Значение экологического каркаса для сохранения окружающей среды и разработки стратегии социально-экономического развития г. Москвы и ближнего Подмосковья



Скачать 333.5 Kb.
Дата23.04.2016
Размер333.5 Kb.
Значение экологического каркаса для сохранения окружающей среды и разработки стратегии социально-экономического развития г. Москвы и ближнего Подмосковья

С.А. Подольский (Лаборатория динамики наземных экосистем под влиянием водного фактора Института водных проблем РАН)

И.В. Соколов (Некоммерческая организация центр научно-практической геоэкологии «Живая вода»)

О.С. Гринченко (Лаборатория динамики наземных экосистем под влиянием водного фактора Института водных проблем РАН)

А.Г. Косиков (Георафический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова)

ВВЕДЕНИЕ

Стратегия социально-экономического развития г. Москвы на период до 2025 года (далее «Стратегия») одной из основных целей имеет преобразование Москвы в современный мировой город с высочайшими стандартами жизни (Стратегия … 2011 –2025, материалы презентации на заседании Общественной палаты). При этом существует важнейший «стратегический разрыв» – между развитием городской и пригородной инфраструктуры (включая дорожную сеть) и необходимостью сохранения полноценных природных экосистем. Без учета и максимально возможной гармонизации этого противоречия невозможно устойчивое развитие г. Москвы и всего Московского региона.

Непременным условием поддержания устойчивости природных комплексов расширяющейся Москвы и ближнего Подмосковья является сохранение видового разнообразия и продуктивности природных экосистем. Для этого должны быть сохранены не только отдельные ценные в природоохранном отношении территории, но и участки, связывающие их между собой. В условиях активного развития инфраструктуры добиться необходимого результата можно только путем выделения и поддержания целостности экологического каркаса рассматриваемой территории. Для целей формирования «Стратегии» нужны четкие практические критерии выделения и охраны различных элементов экологического каркаса. Обычно под экологическим каркасом понимают комплекс важнейших средоформирующих и средорегулирующих экосистем, объединенных в сеть, а также изолированные территории и объекты, обеспечивающие сохранение разнообразия и продуктивности природных комплексов в условиях рационального хозяйственного использования территории.

Самым динамичным компонентом экосистем является животное население. Пределы пластичности и устойчивости зоокомплексов к антропогенным воздействиям в значительной степени определяются возможностью диких животных к активному перемещению в пространстве. Это позволяет им сравнительно быстро заселять временно покинутые территории, при условии, если характер нарушений местообитаний не выходит за пределы экологической пластичности вида. Многие звери, птицы, амфибии и рептилии предпринимают регулярные, более или менее протяженные, кочевки. Это позволяет их популяциям с максимальной эффективностью использовать свой ареал и обеспечивает оптимальную плотность населения. Большинство диких животных перемещается, не выходя за пределы характерных местообитаний. Наличие взаимосвязанных естественных и (или) слабонарушенных экосистем (лесных массивов, лугов, водно-болотных угодий и т.п) необходимо для постоянного обитания большинства видов животных, в первую очередь крупных млекопитающих. Таким образом, возможность свободного перемещения наземных животных можно рассматривать, как одно из наиболее характерных свойств экологического каркаса.



  1. Краткая характеристика современных проблем, связанных с антропогенным разрушением экологического каркаса ближнего Подмосковья

В настоящее время Московская область – один из наиболее хозяйственно освоенных регионов Центральной России. При этом состояние животного населения рассматриваемой территории внушает серьезные опасения. Наши наблюдения на западе Подмосковья (Емельянова, Подольский, Никитский, 1998; Подольский и др., 2000) показали, что видовое разнообразие зоокомплексов резко сокращается по мере приближения к мегаполису. Одним из объективных интегральных показателей состояния животного населения является количество зарегистрированных редких видов животных. Так в Можайском районе отмечено 39 видов позвоночных животных занесенных в Красную книгу Московской области (5 видов млекопитающих, 24 вида птиц, 3 вида пресмыкающихся, 2 вида земноводных, 4 вида рыб), а в Одинцовском р-не всего 26 видов (2 вида млекопитающих, 19 видов птиц, 3 вида пресмыкающихся, 2 вида земноводных, 2 вида рыб). Деградация зоокомплексов касается не только редких, но и фоновых видов. В Одинцовском районе сокращается численность, и область распространения многих обычных для Подмосковья видов зверей (лось, кабан, кутора и др.), птиц (глухарь, рябчик, тетерев), амфибий (остромордая лягушка, жаба серая) и рептилий (живородящая ящерица).

Важнейшим аспектом негативного влияния застройки на диких животных стало разобщение местообитаний, в том числе разрывы и фрагментация лесных территорий. Новые поселки и (или) многокилометровые заборы часто возникают на месте лесных перешейков и закустаренных долин ручьев, соединяющих лесные массивы. В силу своего расположения, обеспечивающего межэкосистемные связи, такие участки являются очагами повышенной численности и миграционной активности многих видов животных, но главное – они способствуют поддержанию видового разнообразия зоокомплексов соединяемых территорий.

Фрагментация и разрывы естественных экосистем ведут к снижению видового разнообразия и продуктивности зоокомплексов и экосистем в целом. Можно выделить несколько основных механизмов этого явления:


  1. Уменьшение площадей оптимальных местообитаний, ухудшение кормовых и защитных свойств угодий.

  2. Нарушение путей сезонных кочевок и регулярных переходов крупных млекопитающих.

  3. Затруднение расселения животных, ведущее к снижению устойчивости экосистем.

Если на изолированном участке в результате эпизоотии, перепромысла или по иной причине исчезнет какой-либо вид, то повторное естественное заселение данной территории будет затруднено или невозможно.
Следует обратить внимание на три основных фактора современного антропогенного разрушения экологического каркаса ближнего Подмосковья:

  1. Хаотичная дачно-коттеджнаная застройка.

  2. Экологически непродуманное строительство и реконструкция автодорог.

  3. Нарушение водных и околоводных экосистем (в том числе водно-болотных угодий и долин малых рек).

Все они в значительной степени связаны единой социально-экономической подоплекой. Это хорошо видно на примере недавнего известного противостояния экологической общественности, бизнеса и власти по поводу Химкинского леса и подмосковного участка строящейся платной автомагистрали Москва – Санкт-Петербург.

Трасса проектировалась не только без учета экологических потребностей, но и прямо вопреки им. Линия магистрали проведена по наиболее ценным в природоохранном отношении территориям, при этом она обходит антропогенные пустоши, населенные пункты и существующие дороги местного значения – участки, не играющие особой роли в поддержании природного равновесия и характеризующиеся низкими показателями биоразнообразия. Таким образом, разрушается экологический каркас, поддерживающий устойчивость популяций и сообществ целого ряда видов (в том числе и особо охраняемых) наземных позвоночных Зеленой зоны столицы и Северного Подмосковья. Подобные нарушения носят системный характер и не могут быть полностью компенсированы. Возникает вопрос – как такое было возможно в Зеленой зоне Москвы и в ближнем Подмосковье, где все сохранившиеся естественные природные комплексы имеют особое значение в поддержании экологической безопасности? Вряд ли мы имеем дело со случайностью. С точки зрения экологической целесообразности было бы логично провести трассу, как можно ближе к существующему шоссе М-10, где много пустошей и пустырей, а леса уже сильно нарушены хозяйственной деятельностью человека и подвержены сильнейшему воздействию фактора беспокойства. Вероятно, при прокладке маршрута будущей автодороги проектировщики руководствовались исключительно соображениями экономии средств строительных компаний. Ведь вблизи шоссе – М-10 многие земельные участки находятся в личной собственности или в долгосрочной аренде. Если они попадут в зону отчуждения трассы, строителям придется платить владельцам солидные компенсации. Полный или частичный обход таких участков увеличит протяженность стоимость новой дороги. Избегая этого, проектировщики провели трассу по высокожизненным, высокобонитетным дубовым и хвойно-широколиственным лесам, а также по последним сохранившимся экологическим коридорам.

К сожалению, подобное игнорирование экологических потребностей в угоду экономическим становится нормой. Например, в результате создания нового скоростного шоссе на западе ближнего Подмосковья Подушкинский лес пострадал не меньше Химкинского, но это не получило широкой огласки. На аналогичных принципах экономии средств застройщиков часто выделяются участки для коттеждных поселков и иных объектов, в том числе и в пределах водоохранных зон (что допускается новым водным кодексом). Значительная часть упомянутых объектов нарушает или полностью разрушает узловые элементы экологического каркаса.

Существует и ряд специфических экологических проблем связанный со строительством новых и реконструкцией существующих автомагистралей. В настоящее время дорожное строительство в Подмосковье ведется без учета необходимости сохранения возможности для переходов диких животных. Так реконструируемое Минское шоссе превращается в практически непреодолимую преграду для большинства наземных позвоночных животных. Это происходит за счет следующих факторов: повсеместного освещения трассы, возведения непрерывных разделительных барьеров и экологически непродуманного размещения инфраструктурных объектов (бензоколонок, станций техобслуживания и т.п.), которые часто попадают на сохранившиеся звериные переходы.

Особую тревогу вызывает опасность быстрого разрушения и (или) деградации городских лесопарков и последних относительно крупных лесных и массивов прилегающих непосредственно к Московскому мегаполису (Подольский, 2007). В ближнем Подмосковье осталось только четыре таких массива, имеющих региональное природоохранное и средообразующее значение: 1) национальный парк «Лосиный остров»; 2) территория бывшего Государственного исторического заповедника-леспаркхоза «Горки Ленинские»; 3) Химкинский лес; 4) Подушкинский лес. Сравнивая состояние и динамику экосистем в упомянутых четырех лесных массивах, приходится признать, что только будущее «Лосиного острова» не внушает особых опасений. Химкинский и Подушкинский леса уже активно разрушается; на очереди и «Горки» недавно лишенные самостоятельного охранного статуса.

Земли Московской области и особенно ближнего Подмосковья представляют заманчивый объект для долгосрочного размещения денежных средств, обращенных в недвижимость. С расширением границ Москвы эта тенденция только усилится. Если в такой ситуации проектирование и строительство будет, как и сейчас, вестись исключительно из экономических соображений, но в ущерб экологическим потребностям, в ближайшее время следует ожидать полного разрушения Зеленой зоны столицы, невосполнимых нарушений экологического каркаса Московской области и катастрофического снижения биоразнообразия.

Деградация природных комплексов и животного населения Подмосковья недопустима не только с природоохранной, научной и эстетической точек зрения, но и с позиций поддержания экологической безопасности. Обедненные лесные сообщества в условиях сильнейшего антропогенного пресса теряют свою устойчивость, что наряду с другими факторами в недалеком будущем может привести к деградации природных экосистем, распаду насаждений и фактической утрате зеленого пояса Москвы. Трудно прогнозировать кумулятивный эффект от множественных нарушений природных комплексов. Например, деградация городских парков и пригородных лесных массивов повлечет за собой значительное ухудшение условий обитания мелких воробьиных птиц, концентрирующихся здесь на зимовке. В дальнейшем резкое снижение численности птиц-энтомофагов и ухудшение состояния лесных массивов могут вызвать массовые вспышки вредителей, приводящие к полному распаду древостоя не только в Зеленой зоне, но и в ближнем Подмосковье. А ведь именно подмосковные леса играют ключевую роль в обеспечении столичного мегаполиса кислородом. Летом 2010 г., задыхаясь в дыму от многочисленных пожаров, москвичи имели возможность убедиться, чего стоит пренебрежительное отношение к охране лесных и водно-болотных экосистем. Однако адекватные меры по сохранению природных комплексов Подмосковья так и не были предприняты.

Для сохранения биоразнообразия и устойчивости экосистем в рамках «Стратегии…развития Москвы…» необходим комплексный подход, определяющий стратегию природопользования на всех взаимосвязанных территориях, имеющих средообразующие значение. При этом важнейшая задача – сохранить экологический каркас, поставив надежный правовой заслон непродуманным инженерным решениям и экологически-опасным коммерческим проектам.


  1. Структура экологического каркаса и возможности

его сохранения в ближнем Подмосковье

    1. Экологический каркас

Проблемам роли экологического каркаса в обеспечении устойчивого природопользования посвящено немало работ (Мирзеханова, 2001). В большинстве публикаций структура экологического каркаса обосновывается с теоретических позиций. В нашей работе выделение структурных элементов строго подчинено практическим задачам сохранения экологического каркаса и животного населения Подмосковья, которые решались на территориях Наро-Фоминского (Емельянова, Подольский, Никитский, 1998, Подольский и др., 2000.), Можайского и Одинцовского районов (Подольский, Соколов, 2007). Поскольку терминология, связанная с проблематикой изучения и сохранения экологического каркаса еще не устоялась, приведем наше понимание основных терминов, использованных в настоящей работе.

С точки зрения сохранения животного населения экологический каркас района представляет совокупность взаимосвязанных и изолированных территорий, а также точечных объектов, обеспечивающих способность зоокомплексов к саморегуляции при условии поддержания их видового разнообразия и продуктивности.



Экологический каркас (ЭК) состоит из экологической сети (ЭС), совокупности ценных зоологических объектов (ЦЗО) и рекреационно-экологических территорий (РЭТ). Экологическая сеть представляет ранжированную по степени экологического значения систему переходящих друг в друга участков местообитаний, неразрывная взаимосвязь которых необходима для поддержания естественной саморегуляции и устойчивости зоокомплексов. Экологическая сеть состоит из следующих основных элементов: территорий экологического базиса; территорий экологического резерва; экологических коридоров.

Принципиальная схема взаимосвязей и иерархической подчиненности всех элементов экологического каркаса показана на рисунке 1. Эта схема была использована при подготовке карт экологических каркасов Можайского и Одинцовского районов. На большей части территории Западного Подмосковья, где антропогенные и естественные природные комплексы тесно переплетаются, реальная конфигурация экологического каркаса действительно напоминает сеть (рис. 2). Последовательно рассмотрим все перечисленные элементы ЭС.


Рис. 1. Структура экологического каркаса


К территориям экологического базиса (ТЭБ) мы относим сравнительно крупные цельные массивы лесов, болот лугов и других условно ненарушенных и (или) слабонарушенных экосистем, связанных с другими аналогичными природными комплексами, по которым дикие животные могут свободно перемещаться в пределах района. У большинства оседлых видов диких животных весь жизненный цикл может проходить в пределах ТЭБ. Территории экологического базиса составляют основную часть местообитаний большинства диких животных и определяют конфигурации их ареалов. Эти территории не имеют специального охранного статуса и могут использоваться для всех видов хозяйственной деятельности, не сопряженных с разрушением естественных экосистем: охота, спортивное рыболовство, ведение лесного хозяйства, рекреация, традиционное сельскохозяйственное использование.

В целях сохранения экологического каркаса в пределах территорий экологического базиса целесообразно:

– не допускать строительство дачных поселков и других хозяйственных объектов;

– не допускать огораживания территории;

– отказаться от мелиоративных работ, меняющих естественный гидрорежим территории;

– при проведении плановых рубок обязательно проводить лесопосадки не менее чем на 50% площади вырубки;

– не выводить земли из состава лесного фонда и не допускать их приватизации;

– с максимальной осторожностью подходить к прокладке коммуникаций и созданию других необходимых объектов общественной инфраструктуры.

В ТЭБ допустимо создание дополнительных объектов инфраструктуры для обеспечения потребностей рекреации; возможны мелиоративные работы по восстановлению естественного гидрорежима территории.

К территориям экологического резерва (ТЭР) мы относим все существующие и проектируемые площадные особо охраняемые природные территории (ООПТ), а также участки, перспективные с точки зрения создания ООПТ. В принципе, к ТЭР должны быть отнесены и все водоохранные зоны, но в связи с тем, что в настоящее время нет нормативной базы, позволяющей четко выделить упомянутые зоны, они не отражены на картах экологического каркаса. Территории экологического резерва вносят наибольший вклад в сохранение биоразнообразия (биотопического разнообразия экосистем и видового разнообразия зоокомплексов). В их пределах должны в максимальной степени ограничиваться все виды хозяйственной деятельности. Допустимо лишь то, что не противоречит утвержденному режиму охраны конкретной ООПТ. Если конкретная ТЭР еще не имеет установленного охранного режима, в ее пределах (вплоть до утверждения охранного режима) нельзя допускать никаких видов деятельности, которые могли бы нарушить естественные экосистемы: застройка, рубки леса, мелиорация, добыча полезных ископаемых, складирование и захоронение отходов, удобрений и ядохимикатов, прокладка коммуникаций, проведение массовых мероприятий и др. Нельзя допускать приватизации ТЭР и передачи их в долгосрочную аренду. Все ТЭР должны иметь надежную связь с экологической сетью. Если по каким-либо причинам такая связь оказалась нарушена, она должна быть в кратчайшие сроки восстановлена при помощи комплекса специальных биотехнических мероприятий.



Экологические коридоры (ЭКОР) представляют относительно узкие массивы лесов, болот, лугов, карьеров, кустарников (и других природно-территориальных комплексов обладающих хорошими защитными условиями), соединяющие между собой территории экологического базиса. ЭКОР могут проходить между территориями, в значительной степени, нарушенными антропогенной деятельностью. На территории Одинцовского р-на в 2007 г. нами было выделено 33 экологических коридора; их общая длина около 180 км. Экологические коридоры состоят из зон свободного транзита (ЗСТ), ограниченных переходов диких животных (ОП) и областей диффузного проникновения (ОДП). ЗСТ – это основная часть экологического коридора, где животные могут свободно перемещаться, не покидая пределов естественных экосистем и не приближаясь к их внешним границам. Ширина ЗСТ не менее 1 км.

ОП – это наиболее узкие участки экологических коридоров, ограниченные прилегающими антропогенно модифицированными территориями с неудовлетворительными защитными условиями. По нашим наблюдениям ОП активно используются не только млекопитающими, амфибиями и рептилиями, но и лесными видами воробьиных птиц. Несмотря на то, что многие переходы пересекают местообитания, в значительной степени, нарушенные антропогенной деятельностью, в их пределах зачастую отмечается повышенная миграционная активность крупных млекопитающих. Области диффузного проникновения (ОДП) представляют участки близкого контакта мозаичных мелкоконтурных антропогенно-нарушенных и естественных местообитаний. По таким зонам возможно перемещение многих видов наземных животных (особенно мелких), но выделить конкретные переходы затруднительно или вовсе невозможно.


Рис.2. Фрагмент карты экологической сети Можайского района

Условные обозначения: 1 – территории экологического базиса (ТЭБ); 2 – экологические коридоры (ЭКОР); 3 – черные стрелочки – ненарушенные ограниченные переходы диких животных; 4 – красные стрелочки – нарушенные ограниченные переходы диких животных; 5 – территории глубокого антропогенного освоения (в том числе застроенные участки); 6 – территории «резерва антропогенного освоения».
Надежным объективным критерием для выделения экологических коридоров и действующих переходов диких животных является использование их копытными, в первую очередь лосем. Выбор лося в качестве основного модельного вида не случаен (Подольский и др. 2000). Сезонные миграции лося широко известны для Сибири и Дальнего востока (Формозов, 1990; Подольский, 1994). До недавнего времени принято было считать, что в центральной России лось – оседлый вид. Однако, начиная с 1995 г., во второй половине апреля мы наблюдаем на западе Подмосковья (Наро-Фоминский, Можайский, Одинцовский районы) направленные перемещения лосей северном и северо-восточном направлении. Максимально зарегистрированная длина кочевки, выявленная при троплении следов, хорошо заметных на влажном грунте сразу после схода снега, составила около 40 км: от юго-западной границы Наро-Фоминского р-на до юго-западной границы Одинцовского р-на.

Весенняя миграция лосей обычно проходит в относительно сжатые сроки – середина апреля – начало мая. Обратная осенне-зимняя кочевка более растянута – с ноября по январь. Ее интенсивность зависит от высоты снежного покрова в начале зимы. Потребность в сезонных миграциях вызвана необходимостью максимально эффективно использовать кормовую базу и всю совокупность различных биотопов. Зимой лоси откочевываю к югу (вплоть до Калужской области), где меньше высота снежного покрова и веточные корма более доступны; весной возвращаются на летние пастбища, богатые травянистой растительностью. На участках весенне-летних стаций, обладающих хорошими защитными условиями (старовозрастные ельники с завалами, болота, густые приречные заросли и др.), лоси приносят потомство. В последние десятилетия в Одинцовском районе (как и по всему западу Подмосковья) осуществление переходов большой протяженности резко затрудняется при разобщении лесных массивов вследствие дачной застройки, огораживания лесных участков и непродуманного дорожного строительства. Положение усугубляется браконьерством, ростом численности бродячих собак и усилением фактора беспокойства. Очевидно, что именно популяция лося в наибольшей степени нуждается в экологических коридорах и активно их использует. Будучи очень осторожными животными, лоси редко выходят на безлесные участки. Этот вид обычен для Подмосковья. Следы лося хорошо заметны практически на любом субстрате. Совокупность перечисленных факторов позволяет считать лося оптимальным модельным видом, надежно маркирующим основные сохранившиеся экологические коридоры. Одним из критериев для выявления важнейших ограниченных звериных переходов (ОП) является использование их лосем во время сезонных (в первую очередь весенних) миграций.



ОП относятся к наиболее уязвимым местам экологических коридоров и экологической сети в целом. На востоке и в центральной части Одинцовского района есть территории, где населенные пункты, дачные поселки, предприятия и другие объекты инфраструктуры сливаются в единые многокилометровые массивы, непреодолимые для большинства видов наземных животных. Единичные проходы, позволяющие им миновать такие массивы, играют решающую роль в поддержании устойчивости экосистем зеленой зоны Москвы. Перекрытие таких переходов быстро приводит к катастрофическому снижению видового разнообразия зоокомплексов пригородных лесов: исчезают лось, кабан, барсук, куница и многие другие виды наземных позвоночных. Подобные ОП, мы называем ключевыми. ОП между крупными лесными массивами, регулярно используемые дикими животными, мы называет основными; эпизодически используемые ОП и (или) переходы между небольшими участками природных экосистем – второстепенными. В 2007 г. на территории Одинцовского р-на было отмечено 58 ОП; из них 11 – ключевых; 18 – основных; 29 – второстепенных.

Если, передвигаясь по переходу, животные вынуждены на время покидать привычные местообитания с хорошими защитными условиями, то ОП считается частично нарушенным. Такие переходы нуждаются в искусственном восстановлении путем создания защитных древесно-кустарниковых насаждений и установления особого щадящего режима природопользования. На территории Одинцовского р-на отмечено 10 (17,3 %) нарушенных переходов диких животных; еще 24 (41,4 %) находятся под угрозой нарушения.

Значение конкретных экологических коридоров и переходов может меняться в зависимости от состояния экологической сети района. Режим хозяйственного использования угодий, отнесенных к экологическим коридорам, должен включать ряд особых ограничений (в дополнение к указанным для территорий экологического базиса):

– Нежелательны любые вырубки, кроме выборочных санитарных.

– В случае вынужденного проведения сплошных санитарных рубок (после полного распада древостоя), необходимы лесопосадки на всей площади вырубки.

– Нежелательно проведение любых коммуникаций (особенно поперек экологических коридоров). В случае острой хозяйственной необходимости, строительство новых коммуникации может быть начато только после проведения специального экологического обследования и разработки мер по снижению негативного воздействия на диких животных.

– Нежелательно проведение любых работ сопряженных с повышенным шумовым загрязнением.

– Запрет на использование любых видов личного транспорта вне дорог общего пользования.

– Запрет полетов на малых высотах (ниже 1000 м).

– Запрет на посадку летательных аппаратов.

– Недопустимо проведение облавных и других коллективных охот, особенно в осенний и весенний периоды.

– Недопустимо любое строительство: ближе 1 км от ключевых и основных ОП; ближе 500 м от второстепенных ОП.

– Недопустимо возведение любых изгородей и других искусственных препятствий.

В целях обеспечения экологической безопасности района нельзя допускать приватизации и передачи в аренду территорий экологических коридоров. Особенно строго указанные ограничения должны соблюдаться по отношению к территориям ограниченных переходов диких животных (ОП).

К ценным зоологическим объектам (ЦЗО) мы относим небольшие по площади и точечные объекты имеющих значение для сохранения животного населения: места регулярных встреч редких видов животных; места размножения и (или) гнездования редких видов птиц и других животных (гнезда белых аистов, места залегания медведей в берлоги и др.); места размножения и (или) массового гнездования фоновых видов птиц и других животных (крупные колонии серых цапель, глухариные тока, крупные барсучьи городища и др.); места сезонных концентраций перелетных птиц (места отдыха пролетных стай серых журавлей на сельскохозяйственных угодьях и др.); зоны и участки, где постоянно или временно отмечается повышенная плотность населения промысловых и других фоновых видов животных (зимовки лосей, природные солонцы и др.); биотехнические объекты, привлекающие диких животных (подкормочные площадки, искусственные солонцы и др.). ЦЗО могут находиться, как в пределах экологической сети, так и вне их.

К рекреационно-экологическим территориям (РЭТ) отнесены участки относительно хорошо сохранившихся, более или менее нарушенных природных экосистем, находящихся в окружении населенных пунктов и (или) иных антропогенно измененных земель. РЭТ практически не имеют связей с экологической сетью, не играют существенной роли в сохранении биоразнообразия, но сохраняют рекреационный потенциал и могут быть использованы в целях экологического просвещения. Рекреационный потенциал таких территорий может быть несколько повышен за счет укрепления инфраструктуры, создания экологических троп, искусственного улучшения состава насаждений. РЭТ имеют большое социально-экологическое значение, как места массового отдыха горожан и базы для экологического просвещения населения. Кроме того, они могут существенно снизить рекреационную нагрузку на объекты и территории экологической сети. В пределах РЭТ не должно вестись никакой хозяйственной деятельности противоречащей интересам обеспечения отдыха населения и экологического просвещения.




    1. Каркас антропогенного освоения

Реальная структура, конфигурация и динамика экологического каркаса в значительной степени зависит от характера, интенсивности и пространственных особенностей хозяйственного освоения территории. В наши задачи не входило полномасштабное изучение «каркаса антропогенного освоения» Подмосковья. Рассмотрим лишь те его элементы, которые наиболее существенно влияют на сохранность Экологического каркаса.

Для сохранения целостности экологической сети наиболее опасна дачная застройка. Зачастую поселки возникают вблизи магистральных звериных переходов или ценных зоологических объектов. Известно, что вокруг дачных поселков образуются зоны с пониженной численности большинства видов млекопитающих. Площади таких очагов антропогенных нарушений животного населения в 4–5 раз превосходят площади самих поселков (Подольский и др. 2000). В районах плотной дачной застройки образуются единые обширные зоны обедненных зоокомплексов с ограниченным числом устойчивых и (или) синантропных видов. Экологические коридоры оказываются разорванными. Антропогенное освоение территории Одинцовского р-на происходит настолько быстро, что, это трудно точно фиксировать. Однако территории, не вошедшие в экологический каркас, но пока свободные от застройки можно считать «резервом освоения». Фауна таких участков обеднена и обычно представлена почти исключительно синантропными видами. Здесь не имеет смысла пытаться восстанавливать естественные природные комплексы. Напротив, такие территории, за счет укрепления инфраструктуры, могут взять на себя дополнительную нагрузку и ослабить антропогенный пресс на экологический каркас района. В случае необходимости, здесь (на максимальном удалении от экологических коридоров) возможно создание новых хозяйственных объектов при соблюдении всех принятых природоохранных норм.


3. Перспективные направления по сохранению экологического каркаса ближнего Подмосковья

3.1. Выявление и организация охраны элементов экологической сети ближнего Подмосковья

Современный подход к организации устойчивого природопользования предусматривает приоритетную охрану экологических сетей разного ранга. В Западной Европе нормой стало не только сохранение экологических коридоров используемых крупными и средними млекопитающими, но и обустройство переходов для лягушек, змей, несекомоядных и других мелких животных.

В Московской области основные зоны антропогенного освоения расположены вдоль радиально расходящихся от столицы в разных направлениях железных дорог и автомагистралей. Большинство железных дорог и шоссе, идущих в одном направлении, расположены неподалеку друг от друга (Белорусская ж.д. и Минское шоссе; Киевская ж.д. и Калужское шоссе и т.д.). Между такими шосейно-железнодорожными «лучами» обычно находятся очаги относительно хорошо сохранившихся угодий, по которым проходят «межтрассовые» радиальные экологические коридоры. Именно эти коридоры обеспечивают возможность проникновения диких животных в ближнее Подмосковье и поддерживают межэкосистемные связи природных комплексов Зеленой зоны столицы с остальной территорией области. Например, конечными пунктами таких экологических коридоров, вплотную прилегающих к мегаполису, являются: на сервере – Химкинский лес; на западе – Подушкинский лес; на юге – природныкй комплекс бывшего музея-заповедника «Горки». Радиальным экологическим коридорам Подмосковья больше всего угрожает хаотичная диффузная дачно-котеджная застройка, а также строительство и реконструкция кольцевых автодорог без соблюдения необходимых экологических норм.

Помимо «межтрассовых» радиальных экологических коридоров экологическая сеть включает магистральные коридоры сезонных миграций, имеющие основное направление север-юг, а также множество местных второстепенных звериных переходов и зон диффузного проникновения. Возможность в начале зимы откочевывать к югу, а весной перемещаться к местам размножения на север, чрезвычайно важна для популяции лосей и некоторых других животных. Наблюдения показали, что даже мелкие воробьиные птицы при сезонных миграциях предпочитают придерживаться опушек лесных экологических коридоров. Для регулярных местных кочевок (перемещения лягушек и жаб к местам размножения, перемещения зверей к местам кормежки и т.п.) коридоры и ограниченные переходы экологической сети активно используется подавляющим большинством видов наземных животных. Для магистральных миграционных коридоров направления «север-юг» особую опасность представляет экологически непродуманная реконструкция основных радиальных шоссейных автодорог. Так, реконструируемое Минское шоссе превращается в практически непреодолимое препятствие для наземных позвоночных животных, а строящаяся платная скоростная трасса Москва – Санкт-Петербург пройдет непосредственно по единственному миграционному экологическому коридору севера ближнего Подмосковья, обеспечивающему возможность перемещения диких животных в направлении «север-юг».

Важным элементом экологической сети Подмосковья являются долины малых и средних рек, а также водно-болотные угодья. Они представляют основные пути расселения гидробионтов, амфибиотических (выдра, норка, бобр, ондатра, водяная полевка, кутора), а также облигатных пойменных и околоводных видов наземных животных. Кроме того, рассматриваемые экотоны «вода-суша» являются зонами повышенного видового разнообразия и продуктивности зоокомплексов (Новикова и др., 2006). Благодаря повышенной кормности и хорошим защитным свойствам угодий они дают приют представителям многих фоновых и редких видов, не связанных непосредственно с водоемами. Главные угрозы этим элементам экологического каркаса представляют 2 основных фактора: растущий пресс нерегулируемого рекреационного использования побережий водоемов; захват, огораживание и застройка пойменных угодий, в том числе и в пределах водоохранных зон. Последнее стало возможно после принятия нового водного кодекса, допускающего в водоохранных зонах частное строительство.

Для сохранения экологического каркаса ближнего Подмосковья (в том числе для зоны возможного расширения Московского мегаполиса) необходимо выявить элементы экологической сети. Прежде всего, надо найти и четко обозначить на местности все экологические коридоры, а также действующие и частично нарушенные и ограниченные переходы диких животных. Для этого необходимо тщательное полевое обследование значительной части территории ближнего Подмосковья. Во избежание серьезных ошибок, ни в коем случае нельзя ограничиваться одними дистанционными методами. Все выявленные активно действующие переходы необходимо немедленно взять под охрану. Важнейшие частично нарушенные переходы необходимо восстанавливать, проводя соответствующие биотехнические мероприятия (устранение антропогенных препятствий, подсадка ремизных насаждений, обводнение и др.).




    1. Выявление и организация охраны ближайших к Москве относительно крупных и наиболее ценных природных территорий

В ближнем Подмосковье осталось только четыре таких участка, имеющих региональное природоохранное и средообразующее значение: 1) национальный парк «Лосиный остров»; 2) территория бывшего Государственного исторического заповедника-леспаркхоза «Горки Ленинские»; 3) Химкинский лес; 4) Подушкинский лес. Для экокаркаса ближнего Подмосковья они играют роль «территорий экологического базиса». Сравнивая состояние и динамику экосистем в упомянутых четырех лесных массивах, приходится признать, что только будущее «Лосиного острова» не внушает особых опасений. Однако «Лосиный остров» в настоящее время почти и полностью изолирован и фактически потерял связи с экологической сетью Подмосковья. Химинский и Подушкинский леса уже активно разрушается; на очереди и «Горки» недавно лишенные самостоятельного охранного статуса. Последняя упомянутая территория до настоящего времени по природоохранному значению не уступает национальному парку «Лосиный остров».

Разнообразный породный состав современных насаждений (хвойно-широколиственные, липово-дубовые и мелколиственные леса), наличие хозяйственно-ценных (кабан, косуля, лось, заяц-русак, лисица, енотовидная собака, барсук, куница, горностай, ласка и др.) и редких видов животных (летучие мыши, сони, кутора, зеленый дятел, домовой и воробьиный сычи, осоед, пустельга, коростель и др.) редких и исчезающих растений (венерин башмачок и др.), являются уникальными для ближнего Подмосковья. Относительно высокое разнообразие и численность диких животных, особенно крупных млекопитающих, в значительной степени обусловлено сохранением важнейших звериных переходов, связывающих крупные лесные массивы. Эти компоненты природной среды образуют систему экологических коридоров, которая служит основой экологического каркаса южной части зеленой зоны Московского мегаполиса.

Характерной особенностью «Горок» являлось то, что в результате длительного взаимодействия человека и природы здесь сложился единый компактный природно-исторический район, по всем параметрам соответствующий статусу ООПТ высокого ранга. На рассматриваемой территории находятся курганы древних вятичей, а также прекрасный садово-парковый ансамбль XIX в, являющийся памятником русской усадебной культуры. Лесные массивы и их опушки активно используются местными жителями и москвичами для отдыха. Все это определяет высочайшую природоохранную, культурно-историческую и рекреационную ценность рассматриваемой территории. Однако, в настоящее время она не имеет необходимого природоохранного статуса. Следствием этого является быстрое замусоривание, повреждение лесных насаждений, незаконный захват земель, техногенные нарушения экосистем, нарушение экологических коридоров, снижение продуктивности и разнообразия фитоценозов и животного населения. В ближайшее время все это может привести к деградации ценнейшего природного комплекса «Горок».

В еще более тяжелом положении находятся природные комплекы Хикинского и Подушкинского лесов, где развернулось интенсивное крупномасштабное дорожное строительство, ведущее к фрагментации угодий, потере уникальных экосистем и снижению видового разнообразия.

Представляется целесообразным рассмотреть возможность создания в сохранившихся средообразующих лесных массивах ближнего Подмосковья («Горки», Химкинский лес, Подушкинский лес) нового кластерного национального (или природного) парка со строгим режимом охраны, полностью исключающим изъятие земель и любую застройку. О принципиальной возможности подобного шага недавно заявлял в средствах массовой информации мэр Москвы. Необходимо отметить, что предлагаемые участки не вполне отвечают сложившимся представлениям об оптимальных параметрах национального парка (Попов и др., 2001) – не слишком велика и разобщена территория, весьма значителен антропогенный пресс. Однако следует учесть высочайшую природоохранную ценность этих территорий для Москвы и ближнего Подмосковья (в частности для поддержания экологического каркаса). Кроме того, опыт современного дикого рыночного природопользования в Москве и ближнем Подмосковье показывает, что только высочайший природоохранный статус может препятствовать захвату земель и полному разрушению природных комплексов.

В случае принятия принципиального положительного решения о создании нового кластерного национального (или природного) парка, будет необходимо провести предпроектные изыскания. Целью таких изысканий должны стать: 1) поиск дополнительных, ценных в природоохранном отношении, участков, которые было бы целесообразно включить в состав парка; 2) уточнение и привязка на местности границ кластерных участков; 3) разработка предложений по охранному режиму и первоочередным природоохранным мероприятиям.




    1. Обеспечение природоохранных требований при дорожном строительстве и реконструкции существующих автодорог

В настоящее время дорожное строительство в Подмосковье ведется без учета необходимости сохранения мест переходов диких животных через дорожное полотно. Так реконструируемое Минское шоссе превращается в практически непреодолимую преграду для большинства наземных позвоночных животных. Это происходит за счет следующих факторов: повсеместного освещения трассы, возведения непрерывных разделительных барьеров и экологически непродуманного размещения инфраструктурных объектов (бензоколонок, станций техобслуживания и т.п.), которые часто попадают на сохранившиеся звериные переходы.

Превращение автодорог в непреодолимое препятствие для наземных видов животных разрушает целостность природного пространства Подмосковья, влечет потерю биологического разнообразия и экологической устойчивости обширных территорий. Все это напрямую угрожает экологической безопасности региона и является прямым нарушением Закона РФ о животном мире, предписывающим сохранять миграционные пути диких животных.

Между тем существуют простые технические решения полностью соответствующие положениям КоАП РФ и СНиП 2.05.02-85 «Автомобильные дороги» и не противоречащие Закону РФ «О животном мире». Предлагаемые экологически направленные мероприятия базируются на разработанных материалах Экологического каркаса Можайского и Одинцовского районов (Подольский, Соколов, 2007), Схеме развития и размещения особо охраняемых природных территорий и Схеме территориального планирования Московской области. Их реализация позволит достичь сочетания необходимости улучшения эксплуатационных качеств скоростных автодорог (М1 и др.) и сохранения естественной функциональности природных систем.

В целях обеспечения беспрепятственного перемещения животных, сохранения путей их миграций и ценных природных ландшафтов при проектировании новых и реконструкции существующих скоростных автодорог следует предусмотреть следующее:

1. Установить предупреждающие знаки «Дикие животные» с обеих сторон по направлению движения на отрезках, через которые проходят важнейшие миграционные пути диких животных (в том числе участки прилегания особо охраняемых природных территорий).

2. Установить знаки максимальной разрешенной скорости движения 70 км/час на отрезках пересечения миграционных путей диких животных. Знаки должны устанавливаться не мене чем за 2 км до действующего перехода, чтобы водитель успел сбросить скорость до требуемого значения. Мероприятие нацелено на снижение риска аварийности.

3. На отрезках пересечения миграционных путей диких животных исключить расположение придорожных сервисных объектов, площадок отстоя, освещение автодороги, устройство сплошных отбойных и разделительных барьеров.

4. Прилегающая к обочине полоса (шириной не менее 15-20 м от откоса насыпи) должна быть спланирована, очищена от древостоя, кустарников и высокотравья, регулярно окашиваться до кромки леса.

5. Разобщение встречных транспортных потоков должно достигаться устройством залуженной разделительной полосы шириной не менее 5 м. Допускается снегозащитное озеленение декоративными кустарниками.
Кроме того, необходимо провести работы по выявлению мест пересечения существующих и строящихся автодорог с путями местных кочевок мелких животных (лягушки, жабы, ящерицы, змеи, ежи и др.). На основе полученной информации следует спроектировать и построить специальные переходы для мелких животных (с учетом экологических и этологических особенностей разных видов).

Все эти мероприятия позволят сохранить неразрывность природного пространства, миграционные пути и одновременно снизить риск гибели животных и аварийности при столкновении с ними.




    1. Совершенствование природоохранной законодательной базы Москвы и Московской области в целях сохранения экологического каркаса и поддержания устойчивости природных комплексов

Существующая нормативно-правовая база представляется недостаточной для эффективной охраны экологического каркаса Подмосковья. Для нормализации ситуации необходимо разработать и утвердить несколько правовых актов местного уровня направленных на достижение следующих целей:




  1. Юридическое оформление понятия «экологический каркас» и придание официального охранного статуса наиболее уязвимым его элементам; прежде всего экологическим коридорам и ограниченным переходам диких животных.

  2. Юридическое оформление запрета на дорожное строительство и реконструкцию существующих автодорог без проведения эффективных мероприятий по выявлению и сохранению всех существующих переходов диких животных.

  3. Законодательное обеспечение строгой защиты водоохранных зон на уровне не меньшем, чем в старом водном кодексе. Введение строгого запрета на любое частное строительство в пределах водоохранных зон на территории Москвы и Московской области (Новикова и др., 2006).

  4. Повышение уровня юридической защиты городских лесопарков и пригородных лесов Зеленой зоны столицы.

  5. Юридическое оформление требований по сохранению экологического каркаса Москвы, ближнего Подмосковья и всей Московской области в рамках «Стратегии социально-экономического развития г. Москвы на период до 2025 г.».


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Зеленый пояс и подмосковные леса, объединенные в экологический каркас, представляют последний рубеж «экологического благополучия» столицы. В городе быстро растет число автомобилей, вносящих существенный вклад в загрязнение воздуха. Во время господства малоподвижных антициклонов, когда воздушные массы подолгу задерживаются над Москвой, только леса Зеленой зоны и ближнего Подмосковья обеспечивают мегаполис кислородом. После фактической ликвидации зеленого пояса москвичам останется дышать лишь выхлопными газами и выбросами промышленных предприятий. В безветренную погоду город будет во власти ядовитого смога. Известно, что интенсивный смог вызывает удушье, приступы бронхиальной астмы, аллергические реакции, раздражение глаз и другие негативные последствия для здоровья. Так, печально известный лондонский смог в 1952 году унес 4 тыс. жизней. Аналогичные явления уже отмечались в различных городах нашей страны и ближнего зарубежья (Тольятти, Усть-Каменогорск и др.). Ухудшается ситуация и в Москве. По данным академика А.В. Яблокова, от экологически зависимых заболеваний в Москве ежегодно умирает 12 тыс. человек; в области – около 5 тыс. Если разрушение природных комплексов Зеленой зоны и ближнего Подмосковья не будут остановлены, эти скорбные цифры увеличатся в несколько раз, то есть население мегаполиса ожидает крупномасштабная экологическая катастрофа. Прообразом такой катастрофы может служить ситуация сложившаяся жарким летом 2010 г., когда москвичи буквально задыхались в дыму лесных и торфяных пожаров.

Прогрессирующее разрушение экосистем Подмосковья имеет и серьезный морально-психологический аспект. Великий русский ученый Л.Н. Гумилев (1970) в своих работах убедительно показал неразрывную связь этноса и «вмещающего ландшафта». Тесное общение с живой природой родного края для человека является не одним из возможных развлечений, а жизненной потребностью. Именно при таком общении происходит запечатление понятия «Родина», которую надо любить и, в случае необходимости, защищать. Замещение прекрасных Подмосковных лесов, цветущих лугов и речных долин с их многообразными обитателями, вызывающими симпатию и живой интерес, «каменными джунглями», антропогенными пустошами с убогой «серой фауной» синантропных видов (серая крыса, домовая мышь, серая ворона и др.) явно не прибавит оптимизма и патриотизма нашим соотечественникам.

Между тем подавляющее преобладание частных экономических интересов над общественными экологическими стимулирует быстрое разрушение естественных экосистем нашего региона. Земли Московской области и особенно ближнего Подмосковья представляют заманчивый объект для долгосрочного размещения денежных средств, обращенных в недвижимость. В случае расширения границ Москвы эта тенденция только усилится. Если в такой ситуации проектирование и строительство будет, как и сейчас, вестись исключительно из экономических соображений, но в ущерб экологическим потребностям, в ближайшее время следует ожидать полного разрушения Зеленой зоны столицы, невосполнимых нарушений экологического каркаса Московской области и катастрофического снижения биоразнообразия. Приходится признать, что в последние годы значительная часть ресурсов такой огромной и богатой страны как Россия фактически направляется на разрушение природы Подмосковья. Представляется, очевидным, что кардинальное изменение этой недопустимой ситуации в сторону приоритетного сохранения окружающей среды должно стать одной из основных задач «Стратегии социально-экономического развития г. Москвы на период до 2025 г.». Ключевое место при решении этой задачи может занять выявление и сохранение регионального экологического каркаса. Любые планировочные решения должны приниматься на основе сопряженного анализа карт экологического каркаса и каркаса антропогенного освоения. Территории, не вошедшие в экологический каркас, но пока свободные от застройки и инфраструктурных объектов следует считать «резервом освоения». В случае необходимости только такие участки можно использовать для создания новых хозяйственных объектов (при соблюдении всех принятых природоохранных норм), без существенного ущерба для биологического разнообразия, продуктивности и устойчивости природных комплексов ближнего Подмосковья.
Литература

Гумилев Л.Н. Этногенез в аспекте географии (Ландшафт и этнос IX).// Вестник ЛГУ, 1970, № 12, вып. 2. С. 88-93.

Емельянова Л.Г., Подольский С.А., Никитский А.Н. Роль долин малых рек и водоразделов в сохранении биологического разнообразия и продуктивности природных комплексов Юго-западного Подмосковья // Третий международный конгресс « Вода: экология и технология» Экватэк – 98, Москва, 26-30 мая 1998, М.: «Сибико Интернэшнл», 1998. – С. 44-46.

Мирзеханова З.Г. Экологический каркас территории в стратегии устойчивого развития: анализ подходов, назначение, содержание // География и природные ресурсы. № 2. М, 2001.

Новикова Н.М., Кузьмина Ж.В., Балюк Т.В., Подольский С.А. Обоснование водоохранных зон на основе экотонной концепции организации прибрежных территорий // Водоохранные зоны: опыт практического применения // Сборник докладов, представленных на научно-практический семинар «Водоохранные зоны: опыт практического применения и целесообразность развития» (18 апреля 2006 г., Москва), Федеральное агентство водных ресурсов: НИА-ПРИРОДА. Москва, 2006. С.23-29.

Подольский С.А. Угроза зеленому поясу Москвы // Гражданская защита № 6, 2007. С.29-30.

Подольский С.А., Никитский А.Н., Кутузов А.В. Значение микроочаговых процессов для сохранения биологического разнообразия и продуктивности природных комплексов на западе Московской области /. Микроочаговые процессы – индикаторы дестабилизированной среды – М.: РАСХН. 2000 – С. 55-62.

Подольский С.А., Соколов И.В. Роль экологического каркаса в сохранении животного мира на западе Подмосковья // Материалы Московского Центра Русского Географического Общества. Биогеография, 2007. Вып. 14. - С. 9 – 24.

Попов В.Л., Добрушин Ю.В., Максаковский Н.В. Как создать национальный парк. Дополнительные материалы к стратегии управления национальными парками России. Вып. 1. М. Изд-во Центра охраны дикой природы. 2001, 23 с.

Стратегия социально-экономического развития города Москвы на период до 2025 года / Материалы презентации в Общественной палате. РАЕН и ГС, Высшая школа экономики. М, 2011г. 10 с.



Формозов А.И. Снежный покров в жизни млекопитающих и птиц. М.: Изд-во МГУ, 1990. 287 с.




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©ekollog.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал