за незаконной торговлей наркотиками и оружием. Приводятся и более значимые цифры: по оценке Интерпола, мировой оборот незаконной торговли дикими животными и растениями вышел на 2-е место после торговли наркотиками, обогнав торговлю оружием, и достигает 15 млрд долл. США3. Мировая торговля объектами СИТЕС – основной «двигатель» для браконьерства. Незаконная торговля наносит непоправимый ущерб природе и животному миру. В основном имеет место контрабандный вывоз образцов СИТЕС из России, но есть и контрабандный ввоз. Контрабандный ввоз представляет угрозу завоза в Россию инфицированных животных, а это может привести к массовым заболеваниям населения.

3 марта 1973 г. была подписана Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, вместе с Перечнем видов млекопитающих, птиц, рептилий, амфибий, рыб, беспозвоночных и растений, экспорт, реэкспорт и импорт которых, а также их частей или дериватов регулируется в соответствии с Конвенцией о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС) (г. Вашингтон). Конвенцию первоначально подписало 21 государство. Конвенция представляет охрану 35 тыс. видам животных и растений. Этот документ до сих пор является одним из самых крупных соглашений по охране дикой природы. 2013 г. – это год 40-летия Конвенции.

СССР присоединился к Конвенции в 1974 г. Россия заявила о своем присоединении в 1992 г. Россия оказалась единственной участницей Конвенции из всех бывших республик СССР. Если во времена СССР проблема борьбы с контрабандой образцов СИТЕС не была актуальной, то с распадом СССР, отказом государства от монополии в сфере внешней торговли, появлением преступных групп, специализирующихся на контрабанде образцов СИТЕС, ослаблением контроля на государственной границе значимость усиления борьбы с этими преступлениями резко возросла. Распространению контрабанды образцов СИТЕС способствовало быстрое обнищание населения бывших республик СССР, которое активно вовлекалось в контрабандные операции, в частности, связанные с вывозом из России образцов дикой флоры и фауны.

Главная роль по исполнению Конвенции отводится таможенным органам. Принятый в 1993 г. Таможенный кодекс РФ обозначил в качестве одной из основных функций таможенных органов борьбу с контрабандой. Фактически с этого времени стала вестись борьба с контрабандой СИТЕС.

Значимость защиты образцов СИТЕС возросла в связи с образованием Таможенного союза, снятием таможенного, а затем и пограничного контроля на границе России с Республикой Казахстан и Республикой Беларусь. Организованные преступные группы воспользовались снятием контроля, необустроенностью внешней границы Таможенного союза, особенно одновременно являющейся границей Казахстана.

С образованием Таможенного союза был установлен порядок перемещения дикой флоры и фауны в условиях функционирования этого союза. В 2010 г. Федеральный закон от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» отнес охрану окружающей среды к основным функциям таможенных органов.

Сейчас СИТЕС объединяет 178 стран. Это – основной механизм регулирования международной торговли образцами СИТЕС. Конвенция – это и основа международного сотрудничества, необходимого для защиты некоторых видов дикой фауны и флоры от чрезмерной эксплуатации их в международной торговле. Дикая фауна и флора в их многочисленные прекрасных и различных формах являются незаменимой частью природных систем земли, которые должны быть охраняемы для настоящего и будущих поколений.

Под международной торговлей Конвенция понимает экспорт, реэкспорт, импорт и интродукцию из моря. «Реэкспорт» означает экспорт любого образца, который ранее был импортирован. «Интродукция из моря» – привоз в государство образцов любого вида, изъятых из морской среды, не находящейся в юрисдикции какого-либо государства.

В приложение I к Конвенции включены все виды дикой флоры и фауны, находящиеся под угрозой вымирания, торговля которыми оказывает или может оказать влияние на их существование. Торговля образцами этих видов должна находиться под особо строгим контролем с тем, чтобы не подвергать опасности их выживание, и она может быть разрешена только в исключительных обстоятельствах.

В приложение II входят все виды дикой флоры и фауны, которые хотя в данное время не находятся обязательно под непосредственной угрозой вымирания, но могут стать таковыми, если торговля ими не будет строго регулирована. В это же приложение включены другие виды дикой флоры и фауны, торговля которыми должна контролироваться с тем, чтобы действительно контролировать торговлю объектами, включенными в приложение I.

Приложение III составляют виды, торговля которыми по определению любого участника Конвенции должна подвергнуться регулированию в пределах ее собственной юрисдикции.

Для торговли образцами, включенными в каждое приложение, установлены свои правила. Так, для образцов приложения I должно быть разрешение на экспорт, которое выдается при соблюдении ряда условий: научные компетентные органы считают, что экспорт не угрожает выживанию этого вида; административные органы экспортирующего государства имеют удовлетворительные доказательства того, что данный образец не был добыт в нарушение законодательства; объекты будут приготовлены к отправке и отправлены с минимумом риска повреждения, угрозы здоровью или жестокого обращения; имеется разрешение на импорт этого образца. Особые требования установлены и к импорту, реэкспорту, интродукции образцов. Определены особые требования к торговле образцами, указанными в приложениях I и II.

Конвенция устанавливает также требования к документам, которые необходимо представить для получения разрешения, требования к разрешениям. Разрешение действует только на определенный срок, например, на экспорт – в течение 6 месяцев с даты выдачи. В частности, в разрешении должен быть указан контрольный номер, позволяющий проверить, что документ действительно выдавался. Конвенция устанавливает правила, позволяющие использовать только подлинник документа, а не, например, экспортировать образец с помощью копии. Для каждой партии образцов требуется отдельное разрешение или сертификат. Административный орган может поставить метку на любой образец для облегчения опознания образца (несмываемое клеймо, свинцовую пломбу и т.д.), подделка которого оказалась бы предельно трудной.

Государство – участник Конвенции должно предусмотреть наказание за незаконную торговлю, а также владение образцами СИТЕС, конфискацию или возвращение экспортировавшему государству таких образцов.

С одной стороны, для облегчения торговли могут быть назначены специальные порты ввоза и вывоза, а с другой – это делается для обеспечения надлежащего контроля: в этих портах контроль должен осуществляться специально подготовленными сотрудниками. Требуется вести журналы торговли. Обязательные реквизиты учетных данных в этих журналах также предусмотрены Конвенцией. В частности, учитываются количество и вид выданных разрешений и сертификатов.

Конвенция требует от государства-участника предоставления отчетов о ее выполнении. Предусмотрены Конвенцией и специальные правила торговли с государствами, не являющимися ее участниками.

С 12.06.2013 действует утвержденный Росприроднадзором Перечень видов животных и растений, подпадающих под действие Конвенции.

Перечень содержит, в частности, названия животных по отдельным видам. Среди охраняемых образцов СИТЕС: сумчатая мышь песчаная, разновидности кенгуру, кускусов, летучих лисиц, приматов, броненосцев, муравьедов, зайцеобразных, грызунов: беличьих, мышиных, шиншилловых, дикобразов и проч.; китообразные, хищные животные: шакалы, волки, лисицы, медведи, панды, енотовые, выдры, медоеды, колонок, мангусты, кошачьи… некоторые виды кошек: пумы, ягуары, львы, леопарды, тигры, барсы; различные виды ластоногих: ушастые тюлени, котики и проч., моржовые, слоны, сирены; из непарнокопытных: зебры, куланы, лошади Пржевальского, патиры, носороги; из парнокопытных: некоторые виды свиней, бегемоты, верблюдовые, олени, яки, буйволы, газели, бараны, серны, сайгаки и др.

Есть совершенно уникальные животные. Например, из России в Прагу в контейнере самолетом был отправлен трубкозуб. Это редкое млекопитающее животное с телом муравьеда, ушами кролика, пятачком поросенка и хвостом кенгуру – представитель вымирающего вида. В дикой природе обитает только в Африке.

Каждые три года приложения СИТЕС уточняются, в них включаются новые виды дикой флоры и фауны. Так, Х и ХI Конференции включили в приложения виды животных, обитающих на Дальнем Востоке России. Исполнение государственной функции по выдаче разрешения на вывоз из Российской Федерации и ввоз на ее территорию видов животных и растений, их частей или полученной из них продукции, подпадающих под действие СИТЕС, осуществляется в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации (часть вторая), Федеральным законом «О животном мире», постановлением Правительства РФ от 04.05.2008 № 337 «О мерах по обеспечению выполнения обязательств Российской Федерации, вытекающих из Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, от 3 марта 1973 г., в отношении видов дикой фауны и флоры, находящихся под угрозой исчезновения, кроме осетровых видов рыб», предусматривающим меры по обеспечению выполнения обязательств Российской Федерации, вытекающих из Конвенции СИТЕС.

Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор) осуществляет функции Административного органа СИТЕС в Российской Федерации в отношении видов дикой фауны и флоры, подпадаюших под действие Конвенции. Предусмотрена весьма сложная процедура получения разрешений. Приказом Минприроды России от 27.02.2008 № 47 утвержден Административный регламент Росприроднадзора по исполнению указанной функции.

Контроль за перемещением объектов СИТЕС через таможенную границу – компетенция таможенных органов. В связи с образованием Таможенного союза действуют нормативные документы, обязательные для стран-участниц. Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 16.08.2012 № 134 «О нормативных правовых актах в области нетарифного регулирования» утверждены Единый перечень товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами – членами Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества в торговле с третьими странами (приложение № 1), и положения о применении ограничений. В этом перечне имеется подраздел о видах фауны и флоры, подпадающих под действие Конвенции СИТЕС, ограниченных к перемещению через таможенную границу Таможенного союза.

Имеется приказ ФТС России от 21.08.2007 № 1003 «О классификаторах и перечнях нормативно-справочной информации, используемых для таможенных целей». Приказ содержит подраздел «Документы, используемые для таможенных целей при перемещении через таможенную границу объектов СИТЕС».

Нужно признать, что длительное время не была обеспечена надлежащая ответственность за контрабанду образцов СИТЕС. Во времена действия ст. 188 УК РФ эта контрабанда наказывалась по ч.1 ст. 188 УК РФ как контрабанда обычных товаров: мяса, промышленных изделий и проч. Хотя ч. 2 ст. 188 УК РФ предусматривала ответственность за контрабанду стратегически важных сырьевых товаров, однако в связи с отсутствием перечня этих товаров эта норма применительно к объектам СИТЕС практически не использовалась, за исключением отдельных редких случаев.

Как известно, Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ ст. 188 была исключена из УК РФ, а введена ст. 226¹ УК РФ. Постановлением Правительства РФ от 13.09.2012 № 923 был утвержден Перечень стратегически важных товаров и ресурсов для целей ст. 226¹ УК РФ. С этого момента стало возможным привлекать к ответственности, учитывающей особую общественную опасность этого преступления, лиц, совершивших контрабанду образцов СИТЕС. Так, в перечень вошел раздел «Виды дикой флоры и фауны, подпадающие под действие Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, от 3 марта 1973 г. или занесенные в Красную книгу Российской Федерации». Однако требуется «крупный размер» – квалифицирующий признак такой контрабанды. Согласно приложению 2 к этой статье крупным размером стратегически важных товаров и ресурсов в настоящей статье признается их стоимость, превышающая один миллион рублей. Такое решение вопроса также не позволяло эффективно бороться с рассматриваемой контрабандой, поскольку нарушители легко могли дробить товарные партии, чтобы их стоимость не достигла крупного размера. Кроме того, на самом деле внутреннего рынка образцов СИТЕС в России нет, поскольку зачастую они запрещены к свободному обороту на территории Российской Федерации. Более того, стоимость таких товаров в России может быть в десятки, сотни и даже тысячи раз меньше, чем на внешнем рынке. При оценке «крупного размера» стоимость оценивается по очень примерным и заниженным внутрироссийским ценам. Кроме того, Перечень стратегически важных сырьевых товаров и ресурсов применительно к образцам СИТЕС был неполным, классификация диких животных в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Таможенного союза (ТН ВЭД ТС) была недостаточной.

Лишь Федеральным законом от 02.07.2013 № 150-ФЗ ст. 226¹ была дополнена и установлена уголовная ответственность за контрабанду особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации, их частей и производных. Привлечение к ответственности за эту контрабанду не требует установления «крупного размера». Согласно примечанию 3 к этой статье «перечень особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации, для целей настоящей статьи и статьи 258¹ настоящего Кодекса утверждается Правительством Российской Федерации». Было издано постановление Правительства РФ от 31.10.2013 № 978, утвердившее этот перечень. Пунктом «а» ч. 1 ст. 104¹ УК РФ предусмотрена конфискация денег, ценностей, иного имущества, полученных от этой контрабанды.

С 1991 г. для возбуждения уголовного дела о контрабанде цена партии товара должна была составлять 250 тыс. руб., затем – 500 и 1,5 млн руб. вплоть до декабря 2011 г. Ранее за контрабанду, например, партии шкур тигра, совершенную в одиночку, – от 100 до 300 тыс. руб. Сейчас – лишение свободы от 3 до 7 лет.

Были и другие факторы, которые отрицательно сказались на состоянии борьбы с контрабандой объектов СИТЕС. Это лишение Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ таможенных органов права производства дознания, что повлекло сокращение штатов специалистов, имеющих опыт борьбы с контрабандой. Кроме того, в связи с образованием Таможенного союза и формированием таможенной границы Таможенного союза перестала существовать таможенная граница Российской Федерации, однако длительное время соответствующие изменения в УК РФ не вносились, в результате чего имели место даже оправдательные приговоры по рассматриваемой контрабанде. Хотя впоследствии компетенция таможенных органов в сфере правоохранения была восстановлена и даже расширена, а в законодательство внесены необходимые изменения, отрицательные последствия непродуманных реформ сказываются до настоящего времени.

Длительное непринятие строгих мер ответственности за контрабанду образцов СИТЕС, на наш взгляд, – результат лоббирования со стороны заинтересованных в торговле этими товарами и в безнаказанном контрабандном его перемещении лиц. Процесс составления Перечня видов животных и растений, подпадающих под действие Конвенции СИТТЕС, также находился под мощным давлением заинтересованных в прежних порядках лиц.

Наиболее часто предметами контрабанды из образцов СИТЕС, относящимися к животному миру, являются: лапы медведя и тигра, шкуры рыси; желчь, части и дериваты медведя, струя кабарги, шкуры и части тел снежного барса, череп аргали, морды лосей, бивни мамонтов. Были задержания контрабанды бурого и гималайского медведей, сайгака, кабарги, выдры, волка, рыси.

Очень ценятся на мировом рынке шкура, когти, клыки, усы амурского тигра – единственного тигра, освоившего жизнь в снегах. Его особенностью является охотиться в одиночку, а не как львы – прайдом, поэтому этот тигр проявляет в охоте высочайшее мастерство.

Проблема контрабанды образцов СИТЕС особенно актуальна для Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. Как правило, части диких животных и их дериваты вывозят в Китай, Республику Корея и КНДР, Сингапур, Японию, Тайвань. Отмечается динамика роста числа попыток вывоза. Вывозом часто занимаются китайцы. Например, на Хакасской таможне была пресечена беспрецедентная попытка незаконного вывоза из России крупной партии дериватов, в частности конечностей гималайского и бурого медведей, пантов оленей и проч., на сумму более 10 млн руб. Контрабанда обнаружена в микроавтобусе, принадлежащем Генеральному консульству КНР. Это далеко не первая попытка сотрудников этого консульства осуществить контрабанду объектов СИТЕС. Из-за дипломатического иммунитета преследование в отношении них было прекращено. Были случаи задержания партии образцов СИТЕС на сумму 55 млн руб. Особенно много нарушений с образцами СИТЕС выявляется при таможенном контроле граждан Китая. Применяются изощренные способы сокрытия контрабанды. Например, у пассажира международного поезда «Хвасан – Туманган» изъята струя кабарги, которая находилась в пластиковой емкости с национальным корейским блюдом, запах которого отбивал запах образца СИТЕС. Сотрудники Благовещенской таможни задержали автомобиль, возвращавшийся из России в Китай в режиме реэкспорта. В машине обнаружили 12 свертков, обмотанных клейкой лентой, общим весом 20 кг. В каждом свертке – по медвежьей лапе. Нередко находят по 120 лап.

Во время действия ст.188 УК РФ наиболее распространенные нарушения с образцами СИТЕС – их вывоз мелкими партиями: чтобы стоимость партии была меньше «крупного размера» во избежание привлечения к уголовной ответственности.

В настоящее время типичные нарушения при перемещении образцов СИТЕС через границу:

предоставление подложных документов, дающих право на вывоз образцов (ветеринарное свидетельство, разрешение на добычу, сертификат изготовителя, качественное удостоверение, товарно-транспортные накладные, договор купли-продажи, платежные документы);

оформление фиктивного договора купли-продажи, стороной которого является фирма-однодневка (немедленно ликвидируется после совершения сделки);

вывоз образцов СИТЕС под видом других товаров.

Зачастую выявляются нарушения порядка реализации объектов СИТЕС, изъятых из незаконного оборота и приобщенных к материалам уголовных дел в качестве вещественного доказательства. Эта реализация регулируется ст. 82 УПК РФ и постановлением Правительства РФ от 20.08.2002 № 620 «Об утверждении Положения о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно». Незаконно ввезенные образцы


СИТЕС легализуются через подставные фирмы. От имени фирмы в Торгово-промышленную палату (ТПП) предоставляются поддельные документы, ТПП, не имея возможности провести проверку их достоверности, выдает сертификаты происхождения, на основании которых идет дальнейшая реализация товара.

В основном рассматриваемые преступления выявляются с помощью кинологов. Так, благодаря профессиональной работе кинологов и служебных собак была выявлена крупномасштабная контрабанда – более 1,5 тыс. лап медведя, которые пытались вывезти из России в Китай.

Контрабандному вывозу объектов СИТЕС из России способствуют большие масштабы российской дикой природы, слабая ее охрана, недостаточный контроль органов охотнадзора и таможенных органов, постоянные реформы и сокращения штатов в этих органах при нехватке специалистов, их недофинансирование, прозрачность границ; близость стран, в которых использование образцов СИТЕС имеет огромное распространение, в частности в медицине, косметике и проч., устойчивый спрос из этих стран на контрабандный товар, слабое следствие по делам рассматриваемой категории, неконтролируемая миграция китайцев, огромная диаспора китайцев в Сибири и на Дальнем Востоке, многие представители которой организуют контрабандные поставки из России. Действуют организованные преступные группы, сеть посредников и перекупщиков. Из-за слабой охраны российских границ, особенно в связи со снятием контроля в связи с образованием ТС, борьба с ними практически не ведется.

Относительно большие квоты вывоза в связи с лоббированием заинтересованных лиц. Например, квота на вывоз мускуса кабарги 50 – 70 кг в год. Одна мускусная железа, высушенная перед транспортировкой, весит 20 – 30 г, для партии в 10 кг нужно 400 взрослых самцов, а при их добыче петельным образом гибнет 1200 – 1500 особей, включая самок и молодняк. Скупщики в Интернете предлагают купить любое количество этих объектов СИТЕС – до тонны. Исследования показывают, что потребность в странах Восточной Азии в мускусе полностью удовлетворяется за счет российских ресурсов. В Китае цена мускуса кабарги в 10 раз больше, чем китайские перекупщики платят российским браконьерам. Лапы медведя в азиатской кухне – деликатес, кроме того, они используются для приготовления тонизирующих лекарств.

По данным Всемирного фонда охраны природы (WWF), из Сибири, с Дальнего Востока идет огромный контрабандный поток объектов дикой природы, особенно в Казахстан и Монголию и далее.

Имеются сложности в выполнении таможенными органами требований Конвенции СИТЕС, в том числе сложности, связанные с оформлением документов в связи с задержанием образцов СИТЕС, отсутствием специалистов и экспертов, информации о специфике образцов СИТЕС и ценах на них, обученных специалистов таможенных органов, которые бы могли профессионально проводить неотложные следственные действия по делам о рассматриваемой контрабанде. Существует проблема конфиската. Хотелось бы, чтобы те ценные образцы, которые в настоящее время подлежат уничтожению, все же использовались на территории Российской Федерации в медицинских и других целях.

В связи с нарушениями правил Конвенции СИТЕС следовало бы привлекать юридических лиц, занимающихся незаконной международной торгово-посреднической деятельностью, к административной ответственности. Ранее, когда не было возможности использовать уголовную ответственность за контрабанду образцов СИТЕС, физических лиц привлекали к ответственности за административные правонарушения. В настоящее время нет необходимости этого делать, поскольку уголовная ответственность установлена. Вместе с тем, как известно, возможно одновременное привлечение физических лиц к уголовной ответственности, а юридических – к административной за нарушения таможенных правил, в частности по ст. 16.3 КоАП РФ «Несоблюдение запретов и (или) ограничений на ввоз товаров на таможенную территорию Таможенного союза или в Российскую Федерацию и (или) вывоз товаров с таможенной территории Таможенного союза или из Российской Федерации» и другим статьям КоАП РФ о нарушениях таможенных правил. Вместе с тем выявлять правонарушения юридических лиц очень сложно. Выявление предполагает активное использование оперативно-розыскных мероприятий, которые возможно проводить только в рамках УПК РФ.

Учитывая масштабы торговли с азиатскими странами и выявление преступлений в основном кинологами, нужно признать, что на должном уровне борьба с контрабандой образцов СИТЕС не ведется. Это подтверждается и статистическими данными о контрабанде. В лучшем случае число приговоров по делам о контрабанде СИТЕС исчисляется единицами за год. Необходимо принятие альтернативных мер борьбы с контрабандой объектов СИТЕС в связи с ликвидацией пограничного и таможенного контроля на границе России с другими участниками ТС. Практика показала, что полноценно заменить российских пограничников и таможенников их белорусские и казахстанские коллеги не могут. Требуется, особенно учитывая азиатское направление контрабандного вывоза образцов СИТЕС, использовать хотя бы мобильные группы российских таможенников на соответствующем участке российской границы; создать центры со специалистами и экспертами, которые бы помогали дознавателям и следователям в расследовании этих преступлений (ими могут быть саморегулируемые экспертные организации), должны быть обустроены камеры хранения вещественных доказательств, решен вопрос о порядке определения цен на объекты СИТЕС (на основе мировых). Соответствующей ценовой информацией следует снабдить экспертов и органы расследования. Хорошо, что таможенникам оказывает помощь Международный фонд защиты животных. Однако, как представляется, борьба с контрабандой образцов СИТЕС должна соответствующим образом финансироваться, прежде всего государством. Представляется, что желательно было бы вернуться к системе вывоза объектов


СИТЕС, которая существовала до 1995 г. и была отменена Указом Президента РФ от 06.03.1995 № 245. Такие товары должны экспортироваться только спецэкспортерами, которым следует зарегистрироваться в Минэкономразвития России (ранее они регистрировались в Минвнешторге). Необходимо поднять роль оперативно-розыскной деятельности в борьбе с контрабандой образцов СИТЕС. Нужно подумать о возможностях использования задержанных образцов
СИТЕС, например, в российской медицинской промышленности. Необходимо обучать методике расследования контрабанды дознавателей и следователей.

1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал